litbook

Проза


Потерянный0

Где моя мама?
Видимо, она забыла обо мне, и ушла дальше искать что-либо нужное нам.
Теперь я здесь один, в большом магазине.
Не жду, когда меня найдут. Можно погулять.
Люди так сильно теряются, когда находятся среди разнообразных вещей.
Только что передо мной одна пара поссорилась, выбирая постельное белье.
Я хочу, чтобы они помирились, когда придут домой. Зачем ссориться, если тебе дорог этот человек?
Я хожу между прилавками, рассматривая товары.
Зачем столько много кофе, он же одинаковый?
Зачем столько людей бродят между этих прилавков, обсуждая что лучше и что им нужно?
По-моему, люди одинаковы, их отличие лишь в том, что кто-то берёт одни конфеты, а кто-то- другие.
-Ты потерялся, милый мой?-Спросила какая-то незнакомая мне тётя. Ну да, она же не знает.
Я немой. Еще одна причина того, что я не разревелся, и не начал кричать что-то типа «Мама, где же моя мама!?»
Вообще, могу только писать. Мама рассказывала мне, что до четырех лет ждала, когда я скажу хоть одно слово. Но я молчал.
Всё закончилось тем, что меня повезли к врачу. После долгих осмотров, врач решил, что я отстаю в развитии. Несколько врачей решили, что нужно за мной понаблюдать.
Было забавно, когда я, глядя на них, жевал конфеты, а они думали, что со мной не так. Мне не было до них дела, но я, похоже, рождал в них сильный интерес. После половины года моей жизни в больнице, один врач предположил, что я немой. Меня начали учить алфавиту, и через год я написал на бумажке «Я не могу разгаваривать». Этот листочек до сих пор лежит где-то у мамы. Она часто смотрит на него и плачет. А потом с красным лицом подходит ко мне, целует, и говорит, что очень любит меня. Я пишу, что тоже люблю её. Она хранит эти листочки. А я храню её слова в своей голове.
Думая об этом, я забрел в магазин одежды.
Недавно в школе нам рассказывали, что раньше были древние люди. Они не умели разговаривать, ходи в шкурах животных, которых убивали, чтобы кушать. Иногда дома я представлял, что я древний человек. Я по нескольку дней спал под кроватью, или под столом. Надевал мамину шубу, брал игрушечный меч, и бегал за нашей кошкой, пытаясь что-то мычать. Иногда мама тоже играла со мной. Мы вместе строили пещеру, рисовали на листочках и наклеивали их изнутри на стены пещеры.
Мне всегда хотелось играть с ребятами в школе. Но они почему-то сторонились меня, никто со мной не разговаривал, а когда я писал на листочке «Давайте поиграем» они уходили в другую комнату, и оставляли меня одного.
Меня часто оставляли одного, и любил выдумывать всякие истории про нашего кота.
Обычно я боялся, что мама оставит меня где-нибудь одного. Однако сейчас мне абсолютно не страшно.
Меня не замечает никто из людей. Все играют в заложников вещей.
Этот магазин очень большой, поэтому меня должны искать очень долго. Ну что же, пойду в отдел с игрушками.
Пока я искал дорогу, я увидел очень странную картину.
Сын, где-то четырнадцати лет кричал на свою маму из-за того, что она не купила ему то, чего он хотел.
Надеюсь, я никогда не стану таким, и не буду кричать на свою маму.
Я очень люблю свою маму, а если кричать на кого-то, наверное нужно очень не любить этого человека.
Потом он ушел, а мама просила его вернуться обратно.
Как можно обижаться на человека, если он не может чего-то сделать?
Его мама начала плакать. Очень грустно смотреть на то, как кто-то плачет. Начинает сводить живот.
Я подошел к ней, подергал её за рукав, и начал улыбаться. Она нагнулась, и я вытер ей слёзы. Она стала улыбаться, и спросила:
-Где же твоя мама?
Я пожал плечами.
Она, видимо, решила помочь мне с поисками. Она шла, держа меня за руку. Мы удалялись от отдела с игрушками. Очень обидно, когда человек уводит тебя от твоей цели. Еще обиднее, когда им руководит желание помочь.
Может быть, мне не нужна помощь.
Я захотел залезть куда-нибудь между витринами, и остаться жить там.
Я представлял, что буду охотиться на плюшевых слонов, делать из них одежду.
Мне кажется, что животным было очень страшно жить в то время, потому что люди всегда охотились на них.
Никто не может жить, не убивая. Потихоньку так уничтожается всё.
Все деревья умирают, все животные боятся быть убитыми.
Мне стало грустно, и тут я понял, что эта тетя всё еще тащит меня к людям, которые, видимо, найдут мою маму, и вернут меня.
Я стал вырываться. Она, придерживая меня, нагнулась и спросила:
-Ты, наверно, хочешь в туалет? Или скажи, зачем ты пытаешься вырваться?
Всё дело именно в том, что я не могу сказать.
Меня уже начали учить языку жестов, но я плохо воспринимал эти уроки.
Я вырвался, и начал бежать.
Пока я бежал, я думал о том, что она была так добра ко мне только из-за того, что решила, если я её помог, то она обязательно она должна отплатить.
Люди так привыкли за всё платить, что забыли, что еще существует что-либо бесценное.
Мне было жаль её потому, что от неё за один день убежали два человека.
И дело не в том, что она плохой человек, или что-то в этом роде. Я не знаю её, и не могу точно говорить это, но я думаю, что она очень добрая.
Просто это ценят далеко не все.
Она вырастила сына, давала ему всё, что могла себе позволить. Может быть, он даже ни разу не говорил её спасибо. Но один раз она ему в чём-то отказала, и он уже решил, что она его не любит.
Просто нужно судить по возможностям. Все продолжают ждать чего-нибудь дальше, чем грань возможного.
Естественно, что они этого не получают. Тогда они начинают думать, что их прихоти просто никто не хочет удовлетворять. «Я никому не нужен!» всё чаще проскакивает в речи этих людей.
Я так хочу сказать маме, что я её люблю. Я знаю, что она всегда рядом со мной. Даже сейчас, она наверно уже вспомнила обо мне.
Я не хочу её пугать, но я пока что не хочу, чтобы она меня нашла.
Я не хочу быть один, или что-то подобное. Я просто хочу гулять.
Меня редко отпускают гулять, потому что все ребята не хотят со мной дружить. Они считают меня странным из-за того, что я не могу разговаривать.
Я писал записки, и начинал класть их под двери ребятам.
Я надеялся, что они читали мои записки, в которых я писал, что очень хочу с ними подружиться.
Но как-то раз я пошел куда-то с мамой, и увидел, что ребята что-то жгут. Мама решила их отругать, и мы пошли к ним.
Когда мы подошли я увидел, что в ярко-оранжевых языках пламени догорают мои записки.
Чернила синей ручки становились черными, но оставались на пепле.
Я очень сильно обиделся на ребят.
И в эту же ночь мне приснился странный сон. Как будто вместо этих записок ребята кидают в костёр меня. Я не плачу, и не пытаюсь выбраться. Мне даже не больно.
Я не кричу.
Я просто смотрю на них.
А они все так сильно смеются, что несколько из них лежит на полу, и, почти задыхаясь, бьют ногами по земле.
Я проснулся на моменте, когда ребята кричали мне:
-Ты не такой, как мы, и никогда им не станешь.
Я проснулся, и мне стало очень грустно.
Почему-то я слишком близко принимаю такие вещи. Мама всегда говорила, что ребята просто шутят, на самом деле они все хотят со мной играть.
И я верил маме, потому что она никогда не обманывает меня.
Может, у них такая игра, считать меня странным.
В школе всё по-другому. Все учителя называют меня особенным, хотя я думаю, что под этим словом они подразумевают слово «странный». Мама часто рассказывала мне, что некоторые люди говорят одни слова, но они значат что-то другое. Они делают это, чтобы не обижать человека.
Я думаю, что это не очень хорошо, потому что человек догадается, что именно они говорили про него, и ему станет обидно.
Я пришел в отдел с игрушками.
Здесь много разных кукол, и, мне кажется, что они очень похожи на людей.
Здесь есть несколько ребят моего возраста.
Они стояли, и выбирали водяные пистолеты.
Я подошел к ним. Они, видимо, жили не в нашем районе, потому что сразу принялись расспрашивать у меня разные вещи.
-Как тебя зовут?
-Сколько тебе лет?
-В какой ты учишься школе?
Я пытался что-то промычать, но у меня пересохло в горле от газировки, которую мама покупала мне.
Ребята похоже решили, что я слишком не разговорчив, и, назвав меня странным, взяли пистолеты и ушли.
Почему взрослые не называют меня странным, а называют особенным. Мне становится не по себе оттого, что эти слова значат примерно одно и то же.
Просто, зачем что-то прятать, если это всё равно найдут?
Я стоял, и смотрел на куклу.
Зачем взрослые задают так много вопросов? Они что, сами не знают ответов?
У меня дома очень много игрушечных животных.
Я вообще очень люблю животных.
Еще я люблю играть с нашим котом, но мама постоянно говорить мне не мучить его.
Я просто люблю играть.
Когда-то мама рассказывала мне о своем детстве.
Она говорила, что у них были только деревянные игрушки.
Еще она рассказывала, что дети быстро вырастали, потому что они должны были помогать родителям.
Я всегда стараюсь помогать маме, но иногда она говорит, что я «путаюсь у неё под ногами», и просит не мешать.
Я часто слышал, как дети в школе рассказывали, что не любят своих родителей.
Я не хотел подслушивать, мне всегда говорили, что это плохо.
Но они говорили так громко, что мне казалось будто они кричат.
Один мальчик рассказывал, что дома на него часто кричат, поэтому он не любит своих родителей.
Я не мог понять, как можно не любить родителей.
Мама никогда не кричала на меня, но я всегда знал, что если она меня ругает, значит я что-то сделал не так, как надо.
Но я никогда не считал, что если мама ругает меня, то это значит, что она меня не любит.
Не знаю почему, но мне вдруг стало очень грустно от того, что я потерялся.
Я знаю, что мама ищет меня. Я знаю, что она боится потерять меня так же, как я боюсь потерять её.
Родители и дети составляют механизм из любви и привязанности, но если одна его часть вдруг сломалась, то он никогда не станет работать так же.
Я вдруг сильно захотел найтись.
Найдите меня.
Я поднял глаза, и увидел маленького плюшевого кита.
Я посмотрел ему в глаза, и даже в глазах игрушки я увидел страх.
Он тоже хотел, чтобы мама нашла его.
Я долго смотрел ему в глаза, и, мне казалось, что я смотрю в свои глаза.
Я вспомнил, что мама всегда оставляла мне в кармане блокнот с ручкой, чтобы я мог отвечать ей.
Я достал блокнот, и написал 5 слов печатными буквами.
«Мама, я хочу найти тебя».
Я вырвал этот листок из блокнота, положил его на место кита, которого уже держал в руке.
В голове у меня стучало одно слово.
Мама.
Я обнял кита, и направился к выходу.
Ко мне  придёт женщина, и с блестящими от слёз глазами скажет мне:
-Я люблю тебя, Чарли. Теперь я твоя мама.
Я улыбнусь, и мы выйдем из приюта, держась за руки.
А теперь мне пора возвращаться.

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru