litbook

Политика


Голованевск – жестковыйное местечко. Новые материалы0

В минувшем году жители местечка Голованевск, что на Кировоградщине (Украина), отметили первую четверть тысячелетия со времени упоминания этого населенного пункта в официальных документах Подольской епархии. Написанная мною по этому поводу статья, по свидетельству редакции районной газеты, «дала старт рубрике, посвященной 250-летию основания Голованевска» [1]. К слову, используемые в моей статье архивные данные, а именно изучение «Реестра Войска Запорожского 1649 года», документально подтверждают одну из вероятных версий происхождения названия местечка.

Мои предки по мужской линии  – Затучные – родом именно из Голованевска. Совсем недавно я с интересом узнал, что, по мнению ономастиков (специалистов по этимологии еврейских фамилий) фамилия «Затучные» происходит из «района Умани», что лишний раз подтверждает долговременность проживания носителей этой фамилии в этом регионе. По крайней мере, мои прадеды   – Ицик по мужской и Абрам по женской линии – и их родители, а также непосредственно дедушка Шойл и бабушка Хайка – родители моей мамы – Софии (Сони), появились на свет Божий в Голованевске (на идише – «Головениск»). Предки проживали, главным образом, в той части местечка, которое  называлось «Абазовкой» (по имени помещика и государственного деятеля,  владевшего в свое время здешними землями, принадлежавшими ранее польским магнатам Потоцким). Моя бабушка Хайка (Клара) происходила из семьи Литвинских, тоже из поколения в поколение, проживавших в Голованевске. В настоящее время потомки Затучных проживают в Израиле.  

В Голованевске, 22 июня 1939 года, родился и я. Мой отец – кадровый офицер Красной армии. С началом войны семье Затучных-Аникиных удалось эвакуироваться из местечка и этим спасти свои жизни. Мне же посчастливилось посетить родное местечко  лишь  через год моего свершившегося  50-летия,  и по этому поводу быть удостоенным журналистской зарисовки [2]. Однако мой рассказ будет не о нашей семье как таковой, а о самом местечке и его жителях в трудное время после Февральской революции 1917 года, Октябрьского переворота и последовавшей Гражданской войны, о грозных событиях, развернувшихся на просторах Украины. Именно в это непростое время местечко и показало свой жестковыйный характер. Об этом периоде в жизни родного местечка  свидетельствуют немало публикаций: в энциклопедических изданиях названы герои – жители местечка, которые возглавили отряд еврейской самообороны (в частности, Хаим Острой и его сын Яков). Интересное воспоминание о своем пребывании в Голованевске с декабря 1917 года в своей книге «В эпоху революции» (Берлин, 1924 г.) оставил сионистский деятель и писатель Исай Клинов (этот ценный труд переведен с языка идиш на русский язык писателем Александром Вишневецким). Опубликованы также воспоминания некоторых уроженцев Голованевска, восстановивших по рассказам своих родственников отдельные события в жизни местечка [3].

В последние годы открылись новые документы  о событиях, случившихся в Украине в 1918-1922 гг., которые дают развернутую картину тогдашнего бытия и значительно расширяют наше представление и понимание о происходящих в те трудные годы процессах. Одной из первых попыток представить сводный корпус ранее не публиковавшихся документов о погромах является сборник документов «Книга погромов. Погромы на Украине, в Белоруссии и европейской части России в период Гражданской войны 1918-1922 гг.»  Именно эти и другие  материалы составляют основу данной статьи [4]. 

 На рубеже XIX и XX столетий местечко Голованевск  представляло собой довольно крупное  поселение, окруженное дюжиной находящихся  в радиусе нескольких верст более мелких сел. Через местечко проходили  оживленные почтовый и торговый тракты. Национальный состав  местных жителей,  впрочем, как и   многих  других украинских местечек, не был однородным. Значительный процент населения в них составляли и евреи, жившие  здесь с конца XVIII века.  В конце XIX - начале XX столетий в Голованевске проживало около пяти тысяч жителей, 55 процентов  из них – евреи.  В этот период в местечке действовали две синагоги, в 1909 году открыто частное еврейское мужское училище, тремя годами спустя – еврейское ссудо-сберегательное общество, позднее – еврейский банк.  В конце 90-х годов XIX века в семи  километрах от местечка пролегла узкоколейная железная дорога Ольвиополь-Житомир, что расширило торгово-экономические связи жителей Голованевска и окрестных мест с крупными центрами севера и юга империи.   В местечке проводились регулярные ярмарки. Основным занятием еврейского населения были торговля, ремесленничество,  лесозаготовка, маслобойное и мукомольное производства, а также сахароварение. Выращиванием сельскохозяйственной продукции в основном занималось украинское население. Как видим, Голованевск был вполне самодостаточным во всех смыслах местечком.

 На фоне нестабильности центральной власти и отсутствия управления, порождавших анархию на местах, все острее  воспринимались тревожные известия о событиях, происходящих в соседних губерниях. Повсеместно  множилось количество вооруженных банд, занимающихся грабежом и разбоем, нахлынула волна еврейских погромов.  Прав был древнеримский поэт, сказавший, что «вседневный страх есть та же казнь вседневная». «Пытка страхом» не могла продолжаться бесконечно, и еврейское население Голованевска избрало единственно верный в тех условиях способ –  защитить свою жизнь и имущество организованной самообороной. О создании отряда еврейской самообороны, ее руководителях, методах добычи оружия, как отмечалось выше, сказано достаточно полно в различных опубликованных материалах (см.  примечания).

 Обратимся, однако, к документальным источникам, которые более динамично передают атмосферу тех тревожных дней. Трудно сказать, насколько организаторы самообороны, являвшиеся свидетелями печально известных черносотенных погромных дней 1905 года, могли предугадать надвигающуюся опасность этнического насилия. Представляется, что невиданный доселе размах и масштабность погромов, их массовость (количество погромщиков), территориальнаяохваченность и преимущественно «сельский» характер, вполне  «соответствовали грандиозности  Гражданской войны».

Другой опасной, можно сказать, изнурительной, для евреев особенностью этнического насилия, была их непрерывность. По словам современника событий и одного из первых публикаторов документов о погромах на Украине писателя С.Гусева-Оренбургского, «это было сплошное непрерывное бедствие», когда «город или местечко в течение недель или месяцев находилось в состоянии погрома, или когда данный пункт поочередно громился каждой входящей в него попеременно неприятельской стороной…» Известно, что при описании происшедшего видные еврейские историки С. Дубнов и И. Чериковер пользовались понятием «погромное движение» [5].

Как бы то ни было, голованевские евреи каким-то необыкновенным чутьем смогли почувствовать и принять предупреждающие меры, чтобы, если не совсем предотвратить, то хотя бы уменьшить надвигающуюся на них опасность. Уже с начала января 1918 года приходили тревожные сообщения с ряда мест «родной» Подольской, а также соседних Киевской и Херсонской губерний о случившихся еврейских погромах, о создании отрядов самообороны в Одессе. Особенно взволнованно восприняли местечковые евреи, пожалуй, самый кровавый  погром, произошедший 13 мая 1919 года в соседнем уездном, казалось бы,  вполне благополучном, городе Умани, находящемся в нескольких десятках верст от Голованевска. Тревожные сообщения приходили из других  близлежащих мест – из местечек Дубоссары и Рыбницы Херсонской, Балты и Брацлава, Рашкова и  Кривого Озера – Подольской губернии. Увеличивалось число  жертв и очевидцев погромов.

Действующий на Украине (в «красном» Киеве) при Российском обществе Красного Креста Отдел помощи погромленным  получал «живую»  информацию   о состоянии погромных  дел, в частности, в Уманском уезде и в  прилегающих к нему местностях, непосредственно от сотрудника Отдела И.С. Брауде. Вот что он пишет в сообщении от 10 июля 1919 года: «Думаю, что положение в Умани и уезде достаточно выяснено мною в предыдущих письмах и телеграммах. Прибавлю лишь о том, что я сегодня вернулся – удрал из поездки по уезду. Был я в маленьком местечке Дубово, находящимся в 20 верстах от Умани. Погром и резня, длившиеся там с лишком полтора месяца, по своему характеру и степени жестокости так своеобразны, так богаты «погромным творчеством» и инициативой, что хочется верить, что Дубово – несчастное исключение в погромной хронике последних дней. О хронологическом ходе событий  и подробностях я сообщу в ближайшие дни, вместе со списками замученных и раненых…» [6].

И.С.Брауде сообщает коллегам, что ему удалось открыть в Дубово питательный пункт для выдачи сухого пайка (муки, картофеля, пшена и мяса) на 280 человек, в том числе на 128 детей. С сожалением он констатирует, что «иной помощи при теперешних чудовищных условиях там оказывать нельзя. И в данную минуту не ясно, что происходит с еврейским населением в Дубове». Усилиями И.С. Брауде на службу в качестве заведующего пунктом в Дубово был «принят местный житель-христианин, человек со славным прошлым, которому евреи всецело доверяют дело помощи». В своем сообщении в центр уполномоченный посетовал, что «местные евреи так испуганы и исчерпаны, что ни один не соглашается, несмотря на сильную нужду, заведовать пунктом… Никакого правительственного продовольственного органа здесь нет. Продукты приходится покупать по базарным ценам, которые произвольны, капризны и меняются чуть ли не  по часам. В отношении  специальной детской помощи ничего нельзя предпринять. Детей, оборванных, голодающих, безнадзорных, сильно нуждающихся в очаге, зарегистрировано много… Их опасно собирать, хоть на несколько часов в день, для игр и занятий…».

Далее, уполномоченный Отдела помощи погромленным пишет: «… Местечко я спешно покинул, так как в 8-ми верстах от него, в направлении к Голованевску стала свирепствовать вновь появившаяся  какая-то банда. Вернувшиеся в Дубово крестьяне-извозчики рассказывают, что по дороге в Голованевск они были остановлены бандитами, которые, уведя с собой пассажиров-евреев, велели крестьянам повернуть обратно и, не оглядываясь, погнать лошадей…»  [7].   

Сложившиеся обстоятельства вынудили уполномоченного И.С. Брауде отменить запланированную поездку в местечко Ладыженку: «там евреев не осталось ни души». «После погромных событий, - информирует он, - немыслимых и невозможных для другой погромной полосы, но которые в этом районе так обычны и повседневны, - евреи стали разбегаться. Кто к родственнику в Умань, кто в «безопасный» Голованевск, кто в Одессу… 6 июля с. г. явились ко мне беженцы-счастливцы из Ладыженки и передали, что в местечке распоряжается банда и что евреев в Ладыженке уже нет…». [8].  

После Дубово и Ладыженки уполномоченный рассчитывал посетить Голованевск, находящийся  в нескольких верстах от погромленных местечек. «Голованевск, - сообщает он, - благодаря своей образцово-организованной, самоотверженной и прекрасно вооруженной еврейской обороне, стал центром, куда спасаются беженцы со всего района. Там находится свыше трех тысяч беженцев. Нужда ужасающая. Когда я был в Дубово, Голованевск был окружен повстанцами. Приходится поневоле отложить поездку до следующей «передышки». Вообще передвижение по району связано с большой опасностью. Вокруг городов и местечек – банды, повстанцы, группы, кучки, просто крестьяне-землепашцы с вилами и косами, с разными лозунгами со всевозможными требованиями или без этих тюлевых ширм – все они бьют, истязают, калечат евреев. Главарей насчитывают многими десятками. Почти все они носят клички, заимствованные из народных сказок или из уголовных романов…». Кстати, сам уполномоченный  И.С. Брауде  чудом спасся от погрома позднее, в октябрьские дни 1919 года, в Киеве, занятого частями Добровольческой армии  [9].

Разумеется, Голованевск был не единственным населенным пунктом, где действовала еврейская самооборона. В разное время подобные «охранные» отряды были созданы в Могилев-Подольске, Богуславе, Овруче, Дымере, Чернобыле, Киеве, Одессе. Предпринимались попытки создания охранных отрядов и в других местах. Было удивительно, что среди бушующего вокруг погромного моря, Голованевск /до поры до времени/ долгое время оставался как бы неприступной крепостью, вожделенной для главарей – различных атаманов и «батек» бесчинствующих в округе многих банд, неоднократно угрожающих  «вырезать всех до единого  евреев» местечка. 4 августа 1919 года, свидетельствует С. Гусев-Оренбургский, «впервые, за все это время, в знаменитом Голованевске, геройски отстоявшем до того свою безопасность, благодаря хорошо организованной самообороне», произошел еврейский погром, унесший  жизни двухсот человек  [10]. Все последующее время бандиты делали все возможное, чтобы изолировать местечко, взять его измором, лишить возможности общения его жителей с внешним миром. Из сводки сведений Киевского управления внутренних дел в НКВД УССР (от 17 сентября 1920 г.) известно, что бандиты «перерезали провода   линии Умань-Голованевск», лишив жителей местечка телеграфной и телефонной связи [11].

Подольская губерния, как, впрочем, и соседняя Киевская,  представляла собой клокочущее бандитское море. Особенно «горячими» выдались июньские, июльские и августовские дни 1919 года.  Погромленными, по свидетельству С. Гусева-Оренбургского, оказались 62 населенных пункта. Похожее состояние переживал и Балтский уезд, куда территориально относился Голованевск.   В 1919-1920 годах неоднократно погромленным оказался сам уездный центр – город Балта (с 1920 года – в составе Одесской области) – город много раз переходил от большевиков к петлюровцам и наоборот [12]. В докладе Информационного отдела Одесской районной комиссии Еврейского общественного комитета об организации помощи еврейскому населению в Одесском районе в 1921 году, в частности,  отмечается, что«погромы исчисляются трехзначной цифрой» и что  еврейское население таких населенных мест, как «Любашевка, Богополь, Ольвиополь,   Кривое Озеро, Саврань, Хащевато, Голованевск видели в 1919-1920 годах крайние пределы человеческого зверства» [13].   

 Очевидец кровавых погромов на Украине, уже упомянутый нами писатель Сергей Гусев-Оренбургский пишет: «Подольская губерния охвачена сильной волной повстанческих движений, которые вместе с петлюровским нажимом вылились в определенную для евреев форму: поголовное вырезывание  еврейского населения без всякого исключения во всех местечках и городах. Бандиты, ободренные своей безнаказанностью, в продолжение всего своего существования, обнаглели и делали свое темное дело не спеша, как будто им неоткуда ожидать противодействия. Этим положением и объясняется то обстоятельство, что очень много местечек стерто с лица земли, а остальные для своего возрождения требуют затраты колоссальных сил, времени и денег…» [14].  

Отрядам еврейской самообороны, где бы они ни действовали, все время приходилось быть начеку. Опасность могла обрушиться неожиданно со всех сторон: «власть» в населенных пунктах часто менялась. Злостная агитация против еврейского населения, отожествляющая всех евреев сугубо с большевиками/коммунистами, не прекращалась. Популярным был лозунг «Бей жидiв-комунiстiв». В роли погромщиков, убийц и грабителей кроме бандитов,  попеременно оказывались местные повстанцы, подразделения Директории («петлюровцы»), махновцы,  боевые части так называемой Добровольческой армии (казаки, терцы (чеченцы) и даже отдельные подразделения советских войск (в частности, 1-й Конной армии [15]. Нередко  отряды еврейской самообороны разоружались прибывшими «вояками».

Создавшиеся для еврейского населения невыносимые условия жизни не случайнопривели к росту нелегальной еврейской эмиграции, особенно в районе украинско-румынской границы (через Бессарабию, в направлении Америки и Палестины). В 1920- 1921 годах  советские органы, как в Москве, так и в Киеве, неоднократно возвращались к вопросу о «нормализации положения беженцев» [16]. Подольская губерния  входила  в число лидирующих  по числу беженцев после Киевской. По данным доклада о положении беженцев только в Одессе в мае-июне 1921 года  были зафиксированы  жители 58 населенных пунктов, из которых бежало 385 семей  в числе  1418 человек. Основной «вклад» внесли Балта (116 семей и 433 человек), Кривое Озеро (соответственно 84 и 336), Брацлав (33 и 147). Даже «благополучный» Голованевск покинули 43 семьи в составе 156 человек [17].

Судьба еврейской самообороны в местечке Голованевск, как известно,завершилась трагично. События осенью 1919 года на Правобережной Украине развивались стремительно. В составе Добровольческой армии отличился  третий армейский корпус под командованием генерала Слащева, который, выйдя на просторы в том числе Подольской губернии, с одинаковым успехом  громил петлюровцев («самостийников»), повстанческие крестьянские отряды Нестора Махно, красных, «зеленых»,  а также всех прочих «батьков» и атаманов. В этом, собственно, и состояла главная задача вверенных ему войск. Видимо, при подходе к Голованевску и завязалась неравная схватка одной из боевых слащевских частей с еврейской самообороной местечка, заступившей дорогу «добровольцам». По свидетельству участников самообороны, якобы по приказу самого генерала Слащева,13 сентября 1919-го были расстреляны руководители самообороны – отец и сын Острой, а в самом местечке добровольцы устроили жестокую резню [18].       

Сегодняшний Голованевск, как и в прежние годы, является районным центром Кировоградской области Украины. В отличие от других исчезнувших с карты местечек, он сохранил свое административное и культурно-хозяйственное «лицо». Еврейское население местечка сильно пострадало от зверств фашистов и их прихвостней в годы  Второй мировой войны. В последующие годы сказалась эмиграция. Тем не менее, местечко  живет, работает, но, увы, по существу – без евреев. Как бы то ни было, пока  живы выходцы из местечка и их потомки, к нему всегда будет возвращаться  благодарная память.

 

 ПРИМЕЧАНИЯ

1. «Край, де закопана пуповина», «Вiсник Голованiвщины», 18 сiчня (января)  2014 року.

2.  “Здрастуй, рiдний Голованiвськ» в районной газете «Комунiстична праця (№ 98 (7647), 21 серпня (августа) 1990 года.

3.  См.: library.catalog.netzulim.org/r/org.r/libraru/catalog.4.html; Д-р Михаэль Павлов. Об отрядах еврейской самообороны. http://isradem.com/index.php?newsid=282; М. Павлов. Отряд еврейской самообороны.blogs.7iskusstv.com/?p=29106; Хайм Острой – командир отряда еврейской самообороны.www.7kanal/co/il/artikles/article.aspx/9761 и др. 

4.   См.: Книга погромов. Погромы на Украине, в Белоруссии и европейской части России в период Гражданской войны 1918-1922 гг.. Сборник документов. Отв. ред. Л.Б.Милякова. Отв. сост.: Зюзина И.А., Милякова Л.Б. и др. Москва, РОССПЭН, 2007; Сергей Гусев-Оренбургский. Багровая книга. Погромы 1919-20 гг. на Украине. Харбин. Издание Дальневосточного Еврейского Общественного Комитета помощи сиротам-жертвам погромов («ДЕКОПО»), 1922.

5.  Цит. по: Книга погромов… С. VII; См.: Сергей Гусев-Оренбургский.  Багровая книга… С. 6, 13.

6.   Книга погромов… Документ № 65, C. 203.       

7.  Там же.

8.   Там же, с. 204.

9.   Книга погромов… Документ № 65, C. 204; Документ №  105, С. 290-301.    

10. Сергей Гусев-Оренбургский. Багровая книга. Погромы 1919-1920 гг… С. 10, 17.

11. Книга погромов… Документ № 143. С. 411.

12.  Книга погромов… Документ № 156. С. 441.

13.  Книга погромов… Документ № 187. С. 490.

14.  Сергей Гусев-Оренбургский. Багровая книга… С. 102. 

15.  Книга погромов… Документы №147, 148 и 149. С. 423-428.

16. Книга погромов… Документы №№ 161, 162, 163, 164, 170, 171, 172.

17.  Книга погромов… Документ № 200. С. 519, 520, 521.

18. См.: Павлов Михаэль. И еще о боевом местечке Голованевск. Семь искусств. blogs.7iskusstv.com/?p=29106.

 

Напечатано: в журнале "Заметки по еврейской истории" № 8-9(186) август-сентябрь 2015

Адрес оригинальной публикации: http://www.berkovich-zametki.com/2015/Zametki/Nomer8_9/Anikin1.php

 

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1003 автора
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru