litbook

Проза


Любовь к жизни0

1

Аня бежала по зимнему городу. Она расталкивала прохожих, выдыхая на них пар, смешанный со словами извинений, и всхлипывала, как ребёнок, чью любимую игрушку только что сломали.

Лучшая подруга Ани позвонила ей десять минут назад и сказала: «Мне незачем больше жить». Крики Ани уже натыкались на ровные гудки. Она бросилась бежать через будний город и спустя два квартала оказалась у нужного дома.

Возле подъезда было скользко – Аня шлёпнулась – колено пронзила боль. Девушка неуклюже поднялась, теперь рыдая в голос, и забралась на лестницу в подъезде – домофон не работал уже месяц, и подъезд был открыт. Аня перебирала руками по перилам быстрее, чем волочилась её ушибленная нога. Добравшись до второго этажа, она крикнула: «Света!» – и её надрывный крик взлетел, едва касаясь ступеней, до последнего этажа, подтянувшись, запрыгнул в проём в чердаке, оставшийся от обвалившейся крыши, дерзко проскользнул через щели в досках, прикрывающих  дыру в открытое небо и, взметнувшись ему навстречу, растворился в дымном воздухе.

 

2

Крик привлёк внимание только одного человека в этом старом доме. Его звали Сергей, он жил в квартире умерших родителей, средством существования ему служило социальное пособие (Сергей был умственно отсталым). Молчаливый и нелюдимый, он редко выходил из дома и к двадцати пяти годам не знал никого из людей, кроме представителя социальной службы.

Истошный женский крик заставил его одеться и выглянуть на лестницу. В дверь квартиры напротив билась красивая девушка. Ветхая деревянная дверь дрожала под напором женской истерики, и вскоре замок вылетел из трухлявого основания, освобождая светлый коридор.

Аня лепетала имя подруги. Ощупывая стены, будто слепая, бешено вращала головой, пока в последней комнате не наткнулась на висящее тело Светы. На полу валялся стул.

Аня подползла к подруге, убрала с её лица волосы. Глаза Светы были открыты, и в них стояла окоченевшая боль от опостылевшей действительности и от передавленного горла.

Аня прижала подругу к себе и запричитала – то прорывалась наружу древняя поминальная песня, бессвязная и нечленораздельная, одного мотива с плачем волчицы по детёнышу и лебединого крика по возлюбленному.

Вдруг она замолчала. Последний всхлип замер в глотке. Напротив неё стоял Сергей – в грязной растянутой одежде, с чуть открытым ртом и пустым взглядом. Аня задрожала, потому что именно так представляла себе маньяка и насильника и даже черты лица – мягкие, неточные – узнала в этом странном госте. Она начала отползать к стене, потянув за собой Свету, но та оказалась слишком тяжёлой, и её пришлось бросить.

Сергей сделал шаг, и Аня вскрикнула. Парень замер в испуге. Аня бросилась в дверной проём, но упала в одном шаге от Сергея. Он успел только повернуться, когда девушка, вереща от ужаса, прыгнула вперёд, оттолкнувшись одной ногой.

Он стоял и, разинув рот, смотрел, как она спасалась, опрокидывая за собой тумбочки и вешалки, её кричащее дыхание и неровные шаги ещё какое-то время раздавались на лестнице, потом хлопнула дверь подъезда.

Сергей остался один в тишине чужой квартиры. Он постоял ещё несколько минут, потом прошёл на кухню. На столе лежал телефон Светы – такие он видел по телевизору.

Сергей посмотрел последний набранный номер и запомнил его. У него была фотографическая память.

 

3

Аня смотрела на ночной двор из окна своей квартиры. Луна подсвечивала снег, что делало вид похожим на рождественскую открытку. Аня продолжала винить себя в смерти подруги. «Я не должна была этого допустить» – при каждом витке этой мысли в голове губы начинали дрожать, а взгляд останавливался, подёрнутый влагой, оттягивающей веки. Ещё она не могла забыть бледное лицо незнакомца, появившегося в комнате, на чьё поругание она слабовольно оставила тело Светы.

Рядом, на кровати, лежал её парень по имени Андрей и курил в потолок. Он уже устал успокаивать и утешать девушку и всё больше раздражался, когда она вдруг начинала плакать или застывала в тоске, не отвечая на его ласки. Они встречались четыре года и вошли в стадию глубокого привыкания. Но к виду Ани, убитой горем и задавленной чувством вины, Андрей привыкать не хотел.

Он настолько увлёкся созерцанием дыма, стелющегося по потолку, что не услышал, как телефон Ани начал звонить.

Звонок заставил её вздрогнуть. В ночь ворвалось глупое попискивание, мелодия была старой и пошлой. Номер она не знала и долго смотрела на мерцающий экран.

– Возьми трубку! – рявкнул Андрей с кровати, и Аня дёрнулась.

– Да, – прошептала Аня в телефон.

На другом конце раздавалось учащённое дыхание. Звонивший медленно заговорил, будто пробуя воздух на вкус, и вкус этот не представлялся ему приятным.

– А-ня…

– Да… – снова шепнула она. Прямо над её головой прополз завиток табачного дыма.

– Если ты не придёшь, я убью себя. Я живу напротив твоей подруги.

Звонящий сделал паузу, обдумывая дальнейшие слова.

– Ты не пришла, и она повесилась, – неуверенно продолжил он. – Если ты не придёшь, я тоже убью себя…

– Нет! – выкрикнула Аня, и Андрей подскочил на кровати. По щеке девушки начала ползти слеза, а следом ещё одна.

– Если ты не придёшь, я убью себя… – снова раздалось в трубке.

– Я приду…

Незнакомец положил трубку.

Аня повернулась к Андрею, вся в слезах.

– Я должна идти, – проговорила она. – Больше никто не умрёт по моей вине.

– Катись, куда хочешь, – сказал Андрей и лёг обратно. Дым походил на белого осьминога, присосавшегося к потолку.

 

4

Аня звонила в квартиру Сергея. Когда девушка увидела, что дверь открыл человек, напугавший её тогда, в комнате Светы, она попятилась назад и попыталась закричать. Сергей тут же приставил к своему горлу нож и проговорил:

– Я убью себя…

Аня прошла в комнату. Здесь было чисто, но мебель и все вещи выглядели очень старыми.

Она продолжала стоять, а Сергей сел на диван напротив, не убирая нож.

Он сам был испуган и возбуждён: вспотевшей ладонью пошарил рядом с собой и отрывисто сказал:

– Сядь рядом.

– Чем я могу помочь?.. – начала она, но Сергей, хныкнув, дёрнул лезвие. Показалась кровь.

– Нет! – Аня бросилась к нему, потом остановилась и ровно села.

Пару минут они сидели молча. Где-то тикали часы. Всё вокруг, убаюканное заботливым одиночеством, молчало, а часы тикали этому молчанию назло.

Сергей не знал, что Аня была красивой. Он не совсем понимал даже разницу между мужчиной и женщиной, но чувствовал, основываясь на известных впечатлениях, что нужно делать. Поэтому сейчас он бросился её целовать.

– Если я могу тебе помочь, скажи только чем… – говорила она, пока Сергей тыкался в неё сухими губами.

Он выронил нож, но продолжал биться лицом о нежную кожу девушки.

– Я… – голос Ани дрожал. – Не понимаю…

Сергей остановился, посмотрел на плачущую девушку и встал с дивана. Аня бросилась бежать, но услышала выкрик «Я убью себя» и зацепилась руками за стену.

– Если завтра ты не придёшь, я убью себя.

Луна смотрела в комнату, а девушка, не оглядываясь, уходила прочь.

 

5

На следующий вечер она вернулась. Аня не могла ни спать, ни есть от осознания своей власти над жизнью другого человека. Она не могла позволить умереть хоть кому-нибудь в этом мире, и теперь, когда в её руках находилась жизнь, её единственным желанием было эту жизнь сохранить. Она не удержала близкого человека, и её душа рвалась оправдать своё никчёмное существование.

Аня ничего не сказала Андрею – он и не проявлял интереса, считая её поведение признаком глубокого горя, которое нужно лишь переждать.

Аня двигалась к двери медленным, но твёрдым шагом. Неряшливые стены смотрели с жалостью и пониманием, в подъезд проскальзывал щекочущий звук ветра.

Сергей встретил её голым, но также держащим у горла нож.

– Что случилось? – спросила Аня.

Он проговорил, запинаясь:

– Я убью себя, если ты меня не потрогаешь. Так я видел по телевизору.

Аня оторопела.

– Я не могу это сделать. Я люблю другого человека. О боже!

Она увидела, что Сергей при ее словах заревел, как ребёнок, и повел лезвием. Одновременно в его глазах буйствовал ужас.

Аня бросилась на колени, ощупывала его живот и ноги, и умоляла не делать глупости.

– Тебе незачем убивать себя, нужно жить и радоваться жизни…

– Трогай меня там, где я видел по телевизору, – приказал Сергей.

Аня схватила вялый член и стала мять его в кулаке. Из глаз без предупреждения хлынули слезы, слова постепенно стихали от стыда:

– …Жизнь прекрасна, если ценить её волшебные минуты. Столько хорошего есть на свете, того, что нам ещё доведётся испытать. Неужели ты хочешь отказаться от  такой возможности?

Она уже перешла на шёпот, но Сергей слушал не Аню, а возникающие в его теле новые ощущения, пугающие и приятные одновременно.

Вскоре он кончил ей на ладонь и плечо и от этой неожиданности упал на диван. Ещё какое-то время Сергей удивлялся произошедшему, открыв рот и выкатив глаза, поглядывая то на свой падающий член, то на плачущую девушку.

 

6

Аня стала приходить в квартиру Сергея каждый вечер.

Он грозил самоубийством и пользовал её красивое тело. Она не сопротивлялась, а лежала, раскинувшись, и в беззастенчивости её позы была мольба о помощи и демонстрация примера любви к жизни.

Аня пыталась заговорить с Сергеем, но всегда натыкалась на телячьи глаза, выражающие только любопытство и удивление самому факту её существования. Чаще она молчала, глядя на стену, слушая часы, иногда вытирала слюну, капающую изо рта Сергея ей на грудь.

Когда Аня возвращалась к себе, глубоко ночью или утром, она сначала долго стояла под горячим душем, потом лежала на пустой кровати в ожидании очередного нервного сна.

Андрея однажды не стало в её квартире – без предупреждения и вообще без слов, ни его, ни вещей, напоминающих о нём.

Андрей следил за Аней и знал, что она встречается с другим мужчиной. Из глубины подъезда он наблюдал, как Аня, вжимаясь в пальто, звонила в квартиру Сергея.

В один вечер, когда Аня уже собралась уходить домой, Сергей остановил ее у дверей. Держа у горла нож, он произнёс:

– Если ты уйдёшь, я убью себя…

– Но я не могу здесь оставаться… У меня есть дом, – неуверенность сквозила в её голосе. – Человек, которого я люблю… – эти слова заглушало осторожное тикание часов.

Но голос Сергея не выражал сомнения. Он вообще не знал такого чувства, как и многих других.

И Аня не могла ему отказать.

Во время визита соцработника она пряталась в туалете, иногда выходила в магазин или прогуляться. Если она долго не возвращалась, Сергей прижимался к батарее, скулил, как голодный щенок, а уставая ждать, открывал окно и вставал в проёме, готовый прыгнуть. Вернувшись, Аня стаскивала его, замерзшего и не понимающего, прижимала к себе и просила жить. Чтобы отвлечь его, Аня раздевалась, ложилась на диван и тянула Сергея к себе. Это помогало…

 

7

Уйдя от Ани, Андрей запил. Накатывающая муть делала его мысли чёткими и справедливыми: «Девушка – сука. Я поступил как мужик». Со временем воздух густел, и двигаться сквозь него становилось все трудней. Звуки набухали, не лезли в уши, и оставалось только упасть, покорно ожидая протрезвления.

Потом он решил её вернуть. Привычка оказалась достаточно сильной и стягивала разорванные края сознания, на одном из которых до сих пор находился образ милой и невинной девушки.

Андрей вооружился початой бутылкой и направился в квартиру Сергея. В то время, когда он звонил в дверь соперника (добитая бутылка осталась в сугробе), Аня шла через остывшие сумерки за очередной порцией своих вещей, которые она понемногу переносила в новый дом.

Сергей только приоткрыл дверь, но Андрей тут же ворвался внутрь, наполнив квартиру шумом пьяного и разъярённого мужчины.

Он сразу принялся громить окружающую обстановку – раздался звон колющегося стекла, хруст сухого дерева, топот и надрывное дыхание, на пол полетели равнодушные часы, а голос Андрея заскрежетал во всех углах:

– Где она?! – ревел он. – Я люблю Аню и никому её не отдам. Она нужна мне как воздух…

Андрей прижал Сергея к стене и начал трясти, а тот держал у своего горла нож.

– Где она? – крикнул Андрей.

Сергей глядел с изумлением, широко открыв рот.

– Ты что, дебил? – завопил его странный гость.

Сергей поморгал и воткнул нож в шею Андрея. Тот захрипел и попятился назад, держась за рукоятку. Нож выскользнул и звякнул об пол.

Сергей с интересом наблюдал, как этот человек метался по комнате, из него бил яркий фонтан крови, потом как он упал и затих.

В этот момент лицо Андрея выражало столько же недоумения, сколько и лицо хозяина квартиры.

 

8

Когда Аня увидела распахнутую дверь, её охватила тревога. Она вбежала в комнату, спотыкаясь об осколки и обломки.

– Сергей, не делай этого!

Увидев лежащего Андрея, она вскрикнула от ужаса. Сергей продолжал стоять у стены с открытым ртом. Аня кинулась к окровавленному телу, прижала его к груди, как совсем недавно прижимала мёртвую подругу, и зарыдала, иногда целуя застывшее лицо.

Снова раздалась тоскливая песня об очередной утрате живого. Дремлющий город послушал её несколько минут, а потом встрепенулся, согнав с ветвей редких деревьев ворон.

Аня подняла мокрые глаза на Сергея.

– Зачем? – прошептала она. – Ведь я его люблю… – ёе вновь затрясло от плача.

Сергей замотал головой:

– Полюби меня, или я себя убью…

– Я не могу это сделать…

– Полюби меня, или я себя убью! – крикнул он.

– Я не могу! – крикнула в ответ Аня.

Сергей замер в раздумьи: нож лежал далеко от него, а дорогу к окну закрывало тело Андрея.

Тогда он кинулся прочь из квартиры:

– Полюби меня, или я себя убью… – последние слова доносились уже с лестницы.

Аня вздрогнула и перестала дышать. Последняя жизнь, связанная с ней, сейчас взбиралась вверх по лестнице, полная решимости себя оборвать.

Аня бросилась вслед:

– Сергей, не делай этого!

Шаги уже раздавались на чердаке. Аня преследовала его до выхода на крышу. Дверь бил ветер, а Сергей подбегал к краю.

Аня вышла на крышу, боясь каждого шага. Сергей встал на самый край, заглянул вниз и повернулся к ней:

– Полюби меня, или я себя убью! – перекрикивал он ветер.

Аня кинулась к нему напрямик через всю крышу.

– Я люблю те… – крикнула она, напрыгнув в беге на доски, прикрывающие провал.

Сергей вздрогнул от неожиданности – Аня пропала на его глазах, вместо девушки в заснеженной крыше чернела дыра, и отчаянный крик цеплялся за её неровные края.

Сергей продолжал стоять на краю крыши, пронизываемый ветром и заметаемый хлопьями снега, и продолжал удивляться внезапному исчезновению Ани.

Вороны ещё немного покружили в воздухе и вернулись на места. Внизу курил дворник, почёсывал небритые щёки и сплёвывал в снег. Постояв пару минут и послушав метель, он метнул окурок в сношающихся неподалёку собак и скрылся в подсобке. 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru