litbook

Культура


Имеющий душу не может не страдать0

Если спросить сегодня у Владимира Листрового, что важнее – пленэры или выставки, он, лишь на пару секунд остановившись, ответит: «Пленэры!». И эта решительность и однозначность ответа выдают в нем человека любознательного, легкого на подъем и очень «писучего». Разгадка такой уверенности в ответе проста и понятна – « пленэр – это интересно!». « А выставки? Выставки – труднее… важно… но непросто…», – уже как бы сам с собою продолжает размышлять художник. И это при том, что только в прошедшем 2014 году он принял участие в двадцати четырех выставках (причем, в восьми – международных), провел пять персональных – одну как раз в честь своего 55-летнего юбилея! В восьми выставках не просто участвовал, но и был активным организатором (вплоть до развешивания полотен, перевозки работ собратьев по цеху к месту экспозиции и/или обратно).

Владимир родился в Амурской области. Там, сначала с соседскими мальчишками, а потом и с двумя младшими братьями, бегал он на утреннюю зорьку порыбачить. Там делал с отцом первые охотничьи вылазки. Обычная, по тем временам, жизнь деревенского мальчишки – открытого и искреннего, доброго и дерзкого. И вот давно уже поседели виски, ушел из жизни отец, практически исчезла с лица земли родная Смирновка, а он все рвется туда, к давно исхоженным приамурским просторам. Мало того, эта любовь к родным местам, со временем сменившаяся щемящим чувством боли от осознания безвозвратно потерянного – красоты многогектарных ухоженных полей, полных комбайновых закромов зерна, многоголосья деревенского подворья с десятками кур, коровами, телятами, хрюшками и индюшками – становится своеобразным духовным подмалевком его творческих работ. Может, от этого так удаются ему деревенские пейзажи, с такой искренностью прописывает он покосившиеся от древности деревянные домики, стога на осенних полях, рассветы над просыпающимися дружными дымами из труб зимними деревнями где-нибудь в таежной глубинке. Он сохранил в себе эту любовь к настоящему земному простому русскому счастью с его неудержимым размахом (если радость – то для всех!) и поэтому не может не делиться увиденным с другими. Так результатом всех его перемещений по земному шарику становятся живописные работы. Было время (но это отдельная часть биографии человека, вошедшего и выжившего в перестройку), когда писать было некогда и не на что. Выручала фотография, и эти килограммы глянцевой фотобумаги хранятся в ящиках и ящичках, еще ожидая своего часа. Вот на одном таком этапе, когда уже улеглись творческие страсти по Тянь-Шаню (замечательный поход с приморскими спортсменами-водниками по рекам Тянь-Шаня в 2002 году «завершился» 26 холстами, «сделанными» во время коротких привалов), прошли отчетные персональные выставки, а душа снова звала вперед, и появился в жизни предпринимателя и художника Владимира Листрового автопробег. По значимости (и для Володи, и для всех нас) невольно хочется писать это слово с большой буквы, потому что речь пойдет об Автопробеге, посвященном Дням славянской письменности и культуры…

– 2005 год. Весна. Александр Стогней знакомит с Владимиром Тыцких и Александром Гельбахом, которые приехали в Лесозаводск. Стоим на пригорке у облезлой девятиэтажки. Говорим о политике и людях, брошенных на произвол… Владимир Михайлович предлагает присоединиться к Автопробегу. Заманчиво. Показать могу тянь-шанские этюды, говорить в аудитории не боюсь (учительское и комсомольское прошлое), машина под рукой и с деньгами на бензин проблем не будет.

– Позволить себе такие поездки помог собственный художественный салон?

– У нас был очень своеобразный «интеллигентский» бизнес, такая помесь предпринимательства и народных промыслов. Мне всегда все хочется попробовать своими руками. Хохломскую роспись освоил на кружках и блюдцах, обжигал их в маленькой муфельной печке, найденной в списанном хламе школьной лаборатории и собственноручно восстановленной. Недалеко от города в районе Каульской высоты нашел хорошую глину и лепил миниатюрные скульптурки-образы тех, кто поразил и запомнился какой-то неординарностью. Резал деревянные фигурки, расписывал подносы в жостовской технике, точил матрешек и деревянные кружки – такие, как в старину под квас подавали. Собрали вокруг себя резчиков(в советские времена в Лесозаводске на Уссурийском ордена Трудового Красного Знамени деревообрабатывающем комбинате целый цех сувенирный работал), а потом вязальщиц…

– Так и решили. Прихватил образцы сувенирной продукции, которую делали в собственной художественной мастерской, и стартовали…

– Мог ли я сам отправиться в такой путь (а ведь более 30 населенных пунктов Приморского и Хабаровского краев за один маршрут прошли!)? Конечно, мог. Но когда бы собрался и встретился ли бы с теми людьми, которые приходили на встречи с автопробеговцами. Ежедневные встречи: то десятки слушателей, то считанные единицы, старики и совсем мелюзга, то настроенные слушать, то случайно заглянувшие на огонек. Училища, сельские клубы, скромные музейные залы, а порой и просто освещенные жарким приморским солнцем поляны перед бывшими совхозными конторами. Рассказывали сами, выслушивали рассказы старожилов, авторы читали стихи и все вместе пели под гитару. Знакомились с большими необычными семьями и одинокими стариками, оставшимися доживать в своих избенках. А вечерние посиделки у костра, когда Михалыч устраивал своеобразное подведение итогов дня. Попадал и под «разбор полетов», и слова одобрения выслушивал. Узнавая все новые и новые стороны жизни людей приморской глубинки, я незаметно для себя начал собирать материал к последующим сериям своих фотографий и картин.

– За первым автомаршрутом в рамках Дней славянской письменности и культуры последовал второй, а потом третий…

– Уже ко второму походу я готовился осознанно, как к своеобразному отчету перед людьми. Мне хотелось прийти к ним не с пустыми руками. В апреле 2006 года участвовал в Международной фотовыставке в Москве и победил в номинации «Окружающая среда». Значит и приморцам показать не стыдно будет! Вот так 28 мая по дорогам края начала свой путь большая фотовыставка, в основу которой легли работы из победившей в Москве серии «Деревья, как судьбы». Добавил снимки из серии «Храмы России», которые стали итогом того же апрельского путешествия по центральным районам России. А вот серия «Русские люди» была полностью составлена из фотопортретов тех, с кем познакомил меня автопробег 2005 года.

– Завершается маршрут, котомку на крючок и до следующего года…

– В том то все и дело, что маршрут автопробега не заканчивается строго отведенными рамками. Сначала ты еще долго обдумываешь его итоги – что удалось, а что лучше могло быть. Потом ты звонишь своим новым коллегам по Автопробегу, поздравляешь с памятными датами. Потом они звонят тебе и интересуются, где еще побывал, что нарисовал. А потом тебя находят самые неравнодушные директора тех самых музеев и клубов и зовут приехать с выставкой, показать настоящие нарисованные на холсте картины. Дать возможность детворе, которая до этого только репродукции-то и видела, живьем пообщаться с художником, рассказать и показать, как рождаются картины – часто ли с такой просьбой обращаются к столичным художникам-корифеям? Достучаться ли, дозвониться ли…

– И когда ты понимаешь, что тебя ждут, тебе верят и радуются и грустят вместе с тобой…

– Ты уже просто не можешь не приехать, а если что-то не складывается, то так переживаешь, что потом обязательно несколько денечков выберешь, чтобы хотя бы отвезти работы, а уж потом к закрытию выставки, когда все уже будет увидено и посмотрено, приехать пообщаться со зрителями. Особый интерес всегда вызывают работы, сделанные в тех местах, которые знакомы людям. Вот вроде десятки раз проезжали или проходили они мимо, а увидели на моей картине, – и особая гордость за родные места просыпается, другое, уважительное, отношение и к природе родной, и к селу своему. А представляете, что эту красоту увидят в других краях!

– Вот так понятие «малая родина» незаметно, без лишних слов и назидательных наставлений трансформируется, и зритель ощущает причастность к «большой» Родине…

– Это все, конечно, не просто. Наш (я, наверное, могу так говорить, по крайней мере, я так думаю и ощущаю его) Автопробег – это что-то большое, одухотворенное, потому что подавляющее большинство участников маршрутов – люди неравнодушные, остро переживающие происходящее вокруг. Мы говорим о том, что понятно всем, потому что имеющий душу не может не страдать, видя несправедливость, сирых и убогих. Больных, стариков, но не убогих духом. Может это и не важно, но я, человек, окрещенный в смутные перестроечные времена, с нательным крестиком православным домой вернулся после одного из походов и с тех пор не снимаю его никогда.

– Ты все еще считаешь себя обязанным ездить с выставками по маленьким городам и поселкам?

– Автопробег меня, практически, приучил к этому. И сейчас меня удивляет искреннее недоумение некоторых знакомых: зачем, мол, ехать в глухомань, если у тебя выставки и в Пекине, и в Красноярске, и в Хабаровске. Конечно, я никому ничего не обязан был бы, если бы ни чувствовал этой внутренней потребности. Автопробег открыл это для меня и во мне. С 2009 года на маршрутах я начал показывать работы, написанные в тех местах, где мы были с автопробегом. Выставки устраивались в Домах культуры, воинских частях, школах, домах престарелых, тюрьмах, интернатах, училищах…

Иногда я брал на маршрут передвижную фотостудию, делал фото и дарил их тем, кто приходил на встречи. За семь автопробежных лет и дорог я приобрел столько новых друзей! Друзья моих новых знакомых встречаются мне сейчас в самых разных уголках не только Приморья и не только России. А пленэры, проведенные в тех местах, где живут мои друзья, и выставки сделали мой мир ярким и насыщенным. Десятки тысяч фотографий и этюдов дают мне возможность не выходить из этого мира, продолжать чувствовать себя востребованным и при помощи кисти переносить эти свои чувства на холст.

Для любого художника такие встречи и впечатления незабываемые. Они и сейчас сидят во мне. И я порой возвращаюсь в своем творчестве к тому, что прочувствовал в тех автопробегах…

Наш разговор мы завершали уже по скайпу. Возвратившись домой лишь на новогодние праздники после международной выставки в Пекине, где подводились итоги совместного осеннего пленэра на Камчатке, Владимир Листровой вновь устремился в дорогу. Мой звонок застал его в Харбине. Только что закончилась встреча с губернатором провинции Хэйлунцзян господином Лу Хао. Речь шла, в том числе, и о том, как приблизить искусство к народу. По мнению Председателя Народного правительства провинции, являющейся нашим непосредственным соседом, «человек, который работает с людьми, должен разбираться в искусстве», уточняя, что речь идет о культуре в самом широком ее проявлении. Это обнадеживает, создавая определенную уверенность в перспективе творческого сотрудничества живописцев двух стран. Владимир Листровой, начавший в ноябре 2014 года новый передвижной проект «Страны моей просторы», по собственному опыту знает, что китайская провинция также благодарно впитывает в себя все то доброе, что несет с собой настоящее искусство.

Не знаю, задумывался ли когда-нибудь художник Листровой о том, насколько близки по внутреннему содержанию слова «подвижничество» и «передвижник», но искренне хочется пожелать ему новых творческих встреч на широких российских просторах. И не только российских…

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
  • 1. Метнер +1
    Ольга Генкина
    Семь искусств, №9
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1004 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru