litbook

Проза


Две дохлые собаки+2

  Они договорились встретиться в летнем кафе на набережной. В тенистом уголке небольшой улочки стояли белые легкие круглые столики, которые располагали к спокойной мирной беседе. Антон пришел первым и заказал две чашки кофе, одну для себя, другую для своей бывшей супруги. Потом посмотрел на часы и закурил. Он слегка нервничал--придет или не придет?
         Лариса пришла не одна. Ее новый приятель проводил ее до кафе, демонстративно чмокнул в щеку и отошел на несколько шагов в сторону пирса. Вид у него был горделиво-выжидательный. Повернувшись лицом к водной глади, он пытался создавать впечатление спокойного и уверенного в себе человека. Антон мысленно улыбнулся, краем глаза отмечая, что, несмотря на жару, мужчина был одет в подчеркнуто дорогой черный костюм. Человек, который не желал казаться значительнее, чем он был на самом деле, никогда не надел бы такой костюм в жару, будь он хоть бриллиантовый. Всему есть мера, даже клоунаде. И все-таки Антон нервничал. Не из-за него, конечно, а из-за нее! Лариса присела за столик и сняла черные очки. Губы ее улыбались, но в глазах была настороженность.
         ---Я не знакомлю тебя со своим другом, это ни к чему,---проговорила она.---Итак, мы побеседуем о разводе?
         Антон улыбнулся. Слово «друг» из уст его жены звучало как «мужчина напрокат».
         ---Ты перешел на кофе? ---не удержалась супруга. Антон этого ждал.
         ---Я не пью больше месяца,---соврал он.---Для меня никогда не было проблемы завязать со спиртным.
         Лариса с улыбкой покачала головой. «Уж кому-кому, а мне-то мог бы не заливать,---говорило ее лицо.---Уж у нас-то с тобой стаж во какой!»
              Антон нервно загасил окурок. Его напряжение предательски выдавала рука, державшая сигарету. Лариса могла неправильно истолковать это дрожание.
        ---Тебя не интересует, кто мой новый друг?---спросила она.
        Антон медленно перевел взгляд на фигуру в черном, потом вновь посмотрел на свою жену.
        ---Надеюсь, при нем ты не называешь меня старым другом?
        Лариса смутилась на мгновение...только на мгновение, и тут же взяла себя в руки.
         ---Он, между прочим, совсем не пьет,---сказала она таким тоном, будто не пить вина ---это предел человеческого совершенства.
        ---Ты что же, друга себе выбирала по этому принципу?
        ---Не только. Но это тоже многого стоит. Итак...мы поговорим о разводе?
        ---Мы с тобой уже не живем вместе,---спокойно ответил Антон.---Или тебя интересует формальная сторона дела?
         ---Я хочу, чтобы меня с тобой ничего больше не связывало,---холодно ответила Лариса.---Слышишь? Ни-че-го. Хватит. Намучилась. Больше этого не хочу.
                 Она нахмурилась.
          ---Сейчас ты очень похожа на свою маму,---заметил Антон.
         ---А на кого же мне быть похожей?---театрально всплеснула руками Лариса.
        Возникла тяжелая пауза. Антон не выдержал и еще раз закурил.
        ---Гошик, естественно, будет жить с нами,---продолжила Лариса.---Рудольф его усыновляет.
         ---Кто?
        ---Рудольф. Так зовут моего друга.
         Антон метнул недовольный взгляд на фигуру в черном.
         ---А почему ты не пригласила его за наш столик? Мне небезынтересно знать, с кем будет жить мой сын?
         ---Какой заботливый папа,---подразнила его Лариса.---Если бы ты его по-настоящему любил, ты бы не пил круглый год. Дня не проходило, чтобы ты не влил в себя бутылочку. Ведь для тебя всегда была важнее бутылочка, а не семья. Разве я не права?
         ---Лариса, я пригласил тебя не ругаться,---как можно спокойнее произнес Антон.---Удивительно устроены женщины. Ты ни разу за всю нашу совместную жизнь не спросила меня, почему я пью. Ты только ругалась. А может быть, у меня были основания пить?
         ---Отстань! ---Лариса отмахнулась.---Какие основания? У тебя каждый день были основания. То у тебя болит зуб, и надо выпить. То ты с кем-то на работе повздорил, надо выпить. То отмечаешь четыреста пятьдесят лет со дня смерти Джона Гамильтона...заметь --- со смерти, а не с рождения...тоже надо обмыть. То я подняла тебе нервы...Перечислять дальше? Причина одна,---Лариса твердо посмотрела на мужа.---Ты---алкоголик.
        ---Лариса, я пригласил тебя не ругаться.
        ---А для чего же ты меня пригласил?
        ---Узнать правду. Любила ли ты меня?
             Она фыркнула и отвернулась.
        ---Ты не отвечаешь? ---спросил Антон.
        ---Не понимаю, какого ответа ты от меня ждешь.
        ---Я хочу узнать правду,---повторил он.---Если человек по-настоящему любит, он собой жертвует.
        ---Вот именно, жертвует! Ты ради нас не мог пожертвовать даже бутылкой. А пытаешься рассуждать о жертвенности.
        ---Выходит...---Антон сделал паузу и очень нежно взглянул на жену.---Мы с тобой не любили друг друга?
         ---Мы с тобой по-разному понимаем слово «любовь».
         ---Интересно, а как же ты понимаешь это слово?
         ---Когда любишь человека, стараешься быть лучше.
         ---Лариса, милая, ---перебил ее Антон.---Для тебя быть лучше ---это зарабатывать больше денег, лучше одеваться, иметь лучший автомобиль?
         ---Да, и мужа, который не был бы алкоголиком!
         ---А порядочность? Я, между прочим, тебе никогда не изменял.
         ---Ой, да лучше бы ты мне изменял, чем пьянствовал. Понимаешь, Антошка,---продолжала она,---когда мы с тобой познакомились, ты был похож на мужчину. Если ты что-то обещал, ты это всегда делал. А потом ежедневные пьянки превратили тебя...знаешь в кого? В сказочника. Ты строил красивые планы. Вот напишу роман, вот издам первую книгу, вот получим гонорар и поедем отдыхать в Турцию. А сам сидел в своей паршивенькой многотиражке и кропал некрологи. Сегодня умер заслуженный работник завода Иван Иванович, завтра ---ветеран производства Петр Петрович, и так далее. Ты их кропал, будучи сам неживой. В мертвецки пьяном состоянии. Впрочем, у вас там вся редакция, по-моему, ---это кладбище мертвецки пьяных журналистов. Помнишь, сколько раз ты брался за рассказ, который собирался написать для меня? Но ты придумал только название, и на этом остановился. «Две дохлые собаки» --- так, кажется?
            ---Я его написал.
            ---Правда? --- удивилась Лариса.
            ---Да,---соврал Антон.
            ---Интересно, и что же в нем?
Мужчина самодовольно улыбнулся.
            ---Видишь ли, творческому человеку легче переносить удары судьбы. Он всегда может переплавить свои переживания в творчество...---Антон пустился по накатанной тропке.---Мой рассказ---это продолжение того твоего сна, помнишь? Тебе приснились две дохлые собаки, и ты спросила меня утром, что это может значить? Я придумал продолжение.
            ---Так что же в нем? ---воскликнула в нетерпении Лариса. Антон нежно посмотрел на жену.
            ---Скажи мне правду, ты этого человека в черном взяла напрокат?
 Она  посмотрела на Рудольфа, потом перевела взгляд на Антона и вдруг весело рассмеялась.
             ---А что, на нем стоит ярлычок? ---сквозь смех проговорила она.
            ---Стоит. Он просто сам этого не замечает...Игорек в садике?---неожиданно спросил Антон.
            ---А где же ему быть?
            ---Послушай, Лара,---обратился он к ней так, как это было в первые месяцы после их свадьбы.---Отправь ты этого Рудольфа восвояси. Скажи, что задание он выполнил на пятерку. Дай ему денег! ---Антон сунул руку в карман и вытащил целую пригоршню смятых купюр.---Я теперь больше не пишу некрологи. Меня перевели в другой отдел и повысили зарплату.
  Лариса с удивлением взглянула на деньги.
             ---Ты что, в самом деле бросил пить?---несколько настороженно спросила она.
             ---Я же тебе говорил, что для меня это никогда не было проблемой.
Зная безалаберность мужа в денежных делах, она аккуратно собрала купюры, пересчитала их и положила в сумочку.
              ---Игорьку нужно покупать велосипед,---задумчиво произнесла она.---И в каком отделе ты сейчас работаешь?
              ---Я сочиняю сказки.
Лариса рассмеялась ---второй раз за последние пять минут---рассмеялась от души. У Антона была черта характера, которая ей особенно нравилась,---с ним было легко.
              ---Значит, я была права, называя тебя сказочником?
              ---О, да. Только теперь это называется пиар, паблик релэйшн. Я занимаюсь непрямой рекламой. Недавно я поведал миру о том, как одна моя знакомая дамочка вылечила депрессию Р...й колбасой.
                ---Это еще как? ---удивилась Лариса.
               ---Естественно, случайно. Она ничего об этом не знала. Зашла в магазин, купила колбаски, съела ее дома и---ах, выздоровела! Весь смысл в случайности. Теперь принимает эту колбаску по три кружочка в день после еды.
               ---Да ну тебя,---махнула рукой Лариса.---Никогда не знаешь, когда ты врешь, а когда говоришь правду.
              ---Я и сам с некоторых пор перестал понимать, когда вру,---сокрушенно покачал головой Антон.---Я это серьезно. С литераторами такое случается. Не знаю, как с Андерсоном, но с Александром Грином похожее было. У него так плотно переплелась жизнь с творчеством, что впоследствии в его автобиографии всплывали события, которые с ним никогда не происходили. Например, то, как он застрелил жандарма. Он придумал это и пережил придуманное так, словно это была реальность. Он и литература стали в буквальном смысле слова неразделимы.
               ---Александр Грин пил зеленый чай, а не водку. Так что не равняй себя с ним.
              ---Да, он пил крепкий чай. И об этом тебе когда-то сказал я. Теперь я не уверен, что это правда.---Антон задумался.---Так ты хочешь услышать, о чем мой рассказ «Две дохлые собаки»?
           Лариса вздохнула и с жалостью посмотрела на Рудольфа, который парился на солнцепеке.
            ---Погоди,---шепнула она Антону.---Я сейчас.
      Она подошла к Рудольфу  и начала ему что-то объяснять, оживленно жестикулируя. Мужчина, нахмурившись, ее слушал. Наконец, он угрюмо покачал головой, вытащил из кармана пиджака платок и вытер им лицо. Потом посмотрел на часы и, не говоря ни слова, быстрым шагом направился в сторону пирса. Лариса вернулась за столик мужа. Антон ничего не спросил, хотя понимал, что ей, видимо, пришлось расторгнуть какое-то обязательство.
            ---В целом он неплохо держался,---проговорил Антон, снова закуривая.---Надо отдать ему должное. Я только не могу понять, почему он стоял на солнцепеке в черном костюме?
             ---Рудольф хороший человек,---сказала Лариса.---Чудный человек. Порядочный. Преданный. Но он очень скучный. Он всегда  однообразен. Во всем. Даже в одежде. Всегда в костюме и галстуке, в начищенных ботинках, всегда гладко выбрит. В нем есть все то, чего нет в тебе. Но весь ужас в том, что в нем нет ни капли того, что есть в тебе,---прибавила она, грустно улыбаясь.---Если бы ты не был сказочником, ты бы...
           ---Был бы неинтересен?
           ---Ну до чего же подлая бабская суть?!---неожиданно воскликнула Лариса.---Нет, это, наверное, только у русских баб такое! Хорошие, честные, преданные надоедают, а сказочники вроде тебя...---Она покачала головой.---Ну до чего же подлая наша суть.
            ---Человек предъявляет себе подобному заведомо высокие требования. Вот и все. И в порядочности, и в подлости. Тебе с ним скучно, потому что ты видишь его на пять ходов вперед.---Антон приободрился, почувствовал шанс.---А, между прочим, у нас с тобой, Лариса, были неплохие дни...да...очень даже неплохие.
            Лариса сидела, нахмурившись, словно обдумывая чего-то.
           ---Послушай,---перебила она.---Расскажи мне, что у тебя происходит в рассказе?
           ---В рассказе? ---задумчиво повторил Антон. И сделал знак рукой молоденькой официантке.
           ---Нам, пожалуйста, два пива с креветками.
Лариса с ужасом взглянула на супруга.
           ---Ты же мне сказал, что все,---прошептала она.
           ---Это же пиво?!---возмутился Антон.---Выпьем по кружечке. Потом я поеду в редакцию, а вечером сходим куда-нибудь все вместе --- я, ты, Игорек. Покатаемся еа карусели. Помнишь, как раньше?
      Официантка принесла два больших бокала и салат из мяса креветок.
            ---Эх, Лариса, как я по тебе и по Гошке соскучился! Если бы ты только знала,---он сделал несколько больших глотков и широко улыбнулся.---Рассказ у меня начинается с того момента, когда жена обращается к мужу с просьбой истолковать ее сон. Во сне она видела двух дохлых собак...
Антон откинулся на спинку стула и долго смотрел на свою жену, придумывая дальнейший ход событий рассказа.
           ---У них был большой семейный стаж,---проговорил он.---Они порядком поднадоели друг другу, и каждый из них готов был к измене. На своей работе муж нашел себе одну особу...
           ---Секретаршу шефа?---не выдержала Лариса.
Антон сделал удивленный вид.
           ---Откуда ты знаешь?---для правдоподобия спросил он.---Да, ты права. Симпатичную длинноногую Оленьку, с которой можно было провести несколько приятных вечерков.---Он старался вызвать в жене подсознательную ревность.---У нее тоже был на примете один ...эээ...охранник фирмы,--- продолжал Антон.---Той фирмы, в которой она работала.
           ---Только не говори, что он в твоем рассказе носит черный костюм,---включилась в игру Лариса.
           ---Лара, он же охранник,---рассмеялся Антон.---Было бы глупо, если бы он не носил костюма. У него из-под мышек тогда торчали бы рукоятки пистолетов.
Пиво было светлое, но хмельное, и у Ларисы с непривычки слегка закружилась голова. Она рассмеялась.
           ---Ты зачем меня хочешь напоить...подлец?
           ---Как зачем?
Он наклонился к самому ее уху и кое-что прошептал. Лариса прыснула.
           ---Ах ты негодяй, соблазнитель...Ну-ка рассказывай дальше, что там у тебя в рассказе произошло?
Антон не торопясь допил пиво и снова подал знак официантке.
           ---Еще два! ---попросил он, щелкая пальцами.
           ---Я больше не буду,---запротестовала Лариса.---Я уже пьяная.
           ---Значит, одно,--поправил Антон.---А дальше,---продолжал он, обращаясь к Ларисе,---начинается почти детективная история.---Он разрумянился, повеселел, стал словоохотливее. Лариса научилась по мельчайшим деталям распознавать различные стадии опьянения своего супруга.---Муж заглядывает в сонник и говорит: «Милая, две дохлые собаки означают потерю двух самых преданных друзей. Если сонник говорит правду, мы потеряли доверие друг ко другу.» Знаешь, что означают две дохлые собаки из твоего сна? Они ---это мы с тобой. Жена в ужасе! Да-да, мы потеряли честность. И тогда...---Он на мгновение задумался.---И тогда муж предлагает сыграть в белый и черный стул.---Антон прервал свой рассказ и отхлебнул пива из нового бокала.---Мы с тобой никогда не играли в черный и белый стул? ---спросил он.
Лариса удивленно пожала плечами. Антон сам был удивлен своей находке. Это ж надо было такое придумать---черный и белый стул! Лариса молчала, но по выражению ее лица было понятно, что все это ей очень нравится.
            ---Черный стул,---изрек Антон.---Это стул пыток. На него садится один из супругов  и обещает на любой вопрос отвечать только правду. Другой супруг садится на белый стул и пытает вопросами любыми, вплоть до мыслей, которые приходят в голову. Только так можно сохранить семью,---вдохновенно закончил  Антон.
           ---Это кто говорит: ты или муж из рассказа?
           ---Он.
           ---Так. Что же дальше?
          ---Они договариваются, что первая на стул пыток сядет она.
Антон допил пиво и широко улыбнулся. Вокруг губ у него оставалась полоска пивной пены. Глядя на него, Лариса рассмеялась, потом полезла в сумочку, достала платок и протянула мужу.
          ---Это почему же она первая? Почему такая дискриминация женщин? ---кокетливо спросила жена.
Антон вытер губы и посмотрел на пустые бокалы.
          ---Не вздумай больше ничего брать,---перепугалась она.---Если ты сейчас что-нибудь закажешь, мне все станет ясно.
         ---Лара...---голос его стал певучим и нежным. Антон явно захмелел.---Ларочка, я...я просто хочу оживить двух наших дохлых собак.
         ---Этим,---она указала на бокалы,---ты не оживишь ничего.
Антон загадочно улыбался.
          ---Знаешь, как древние греки называли бога Эроса?
Когда Антон только входил в пьянку, у него в голове воскресали давно забытые университетские знания.
         ---Они называли его богом, в присутствии которого оживает даже то, что кажется мертвым.
Он вдруг беззвучно захохотал, точно сказал что-то очень остроумное.  Лариса, глядя на
него, поняла, что сегодня он напьется до свинского состояния,---уж это она знала
точно!
        ---Дорогой мой, с твоими пьянками ты скоро совсем позабудешь этого бога.
        ---Ты не поняла,---выдавил из себя Антон, закрывая лицо от приступов смеха.---
Древние греки не знали водки. Они пили разбавленное сухое вино. Представляешь?
Они разбавляли сухое вино!
Смех не давал ему говорить.
        ---Я не поняла, при чем здесь вино?
        ---Да при том! Если бы они знали рецепт водки, они забыли бы Эроса. И тогда
человечество пошло бы по другому пути.
        ---Эх, Антон, мне, откровенно говоря, наплевать на греков! Я вижу, что ты идешь
не по тому пути,---начала отчитывать его Лариса.---Тебе ведь еще работать сегодня?
        ---Почему тебе наплевать на греков?---проговорил он и нашел взглядом официантку.---Девушка!---крикнул он.---Сто граммов водки и два томатного сока!
Затем Антон повернулся к жене и, приложив ладонь к груди, заявил:---И на этом все!
Клянусь. Честное пионерское...Мне просто нужно...оживит наших дохлых собак.
        ---Как можно в такую жару пить водку?---поморщилась Лариса.
Антон протянул ей стакан томатного сока.
         ---А ведь когда-то ты не гнушалась «кровавой Мери»?
Антон резко, одним глотком, выпил водку. Лицо его было багрово-красным.
         ---Да. Но я всегда знаю время и место.  Вот вся разница между нами. Ты пьешь всегда и везде. ---Она пригубила томатный сок.---Ладно, рассказывай, чем закончилась твоя история, и я пойду,---устало произнесла она. В ее голосе появилась обреченность женщины, в сто первый раз поверившей своему мужу и в сто первый раз обманувшейся.
Антон мутно взглянул на жену.
        ---Да ничего с ними не стало,---заплетающимся языком проговорил он.
        ---С кем?
        ---С псами с этими. Они до сих пор валяются дохлые. Скоро разлагаться начнут.
Антон как-то внезапно опьянел. То ли от жары, то ли от большого количества выпитого.
Лариса привстала.
         ---Погоди. Дослушай!---скомандовал вдруг Антон.---Жарко на улице, поэтому я опьянел,---начал оправдываться он. Потом снова расхохотался.---Если бы древние греки знали рецепт «Столичной», они бы все валялись у себя в Греции, как дохлые собаки...
Лариса встала из-за стола и направилась к выходу.
         ---Давай поговорим о собаках,---шумел Антон.---Мы с тобой жили как две дворняжки. Не могли с тобой даже поговорить никогда по-человечески. Ты лаешь, я...брешу. А караван идет. Идет. И всегда будет идти...Потому что ты не способна вдохновить меня на что-то большее, чем бокал пива. Наши отношения никогда не станут романом. Рассказ...и тот недописанный!
Она отошла уже на приличное расстояние, когда до нее донеслось: ---Девушка, пожалуйста, еще «кровавую Мери»...

 

Рейтинг:

+2
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1003 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru