litbook

Критика


Год литературы на Алтае+8

Литература Алтая

(история зарождения и развития)

Данная статья приурочена к году Литературы, написана на основе фондов ЦГБ

им. В. М. Шукшина г. Бийска

 

Л

итература Алтая, как и любого другого региона России, имеет свою историю. Пусть не столь долгую и насыщенную, но не менее красочную и значимую не только для края, но Сибири и страны в целом.

Итак, какие же годы считать точкой зарождения литературы Алтая? Может быть начало XIX века, когда на Алтае обнаружились сказители горнозаводского фольклора? Или конец XIX века, когда высший свет общества Алтайского округа, подражая столице империи, пытался создать в Барнауле литературные салоны? Или первую четверть ХХ века, когда в газетах Барнаула и Бийска стали печатать первые стихи, рассказы, фельетоны местных авторов под псевдонимами? А с приходом советской власти, образовались Лито, стали издавать журналы «Алтайский крестьянин», «Сибирский рассвет», «Рабочие зори», «Алтайская деревня». Было образовано Алтайское отделение государственного издательства, в котором были изданы книги местных авторов: «Алые сумерки» А. Пиатровского, «Жар-птица» Л. Лесной, «Детвора» Г. Пушкарёва, «Санькин марал» и «Беловодье» А. Новосёлова и др.

Последнее можно считать рубежом зарождения литературы Алтая. Но не будет правильным. Потому что и первое, и второе, и третье это всего лишь всполохи. Они не имели продолжения. Да, на Алтае начали свою деятельность С. Исаков, А. Черкасов, Г. Гребенщиков, П. Казанский и др. Но это было временно. Все вышеназванные лица недолго задержались на Алтае.

Фундаментальное становление литературы Алтая началось после Великой отечественной войны, в конце 40-х. И первыми, кто заложил свой камень в фундамент литературы, были Иван Фролов, Александр Демченко, Александр Баздырев, Пётр Бородкин, Николай Дворцов, Николай Павлов, Николай Чебаевский, Иван Шумилов, Марк Юдалевич, Иван Меликов, Михаил Длуговской, Иван Кожевников. Именно те годы и будет разумным считать зарождением литературы Алтая.

Способствовало этому и созданное в декабре 1947 года «Алтайское книжное издательство» и альманах «Алтай». Смотрите: только создалось издательство, и на следующий же год издаётся книга очерков «Весна колхозная» А. Баздырева, «Друзьям» М. Юдалевича, «Колхозная девушка» И. Кожевникова, в 1949 году отпечатана книга П. Бородкина «Роль партизанского движения на Алтае в разгроме колчаковщины» - краеведческая публицистика, но с густой примесью художественности. В том же году издаются два сборника стихов и прозы «Край родной» и «Племя молодое», в которых напечатаны произведения Павлова, Чебаевского, Фролова, Шумилова, Дворцова и др.

В 1947 году в Горно-Алтайске издан сборник прозы и стихов «В горах Алтая», где напечатаны произведения Демченко, Юдалевича, Мухачёва, Длуговского и др.

У современного, искушённого читателя произведения тех лет, конечно, вызовут улыбку. И это естественно. В них нет крови, мести, стяжательства, сцен секса. Но в них чёткая цель – сеять разумное, доброе, вечное. Они прививают патриотичность, любовь, отзывчивость, сочувствие, учат думать. Одним словом, те качества, которые в современном обществе считаются слабостью.

Небольшое отступление: развитие литературы шло бурно по всем направлениям: художественном – проза и поэзия, в т.ч. и детская литература, публицистика и краеведение. Несколькими годами позже зародилось ещё одно направление – документальное.

В 1950 году Алтайским книжным издательством выпущена книга И. Фролова – «Моя Кулунда». Небольшая – 68 стр., и тиражом 8 000 экз. В ней едва ли не каждое стихотворение об Алтае: «Шестаково поле», «Сразу видно: из Алтая», «Кулунда» и т.д. Стихи незатейливые, на первый взгляд, но чисты, душевны. И по форме чисто сложены. Книга была отмечена именитыми писателями М. Исаковским, А. Смердовым и др. Отзывы, не смотря на ряд замечаний, в целом были хорошими.

Вскоре после выхода книги Иван Фролов был принят в Союз писателей СССР. И благодаря этому событию на Алтае было создано краевое отделение Союза писателей. Литература края вышла на новый виток, стала набирать скорость, писатели шлифовали мастерство. Книги наших писателей стали издавать в Новосибирске, Москве и других региона СССР. О том, что произведения местных писателей пользовались спросом, можно судить и по такому факту: после ухода из жизни И. Фролова было издано шесть его книг.

В 1951 году издаются книги: «Горячее лето» Н. Павлова, «По Алтаю» и «Ползунов» М. Юдалевича, «Крестьянские волнения на Алтае 1905-1907 гг» П. Бородкина и т.д.

Литературный процесс шёл. Писатели уже «варились» не в собственном соку, а работали с рукописями друг друга, в издательстве над их рукописями трудились редактора. И, как закономерность, в 1955 году в Союз писателей были приняты – Н. Павлов и Н. Дворцов. Писательская братия иногда подшучивала над вновь принятыми, мол, кто из вас Николай I, а кто Николай II.

Многие из писателей понимали, что работа над рукописями друг друга, не даёт должной шлифовки мастерства и шли учиться. Так высшее литературное образование получили А. Баздырев, Б. Кауров, П. Маштаков. Позже высшее литературное образование получили И. Олиферовский, Г. Комраков, Л. Мерзликин, В. Нечунаев, В. Озолин, Н. Балакирева. Высшие литературные курсы окончили И. Кожевников, И. Кудинов, В. Слипечук, В. Башунов, Г. Панов, А. Родионов, В. Сергеев, Н. Черкасов и ряд других писателей.

Ряды писателей пополнялись и литераторами из других регионов СССР. Так в 1946 году на Алтай приехал И. Кожевников, в 1952 В. Попов, в 1953 году Л. Квин, в 1962 В. Сергеев, в 1970 В. Извеков, в 1980 В. Озолин. В разные годы на Алтай приехали и плотно обосновались В. Козодоев, В. Шевченко, И. Пантюхов. Вернулись на родину, после длительных кочевий В. Гришаев, Ю. Козлов, Е. Гущин.

В 1956 году в Союз писателей были приняты М. Юдалевич и А. Демченко. К тому времени А. Демченко был автором 3 книг повестей, рассказов и романа «Чуйские зори». А М. Юдалевич имел в своём багаже 9 книг стихов, прозы, пьес и очерков. Главное, конечно, не количество, а качество.

В 1958 году в Союз писателей был принят Н. Чебаевский. Его книги «Полный вперёд!», «Маленькие рассказы», «Свежий ветер», «Клад-озеро» о детях и для детей. Но, тем не менее, они полюбились и пользовались большим спросом у взрослых. Потому, наверное, рассказы Чебаевского регулярно печатались не только на Алтае, но и за его пределами. Например, в ежегодном сборнике «Золотые искорки» Новосибирского издательства. К слову сказать, писатели Алтая стремительно набирали авторитет в литературной среде Западной Сибири. Ежегодник «Золотые искорки» издавался в Новосибирске, но охватывал шесть регионов Сибири. Соответственно, желающих опубликоваться было много. Факт истории: во втором выпуске (1953 год) из 25 авторов – 6 с Алтая. В четвёртом выпуске (1955 год) так же преобладание авторов Алтая.

З

а период с 1950 по 1960 гг. (назовём этот период этапом становления) Алтайским книжным издательством были изданы книги, полюбившиеся широкому кругу читателей: «Хлеб идёт!», «Хорошо, когда ты нужен», «Как летом Шурка от огня сберёг посевы ячменя», «Про Надю», «Кукушкины слёзки» И. Фролова. «Полный, вперёд», «Маленькие рассказы» (два издания), «Свежий ветер», «Клад-озеро» (издана в Барнауле и в Москве), «Горячие сердца» Н. Чебаевского. «Тайна белого камня» В. Сидорова. «По Алтаю», «О Феде и медведе», «Костик-хвостик», «Прочтите о Вите», «Тринадцать» М. Юдалевича, «Городок на целине» Б. Каурова. «Экспресс следует в Будапешт», «В те дни», «Мальчишечьи тайны», «Озорники», «Тени исчезают на рассвете», «Палатки в степи» Л. Квина. «Лёнька», «Утро моей жизни» И. Кожевникова, «Мы живём на Алтае», «В долине Урсула», «Дороги в горах» Н. Дворцова. «Конец Нахаловки» А. Баздырева, «Шаргайта», «Чуйские зори», «На стремнине», «В краю голубых легенд» А. Демченко. «Рассказы», «На отшибе» А. Трескова. А так же книги Е. Каширского, М. Кашникова, В. Омельченко, А. Сотникова и д.р.

Этап становления, в качественном плане, был далеко не однозначным. Но на то он и есть – этап становления. Здесь сказывалось всё от начального образования до отсутствия возможности читать столько, сколько требует душа. Оно и понятно – четыре года война и было просто не до чтения, а после войны главная задача – восстановление страны из разрухи. Работали по 12-14 часов в сутки и по 6-7 дней. Вновь было не до чтения. Но, как бы там ни было, а желание писать, и не просто, а на профессиональном уровне, подвигало писателей заниматься самообразованием, читать, учиться.

С

ледующий этап в литературе Алтая можно назвать переходным. Это с 1961 по 1965 годы, когда рост в прозе и поэзии стал заметен не только стилем, сложением, но и авторским выражением, появилась индивидуальная выпуклость авторов. Что это значит? В большинстве первых произведений местных авторов (у кого-то больше, у кого-то меньше), явно проглядывалась подражательность классике, в т.ч. и зарубежной. И это тоже нормальное явление. А в произведениях, изданных с 1961 по 1965 годы, подражательности заметно уменьшилось. К таким произведениям относятся: роман Н. Дворцова «Море бьётся о скалы» 1961; роман А. Демченко «Повесть о настоящей любви» 1962 и книга рассказов «Горный цветок» 1963; роман Г. Егорова «Солона ты, земля!» 1963, первое издание которого разошлось с неимоверной скоростью, и роман был переиздан ещё несколько раз; повесть А. Баздырева «Илька приехал в Крутояр» 1961 и книга повестей и рассказов «Если ты человек» 1965; книга рассказов П. Бородкина «Исторические рассказы о Барнауле»; сборник стихов Б. Каурова «Звёзды на холмах» 1960; повести Л. Квина «Город не спит» 1960, «Что принесёт утро» 1962, книги рассказов «Друзья идут в ногу»  1960, «В те дни» 1961, «Привет, Иошка» 1962, «Побег Сани Петушкова» 1965, «Семьдесят неизвестных» 1965, роман «Звёзды чужой стороны» 1964; рассказы Г. Комракова «Прощай, гармонь!» 1965; рассказы И. Кудинова «Цветы на камнях» 1961, повести «Хлеб без полыни» 1963, «Караловый камень» 1965; сборники стихов молодого и даровитого поэта Л. Мерзликина «Купава» 1963 и «Россия» 1965; рассказы и повести Н. Павлова «Рассказы о Вадике и Жена» 1963, «Клавдия и Тонечка» 1964; рассказы и повести В. Попова «Начало биографии» 1961 и «Закон-тайга» 1965; повести В. Сидорова «Федька Сыч теряет кличку» 1963 и «Повесть о Красном орлёнке» 1965; книги рассказов П. Старцева «Черёмушка» 1960 и «Весной» 1962; роман И. Шумилова «Жажда» 1964 и книга рассказов «Панька-генерал» 1962; книги М. Юдалевича «Газетчики» и «Егор-фантазёр» 1961, «Только лирика» 1962, «Дни испытаний» и «Сок земли» 1963, «Андрейка на целине» 1964 и «Андрейка, Майя и другие» 1965. Из детских книг заметно выделялись книги Л. Ваганова «Шёл домой Ломакин Вася» 1965, Г. Володина «Лесные новости» 1963, «Почему карась живёт на дне» 1964. Был замечен и получил высокую оценку сборник стихов Е. Каширского «Полдень над Обью» 1964; книги повестей М. Кашникова «Ветер» и «Страницы жизни» 1962; книги рассказов В. Куклина «Одноклассники» 1961, «Огоньки» 1963 и «Костры походные» 1965; книга стихов для детей М. Мокшина «Я стала большая» 1965 и книга стихов А. Сотникова «Утро Алтая» 1964.

Произведения переходного периода, подчеркну ещё раз, заметно отличаются от произведений периода становление сочность и живостью языка, лёгкостью стиля и глубиной проработки взятых тем. Сказалась, видимо, не только работа редакторского состава издательства, и самих писателей над собой, но и работа начинающих писателей Алтая с маститыми писателями центральной России – Г. Марковым, М. Соболем, Е. Евтушенко, К. Симоновым, М. Светловым и др. Да и писательские семинары (своего рода мастер-классы), давали свои плоды.

Р

асцвет литературы Алтая, к сожалению, оказался коротким с 1966 по 1985 гг., но вклад столь весомым, что можно назвать его золотым фондом или культурным достоянием Алтая. И я уверен, что пройдут годы, десятилетия, и книги именно этого периода будут востребованы так же, как были востребованы и любимы при первом издании. Потому что они создавались с любовью, в них вкладывалась душа. Потому что авторы того периода любили и любят своего читателя. Они отдавали читателю самое дорогое – тепло и любовь души. Они любили литературу в себе, а не себя в литературе. Они работали над словом, как работает художник над подбором красок для полотна, как работает скульптор над камнем, как работает композитор над каждым звуком. И это не голые слова. Возьмите любую книгу Ф. Моисеенко – «Зори над рекой», «У рыбацкого костра», «Случай в лесу», и вы увидите, что он говорит о природе Алтая, как будто ювелир показывает вам редкий камень. А роман Н. Чебаевского «Если любишь» 1966 – шедевр, гимн любви! Пять раз издавался, и всякий раз уходил с прилавков подчистую. Было ли после него на Алтае что-нибудь написано о любви на таком же уровне и пользовавшееся таким спросом? Нет. Не менее значительны и повести «Страшная Мария» и «Свежий ветер». 

Создавалось много произведений о внутреннем, духовном мире человека, его стремлении понять суть жизни, быть полезным обществу, Родине, исполнить то, для чего он пришёл в этот мир. И в этой теме преуспели многие писатели края. Например:

А. Демченко – книга рассказов и очерков «В краю легенд» 1968, книга очерков и рассказов «Встречи в горах» 1974, роман-хроника «За незримой чертой» 1984. Все эти книги были тепло встречены критикой и читательской аудиторией, потому и были изданы в Новосибирске и Москве.

Н. Дворцов – книга повестей «Опасный шаг» 1966, книга повестей «Два дня и три ночи» 1971, «Дважды жить не дано» 1974, «Августовские ночи» 1976, роман «Река времени» 1977 – мощные психологические произведения, в которых автор показал душу, как панорамное полотно. Каждый герой этих произведений – индивидуален, ярок. Если сравнить первые произведения автора из книги «Мы живём на Алтае» с произведениями из книг, изданных в период с 1966 по 1985 гг., то удивишься тому, насколько автор «вырос» в части выражения мысли, как объёмно пополнился его словарный запас и как глубинно он стал прорабатывать темы и характеры своих героев.

А. Баздырев – книга «Это и есть жизнь» 1970 и 1978 гг. В документальной повести автор развернул тему так, что после прочтения, читатель невольно оглядывается на свои дела и по-другому начинает смотреть на мир и расценивать дела и поступки окружающих людей. Ещё отличительной чертой автора, как писателя, то, что он без натуги красиво связал художественность с реальностью. Не изменяя фамилии и имён своих героев и географических названий. Это большая находка автора. В подобном стиле пытались писать многие творцы, но, увы, большинство из них напрасно потратили время. Скучно читать. А «Доктор Чеглецов», «Ему всегда будет восемнадцать», «В последний  месяц» Баздырева читаются с огромным удовольствием. А документальная повесть «Кулундинская быль» не только пополняет багаж знаний о крае, но и вызывает гордость за малую Родину и земляков. Вот какие произведения нужно изучать в школах!

Не менее профессионально, и интересно для читателя, связать художественность с реальностью получилось и Л. Квину в документальных повестях «Три жизни Николая Струкова» и «Заботы капитана Шредера». И. Кудинову в повести «Сосны, освещённые солнцем». Думаю, говорить об этих книгах, нет надобности. Они по сей день пользуются спросом у читателя.

А. Тресков – повести «На Чарыше» 1969, книга повестей и рассказов «Перекаты» 1973. Автор поднимает те же извечные вопросы: для чего человек на земле? Что добро, а что зло? Так ли он живет и то ли делает? Но по своему, по-тресковски. Окунаясь в произведения, читатель непроизвольно переходит из разряда читателя в разряд участника.

Осторожно, с оглядкой вошёл в литературу Е. Гущин с книгой рассказов «Чепин, убивший орла». Но уже в 1972 году выставил на суд читателя крепкую повесть, впоследствии выросшую в роман, «Правая сторона». И в этой повести, и в последующих книгах – «Луна светит, сова кричит», «Красные лисы», «По сходной цене», «Облава», «Дом под черёмухой», «Бабье поле», «Храм спасения» автор исследует вместе с читателем многогранные взаимоотношения человека с природой, зачастую выводя читателя на распутье. Вот, мол, смотри и решай сам… И это его, гущинский стиль.

В это же время вошли в литературу со своими темами писатели:

 Ю. Козлов – повести «Белый Бом» 1976 и «Кайнок» 1980 были тепло встречены, и читателями, и критикой. В последующие годы обе повести неоднократно переиздавались. Ценность произведений автора не только в свежести темы для Алтая, но оригинален и стиль изложения. Кроме того автор хорошо знает историю края, а потому умело и своевременно, как узор, вплетает в полотно произведения детали краеведения. Чем увеличивает ценность произведения и притягивает более широкий круг читателей.

В. Свинцов – «Олежкины каникулы» 1978, «Мой друг Сенька» 1982, повести и рассказы для детей, «Несостоявшаяся охота», рассказы 1983. Произведения незатейливые по сюжетам, но написаны бегло, озорно, что позволило им сразу завоевать большую аудиторию читателей.

В. Слипенчук – «Освещённый минутой» 1973, «Хождение в Золотой Херсонес» 1977, «Новый круг» 1984. Произведения, конечно, по стилю, больше относятся к публицистике, но, тем не менее, они имели свой круг читателя.

Красочны и душевны повести и рассказы П. Страцева изданные в книгах «Серебряные острова» 1966, «К родным берегам» 1968, «Первый снег» 1973, «Рядовой» 1976, «Светлые родники» 1977, «Шумели грозы» 1979. Слог Старцева простой, можно сказать разговорный, но каждое слово, каждое предложение ИЗ и От души. Они прочувствованны и выверены сердцем, а не умом. Потому, наверное, читаются произведения легко и с полным доверием не только к героям, их поступкам и помыслам, но и, в первую очередь, к самому автору. Большая редкость, когда читатель верит автору от первого и до последнего слова. Без оглядки.

Интеллигентно, без шума и пафоса вошёл в литературу и занял свою нишу И. Кудинов. Утончённость слога, острое чувство слова, позволили автору создавать в произведениях мощные, колоритные персонажи. К тому же автор мастерски владеет сюжетом, что даёт ему возможность выстроить произведение динамически интересно (увлекательно) для читателя.

Природой дарованное мастерство писателя Кудинов отшлифовал, по всей видимости, на Высших литературных курсах. Такое заключение можно сделать, проведя анализ произведений написанных ДО и ПОСЛЕ ВЛК. Повести и рассказы книг «Городская жизнь» 1966, «Покушение» 1969, «На земле» 1970, «Подлипка течет в океан» 1971, значительно отличаются от произведений созданных автором после окончания курсов – по слогу, построению предложений, по динамике, развитию мысли, морально-психологической проработке взятого материала. Это романы «Стихия» 1977, «Окраина»1980, книга повестей «Голоса» 1985, а так же более поздний роман «Переворот» 1987. К слову сказать, произведения Кудинова интересны не только сюжетами, хорошим слогом, но и в познавательном плане по сибиреведению.

Произведения Н. Павлова, инженера-конструктора по специальности, по праву занимают место в ряду литературного наследия края. Если первые его книги («Горячее лето», «Конструкторы») были профессионального направления, то произведения, созданные после 1965 года, имеют уклон на психологические взаимоотношения людей, нравственность. В этих темах автор нашёл себя. Возможно ещё и потому, что именно эти вопросы его волновали и в повседневной жизни. И это неоспоримо. Если автор возьмётся за тему от которой далёк, то вместо произведения получится чёрт те что и с боку бантик. И наоборот – если произведение интересно, читается на одном дыхании, то значит, автор пропустил тему через душу и сердце. Значит, он живёт этим вопросом. К таким произведениям Павлова относятся: книга рассказов для детей «Вдвоём» 1967, «Годы бегущие» 1968, книга повестей «Морозы, метели» 1976.

Неоценим литературный вклад В. Попова. Его произведения – и для детей, и для взрослых. Как и большинство писателей той, к сожалению ушедшей эпохи, Попов, в своих произведениях так же искал грань между совестью и подлостью, нравственностью и безнравственностью. Но по-своему, без подражательства. Если в первых рассказах – «Жена», «Песня», «Рыбацкие истории» и т.д. включённых в книгу «Начало биографии», а так же в повести «Закон – тайга», просматриваются стили Тургенева, Толстого, Маркова и пр., то в последующих произведения, таких как повести «Непогода», «Пожар в Нахаровском», «Однодневка», «В свои ворота», «Экспедиция спускается по река» и более позднем романе «Отчий дом» гремит ни с чем не сравнимый поповский бас! И, главное, стиль. Крайне редкий. Вроде бы цельное полотно. Но стоит призадуматься, и видишь – цельное-то оно цельное,  но скроено из разных материй. А потому выглядит цельным, что мастерки, профессионально сшито. И это придаёт произведениям Попова свой стиль. Если сюжеты произведений Попова изложить другим слогом и стилем, они утратят тот интерес и то затягивание, какое имеют. И, самое главное, это уже будет ни Попов…

Точно так же особняком стоят произведения В. Сидорова, созданные им в период с 1966 по 1985 годы. Это повести «Тайна белого камня» 1969 и «Я хочу жить» 1971, сборник рассказов «Озеро, которого не было» 1972, повести «Рука дьявола» 1975 и «Сокровища древнего кургана» 1983. Чем же отличаются от предыдущих произведений и в чём их особенность? А вот в чём и чем. То, что они написаны лёгким, доступным слогом для подростков и юношества, это одно. Но более важно то, что автор, не смотря на возраст и нелёгкую судьбу, выпавшую на долю военного поколения, в душе сумел сохранить детство. Такое даётся далеко не каждому. И вот это детство помогло ему в повестях и рассказах выразить чувства и чаяния истинно детские, и мыслить, и рассуждать по-детски. Читаешь повесть ли, рассказ ли, и утопаешь в атмосфере детства. Веришь героям во всём – радости и горести, переживаешь и замираешь от страха. Вот это талант!

Особняком в прозе Алтая стоят произведения П. Бородкина. И по теме, и по стилю. Оно, наверное, так и должно быть. Создать историческое произведение на основе архивных документов дело не простое. Сведущий в этом человек понимает, что перед автором стоит задача не только «заварить» заманчивый сюжет, но, самое главное, выстроить произведение так, чтобы  художественное обрамление исторических фактов не исказило правду истории, не ввело читателя в заблуждение. Чем, кстати, грешат современные борзописцы с членскими билетами. И Бородкину, с его талантом, удалось создать художественно – познавательные произведения по истории края высшего качества. Это повести «Тайна Змеиной горы» и «Мост», сборники рассказов «У истоков» и «Навсегда», роман «Иван Ползунов». Познавательность произведений не только со стороны исторических фактов, но и в плане языкознания. Слог, обороты речи и слова именно той эпохи, о которой пишет автор, притягивают не меньше чем сюжет. Видно, что автор плотно работал с архивными документами и словарями. Любил, понимал и ценил СЛОВО.

Значимый вклад в краеведение В. Гришаева. Его книги «Прописаны навечно» и «Тропою памяти» 1976 г. по большому счёту единственные в которых объективно рассматривается история края. 

Значительным вкладом в литературу края легли повести И. Шумилова «Стефка» и «Королевские музыканты», «Петушок» и «Деревня Ивановка». Повесть М. Юдалевича «Голубая дама». Повести И. Жолобова «За линией фронта – тоже война», «Тропы разведчиков», «На Немане ждут своих». Повести В. Извекова «Прогноз» и «Тихая пристань». Повести А. Трескова «На Чарыше» и «Галинка». К слову, на книги Трескова, я наткнулся только в одной библиотеке, в других библиотеках города их, почему-то, нет.

О

ценить и чётко означить период расцвета поэзии на Алтае очень сложно. И вот почему. Если проза на Алтае развивалась и достигла наивысшего уровня равномерно на всё прозаическом фронте, то линия фронта поэзии выглядит амплитудой с огромными рывками вверх и провалами. Не имею смелости высказывать причину провалов, а потому буду говорить только о тех произведениях, которые, несомненно, являются золотым поэтическим фондом края и не только.

         К таким произведениям относятся сборники Е. Каширского «Утро в дороге» и «Полдень над Обью». Выдёргивай любое стихотворение – «В салаирской тайге», «На полустанке», «Прошёл буран по тихим сёлам…» или «Опят простужены долины…» и т.д., и без комментариев станет понятно, что это настоящая поэзия.

         Своеобразна, но запоминающаяся поэзия И. Меликова. Стихотворение «Атомы»: «Есть неделимые частицы, Они нам жизнь, они нам яд. У бытия на всех границах Они стоят».

         Не ошибусь, если скажу, что вряд ли была на Алтае семья, в которой были дети, не знакомые с творчеством Л (О). Ваганова. Его книги «Макся-плакся», «Шёл домой Ломакин Вася», «Царь наш батюшка Вадим», «Сказка про таёжного мастера сапожного» зачитывались до дыр в буквальном смысле слова. Вот и те экземпляры, что мне попались в библиотеках – сшиты, склеены, скреплены – по сей день пользуются спросом. Это ли не подтверждение таланта и ценности произведений?

         С детских же книг началось знакомство с широкой читательской аудиторией и Г. Володина. Его первые книги «Лесные новости», «Почему карась на дне живёт» и более поздняя «Сластёна» востребованы и ныне. Читаешь сказку, а такое чувство, будто мультфильм смотришь! Мастерски сделаны. На высоком уровне и стихи для взрослых. И хотя в них нет подражательности и близко, но по лиричности и душевности они есенинские. Возьмите любой стих из сборника «Гудки» и убедитесь сами. Какие напевы!!! «Похолодала. Осень близко…» или «Восток всё более яснеет…» или «Снег умирал. Печально расцветали…». А вот из сборника «Берёзовый свет»: «Я сегодня счастливее мая. Отчего, я и сам не пойму. Оттого ль, что траву приминая, Прямо к дому иду твоему?..». Из сборника «Росынька»: «Там никто обо мне не скучает, И никто не грустит обо мне. Только крики мелькающих чаек – Подголоски певучей волне…». Вот она как говорит душа!

         Первый же сборник стихов В. Сергеева, изданный на Алтае – «Стихи о любви», полюбился широкому кругу читателей, и стало ясно, что на Алтае появился ещё один одаренный поэт. Слушайте: «Если б лёгкость мне былую… Эти встречи в тишине, И слова, и поцелуи Предназначены не мне…». Вот так, как фуражку в небо! Далее один за другим выходят новые и новые сборники: «Истина», «Берёзка», «Любимое дело», «Спасибо». И в каждом новом сборнике автор всякий раз чем-то да удивляет читателя. И к этому привыкаешь. Берёшь  сборник, и невольно проскальзывает мысль – «что в это раз Сергеев выдаст?». И ожидание оправдывается. Чувствуется, что автор это делает не с натугой, без творческих мучений, а благодаря тонкому юмору и оголённому чувству слова. Взять, к примеру, стихотворение «Разговор с бригадировой кобылой». Не читали? Процитирую первую строфу: «Бригадирова кобыла, Ах, как годы-то бегут! Если вспомнить всё, что было, Летописец нужен тут…». Или ещё: «У меня украли бога, Кто – не знаю, хоть убей. Прожил он совсем немного В шумной комнате моей…». Автор, если судить по стихам, вообще старался к жизни и проблемам, не зависимо от их величины и важности, относиться с юмором. Пример тому поэма «Кардиограмма». Цитирую… впрочем, нет уж, ищите сами и читайте.

         Л. Мерзликин вошёл в поэзию, можно сказать, как к себе домой – без «стука» и «здрасте». Это, конечно, если судить о его творчестве по сборникам. Подтверждение этому и тот факт, что первый авторский сборник был издан не на родине, а сразу в Москве, в издательстве «Молодая гвардия» в 1963 году. На Алтае же его первый сборник – «Россия», был издан только в 1965, через год после окончания Литературного института. Автор был плодотворным неимоверно – публиковался где только можно было: в газетах, сборниках, журналах, как края, так и других регионах СССР. Талант его, к счастью, был признан ещё при жизни. Заслуженно. Меня притягивают в его поэзии и зачаровывают слог и слово. Яркая, сочная смесь говора простого человека  с инженером души. Т.е. простой сказ, но утончённость штрихов, глубина мысли, метафора, стиль… Потому он и был, и есть понятен и близок любому читателю от подростка и работяги до профессора. Вот строфа из поэмы «Купава»: «…То ли дело, ребятки, По июльской степи, Знай, подмазывай пятки Да гляделки лупи!..» или вот, из другого стихотворения: «То ли по-над озером Роща прибагрянилась, То ли перед зеркалом Женщина румянилась?..». Строфа из другого стихотворения: «Не в силах томиться и грезить, Решив, что условности – чушь, Один перед праздником съездить Люблю я куда-нибудь в глушь: В знакомый укромный посёлок, Где синие вьются дыми, Где горечью пахнет от ёлок, И слышно далёко пимы…» Просто, но как ровно, ярко и точно, как дротик в десятку!

Хочется сказать и о творчестве прекрасных поэтов: Б. Каурова, Н. Черкасова, М. Юдалевича, М. Мокшина, В. Нечунаева, Г. Панова, И. Пантюхова, В. Козодоева, Л. Ершова, В. Шевченко, С. Яненко, чей вклад в литературу края неоспорим, но уместит всё в одну статью невозможно.

 

PS: Полноценный очерк по истории зарождения и развития литературы Алтая будет в отдельном издании объёмом в 9 печатных листов. Обозреваемый период с 1947 года по 1985…  А о литературе после 1985 года будет отдельный анализ.

Рейтинг:

+8
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Комментарии (7)
Остап Шило 01.10.2015 09:54

Хорошая статья. Но почему же ничего не сказано о современной литературе?

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Алексей Зырянов [редактор] 27.12.2015 23:18

Остап, вы спрашиваете у самого себя?

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Lidiya Kuznezova 03.11.2015 13:47

Интересно, а вот это чей текст? http://politsib.ru/news/57845

Остап ШИло

Рацея старого...

Да, действительно, от этого опуса, необъятного по нынешним временам объёма, аж в 330 страниц, под названием «Рацея старого ворона» так и веет образом старого персонажа, известного в истории как компилятор. Книга, по сути, и есть компиляция стиля, образов, мыслей, лексики, сюжета, грубо сколоченных на основе произведений русской и советской классики. «Рацея...» в исполнении Ю.Козлова – это шитый белыми нитками коллаж, лоскутное одеяло, где нет, и не может быть ничего своего.
Стиль – где-то от Зощенко, где-то от Булгакова, Олеши, Трифонова, Ильфа и Петрова, а где-то и от современных борзописцев, типа Быкова.
Читатель начинает сомневаться в состоятельности Ю.Козлова уже с первых страниц этого сочинения. Книга открывается якобы оригинальным вступлением с оригинальным же заголовком «Оправдания от издателя». Оправдания сего г-на (на самом деле самого автора!) с места в карьер погружают читателя в бездны самовосхваления, наспех закамуфлированные под якобы отзывы великого числа читателей. Цитата: «читаны (сочинения Ю.Козлова – прим. О.Ш.) многократно и тщательно и получили отзывы от восхитительных до бранных. Мы порадовались удаче, не восприняли критику, как пощёчину, ибо и Земля тоже окунается в ослепительность дня и черноту ночи, и это никак не умаляет её главного достоинства перед Вселенной». Обратите внимание вот на это характерное «Мы»!
Анекдотичность ситуации в том, что Ю.Козлов, заштатный и скучный бумагомарака, не мыслит себя менее чем в масштабах всей Вселенной. В этом случае не спасает даже и заёмная ироническая нота (от Ильфа и Петрова). По тому самолюбованию, которое прошивает книгу насквозь, читатель сразу же понимает, что нарциссизм – одно из главнейших качеств провинциального сочинителя Ю.Козлова. «Мы» себя любим, холим, не забываем рассказать во всех подробностях о том, как создавался сей ш

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Lidiya Kuznezova 03.11.2015 14:01

У г-на Шило явно какие-то не лады с логикой.

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Остап Шило 21.12.2015 08:23

Lidiya Kuznezova,

Остап Шило не является автором статьи о произведении Ю. Козлова. Это поганенький опус более похож на речи С. Вторушина

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Lidiya Kuznezova 21.12.2015 08:29

По-моему все ваши опусы пахнут одинаково.

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Остап Шило 04.02.2016 14:32

Интересно, а чем же пахнет душа и разум Лидии Кузнецовой?

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru