litbook

Поэзия


Автопортрет+2

ИРИНА МУДРИЧЕНКО

 

АВТОПОРТРЕТ

 

Стихи

 

Одна колыбель

 

Ты родился в Заречье,

Где серый волчок бродил

И сказки сплетали ветви,

Пряча твою колыбель.

Пела тебе мама-птица,

Как вырастают цветы

Из капель крови.

И знал остроухий месяц –

Волчок его сторожит.

 

Я родилась далеко-далеко от твоей Реки.

Здесь сказки – плесень на стенах домов,

Приговорённых на слом.

Из наших чёрно-багровых луж совсем ничего не растёт.

Но вот я тихонько сползаю на край кровати…

«Баюшки-бай…»

И вижу не месяц, а хитрую серую морду в окне.

 

Я знаю –

У нас с тобою была одна колыбель. 

 

Без права

 

Ты ещё навоюешься всласть, 
                      пластмассовый глупый солдатик

(Что же слаще, чем в рот
                      забитая взрывом земля!),

А пока и не знай: трибуналом почище небесного

                      (наспех зачёркнута дата)

Кто-то был осуждён жить без права

                       на воздух и на тебя.

 

Словно угольный круг, замыкаю губы
                     последней кривой чертою.

И на самой чёрной границе
                     что-то ещё поскуливает и дрожит,

А внутри уже огненная пустота.
                              ‒ Этот голос не сдан без боя! ‒

Я тебе расскажу: я узнала: без воздуха можно долго,
                               долго и страшно жить.

 

МУДРИЧЕНКО Ирина Борисовна – автор пяти поэтических сборников, публиковалась в альманахах и периодике. Обладатель Гран-при фестиваля «Дон литературный – Ростовское время-2014». Дебют в «Ковчеге» – № XL (3/2013). Живёт в г. Шахты Ростовской обл.

© Мудриченко И. Б., 2015

 

* * *                                        

Кричащее небо. Царапины крыльев.

Луна на запястье, как свежий порез.

Текучий беспамятный шёпот: «Не выжить...»

И привкус металла: «Мы старше, чем Смерть!»

Вороны (а может быть – бабочки пепла?).

Зрачок автомата отчаянно лжив.

«Хороший, не жмурься – ведь солнце ослепло» ‒

И молча под кожу: «...не больше чем Жизнь».

 

Будни

…рискую потеряться в молдавских буднях,

остаться ненужной самой себе!

Светлана Родионова

 

Не ветер, а солнце качает ветку.

(Как складки коры под лучами упруги!)

Спросить бы, да знаю – не будет ответа:

«Какого же цвета молдавские будни?»

 

Не листья, не руки –

Качели, качели!

(А может, ответ не так уж и нужен?)

Да, знаю: ты видишь – венок мой репейный

Плывёт по стеклянной оконной луже.

 

Первые капли

 

Расскажи мне,

как в сёлах у вас

дождь вызывают,

как, бывает, пыль затаится

перед взрывами первых горячих капель,

а когда увлечёшься,

на изломе самой нежданной секунды

спрошу я тебя о том,

чего ты не знаешь

(да и знать, конечно, не можешь):

 «Почему люди

Не могут не любить друг друга?

Почему люди

Не могут друг друга не убивать?

Почему всегда

два берега у реки,

один из которых

непременно зовётся "наш",

а другой...»

 

Прохладной доброй ладонью

твоё молчание

ляжет на губы мои ‒

горячие, как первые капли,

что пушистую пыль готовы взорвать...

 

Домнул[1] чёртик

 

Домнул чёртик давным-давно

                                              живёт у меня в коробочке

(Та коробочка иногда называется черепной).

И ехидно кривятся очки на его треугольной,

                                                   печальной мордочке,

И себя почесать за ухом не даст – мерзавец такой.

А когда я сплю, он рисует,

                                           свой хвостик в луну обмакивая,

акварельной латиницей в небе сыром столбы,

И смеётся ржавым таинствам старых дорожных знаков,

острый рог зачем-то приделав заглавной «i».

На ладонь его, проныру, не выманить, даже кусочком сахара.

(Я вот думаю – может, лучше пива

                                                 в жестянку ему налить?)

Мне известно всего-то: он любит щемящие запахи

И не любит ужасно два слова: «молдавский язык».

Самый главный его талант – не ответить,

                                                          даже когда не спрашивают.

На стекло подышав, вывожу зачем-то: «Аха ;)

«Домнул чёртик, дай лапку, мне холодно здесь и страшно».

А он молча чистит мелом невидимые рога.

 

Новый способ безумия

 ...да это остатки древнейших песочных часов.
                                  
Джордже Албою

 

Новый способ безумия изобретён:

на листках календарных писать твоё имя

(начинаю уже второй)

и смотреть, смотреть –

как летят эти серые птички-ладошки

в жерло древних песочных часов –

золотая пасть шелестит

и по букве слизать норовит

карандашные красные шрамы.

 

К сожалению, я не безумна...

 

Автопортрет

 

Кто-то лепил

из камня

из воды

из пламени –

в общем, из всего,

что убегает

обжигает

и неподатливо

молчит под пальцами.

 

Оттого и глаза растекаются

и тропинки лучатся от губ

и не чёлка на лбу –

а налипшие сорные травинки.

 

И в финале, как всегда, вопрос:

неужели

Кто-то и вправду думал

(напевая вполголоса),

что всё это сгодится

не для жизни, нет,

и не для чьей-то даже любви,

а хотя бы для плача?

 

Ветер

 

Ветер, мой ветер! На белом сломе

Неба застыл горьковатый сок.

Мёртвой ракушкой сомкнёт ладони

Тот, кто тебя удержать не смог.

 

Где ты: у речки воруешь дойны[2]

Или за пеплом летишь во тьму?..

Ветер, мой ветер, гляди: спокойно

Пальцы горячие разожму.

 

Ясное дело, не стану плакать –

Сохнут на коже быстрее слёз

Нити лиловых свирельных капель,

Тех, что однажды ты мне принёс.

 

  

Сине‑серые звуки

Въелись в контуры комнат.

Обезглавленных кукол

Мишка кормит лимоном.

 

Чья‑то лапа потешно

Теребит занавеску. ‒

Кто там: старый орешник?

Или гость мой из леса?

 

  

Лови корзинкой ладоней

Мою переспевшую голову:

С корочки губ не станешь

Имя своё сцеловывать

(да и не губы вовсе ‒

так, лопнула кожица,

может, у сливы, может...).

Буквы от солнца съёжатся,

Жёлтую мякоть выплакав

В слёзных сухих кристалликах...

Пальцы в замок! Слышишь? ‒

Новые сливы падают.

 

 

[1] Домнул (рум.) ‒ господин.

[2] Дойны (рум.) ‒ здесь: песни.

Рейтинг:

+2
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Комментарии (1)
Владимир Зеленков 04.11.2015 22:29

Поэт, маяк, укажет людям путь,
Он сможет, в души юные вдохнуть.
Свои стихи и кислород культуры,
Потоком слов, войдёт в младую грудь.
ХОТЬ НЕ ЛЮБЛЮ СТИХИ БЕЗ РИФМЫ, НО В НИХ ЕСТЬ СМЫСЛ И ДУША!

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru