litbook

Проза


Теория относительности в научно-популярной литературе 1910-20-х гг.[*]0

Восприятие теории относительности в российской научной среде детально исследовалось В.П. Визгиным и Г.Е. Гореликом [1]. Помимо восприятия интерес представляет процесс популяризации научного знания, учитывая то большое научное значение, которое приобрела специальная, а затем и общая теория относительности. Она осуществлялась через лекции и доклады, которые физики читали для учащихся, ученых других специальностей и, вообще, для широких масс, а также через книги и научно-популярные статьи, которые они публиковали. В начале 1910-х годов в России была осознана необходимость выпуска научно-популярного журнала и научно-популярной литературы. Такую роль в России, а затем и в СССР, играл научно-популярный журнал «Природа» (см.: [2]), а также книги и статьи отечественных ученых и переводы научно-популярных книг западных ученых.

Теория относительности в «Природе»

В 1912 г. в России начал издаваться журнал «Природа», ежемесячный популярный естественно-исторический журнал для самообразования. Первыми редакторами его были профессора В.А. Вагнер и Л.В. Писаржевский. В журнале публиковались обзоры, написанные научно-популярным стилем, научные новости и библиографические ссылки на новую научную литературу. Задачей журнала «в возможно более популярной форме, но не принижая научности изложения, знакомить читателя со всем, что появляется нового, важного и интересного в области естествознания». Создатели журнала увидели «необходимость по возможности вывести науку из-за закрытых дверей лаборатории и ученых кабинетов, и, разрушая заблуждения и ложные представления, распространить широко знание завоеванных истин»,

В первом номере «Природы» была помещена речь проф. И.И. Боргмана «Последние успехи в физике», произнесенная при открытии отдела физики Второго Менделеевского съезда 21 декабря 1911 г. [3] Боргман отмечает важнейшие экспериментальные открытия последних лет – получение жидкого гелия Каммерлинг-Оннесом в 1908 г. и открытие резкого уменьшения сопротивления металлов (позже это получило название сверхпроводимость), открытие в 1909 г. Э. Резерфордом, что альфа-частицы, образуемые при распаде радия, есть атомы гелия, опыты Милликена по определению «величины электрона» (так тогда, следуя Дж. Стони, называли заряд электрона), исследования Ф. Перреном броуновского движения и определения постоянной Авогадро, исследования П.Н. Лебедева давления света на газы, Вуда в области абсорбции и флуоресценции, Томсона каналовых лучей и др. Также Боргман ссылается на опыты Кауфмана, Бухерера и Гупки с бета-лучами («потоки атомов отрицательного электричества», ныне – электроны) как доказывающие, «что масса каждой составной частички этих потоков является функцией скорости движения этой частички, что масса, следовательно, не может быть такая, какая свойственная материи, но представляет собою лишь массу электромагнитную» [3, с.33] (в указанных опытах определялись релятивистские зависимости энергии и импульса от скорости, понятие релятивистской массы ныне не используется как эквивалентное энергии). Развитие теоретической физики Боргман не упоминает, но ссылается на речь Н.А. Умова, произнесенную пленарном заседании съезда. В конце своей речи Боргман затрагивает вопрос о теории относительности: «Я кончаю свой краткий обзор. Я оставил в стороне все то, что в последнее время было высказано относительно принципа релятивности, природы излучения и сущности света. Все это касается самого фундамента теоретической физики и возбуждает необычный интерес. Но, мне думается, что по этим вопросам еще не время принимать окончательное решение. Недостаточны весьма остроумные спекуляции, весьма изящные сопоставления, нужны факты, нужны данные непосредственных опытов, чтобы раз навсегда отказаться от того, чем жила наша наука в течение всего времени ее необыкновенного развития. Идея об эфире, идея о роли среды в передаче действий на расстояние руководила изысканиями всех крупнейших исследователей в области физики. Эта идея принесла пользу; мы знаем к каким блестящим результатам привела она. Вероятно и в будущем она послужит нам» [3, с.35–36].

В этом же первом номере «Природы» в отделе научных новостей был помещен краткий обзор Л. Писаржевского Второго Менделеевского съезда [4], в котором он перечислил основные доклады на съезде и привел выдержки из пленарного доклада Н.А. Умова «Характерные черты и задачи современной естественнонаучной мысли». На съезде присутствовало 1700 человек, как ученые, так и студенты (в том числе будущий академик С.И.Вавилов, что он отметил в своем дневнике). Касаясь речи Умова, Писаржевский привел фрагменты, связанные с теорией относительности. Он писал: «Затем оратор перешел к разъяснению принципа относительности, гласящего, что законы явлений в системе тел для наблюдателя, с нею связанного, представляются одинаковыми, будет ли эта система оставаться в покое или двигаться равномерно и прямолинейно. На чрезвычайно простых примерах в мастерской и понятной форме лектор объяснил слушателям сущность этого принципа и важность его». Писаржевский также отмечает, что Умов в докладе рассматривал изменение понятия времени в связи с теорией относительностью и появление четырехмерного многообразия (пространства-времени).

В февральском номере «Природы» за 1912 г. в разделе «Библиография» публикуется краткая рецензия П.П. Лазарева на издание русского перевода доклада Г.Минковского «Пространство и время», сделанного им на съезде естествоиспытателей и врачей в Кельне в1908 г. [5]. В рецензии Лазарев отметил: «Последние годы в физике ознаменовались пересмотром тех основных принципов, на которых была построена вся наука и этот пересмотр показал, что целый ряд новых фактов, открытых опытом и не укладывавшихся в старую теорию можно уложить в стройную и ясную систему, если принять как допущение, как гипотезу, особый принцип относительности, связывающий те явления, которые могли бы наблюдаться в теле во время его движения с тем, что действительно должно происходить в нем». Лазарев, в частности, отметил, что именно Минковский внес «наиболее крупный и ценный вклад» со стороны математиков в разработку теории относительности.

В номере за июль-август 1912 г. публикуются две рецензии на переводы книг О. Лоджа [6] и Э. Кона и А. Пуанкаре [7]. Рецензент на первую книгу (имя его в журнале не приводится) отмечает, что Лодж в своей «чрезвычайно интересной книжке», проводит мысль о мировом эфире как основном веществе, совершенной жидкости, непрерывной, несжимаемой и недвижимой, а также указывает, что есть и другие точки зрения: «Редактор русского перевода указывает в своем предисловии, что "точка зрения Лоджа не является единственной и общепризнанной в науке… что новое физическое мировоззрение, основанное на принципе относительности, совершенно отрицает существование эфира… но Лодж далек от этих новых воззрений… и в настоящей книге излагает то представление об эфире, которое создалось у него в результате многолетнего и настойчивого труда"». Касаясь второй книги, Л.П. (вероятно – Писаржевский) указывает, что «авторы сделали все возможное, чтобы разъяснить не специалисту сущность принципа относительности и новой механики. Но усвоение этих новых идей трудно и для специалиста. Только тогда, когда идеи эти войдут в плоть и кровь научного мировоззрения, они станут вполне доступными для мало подготовленного к их восприятию читателя. Теперь же даже читателю с университетским образованием по физике потребуется значительное напряжение мысли для проникновения в глубину идей, о которых трактуется в этой книжке двумя известными учеными и популяризаторами». В рецензии П.Бельского на второй выпуск сборника статей переводов ведущих западных ученых «Успехи физики», выпущенный редакцией одесского журнала «Вестник опытной физики», отмечается содержательность, ясность изложения и полная научность статей, опубликованных в сборнике (М. Планка, А. Риги, Э. Резерфорда, Дж. Томсона и др.). Из семи статей пять излагали «сущность теоретической разработки различных наиболее интересных вопросов физической науки», а две – «о применении на практике успехов физики». Однако теория относительности осталась, как отметил Бельский, вне этого сборника: «Подбор статей дает яркую картину современного состояния физики. В сборнике совсем не затронут «принцип относительности». Редакция объясняет этот пропуск тем, что нельзя было отыскать ни одной статьи, дающей о нем действительно ясное представление не специалисту» [8].

Редакция журнала «Природа» восполняет этот пробел. В ноябрьском номере «Природы» появляется первое в России обширное популярное изложение теории относительности, написанное О.Д. Хвольсоном [9]. Статья Хвольсона открывала этот номер «Природы». В 1912 г. О.Хвольсон опубликовал в 4 томе своего фундаментального «Курса физики» пятую главу, посвященную целиком принципу относительности. Редакция Журнала Русского Физико-Химического Общества обратилась к Хвольсону с просьбой о перепечатке этой главы в виде отдельной журнальной статьи, что и было осуществлено [10]. Сравнение текстов показало, что для читателей «Природы» Хвольсон написал новый текст, концептуально соответствующий публикации в «Курсе физики» и в ЖРФХО, но с минимальным количеством формул, причем их он выделил мелким шрифтом, оговорив, что они «могут быть пропущены читателями, незнакомыми с алгеброй». По этим же причинам (незнакомство читателей журнала с √-1 и мнимыми числами) Хвольсон вынужден был сократить почти все, связанное с Минковским, однако упомянув, что это «еще более смелое учение», в котором два понятия – пространства и времени – связываются «в одно нераздельное и однородное целое», и этим Минковский «дал самым основам принципа относительности новое толкование» [9, с.1278]. Хвольсон также отмечает «несчетное число (Хвольсон, очевидно, имел в виду западные публикации – К.Т.) попыток популярного изложения принципа относительности во всевозможных журналах, а также отдельных брошюрах и на всех культурных языках величайшего научного переворота, на котором ныне сосредоточено внимание ученых специалистов, и которые занимает и волнует их и разделяет их на враждующие между собою группы». В статье Хвольсон отмечает, что в сущности теория Эйнштейна это «расширение принципа относительности старой механики»: «прямолинейное и равномерное движение в пространстве ни при каких условиях и никакими наблюдениями не может быть обнаружено». Несмотря на некоторые неточности (Хвольсон распространяет не вполне правильные представления о росте массы со скоростью) обзор Хвольсона – это первый популярный обзор теории относительности, написанный на высоком научном и педагогическом уровне. Заключение в обеих статьях Хвольсона были аналогичны, он указал, что существуют и противники теории относительности: «Картина современного (1912) положения теории относительности была бы неполною, если бы мы не указали, в заключение, на разногласие, существующее между учеными по вопросу о значении, которое эта теория имеет и о физической реальности ее выводов. Многие ученые считают ее окончательно установленной, не вызывающей никаких сомнений и навсегда включенной в сокровищницу науки. Но не малое число ученых относятся к ней скептически и даже безусловно отрицательно, считая ее смешною шуткою (ein drolliger Witz). Строго говоря, все ученые, не отрицающие существования эфира, не могут полностью стоять на почве вышеизложенной теории относительности. От будущего следует ожидать решения спорных вопросов и выяснения истинного, физического значения принципа относительности» [9, с.1315].

Отметим также, что С.И. Вавилов, как это следует из его дневников, находясь в действующей армии в период первой мировой войны, получил в 1915 г. этот том Хвольсона и изучал именно главу, связанную с принципом относительности, что завершилось публикацией С.И. Вавиловым небольшой заметки в одесском журнале, в которой он пытался предложить другое объяснение опыту Майкельсона [11, 12].

В феврале 1913 г. «Природа» печатает речь Умова «Физические науки в служении человечеству», в которой он также упоминает принцип относительности: «Мы высоко ценим поэтому всякую новую мысль, как бы колюча и остра она ни была. Ей представляется возможность свободного развития. Воздвигая ему препятствия, мы нанесли бы ущерб тому освещению, которое необходимо разуму, ищущему истины. Физические науки не знают страха перед мыслью. Этому бесстрашию мы обязаны разработкой представления об электромагнитной массе и теории относительности, коренным образом противоречащих установившимся воззрениям на вещи и совершающееся» [13].

В 1913 г. в «Природе» Ф. Соколов помещает рецензию на лекции А.Майкельсона 1899 г., опубликованные в виде книги «Световые волны и их применения». Соколов напоминает, что «ни одно изложение «принципа относительности» – самого жгучего вопроса современной физики – не обходится без упоминания опыта Майкельсона» [14, с.264]. В этих лекциях, прочитанных еще до статьи Эйнштейна 1905 г., Майкельсон опирается на концепцию эфира, однако отмечает, что «все попытки проверить гипотезу, согласно которой эфир не принимает участия в движении земли вокруг солнца (гипотеза неподвижного эфира – К.Т.), дали отрицательные результаты, на основании чего мы можем сказать, что весь вопрос пока еще находится в неудовлетворительном состоянии». Соколов также отмечает, что Хвольсон написал примечания и 5 дополнительных статей к этому изданию, в том числе «Современное положение вопроса об эфире».

В октябрьском номере «Природы» за 1913 г. О. Хвольсон публикует статью «О числе мировых агентов», в которой кратко анализирует эволюцию различных гипотез о первоосновах материи (вещество, теплород, магнетизм, электричество, эфир). Он, в частности, отмечает: «Мы переживаем период великой эволюции научной мысли. Старое рушилось, новое еще не построено» [15, с.1143] – очевидно, он имел в виду еще и квантовую «революцию», которая как раз происходила в этот период. Далее он пишет: «Современной науки по отношению к основным чертам картины мира не существует. Мы имеет дело с разнообразнейшими гипотезами выдающихся ученых, с хаосом противоположных взглядов, в котором разобраться нелегко» [15, с.1150]. «Эфир сейчас науке не нужен, он бесполезен (в силу своей непродуктивности – прим. К.Т.), – пишет в заключение Хвольсон. – К этой же идее о не существовании эфира приводит и принцип относительности, играющий большую роль в современной науке. Здесь не место его рассматривать. Отказываясь от эфира, мы должны приписать квантам самодовлеющую реальность». Вывод Хвольсона звучит актуально и сегодня: «Итак: эфира нет, но существуют кванты».

В 1915 г. теория относительности упоминается только в статьях, посвященных Н.А. Умову в связи с его смертью. О.Д. Хвольсон в некрологе отмечает: «В особенности замечательны были его исследования, относившиеся к так называемому принципу относительности, которому была посвящена также значительная часть третьей из вышеуказанных его речей (1911)» [16, с.154] (Речь о докладе Н.А. Умова «Характерные черты и задачи современной естественно-научной мысли» 21 декабря 1911 г. на II Менделеевском съезде). А.И. Бачинский в более развернутой статье, посвященной Н.А. Умову пишет: «Н.А. с юношеской восприимчивостью следит за новыми идеями, которые в таком изобилии возникают в физике XX века, изучает появляющиеся во множестве работы и сам берется за перо, чтобы со своей, всегда оригинальной и носящей общий характер, точки зрения осветить смысл воззрений, еще не вполне кристаллизовавшихся. Сюда относятся его статьи о принципе относительности (1910–1912) и теории квант (1913)» [17, с.304].

В 1916 г. в «Природе» появляются две статьи П.П. Лазарева, посвященные волнам в природе и электромагнитной природе света [18, 19]. В первой статье есть специальный раздел, посвященный «волнам в эфире», где он указывает, что световые явления, происходят «в особой мировой среде – эфире» (ст.549), при этом Лазарев ни словом не упоминает о Майкельсоне, Лоренце и Эйнштейне. То же касается второй статьи, в которой Лазарев упоминает Максвелла и Герца, но не упоминает Лоренца и Эйнштейна.

В отдельные годы в «Природе» не публиковалось никаких статей и научных новостей, связанных с теорией относительностью (1914, 1916, 1917, 1930 и др.). В 1920 г. из-за гражданской войны и разрухи журнал вообще не выпускался.

В 1921 г. издание журнала было возобновлено, вышло четыре строенных номера (1–3, 4–6, 7–9, 10–12). Журнал выходил под ред. проф. Н.К. Кольцова, проф. Л.А. Тарасевича и акад. А.Е. Ферсмана. Статей по теории относительности и, вообще, по физике также не было, в основном в статьях и научных новостях была представлена биология и медицина, химия и минералогия, геология, а также немного радиотехника и астрономия. Наоборот, в статье Г. Зелигмана «О ритме в природе» [20] автор воспроизводит дорелятивистские воззрения на свет, как волны в эфире: «Носителем звука служит воздух. Для света, пробегающего огромные пространства в самые малые промежутки времени, мы вынуждены предполагать среду до того подвижную и эластичную, что опыт не в состоянии проследить за ней. Эта среда есть гипотетический эфир, а свет есть, как предполагают, не что иное, как волнообразное движение в эфире» [20, с.15].

Однако в конце последнего номера за 1921 г. была помещена библиография немецкой научной литературы по физике и химии за 1919 г., написанная М.А. Блохом. Он указал ряд новых немецких книг по атомной теории и теории относительности и отметил происходящее кардинальное изменение физической картины мира. Среди книг по теории относительности – книги Э. Кона, В. Блоха, А. Брилля, издание Г. Вейлем лекции Римана об основаниях геометрии, том «Физика», коллективного труда «Kultur der Gegenwart», в котором глава по теоретической атомистике и теории относительности написана А. Эйнштейном, а другие главы – М. Планком, Г. Лоренцем и др., три лекции В. Вина, вторая из которых была посвящена физике и теории познания (сопоставление теории относительности и гипотезы квант Планка и взглядов Э. Маха). Он отмечает также, что в Германии наряду с абстрактными работами «о строении атомов, изотопов и теории относительности», наблюдается значительное оживление литературы по истории науки и техники. [21]

В 1922 г. в «Природе» появляются еще три заметки М.А. Блоха [20-24]. В первой заметке он пишет о конкурсе на наиболее понятное изложение принципа относительности, который был организован в Нью-Йорке журналом “New Scientist” и в котором приняло участие более 300 человек. Интересно, что победил в конкурсе участник из Англии той же, что и Эйнштейн, профессии – служащий патентного бюро.

Во второй заметке Блох описывает содержание бесед немецкого журналиста А. Мошковского (он называет его «гетевским Эккерманом в XX столетии») с Эйнштейном, опубликованных на русском языке в виде отдельного издания [25], в которых затраги­вались такие вопросы, как наследование гениальности, взгляды Эйнштейна на педагогику, на литературу и др. В третьей заметке Блох приводит оценки размеров мира, сделанные Эйнштейном и другими учеными на основе общей теории относительности [24].

В дальнейшем явный крен в «Природе» в химико-биологическую и геолого-минералогическую сторону был преодолен (ясно, что такой крен был вызван научными интересами Н.К. Кольцова и А.Е. Ферсмана) и в журнале в конце 1920-х годов печатаются статьи о работах выдающихся западных физиков и астрофизиков и переводы их научно-популярных статей (П.А.М. Дирак, Дж. Джинс, В. де Ситтер).

В 1928 г. в «Природе» публикуется заметка «Памяти А.А. Фридмана» (автор скрыт за инициалами Л.Б.) [26], в которой указывается, что в 1927 г. был опубликован 1-й том V Геофизического сборника (1927, 63 с.), содержащий биографию Фридмана, список его научных трудов, статьи о работах Фридмана В.А. Стеклова, И.В. Мещерского и М.А. Лорис-Меликова, а также одну из статей Фридмана по теории движения сжимаемой жидкости. Статья М.А. Лорис-Меликова была посвящена работам А.А. Фридмана в области теории относительности. В заметке в «Природе» автор Л.Б. кратко отмечает основные результаты А.А. Фридмана по развитию теории относительности – открытию нестационарных решений уравнения Эйнштейна, доказательство возможности существования мира с постоянной отрицательной кривизной, и указывает на популярную книгу Фридмана «Мир как пространство и время» (1923, Пгр., изд. «Academia»). В №12 в разделе «Новости. Физика» была помещена заметка А.Д. (автор скрыт за инициалами) о новых экспериментальных подтверждениях общей теории относительности, полученных американскими и др. учеными – искривления прямолинейного пути светового луча и смещения спектральных линий к красному концу спектра под действием гравитационного поля, соответствующих в пределах точности теории Эйнштейна [27].

В 1929 г. в «Природе» публикуется статья Н.В. Белова о единой теории Эйнштейна (гравитации и электричества) [28] и рецензии Т.П. Кравца на книгу О.Д. Хвольсона «Физика наших дней» [29] и «Исследования по оптике» А.А. Майкельсона [30].

В первом номере за 1931 г. в журнале «Природа» публиковалась статья В.Г.Фридмана «Принцип эквивалентности Эйнштейна и учение Ньютона о массе и тяготении» [31]. В этом же году в журнале была опубликована статья В. Де Ситтера «Раздвигающаяся Вселенная» в переводе Н.В.Белова [32], в разделе «научные новости» были помещены заметка М.Савостьяновой о новом воспроизведении опыта Майкельсона–Морли [33], заметка Н.В. Белова о расширяющейся Вселенной [34], а в разделе «научная хроника» – некролог А.А. Майкельсона, написанный также Н.В. Беловым [35].

Как видим, журнал «Природа» сыграл важную роль в пропаганде теории относительности, поместив превосходный обзор О.Д. Хвольсона и публикуя эпизодически различные актуальные материалы. Однако интересы членов редколлегии, далекие от физики, а также тяжелая ситуация, связанная с гражданской войной в России, когда журнал вообще перестал выпускаться, привели к неравнозначному освещению достижений в области физики и других наук.

  

Обзоры и рецензии научно-популярной литературы по теории относительности

В 1910–20-е годы было издано несколько десятков научно-популярных книг как отечественных, так и зарубежных ученых, в том числе появилось три разных перевода статьи А. Эйнштейна «О специальной и общей теории относительности», вышедшей в виде отдельных изданий [25, 36–64, 81–84]. В 1921–23 годах было опубликовано несколько обзоров этих книг – А.К. Тимирязева, А.А. Максимова и В.А. Базарова [65–68], а также ряд рецензий разных авторов в журналах [69–79]. Во всех обзорах анализировалась сама статья Эйнштейна, а также дополнительно несколько книг. Обзор и рецензии А.К. Тимирязева охватывали 7 книг, А.А.Максимова – 18, В.А. Базарова – 22 книги и статьи.

Обзору Тимирязева предшествовали его рецензии в журнале «Печать и революция» на оригинальные немецкие издания [71–75]. Поскольку он был механицистом и противником теории относительности, его воодушевила книга антирелятивиста Ф. Ленарда. В конце рецензии он сделал такой вывод: «Книгу необходимо перевести на русский язык, как здоровый противовес к тем неумеренным, почти истерическим восторгам, которые теперь широкой волной заливают почти всю популярную литературу по принципу относительности» [73]. А вот книгу М. Шлика он оценил отрицательно, как пропаганду идеализма: «Конец книги пестрит цитатами из Канта, Юма и Маха. Вообще книга является образцовым примером того, какую опасность представляет теория Эйнштейна, когда она попадает в руки людей, стоящих далеко от производства самой науки, от живой текущей лабораторной работы, от непосредственных опытных исследований. Читателю такая книга принесет гораздо более вреда, чем пользы, изображая новые приобретения науки в заведомо ложном свете. Переводить подобного рода книги не следует.» [74]. Отметим, что обе книги были вскоре переведены и изданы на русском языке. (Книга Ленарда была переведена под редакцией А.К. Тимирязева, который написал к ней и примечания, а книга М. Шлика переведена П.С. Юшкевичем и издана в сборнике [64], см. подробнее [80]. В рецензии на книгу О.Д. Хвольсона Тимирязев с сожалением отмечает, что «именно теорию относительности проф. Хвольсон считает абсолютной истиной, об очень многих веских доводах против учения Эйнштейна просто не упоминается, как, например, об опытных исследованиях «тонкой структуры» спектральных линий». Тимирязев в заключение делает такой вывод: «Как изложение, фактических успехов науки за пятьдесят лет, книжка проф. О.Д. Хвольсона очень хороша; выводы же автора, его взгляды на современные теории крайне односторонние: он считает все новое уже законченным и как бы не подлежащим дальнейшему развитию. Все это вместе может основательно сбить с толку читателя – неспециалиста» [77]. Тем не менее, Тимирязев, несмотря на свое неприятие теории относительности, рекомендовал перевести и книгу А.Эйнштейна «О специальной и общей теории относительности»: «Во всяком случае, книжку Эйнштейна можно рекомендовать всякому вдумчивому читателю, желающему познакомиться с этим новым учением из первых рук. Хорошо было бы, конечно дополнить чтение этой книги чтением остроумных возражений, сделанных Ленаром (О принципе относительности, эфире и тяготении. Ф. Ленар[д], Лейпциг. 1921 г.). Книгу Эйнштейна безусловно необходимо перевести на русский язык.» [72]. Эти возражения Ленарда А.К. Тимирязев воспроизвел в обзоре этих же книг, уже изданных к этому времени на русском языке [36, 40, 41, 47, 48].

Обзор А.А. Максимова был опубликован в двух номерах журнала «Под знаменем марксизма», он охватывал 18 книг [25, 36, 39, 42-57]. Максимов признает, что принцип относительности Эйнштейна является «революцией в науке», а Эйнштейн – «глубокий и серьезный мыслитель», но стоящий на «точке зрения идеалистической философии». Из этих книг «нет ни одной, которая бы представляла хоть в какой-нибудь степени пролетарскую идеологию» [67, с.138]. Книги Морозова, как отмечает Максимов, представляют мысли и теории самого автора, а брошюра Ленарда – чуть ли не единственная на русском языке, «посвященная критике теории относительности и ознакомление с ней нужно особенно рекомендовать» [68, с.182].

В 1923 г. был опубликован обзор научно-популярной литературы по теории относительности, написанный В.А. Базаровым [68]. В своем достаточно содержательном обзоре В.А.Базаров охватил 22 книги и статей, изданных на русском языке с 1914 по 1923 гг. – Г. Шмидта, Ш. Нордмана, О.Д.Хвольсона, П.П.Лазарева, Е.С.Лондона, Б.Дюшена, лекция С. Лифшица, М. Борна, статьи М. Лауэ, Э. Гётингтона, Р.Д. Кормикаэля в сборнике «Новые идеи в математике», три разных перевода книги А.Эйнштейна «О специальной и общей теории относительности», книги Ф. Ленарда, Н.А. Морозова, П.А. Флоренского, А.В. Васильева и Э. Кассирера [36–38, 46–63].

В.А. Базаров прежде всего формулирует задачи популярной литературы: «во-первых, она должна помочь профану разобраться в теоретическом и фактическом фундаменте принципа относительности, показать, что в нем действительно и солидно обосновано; во-вторых она должна вскрыть внутреннюю связь теории Эйнштейна с той грандиозной перестройкой, которой с разных сторон подвергаются в настоящее время основы естествознания, и в результате которой уже вырисовываются архитектурные линии мощной монистической концепции, объединяющей в одно стройное целое механику, электродинамику и теоретическую химию» [68, с.325].

С точки зрения сформулированных им задач популярной литературы Базаров разделил ее на четыре части: 1) работы, которые по тем или другим причинам вовсе не достигают той цели, ради которой они написаны, 2) работы, в которых изложена сущность теории относительности, 3) работы, в которых критикуется теория относительности, 4) работы, посвященные философскому анализу принципа относительности.

По мнению Базарова, совершенно неудачными попытками популяризации являются лекция проф. С. Лифшица, книги Б. Дюшена и Е.С. Лондона. В лекции С. Лифшица Базаров указал на правильный вывод им преобразования длины, но обнаружил ошибку в выводе Лифшицем формулы преобразования времени, из которой следует убыстрение хода времени в движущейся системе (т.е. противоположный вывод, чем в СТО), а также непонимание автором эквивалентности систем отсчета и ошибочный вывод о нарушении причинности явлений. Книга Дюшена относится к «беллетристической» литературе, для которой характерна «внешне изящная, но поверхностная трактовка предмета», в книге «связь между Эйнштейном и другими реформаторами современной физики нигде не устанавливается сколько-нибудь отчетливо, и в гиперболических характеристиках автора гениальный германский ученый вырастает в сверхчеловеческое существо, одаренное божественным всемогуществом» [Там же, с.326]. В книге Е.Лондона, как указывает Базаров, ни один опыт не описан правильно, «все формулировки словно нарочно подобраны так, чтобы затемнить понятия читателя», а комментарии автора «вообще не поддаются никакой характеристике». Отметим, что Е.С.Лондон был профессором Института экспериментальной медицины и его книга была нацелена на то, чтобы дать какое-то представление о теории относительности медицинским работникам. Отметим, что в 1923 г. Е.С.Лондон переиздал свою книгу, оставив без изменения основной текст, но сделав многочисленные пояснения.

К «доброкачественной» литературе по теории относительности В.А. Базаров относит книги Ш. Нордмана, Г. Шмидта и О.Д. Хвольсона. «Все эти три работы являются не только бесспорно компетентной, но и талантливой популяризацией, и притом талантливой в двух отношениях: и в смысле увлекательности изложения, и по существу, – в смысле умения выбрать из обширного материала науки самое существенное для данной цели и осветить это немногое существенное так, чтобы необходимое упрощение понятий не приводило к их искажению» [Там же, с.329]. Хорошим дополнением к книге Хвольсона, по мнению Базарова, служит книга П.П. Лазарева, вместе с которой опубликованы переводы лекции А. Пуанкаре и статьи М.Планка. «Все перечисленные работы излагают теорию Эйнштейна, не прибегая к математическим доказательствам, хотя бы и самым элементарным», – отмечает Базаров. Однако «место теории относительности в системе современного естествознания остается недостаточно выясненным». Это, как считает Базаров, восполняется книгой М. Борна. Для выяснения «логической и теоретико-познавательной стороны принципа относительности» Базаров рекомендует помимо книги Борна статьи Гёттингтона, Р.Д. Кармикаэля и М. Лауэ из сборника «Новые идеи в математике», №5.

Базаров также сравнивает и три перевода известной работы А.Эйнштейна «О специальной и общей теории относительности», опубликованные в 1922 г. разными издательствами: 1) под ред. Н.А. Морозова и Б.С. Бычковского, 2) под ред. проф. С.Я. Лифшица, 3) под ред. А.П. Афанасьева. На взгляд Базарова «первые два перевода ближе к подстрочнику, а последний (под ред. А.П. Афанасьева) более литературен». Отметим, что этот перевод был сделан С.И. Вавиловым.

Среди антирелятивистской литературы Базаров выделяет книги Ф. Ленарда, который «в качестве физика» принимает следствия ТО, а «в качестве философа он – принципиальныйпротивник принципа относительности». Также дискуссии Эйнштейна с французскими антирелятивистами, как отмечает Базаров, были отражены в книге Ш. Нордмана «Эйнштейн в Париже». К антирелятивистской литературе Базаров относит и две книги «талантливого автора» Н.А. Морозова. «К теории Эйнштейна все это имеет довольно отдаленное отношение», – отмечает Базаров.

В конце своего обзора Базаров анализирует книги, в которых рассматриваются философские интерпретации теории относительности. В книге А.В.Васильева автор подробно останавливается как на философских предшественниках «релятивизма», так и дает «очень содержательные очерки геометрий Римана, Лобачевского, четырехмерного мира Минковского, в связи с основными положениями эйнштейновской теории». «Общий вывод проф. Васильева сводится к тому, что эйнштейновский принцип относительности органически связан с философским «релятивистическим эмпиризмом» в духе Маха», – отмечает Базаров.

«Блестяще написанная» книга Э. Кассирера «Теория относительности Эйнштейна» (Базаров читал ее в оригинале, а русский перевод характеризует как «неуклюжий»), направлена, как отмечает Базаров, чтобы показать, что «разрушение идей абсолютного пространства и времени не только не противоречит философии Канта, а, напротив, служит к вящему ее торжеству». На самом деле, как считает Базаров, Кассирер вкладывает в слова Канта современное содержание (ныне это называется презентизмом), а «исторический Кант несомненно стоял в тесном идейном родстве с абсолютизмом Ньютона и Эйлера».

Относительно брошюры П. Флоренского «Мнимости в геометрии» В.А.Базаров указывает на ошибки автора в применении формул теории относительности и изобилие вносимых автором «метафизических трудностей», но одновременно отмечает «чрезвычайно своеобразное философское освещение эйнштейновской теории». Базаров выразил надежду, «что к следующему изданию талантливый автор исправит многочисленные дефекты своего построения и придаст ему теоретически безупречную форму».

В заключение Базаров дал классификацию трех «непримиримых позиций» с точки зрения воззрений на научную истину на примере отношения ученых к картинам мира Коперника и Птолемея: 1) «Коперник и Птоломей дают логически равноправное, но научно далеко не равноценное истолкование одного и того же реального факта», – точка зрения А. Эйнштейна и его сторонников; 2) на стороне Коперника реальная физическая истина; построение Птоломея фактически ошибочно, а потому его математическое истолкование есть «логически недопустимый эксперимент», – точка зрения Ленар[д]а, Морозова и мн. других; 3) концепция Птоломея есть абсолютная истина; теория Коперника есть логически соблазнительный, но метафизически недопустимый эксперимент, – позиция Флоренского». Базаров отмечает, что между сторонниками этих позиций «не может быть разумного спора, а возможны лишь аргументы внелогического порядка» [68, с.343].

В дополнение содержательного обзора В.А. Базарова укажем рецензии на книги из журнала «Печать и революция», выходившего в Москве с 1921 по 1930 гг. [69-79]. В этих рецензиях проявились и личные воззрения авторов на теорию относительности.

С.И. Вавилов в рецензии на книге А.Гааза оспаривает его мнение о простоте новой физики: «Едва ли это так,— о единой картине вообще говорить еще преждевременно. Слишком много осталось неразрешенных противоречий почти во всех областях физики; новая физика пока сложное и непримиренное нагромождение уцелевших «классических» принципов, эмпирических постулатов теории квантов и утверждений теории относительности, претендующих на всеобщность, практически же еще очень ограниченных. С другой стороны, новая картина мира и не проста, она значительно запутаннее старой классической картины» [76].

Я.Н. Шпильрейн выделяет книгу Фрейндлиха, как с содержательной стороны хорошего популярного изложения основных представлений общей теории относительности, так и качество перевода Г.С. Ландсберга: «Перевод выполнен внимательно и хорошим языком. Это обстоятельство, равно как и аккуратное издание, выгодно выделяет разбираемую книгу из числа русских изданий по теории относительности.». Шпильрейн также отмечает спад «моды» на теорию относительности в обществе: «Волна интереса к теории относительности в широких кругах значительно спадает. Еще в прошлом году можно было встретить статьи о теории относительности в самых разнообразных журналах; доклады и диспуты о теории относительности привлекали громадное количество слушателей, при чем рассуждения о теории относительности напоминали споры начетчиков: в качестве аргументов цитировались фразы из книг Борна, Фрейндлиха, Бауэра, реже Лауэ и еще реже Вейля и самого Эйнштейна. Часто при этом цитированные мысли искажались, и потому у нас было сказано и написано не мало вздора по поводу теории относительности. Объясняется это увлеченье, по-видимому, открывшейся возможностью порассуждать о новой материи, достаточно непонятной, чтобы казаться интересной. Ибо в нашем рабочем государстве, как и до революции, точное мышление не пользуется пока большим распространением, и нередко можно встретить весьма образованных по части словесности людей, поражающих своим невежеством в области наук физико-математических. Однако, из такого философического рассмотрения физических проблем редко выходит что-либо путное.» [78]

Н.Н. Андреев в рецензии на книгу Н.А. Морозова, характеризует и всеобщее значение теории относительности: «Однако принцип относительности ставит и разрешает вопросы, близкие не одним только физикам. С одной стороны — это физическая теория, с другой — критическая оценка основных элементов нашего познания и, наконец, это — венец, завершение стройного здания строго физического мировоззрения, развивавшегося в течение всего XIX века, с его отказом от абсолютного с его релятивированием нашего опыта, с его непреклонным стремлением к монистическому познанию мира. Отсюда вытекает значение идей А. Э[й]нштейна для всякого, кто интересуется развитием научной мысли и вопросами познавания вообще, и легко понятным становится то внимание, которое все более и более привлекает к себе теория относительности за границей. Она там уже далеко шагнула за порог лабораторий и кабинетов. Сотни книг и тысячи статей в различных научных, философских и общих журналах написаны для разъяснения и популяризации принципа относительности, еще больше в опровержение и защиту его, и можно сказать, что в наше время А. Э[й]нштейн является едва ли не самым популярным человеком в интеллигентных кругах Западной Европы. К сожалению, у нас знакомство с этим поистине революционным учением ограничивается пока весьма узким кругом лиц, занимающихся физикой, математикой или философией, и даже среди ученого мира многие знакомы с ним лишь понаслышке. Это несомненно ненормально. Принцип относительности имеет колоссальное значение для эволюции нашего мышления». [70]. Книгу Морозова Андреев оценивает критически. На его взгляд такого рода книги, нацеленные спасти классические физику и механику, «к сожалению, роковым образом постигает одна и та же участь: играть роль воды на мельнице теории относительности».

В заключение упомянем три книги, которые были опубликованы в 1920-е годы позже указанных обзоров. Прежде всего, это книга А.А. Фридмана «Мир как пространство и время» [81]. Интересно, что он в предисловии охарактеризовал принцип относительности как «совершенно не поддающийся популяризации», поскольку «эта популяризация достигается или ценой полного затемнения идей, лежащих в основе принципа относительности, или же, что, пожалуй, еще хуже, ценой извращения этих идей» [82, с.245]. Фридман опирается целиком на математическое изложение общей теории относительности и космологии, основанной на этой теории. Он также отказался приводить и дополнительную литературу, поскольку «популярная литература ничего не разъясняет» [Там же, с.247]. Еще две книги – С.Ю. Семковского и Б.М. Гессена – содержали популярное изложение теории относительности и были направлены на обоснование, что эта теория соответствует диалектическому материализму [83, 84].

Таким образом, популяризация теории относительности развивалась по нескольким направлениям – более или менее удачные попытки популяризации теории относительности (А. Эйнштейн, О.Д. Хвольсон и др.), популяризация в сочетании с различными философскими направлениями (М.Шлик, Э.Кассирер и др., при этом русская религиозная философия почти полностью проигнорировала теорию относительности), популяризация с целью идеологической адаптации теории относительности в СССР (Б.М. Гессен, С.Ю. Семковский), попытки на популярном уровне выдвигать контраргументы против теории относительности (Ф. Ленард, А.К. Тимирязев) и принципиальное отрицание возможности её популяризации в сочетании с её изложением чисто дедуктивно-математическим методом (А.А. Фридман).

 

Литература

1. Визгин В.П., Горелик Г.Е. Восприятие теории относительности в России и СССР // Эйнштейновский сборник 1984-85, М.: 1988. С.7–70.

2. Андреев А.Ф. Журналу «Природа» – 100 лет // УФН. 2012, №1. С.105–110.

3. Боргман И.И. Последние успехи в физике // Природа, 1912 (1). С.23–35.

4. Писаржевский Л. Второй Менделеевский съезд по Общей и прикладной химии и физики // Природа, 1912 (1). С.121–124.

5. Лазарев П.П. Рец. на кн.: Минковский Г. Пространство и время. СПб.: Physice, 1911. 93 с. // Природа, 1912. С.293.

6. [Без автора] Рец. на кн.: Лодж О. Мировой эфир. Перевод под ред. прив.-доц. Хмырова. Изд. «Матезис», 1911. 216 с. // Природа, 1912 (июль-август). С.1010.

7. Л.П[исаржевский]. Рец. на кн.: Кон Э., Пуанкаре Г. Пространство и время с точки зрения физики. Пер. под ред. «Вест. Опыт. физики». Одесса: «Матезис», 1911. 81 с. // Природа, 1912 (июль–август). С.1011–1012.

8. Бельский П. Рец. на кн.: Успехи физики. Сб. Статей о важнейших открытиях последних лет. Под ред. «Вестника опытной физики». Одесса: «Матезис», 1911. 203 с. // Природа, 1912 (сентябрь). С.1144.

9. Хвольсон О.Д. Принцип относительности // Природа, 1912 (ноябрь). С.1275–1315.

10. Хвольсон О.Д. Принцип относительности // ЖРФХО. Ч. физ. 1912. Т. 44, вып. 10Б. С. 377; 1913. Т. 45, вып. 1А. С. 42.

11. Вавилов С.И. Дневники. Т.1. М.: Наука (в печати).

12. Визгин В.П., Томилин К.А. С.И.Вавилов и теория относительности // Годичная научная конференция ИИЕТ РАН, 2009. М.:, 2009. С.258–261.

13. Умов Н.А. Физические науки в служении человечеству // Природа, 1913 (февраль). С.150–159.

14. Соколов Ф. Рец.: А.А.Майкельсон. Световые волны и их применения // Природа, 1913 (февраль). С.264–265.

15. Хвольсон О.Д. О числе мировых агентов // Природа, 1913 (октябрь). С.1141–1152.

16. Хвольсон О.Д. Н.А.Умов (некролог) // Природа, 1915. С.153–154.

17. Бачинский А.И. Николай Алексеевич Умов // Природа, 1915. С.285–306.

18. Лазарев П.П. Волны и их роль в природе // Природа, 1916, №5/6. С.531–558.

19. Лазарев П.П. Электромагнитная теория света // Природа, 1916, №11. С.1235–1252.

20. Зелигман Г. О ритме в природе // Природа, 1921, №7-9. С.9–18.

21. Блох М.А. Среди иностранных книг // Природа, 1921, №9-12. С.84–87.

22. Блох М. Конкурс на наиболее понятное изложение принципа относительности // Природа, 1922, №8-9. С.116-117.

23. Блох М. Разговоры с Эйнштейном // Природа, 1922, №8-9. С.127–128.

24. Блох М. Размеры и величина мира по Эйнштейну // Природа, 1922, №10-12. С.69–71.

25. Мошковский А. Альберт Эйнштейн. Беседы с Эйнштейном о теории относительности и общей системе мира. Пер. с нем. Румер. М.: «Работник просвещения», 1922. 209 с.

26. Л.Б. Памяти Фридмана // Природа, 1928, №9. С.839.

27. А.Д. Новые подтверждения теории относительности // Природа, 1928, №12. С.1071–1073.

28. Белов Н.В. О новой теории Эйнштейна // Природа, 1929, №3. С.201–210.

29. Кравец Т. Рец. на кн.: О.Д.Хвольсон. Физика наших дней. Новые понятия о современной физике в общедоступном изложении. Госиздат, 1928. 344 с. // Природа, 1929, №2. С.186–187.

30. Кравец Т. Рец. на кн.: А.А.Майкельсон. Исследования по оптике // Природа, 1929, №5. С.473.

31. Фридман В.Г. Принцип эквивалентности Эйнштейна и учение Ньютона о массе и тяготении // Природа, 1931. С.3.

32. де Ситтер В. Раздвигающаяся Вселенная. Пер. Н.Белова // Природа, 1931, №5. С.423–436.

33. Савостьянова М. Новое воспроизведение опыта Майкельсона-Морлея // Природа, 1931 (№8). С.797.

34. Белов Н.В. Раздвигающаяся Вселенная // Природа, 1931, №9. С.903.

35. Белов Н. А.А.Майкельсон (1852–1931) // Природа, 1931, №9. С.928.

36. Эйнштейн А. О специальной и общей теории относительности. (Общедоступное изложение). Имеется три перевода: 1) под редакц. проф. С. Я. Лифшица, М.: Госиздат, 1922. 2) под ред. Н.А.Мо­розова и Б. С. Бычковского. П.: Госиздат, 1922 и 3) пер. С.И.Вавилова под ред. А. П. Афанасьева. 3 изд. П.: Научн. книгоизд-во, 1923.

37. Эйнштейн А. Диалог о возражениях против теории относитель­ности.— См. приложениеIII к переводу популярной работы Эйнштейна под ред. А. П. Афанасьева.

38. Эйнштейн А. Эфир и принцип относительности. Пep. A. П. Афа­насьева. Пгр.: Научн. книгоизд-во, 1921. 27 с.

39. Эйнштейн А. Геометрия и опыт. П.: Научн. книгоизд-во, 1922. 28 с.

40. Шлик М. Пространство и время в современной физике. Берлин: Шпрингер, 1920 (третье издание) 65 с. Рус. пер. в [64].

41. Леммель Р. Пути, ведущие к теории относительности. Штутгарт: «Космос», 1921. 76 с.

42. Ферсман А. Время. П.: «Время», 1922. 71 с.

43. Ферсман А. Пути к науке будущего. П.: Научное химико-техн. изд-во, 1922. 51 с.

44. Ауэрбах Ф. Пространство и время. Материя и энергия. Пер. с нем., с дополнениями С.И.Вавилова. М.: Госиздат. 158 с.

45. Леман И. Теория относительности. Пер. Румера. М.: «Работник просвещения», 1922. 48 с.

46. Ленар[д] П. (правильно: Ф. - ред.)О принципе относительности, эфире и тяготении (критика теории относительности). Пер. с 3-го нем. изд. под ред. проф. А.К.Тимирязева. М.: Госиздат, 1922. 57 с.

47. Лазарев П. Физические основания принципа относительности. М.: «Северные дни», 1922. 85 с.

48. Лифшиц С. Принцип относительности А. Эйнштейна. (Лекция, прочитанная на объединенном заседании всех научных студенческих кружков Московского Университета). М.: Изд-во «Печатник», 1922. 36с.

49. Дюшен Б. Теория относительности Эйнштейна. «Всеукр. гос. изд-во», 1922. 68 с.

50. Борн М. Теория относительности Эйнштейна и ее физические основы. Пер. с нем. под ред. А.П. Кудрявцева. П.: «Наука и школа», 1922. 222с.

51. Хвольсон О.Д. Теория относительности Эйнштейна и новое миропонимание. П.: Изд. М. и С.Сабашниковых, 1922. 128 с.

52. Морозов Н. Принцип относительности в природе и математике. П.: Издание «Культурно-просвет. коопер. т-ва» «Начатки знаний», 1922. 40 с.

53. Морозов Н. Принцип относительности и абсолютное. Этюд из области проявлений волнообразного движения. П.: Госиздат, 1920. 88 с.

54. Лондон Е. Принцип относительности. П.: Научное хим.-техн. изд-во, 1922. 61 с.

55. Шмидт Г. Теория относительности и наше представление о вселенной. М.: Гос. техн. изд-во, 1922. 160 с.

56. Нордман Ш. Эйнштейн в Париже (Изложение теории и дискуссии). Пер. и биогр. заметки Ф.Ге. М., 1922. 32 с.

57. Нордман Ш. Эйнштейн и вселенная. (Из серии научных романов). Москва – Петроград, 1923.

58. Лауэ М. Принцип относительности.// «Новые идеи в математике». Сборник № 5. 1914 г.

59. Гётингтон Э. Новое приближение к теории относительности. // Там же.

60. Кормикаэль Р. Д. О теории относительности: анализ се посту­латов// Там же.

61. Флоренский П. Мнимости в геометрии. М.: Поморье, 1922.

62. Васильев А. В. Пространство, время, движение. Исторические основы теории относительности.– М.: Образование, 1923. 135 с.

63. Кассирер Э. Теория относительности Эйнштейна. Пер. с нем. Е.С. Берловича, И.Я. Колубовского. – П.: Наука и школа, 1922.

64. Теория относительности Эйнштейна и ее философское истолкование. М.: Мир, 1923.

65. Тимирязев А.К. Обзор популярной литературы по принципу относительности // Красная новь, 1921, №4. С.285–289.

66. Максимов А.А. Популярно-научная литература о принципе относительности // Под знаменем марксизма. 1922, №7–8. С.170–182.

67. Максимов А.А. Еще о популярно-научной литературе о принципе относительности // Там же. 1922, №11–12. С.123–141.

68. Базаров В.А. Обзор научно-популярной литературы по теории относительности // Вестник Социалистической Академии, 1923, кн.3. С.322–343.

69. Конобеевский С. Рец. на кн.: Н.Морозов. Принцип относительности и абсолютное. Этюд из области проявлений волнообразного движения. Петербург: Госиздат, 1920 // Печать и революция, 1921, кн.1. С.136–139.

70. Андреев Н.Н. Рец. на кн.: Эйхенвальд А. А. Акустика и оптика. (Конспект, лекций). Изд. третье. М.: Госиздат. 1921 // Печать и революция, 1921.

71. Тимирязев А.К. Рец. на кн.: P. Lämmel. Die Grundlage der Relativitätstheorie Populärissenschaftlich dargestellt. Berlin: Springer, 1921 (Леммель Р. Популярное изложение принципа относительности) // Печать и революция, 1921, кн.2. С.177–178.

72. Тимирязев А.К. Рец. на кн.: Einstein A. Ueber die Spezielle und die Allgemeine Relativitätstheorie (gemeinverständlich). Zwölfte Auflage (51—55 Tausend) Vieweg. 1913. (Эйнштейн А. Специальная и всеобщая теория относительности (общедоступное изложение). 12-е изд.) // Печать и Революция, 1921, кн.3. С.242.

73. Тимирязев А.К. Рец. на кн.: Lenard Р. Ueber Relativitätsprincip, Aether, Gravitation. Dritte Auf läge. Leipzig Hirzel, 44. 1921 (Ленар Ф. О принципе относительности, эфире и тяготении. 3-е изд. Лейпциг, Гирцель, 1921) // Печать и Революция, 1921, кн.3. С.242–243.

74. Тимирязев А.К. Рец. на кн.: Schlick M. Raum und Zeit in der gegenwärtigen Physik. Dritte Auflage. Berlin. Springer, 1920, 89 S. (Шлик М. Пространство и время в современной физике. 3-е изд. Берлин, Шпрингер, 1920, 89 с.) // Печать и Революция, 1921, кн.3. С.243.

75. Тимирязев А.К. Рец. на кн.: Лазарев П.П. Физические основания принципа относительности. Изд. «Северные дни», М. 1922. 74 с. // Печать и Революция, 1922, кн.7. С.267–269.

76. Вавилов С.И. Рец. на кн.: Гааз А. Физическая картина мира по данным новой физики. Перевод Я. И. Рамм, под редакцией проф. H. H. Андреева. – Москва –Ленинград: Изд-во Л. Д. Френкель, 1924, 108 с. // Печать и революция, 1924, кн.4. С.238.

77. Тимирязев А.К. Рец. на кн.: Хвольсон О. Д. Характеристика развития физики за последние 50 лет. – Ленинград: Госиздат, 1924, 218 с. // Там же. кн.5. С.253–256.

78. Шпильрейн Я. Рец. на кн.: Фрейндлих Э. Основы теории тяготения Эйнштейна. С предисловием А. Эйнштейна и с добавлением статьи В. Вина «Принцип относительности с точки зрения физики и теории познания». «Современные проблемы естествознания». Перевод Г. С. Ландсберга, под редакцией В. К. Фредерикса. Л.: Госиздат, 1923–24. 99с. // Там же. кн.5. С.257–258.

79. Тимирязев А.К. Рец. на кн.: Проф. Р. Мизес. Основные идеи современной физики и новое миросозерцание. Пер. под ред. Я. И. Френкеля. Книгоизд-во «Сеятель» Е. В. Высоцкого. Петроград 1924. 61 с. // Там же, кн. 6. С.204–206.

80. Визгин В.П. Русские позитивисты о теории относительности и ее философском истолковании (1910–1920-е гг.) // Вопросы философии. 2011, №12. С.93–105.

81. Фридман А.А. Мир как пространство и время. Пг., 1923. 130 с.

82. Фридман А.А. Избранные труды. Под ред. Л.С. Полака. – М.: Наука, 1966. 467 с.

83. Семковский С.Ю. Диалектический материализм и принцип относительности. М.-Л.: Госиздат, 1926. 216 с.

84. Гессен Б.М. Основные идеи теории относительности. – М.-Л.: Московский рабочий, 1928. 176 с.

* Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ (09–08–00246 )

 

Напечатано: в журнале "Семь искусств" № 11(68) ноябрь 2015

Адрес оригинальной публикации: http://7iskusstv.com/2015/Nomer11/Tomilin1.php

 

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru