litbook

Проза


По дороге в Голливуд0

Привычно проснувшись до звонка будильника, Анна Петровна нажала на его кнопку, чтобы звон не разбудил внука ни свет ни заря. Хотя её Шурик, нагулявшись на свежем воздухе, спит крепко, его и пушкой не поднимешь. Корова Зорька уже стояла в загоне. Лизнув хозяйку в плечо, Зорька принялась за свой завтрак – принесённое Анной Петровной ведро с кашей, сваренной с вечера из картошки, тыквы и сдобренной комбикормом. Тугие струи молока зазвенели о подойник. Молодец Зорька, по ведру вкусного густого молока даёт, понимает, что она теперь – единственная кормилица семьи. Отлив телёнку молочка и размешав его с кашей, женщина напоила Зорьку и выпустила её на пастбище. Процеженное и разлитое по банкам молоко хозяйка поставила в сумку и подкатила к крыльцу велосипед.

– Как ты, старый друг, колеса не спустили? – коснулась рукой шин. – Отдохнул за ночь? Опять нам с тобой утренняя пробежка предстоит, ты уж не подведи меня.

«По дороге в Голливуд…» – закрутилось вдруг в голове. «По дороге в Петровку надо обдумать, как подсказать племяннице сформулировать заявление в суд, доколе девчонке страдать от вечно пьяного дебошира – мужа. Зальет глаза, и жуткая ревность его обуревает: и ребенок не похож на него, и с кем жена общается, пока он во хмелю, и вообще всё не по его нраву… А ведь такая любовь у них была казалось: год дружили, пылинки друг с друга сдували, потом из армии она его дождалась, свадьбу красивую справили, жили душа в душу, Олежек родился, но болеть часто начал.

Жена в больнице с дитём, а муж – за рюмку, с горя говорил. И пошло-поехало. Ещё и гены сказались: и дед, и отец мужа выпивохами были. Олежка и так слабенький, а от папиных скандалов и заикаться стал. Сожмётся в комочек, в уголок забившись, ручонками коленки обхватит, а на личике одни глаза большие, печальные, не детские совсем… И Иришку жалко: любит она своего изверга, ещё верит, что он сам бросит пить, перестанет ревновать без повода.

Не так уж давно Анна Петровна и сама была такой – наивной ясноглазой простушкой с распахнутой душой, и жизнь впереди казалась удачной и долгой. Не успела оглянуться – уже и пятьдесят стукнуло, дочку замуж выдала и проводила в дальние края, теперь только фотографии по вечерам в альбоме перебирает, вздыхая. Хоть внучонка привозят на каникулы, одна радость. Самой съездить к дочке не на что, не по средствам эта дорога. «По дороге в Голливуд..» – тьфу, привязалась нелепая фраза, и откуда она? Из песни, что ли? Да нет, вроде, такой. Или заголовок из какой-нибудь Шуркиной книжки?

– Ну, поехали, друг старинный, – закрыв калитку и садясь на велосипед, сказала Анна Петровна. И верно, велик у неё старинный, ещё дочке в пятом классе покупали, советского производства машина. В те времена качественные велосипеды выпускали: до сих пор служит, все детали старенькие, но работают, только смазывай вовремя. Не то, что нынешние. Вон соседи купили внучке велик – красивый на диво, и месяца не покаталась девочка, ремонтируют постоянно. Дорожка не пух до соседнего села: камешки, гравий то и дело под колёса попадаются, и дорога везде, как стиральная доска, гребешками мелкими и покрупнее.

«По дороге в Голливуд…» – опять пропело в мозгу, и откуда эти слова, вот навязались на мою голову, – взмахнула рукой женщина, словно отгоняя навязчивую строчку, и чуть не упала, но друг-велосипед удержал равновесие и неторопливо повёз свою хозяйку по привычному маршруту. Да, быстро жизнь пролетела, вроде вчера были юными, а сегодня уже годы за плечами, а впереди – пугающее и неизвестное совсем чуть-чуть…

Жили, работали, детей растили – стабильность была и уверенность в завтрашнем дне. Грянула перестройка, всё вдруг нерентабельным сделалось, позакрывалось, посокращалось, порастащилось… Должность Анны Петровны попала под сокращение, новую работу тщетно она искала, встала на учёт в бюро по трудоустройству в райцентре, где из-за отсутствия финансирования были долгие задержки с выплатой пособий по безработице. Тут-то и одолели Анну Петровну болезни – словно ждали подходящего момента.

Кое-какие сбережения махом ушли на лечение, и осталась женщина без средств к существованию. А весной Зорька отелилась, молоком залила. Тогда-то и пригодился старый дочкин велосипед. Вынесла его хозяйка из чулана, подлатала, смазала и поехала в соседнюю Петровку на базар с молоком да десятком яиц – благо, неслись у неё ещё четыре курочки. Неудобно было в первый раз стоять за прилавком – народ мимо идёт, взгляды искоса равнодушные ранят, а товар стоит, пылится – не востребован. Приободрили коллеги, так же от нужды раньше неё занявшиеся торговлей продукции своих хозяйств:

– Брось стесняться, выше нос! Не ворованное, чай, продаём, а трудом честным добытое!

И верно: работать негде, а хлеб насущный нужен, манна с небес не сыплется, вот и вся страна в рынок вошла – новая экономическая политика, так сказать. Выживай, как можешь, короче.

Появились со временем постоянные покупатели у нашей героини, коллеги-торговки подругами стали. Хоть и конкурентки по сути, но с сочувствием девчата.

– Мы-то местные, да и по вечерам на перронку бегаем, проводники поездов берут молочное, а вам в вашей Кукарековке некуда деть молоко, хоть выливай. Да и до нашего базара вам добираться шесть километров – легко ли?

– Эх, были бы вы топ-моделями или звёздами какими, то на «Мерседесах» бы возили молоко. Вчера по телику видели, как премии звёздам давали? И шубы норковые, и короны с бриллиантами, и машины шикарные – всё этим красоткам. А за что? По подиуму прошлись, улыбнулись, и всё – мисс такая-то! – вступила в разговор покупательница. – А вы, редиски старые, по двадцать лет на производстве вкалывали, дома, спины не разгибая, хозяйство вели да детей поднимали, а где ваши «мерседесы»? Вон они, двухколёсные, латаные-перелатаные, только на них и хватило у вас деньжат за всю жизнь…

«Да, горько права она, – думает Анна Петровна, нажимая на педали. – За границей человек, уйдя на пенсию, пускается в путешествие по миру, на тропических пляжах загорает да на волнах на доске качается – кажется, это виндсерфинг, такой вид спорта. А у нас весь «серфинг» – покачаться на въезде в Петровку на асфальтовых волнах на своём велике. И до пенсии ещё долгих лет семь тянуть, качаясь на этом вздыбленном асфальте да благодарить Зорьку-кормилицу, что даёт на хлеб заработать. Ну, вот и волны эти – подъезжаю, значит. Господи, и о чём только не передумаешь по дороге в Голливуд… Тьфу, опять этот Голливуд, и с чего привязался? По дороге на базар…».

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 998 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru