litbook

Проза


Исторический антисемитизм Историография ненависти и злобы0

                                            (продолжение. Начало в №4/2015 и сл.)

Глава вторая
Украинские летописи и другие источники XVII-XVIII вв. о евреях
 

Нема кому запитати,

За що їх убито?

Т.Г. Шевченко. Причинна

 

Везде, где, не зная смущения,

историю шьют и кроят,

евреи – козлы отпущения,

которых к тому же доят.

Игорь Губерман   

 

Генрик Сенкевич начинает свой знаменитый роман «Огнем и мечом», первый из знаменитой трилогии, так:

"Год 1647 был год особенный, ибо многоразличные знамения в небесах и на земле грозили неведомыми напастями и небывалыми событиями.

Тогдашние хронисты сообщают, что весною, выплодившись в невиданном множестве из Дикого Поля, саранча поела посевы и траву, а это предвещало татарские набеги. Летом случилось великое затмение солнца, а вскоре и комета запылала в небесах. Над Варшавой являлись во облаке могила и крест огненный, по каковому случаю назначалось поститься и раздавали подаяния, ибо люди знающие пророчили, что мор поразит страну и погибнет род человеческий" (46-с.7).

Род человеческий не погиб ни в том, ни в последующие годы. Но свалились такие беды, которых поляки или ляхи, малороссы, как звали тогда украинцев, и жиды, как звали евреев и продолжают называть, оскорбляя их и сегодня, в больном воображении не ожидали.

Переходим к главной проблеме цикла. Ее мы определили как для настоящей статьи, так и для всех статей цикла «Исторический антисемитизм». Проблема заявлена так: «Как появилась ненависть к евреям в источниках, трудах историков и в литературных исторических произведениях от Киевской Руси до наших дней и как она влияла на формирования национального самосознания России и Украины? Охватить весь объем материала невозможно, но будем выбирать основные образцы этой разновидности антисемитизма. Не будем забывать и об историках-филосемитах, которые и спасали честь литературы и исторической науки России и Украины».

В середине XVII века резко обострилось положение на Украине. Репрессии польских властей, социальное и религиозное угнетение озлобили украинских крестьян, мещан и казаков, а также некоторых шляхтичей и православное духовенство. Украинский народ добивался воли и справедливости, но за эти притязания заплатили евреи. Речь идет о них не как об отдельном классе или социальной группе, а о народе в целом. Но при этом, как в прежние времена, обоснованное недовольство сопровождалось обвинениями в адрес всего тогдашнего польского еврейства. Евреев уничтожали тысячами. Массовые убийства и страдания коснулись не только евреев, но и поляков, и самих украинцев.

Как это произошло? Какие причины привели к истреблению евреев в XVII- XVIII вв.? Кто в этом виноват? Можно ли назвать виновников этих убийствах? Попробуем спросить об этом у летописцев, проследить по другим документам того времени и последующих лет, а также у историков и литераторов. Но надо твердо помнить – летописи и другие документы становились основной источниковедческой базой для историков. Очень редко в последующие годы исследователи пользовались источниками на польском языке, а уж еврейские были полностью исключены из научного обихода. Помехой было не только незнание языка. В XIX веке, а особенно во второй его половине, появились сборники документов, которые были переведены на русский язык. Но они не интересовали историков, точнее, их игнорировали. Исключение составил лишь М.С. Грушевский, что дало ему возможность взглянуть на многие исторические события иначе, чем его современники. Но об этом речь пойдет в данной и в следующей главе.

Итак, приступим к украинским летописям и другим документам того времени. Прежде всего просмотрим те документы, в которых упоминаний о евреях нет. Тогда мы увидим, была ли еврейская проблема важна или неважна для летописцев. Таких летописей немного, но они есть, их пять. Возникает вопрос: «Почему нашлись те, кто умолчал о евреях?». Ведь по мнению многих летописцев, а позже и историков, евреи были бедой для украинского народа, они закабалили его, и за это их убивали десятками тысяч. Ответа на этот вопрос у меня нет. Или это не так? Вот эти летописи, где нет упоминаний о евреях.

"Острожский летописец"

"Острожский летописец", как и другие летописи, носит условное название. Главным образом потому, что в ней более всего говорится об Остроге, а ее автор предположительно был жителем этого города. Летопись выявлена академиком М.Н. Тихомировым в рукописной книге музейного собрания Государственного исторического музея в Москве и издана им в 1951 г. Она была составлена, вероятно, в конце 1630-х гг. Есть исследователи, которые утверждают, что она была написана в период между 1622 и 1649 гг.

В «Острожском летописце» рассказано о событиях от 1500 г. до 1636 гг. Первая часть (до 1597) является компиляцией исторической хроники отца и сына Бельских, польских хронистов. А вот вторая написана на основе собственных наблюдений летописца. В этих записях автор выступает как ярый противник Унии, как сторонник православия и защитник народных масс. Он фиксирует крестьянско-казацкие выступления, татаро-турецкие нападения, события культурной жизни и даже отражает природные и погодные явления. Многое является предметом его интересов, кроме, разумеется, евреев. В этой летописи нет даже тех скупых известий о них, что были в других летописях и прежде всего во Львовской летописи. О евреях вспоминает, когда речь идет о Григорианском календаре («року 1598»), и когда заканчивает свой труд, вспоминая о борьбе с ересью.

 

Отрывки из «Краткой Киевской летописи. От начала земли Русской до 1516 года».

 (Полный текст в "Волынской короткой летописи")

Текст найден в Супрасальском монастыре возле Белостока (Польша). Отсюда его второе название – Супрасальская летопись. Впервые текст опубликован в 1836 году. В тексте много сообщений о татарских и турецких набегах, об их зверствах и грабежах (1491 г., 1495 г., 1496 г., 1497 г.), о том, как боролись против врагов украинцы вместе с ляхами. О евреях упоминаний нет.

Киевская летопись первой четверти XVI в.

В этой летописи отражены события с 1394 по 1621 г. Летопись по объему материала и многогранности отражения жизни своего времени занимает особое место среди так называемых региональных летописей. Так считают специалисты в области украинских летописей. О евреях упоминаний в этой летописи нет.

Летописец Дворецких

О роде Дворецких известно немного. Самим известным его представителем является Василий Дворецкий (1609-70-ые гг. XVII в.). Вероятно, как считает Ю.А. Мицик, он и является автором этого летописца. В основе данного «Летописца» лежит третья часть "Кройники" Ф. Софоновича "Кройника о земли польской". В "Летописце" упоминаются основные события до 1648 г. Но главное внимание обращается на события, происходившие с 1648 по 1671 гг. О евреях в документе упоминаний нет.

Черниговская летопись

Данная летопись относится к памятникам украинской историографии XVII-XVIII в. По содержанию ее можно разделить на три части. Первая говорит об исторических событиях на Правобережной Украине с 1587 по 1692 гг. Вторая описывает украинскую жизнь в Чернигове с 1693 по 1703 гг. Третья часть – это события 1704 по 1750 гг. В первой части подробно отражены события 1648-1654 гг.

Летопись написана не одним автором и не в одно время. Летопись с 1587 г. по 1703 и с 1704 по 1750 г. писалась несколькими людьми. Переписана она полностью одним человеком – монахом одного из монастырей Чернигова. Этот документ выдержал еще два издания, кроме 1856 г.: в 1890 под редакцией А. Лазаревского и в 1996 г. под редакцией Ю. Мицика. Можно сказать, что особытиях 1648-1654 гг., возможно, писал их очевидец. О евреях упоминаний в летописи нет.

Сейчас мы переходим к тем документам, где говорится о евреях, где сказано об их вине перед украинцами, об их судьбе. Разные летописи сообщают нам скупые или подробные сведения. Как они это делают, посмотрим, разбирая каждую их них отдельно.

Густинская летопись

 Эта летопись начала XVII в. составлена в Густинском монастыре, который располагался у с. Густыни. Ныне это Прилуцкий р-н Черниговской обл. Оригинал этой летописи не сохранился, имеется только список 1670 г. Неизвестен автор ее и время написания. Предполагают, что автором является украинский культурный и церковный деятель З.Копистенский. Возможно и то, что составил он эту летопись в 1623-1627 гг.

 Густинская летопись содержит изложение истории Украины со времен Киевской Руси до 1597 г. включительно и имеет название "Кройники"

 Сообщения о евреях в данной летописи относится к XI в. Так, под годом 1009 утверждается что "Турчины, подстрекаемые Жидами, разрушили церковь над гробом господнем" (9-й столбец 48).

С этим событием, по утверждению автора летописи, связаны еврейские погромы во время Крестовых походов. Под 1096 г. записано, что "собравшиеся западные цари и князья пошли на Турок, и там, где находили Жидов, убивали их, принуждали их креститься. И много тогда Жидов погибло" (9-й столбец 67).

"Львовская летопись"

"Львовская летопись" и "Острожский летописец" – самые ранние из известных нам сейчас украинских летописных документов, охватывающие период с 1498 по 1649 годы. В «Львовской летописи» нет упоминаний о евреях, как об эксплуататорах украинцев. Но есть претензии к ним, и поэтому «… жидов резали, как кур…» (2-с.119).

 Полный текст "Львовской летописи" впервые был опубликован в 1839 г. Название этой летописи условное – она была найдена в Львове. Этот документ считают одним из важнейших исторических первоисточников. Автор летописи, время и место написания неизвестны. Но в самом тексте есть упоминание, которое говорит о том, что автор в детстве жил в Меджибоже (сегодня это Хмельницкая обл.). Вот эта запись:

"1621. Турчин под Хотином был. Того же года я учиться начал в Меджибоже у дьяка Дмитра Щирецкого. Того же года отец мой умер. Я из школы занёс в дом болезнь горячку, и все болели в доме" (2-с.105). (Все тексты переведены на современный русский язык).

Есть мнение, что автором этого документа является монах Мижегирского монастыря на Киевщине и даже, что им был М. Гунашевский. Кроме того, известно, что он был служащим воинской канцелярии Б. Хмельницкого.

Филигрань на бумаге, на которой летопись написана, позволяет определить, что она была изготовлена на бумажных мельницах Польши во второй четверти XVII в. Летопись написана украинским книжным языком того времени, и ее записи начинаются с 1498 г. и заканчиваются 1649. До 1630 г. – это короткие записи. Есть годы, которые вовсе не имеют сообщений о событиях, а зафиксированы только даты. Особенно это относится к годам с 1502 по 1517, с 1526 по 1541, а также с 1543 по 1547. А в остальные годы записи чаще всего состоят из одного предложения. Более распространенные сообщения начинаются с 1592 г. А вот с 1630 г. идут сообщения, которые и составляют основу исторического первоисточника.

Данный документ дает ценные известия о внешнеполитическом и экономическом положении Украины, о ее отношениях с Польшей, Московским государством и Крымским ханством. В заключение "Львовская летопись" сообщает факты об истории национально- освободительной войны украинского народа 1648-1654 гг., которых нет в других источниках. И в то же время "Львовская летопись" мало говорит нам о евреях на Украине. А те сведения, которые мы почерпнули из нее, касаются только вероломства отдельных евреев, а не народа в целом, и о нападении на этот народ, который и назван виновником бед. Вот что мы узнали о них из записи под 1630 годом, когда речь идет о том, что "...люд королевский…, который, говорят, был нанят за жидовские деньги.(2-с.108).

В другом – упоминание о подлости еврейской: под 1637 г. сказано, что гетман польский Потоцкий "подослал жидов с водкой, и Павлюк поручил жидам заплатить. И так напилось войско, что не знало о себе, не так о битве. А Лащ подстерегал это, и гетману дали знать, и так напавши, и побили их" (2-с.118). За такие предательские дела в 1638 г..." казаки и ляхам неуважение проявляли, немцев как мух били, города жгли, жидов резали, як кур..." (2-с. 119). О евреях не забыли и в Пасху 1643 г. Во Львове, указывает летопись, "Жидов на предмеcтьи разорили" (2-с.120).

А от "Года 1648" – год начала Хмельничины, читаем: "А же Хмельницкий разослал полковников на все стороны: на Белую Русь, на Северщину, на Полесье, на русскую Подолию, Волынь с казаками, из которых наибольше холопства ввязалось, и брали местечки и города; шляхту, жидов и ляхов всех уничтожали (стинаючи), а добро у всех огулом отбирали и обдирали, и людей невинных губили, костелы и монастыри лупили. Особенно Кривонос на Подолии это творил» (2-с.121)

Здесь уместно задать вопросы. Кто же эти "жиды"? Чем они занимались? И в чем их вина? Во "Львовском летописце" ответов на эти вопросы нет. Быть может, последующие летописи дадут ответ? Особенно важен вопрос: "За что и в чем их вина?»

Софонович Феодосий

Кройника (Хроника) из летописей давних

Автором этого источника украинской историографии второй половины XVII в. является Феодосий Софонович. О нем мы знаем немного. Так, например, нам неизвестны даты его рождения и смерти. Мы знаем, что он был украинским церковным деятелем, писателем и историком. С 1655 по 1672 гг. Софонович был иегуменом Киево-Михайловского монастыря и ректором Киево-братской коллегии. В 1672 г. он закончил историческое сочинение "Хроника из летописцев давних", в которой изложена история Украины с древнейших времен до 1672 г. Эта "Хроника" создавалась в сложных исторических условиях, которые были тогда на Украине. Хроника Софоновича состоит из трех разделов: "Кройника (Хроника) о Руси" (три книги); "Кройника о начале и названии Литвы", "Кройника о земле Польской" (части 1 и 2).

Украинская история передается через биографии правителей этих стран – князей Киевских, великих князей Литовских, королей Польши. Именно так автор определил свою концепцию общего восточнославянского происхождения и дальнейшего развития исторических связей русского, украинского и белорусского народов, обосновал историческую необходимость воссоединения Украины с Россией. Такова точка зрения украинских историков советского периода.

На протяжении более чем ста лет "Хроника" Феодосия Софоновича была важнейшим источником украинской и российской историографии конца XVII-XVIII вв. Эта "Хроника" легла в основу первого учебника истории Украины и России – Киевского "Синопcиса".

 В отличие от других источников, в "Хронике" есть упоминания о евреях на Украине. О них идет речь при рассказе о том, как выбирал веру князь Владимир, который "...жидовской также не принял, ибо ему закон Моисеева про обрезании и о иных здался быти тяжок" (8).

Дойдя до 1113 г., Софонович записал в конце 21-й главы:

"По смерти Святополка стался розрух: жолнеры и другие при них в Киеве разграбили двор Путяты и жидовскиие дворы и добро побрали".

Мы с вами ведем разговор о том разделе Хроники Софоновича, где события происходят на Руси. Но при этом мы ограничились географически вслед за Софоновичем, взяв только ту часть Руси, которую позже назовут Украиной.

Но хронист Сафонович дает также историю Литовского государства. И опять пользуется тем же методом. Он повествует историю через личности – литовских князей, начиная с 1268 г. по 1533. Далее идет "Кройника о земле Польской" с VIII в. Рассказывая о Литве и о Польше, хронист Софонович ничего не говорит о евреях вплоть до середины XVII в. Появились они вдруг в 1648 г. И сразу же оказались теми, кто принес беду всем, мешал жить всем – кровопийцы для всех. Но раньше их не замечали, а как заметили – стали убивать – от мала до велика, от женщин до глубоких стариков и старух. "Ксендз, жид и собака – вера однака". Вот лозунг не только того времени, но и на долгие годы вперед.

 Автор дошел до 1648 г., когда Богдан Хмельницкий "из Чигирина пошел на Запорожье и с татарским мурзою Тогаи-беем съприсягься против поляков...

...А Кривонос полковник Хмельницкого пришовши в четыредесять тысячах козаков до Полонного, где было много шляхты и люду посполитого, взял место Полонное, побил шляхту, которая не могла утечи, и жидов великое мнозство выстинал."

И продолжает:

"Ганджа тогда крепко Тульчин добывал. Шляхта из Тульчина жадала перемирия. Ганджа с ними перемирие учинил, потребовал того, чтобы ему жидов выдали. И так шляхта выдала жидов со всем их имуществом. Ганджа жидов всех сказал убить (выстинати – С.Ш.), а имущество их себе побрал и отошел от Тульчина. После него ринулись другие полковники Хмельницкого. Остап Иванский пришел к Тульчину со своим полком, добыл замок Тульчинский, шляхту, которая в том замку была, выбил…" (8)

Закончил свою хронику Феодосий Софонович событиями конца XVII в., рассказывая об основных событиях этого периода, но о евреях больше не вспоминал. Не сказал и о том, почему жидов полковники Хмельницкого "выстинали", в чем была их вина. Но показал, что поляки платили за свою жизнь, выдавая "жидов", но и этим не спасались. После уничтожения евреев их ждала та же участь. И было подобное не раз и не два. И во время Уманской резни 1768 г. это повторилось в том же варианте. Но об этом событии рассказ будет ниже.

Синопсис Киевский

Синопсис Киевский является первым кратким очерком событий от древнейших времен до последней четверти XVII в., которые происходили на территории будущей Украины и России. Составителем "Синопсиса" считают Иннокентия Гизеля (Кисель) (ок.1600-1683). Он редактировал "Киево-Печерский патерик". Патерик – это сборник рассказов, в данном случае о Киево-Печерском монастыре, основанном в XI в.

"Синопсис" впервые был напечатан в 1674 г. и переиздавался более 30 раз. Как мы уже говорили, в основу "Киевского синопсиса" легла "Хроника" Феодосия Софоновича". Синопсис с греческого означает обзор. Сегодня это слово чаще используют историки. В большинстве европейских языков это свод, сборник статей разных авторов по определенной теме. Для написания данной работы использована электронная версия "Синопсиса Киевского". В интернете текст этого документа сопровожден большим количеством разных материалов, автором которых является Ирина Жиленко. В "Предисловии" к "Синопсису", которое названо "Слово к читателю," госпожа Жиленко замечает, что автор не рассказывает о Хмельничине. И тут же она приводит слова Ю. Мицика о том, что мировоззрение автора феодально ограничено, что более всего проявляется в стремлении уйти от освещения истории крестьянско-казацких восстаний, Освободительной войны и других проявлений социальной борьбы (12).

Кто является автором "Синопсиса", мы не знаем. Ирина Жиленко приводит внушительный список тех, кто мог бы им быть. Узнать об авторе очень важно. Его взгляды, думается, уникальны. Он не похож ни на одного из известных нам исторических лиц того времени. Политическая концепция автора – это православие без мирской политики. И. Жиленко отмечает, что автора "Синопсиса" интересует религиозная жизнь, а поэтому он мало уделяет внимания мирским делам князей, даже героическим. Он православный панславист и признает единство происхождения славянских народов. Этим и можно объяснить его уход от освещения крестьянско-казацких выступлений. В этих выступлениях нарушалась одна из главнейших заповедей Божиих: «Не убий!», гибнут безвинные люди. Из-за этого и нет упоминаний о евреях, которых участники этих движений "жидов великое мнозство выстинали" (8) . Но это, возможно, и ошибочное мнение.

Одно упоминание о евреях все же есть. Оно встречается в тексте, когда идет речь о "выборе веры". Среди тех, кто приходил к князю Владимиру, были "жиды".

О погроме 1113 г. в "Синопсисе" тоже упоминаний нет, но вот о князе Святополке, сказано как о благочестивом человеке. А поэтому специалисты, говоря об этом времени, должны искать автора "Синопсиса" среди тех, кто разделял подобные взгляды.

Любопытным является рассказ о "козарах" (хазарах). Вот он:

"Откуда люди казары, окончательно с этим именем вошедшие в историю, в сообщениях летописцев об этом неполные. Люди эти из русских народов. Их великий князь Святослав Игоревич, когда вышли из-под власти, снова воинской силой под свою власть привел достигше и главного города их, что назывался Беловесь или Белая Вежа". Понятно, что это написано в последней четверти XVII в., но в примечании к "Синопсису", составленному сегодня, читаем:

"Информация о хазарах (козарах) в Синопсисе состоит из текста М. Стрийковского, у которого мы находим противоречия в этнической принадлежности козаров. Так, сначала он пишет "Находим такое тоже в хрониках Русских древних, что козари (о которых нам неведомо, что за народ были) над некоторою частью Русских сторон (земель – С.Ш) господствовали" (11-s.113). Далее, рассказывая о завоеваниях хазар и их главного города Белая Вежа князем Святославом Игоревичем, замечает, что они "люди русского народа". Такую же двойную информацию находим у соответствующих "Синопсису" Святителя Дмитрия Туптало, который допускал, что из этого народа "русского корня" берет свое начало и казачество".

О спорности этого замечания, приведенного в примечаниях, спорить не будем, потому что оно не входит в проблему, которую мы исследуем. Но приведена лишь как пример исторического курьеза. Упомянутый М. Стрийковский (1547-1582) – польский хронист, историк и поэт, автор "Хроники польской, литовской жмудской и всей Руси" (доведена до 1572 г.). А вот Туптало Данило Савич (1651-1709) – украинский и русский писатель, церковный и культурный деятель.

Записки Мужиловского

Силуян Андреевич Мужиловский был украинским дипломатом, первым послом Б. Хмельницкого в Москве, участник военных действий времен Хмельничины. В своих записках, которые относятся к февралю 1649 г., автор рассказывает о причинах и о начале движения под предводительством Б. Хмельницкого. Причины названы те же, что и у других авторов: притеснение казаков, обиды, нанесенные Хмельницкому и ущемление православия, которое "мечом искореняли". Говорится об уничтожении "Ляхов и Жидов" и о том, как их "имущество и достатки побрали". (13) Этим запискам посвятил одну из своих статей М.С. Грушевский.

 Короткая история о бунтах Хмельницкого

Автор этой летописи неизвестен. Но то, что он был поляком или униатом – это бесспорно. Чтобы в этом убедиться, даже не надо обращать внимание на то, что рукопись написана на польском языке. Описывая события, он, говоря о противниках восставших, а это были поляки, называет их "наши". Автор, возможно, был из окружения И. Вишневецкого, который с восторгом принял эту летопись. Эта хроника была опубликована в 1846 г. в "Чтениях в императорском обществе древностей российских при Московском университете" в 4ом номере под названием «Короткая история о бунтах Хмельницкого и войне с татарами, шведами и уграми (венграми) в царствование королей Владислава IV и Яна Казимира, в продолжение двенадцати лет, начиная с 1647 по 1660».

Уже в самом названии мы видим отношение к событиям. Во-первых, они называются "бунтами", а во-вторых, говорится, что война шла и с союзниками Хмельницкого, и прежде всего с татарами. Как уже говорилось, "Короткая история" написана на польском языке и для печати переведена на русский язык. Есть еще одна особенность – в самом тексте не указаны даты, кроме одной – 1650-ый год.

"Короткая история" начинается с сообщения о Б. Хмельницком. Говорится о его достоинствах и неприятностях, которые ему были причинены. Затем идет переход к основным событиям начала зимы 1647– весны 1648 г. И вот, когда Б. Хмельницкий стоял у Белой Церкви, он "дозволил своим татарам" совершать набеги (14). "Татары, доходя до самой р. Горыни, народ в неволю уводили, а казаки, врываясь в господские усадьбы, шляхту мучили, костелы опустошали, священников, из пренебрежения к вере, убивали" (14).

Далее пойдет рассказ из этого документа о том, как после смерти польского короля Владислава IV, был избран новый король, а им стал Ян-Казимир. Новый король тут же послал письмо Богдану Хмельницкому. Получив письмо, украинский гетман сразу же сказал: "Эта война не нами начата, но гордыми старостами и старшиною, которая нас всего более Жидовскими арендами притесняла и тем зло причинила"(14). Вот как Б. Хмельницкий определил причину войны. Он не сказал о многих причинах, он назвал одну единственную – еврейскую аренду.

Затем, как нам известно уже из других источников, данный документ тоже говорит о том, что Б.Хмельницкий направил на Правобережную Украину полки восставших. Отрядами повстанцев в июне 1648 г. был захвачен ряд городов, среди них и Тульчин (одно время этот город носил название Нестервар, именно это название и упоминает хроникер). В Тульчине заперлись много шляхтичей, "также разного звания людей и Жидов не мало".

Из хроники еврейского автора Натана Ганновера, который был современником событий, возьмем некоторые дополнения:

"В крепости было 600 воинов из польских панов, а также там собралось до двух тысяч евреев, и среди них были и храбрецы, обученные воинскому делу. И они, евреи и паны, заключили союз, по которому должны были оказывать друг другу военную помощь в войне с врагом; и присягали, что не изменят один другому. И они очень сильно укрепили крепость" (15-с.100).

Но вернемся к «Краткой истории». Далее автор хроники продолжает и пишет, что к Тульчину послали Гандзю (Ганджу) и Остапа. Началась осада города. "Но шляхта с жидами и другими людьми до тех пор не поддавалась и мужественно защищались". Казаки подвезли пушки и начали обстреливать Тульчин. "Испуганная шляхта тотчас же стала договариваться с казаками о мире" (14).

О мире договорились, но заплатили "жидами". Шляхта дала за себя выкуп и "Жидов из замка выгнали. Жиды, видя, что на выгнание их из замка все согласны, вознеся руки к небу, стали умолять, чтобы их не отдавали казакам на убиение, предостерегая наших, что если их выгонят, то сами должны погибнуть. Наши, однако, вовсе не обращали внимание, но полагались на гайдамацкое слово. Жидов насильно из замка выгнали, а те, обливаясь слезами и громко призывая Бога в отмщение, с женами и детьми из замка вышли и, став у замкового вала, столь мужественною пальбою и чем могли, защищались, что все до последнего погибли". (14)

А "наши", как называет поляков автор летописи, "с казаками пьянствуя и гуляя, вели переговоры о дальнейшем мире"(14) Атаман Гандзя, довольствуясь выкупом, отошел от Тульчина, а Остап с другим полковником ворвались в замок «шляхту и других людей выгубили» (14). Но потом успокоились, и часть поляков оставили в живых. Но вскоре и тех уничтожили. В летописи об этом сказано так: "Когда с казаками напились, как бы мирясь, а потом вздорить с ними начали. Казаки, когда уже до сильной ссоры дошло, будто бы для утешения шума, выводили их поодиночке на двор и убивали". (14)

Натан Ганновер – автор еврейской хроники, современник событий, происходившее описывает так: "Паны немедля согласились. Они стали вызывать к себе евреев поодиночке и отбирать у них оружие. Когда евреи поняли их хитрость, они решили отомстить, прежде всего панам, которые нарушили заключенный с ними договор, и постоять за себя. Тогда рош-гаишева (руководитель еврейского учебного заведения – С. Ш.) святой общины Тульчина гаон (прославленный – С.Ш.) Аарон громко закричал: "Слушайте, братья и мой народ, мы находимся в изгнании между народами. Если вы подымете руку против панов и об этом услышат короли Эдома (аллегорическая еврейская словесность так называет Рим или любое католическое государство – С.Ш.), они отомстят за них всем нашим братьям, что в изгнании, от чего сохрани Господь. Если так решено на небесах – примем нашу кару с радостью. Чем мы лучше наших братьев в св. общине Немиров?" (15- с.101). И они приняли смерть от врагов.

Попробуем сделать несколько дополнений, чтобы события в Тульчине были описаны более полно. Напомним, что «евреи-защитники города составили четыре отряда и сражались они отчаянно смело, презирая смерть, и все штурмы казачьей вольницы были отбиты с большим уроном». Это дополнение взято из обстоятельной работы Марка Штейнберга. Правда в книгу вкралась неточность. Она заключается в том, что дата осады Тульчина указана 1650 г., а она происходила в июне 1648 г. (113-с.77)

Автор "Короткой хроники" далее нам сообщает, а это произошло в июле 1648 г., Кривонос у Бара разбил поляков. Горожане, как говорит автор, "безбожные горожане... ворота казацтву отворили, ворвались тогда казаки большою толпою, и сперва перерезали солдат..., а потом, вытаскивая из домов и погребов наших католиков и Жидов, мучительски их убивали. Погибло там всякого народу, считая с Жидами 1т.5т." (14).

Но страдали не только поляки и евреи, в летописи зафиксировано: " За тем Татары, взявших таких заложников, двинулись со своим войском к своей земле, но не без кровавой приправы, ибо в Лохвицах 15 тысяч взяли в плен" (14). Думается, что речь идет о событиях августа 1649 г., когда татары захватили большой ясыр на Украине.

Казацкие летописи

Есть в украинской историографии конца XVII– начала XVIII вв. три летописи, за которыми закрепилось название "казацкие летописи". Это летописи Самовидца, Г. Грабянки и С. Величко. Эти документы описывают Хмельничину. Но если Летопись Самовидца, как считают историки, была составлена в конце, в последней четверти XVII в., а начало работы над ней происходило во время описываемых событий, то две другие были составлены чуть позже, ненамного, но позже. Они были написаны в 1710 (Грабянка) и 1720 (Величко).

Есть исследователи, которые считают, что казацкое летописание можно разделить на два этапа. Первый этап – сами казацкие летописи – это те три, которые нами названы, и второй этап – летописи второй трети XVIII в., которые уже не столько летописи в чистом виде, в том числе и по форме, сколько уже все более приближаются к исследованию.

Казацкие Летописи эти компилятивные по составу, а также содержат собственный литературный материал. Особенно это относится к Летописи Самовидца – Летописи Очевидца.

Юрий Луценко во вступлении к переводу на современный украинский язык летописи Грабянко, который был издан в 1992 г.,привел цитату И.Я. Франко о казацких летописях. Вот она: "Собственно в казацких летописях Самовидца, Грабянко, Величко и их последователей и компиляторов, таких как Боблинский, Лукомский, Ригельман и т. п., было б интересно проследить рост той легенды про Хмельничину, что в значительный мере заслонила перед нами правдивую действительность. С литературной точки зрения это было явление очень ценное, способное будить пыл у широких народных масс народа. Лишь в XIX в. мы увидели его значение для национального возрождения и формирования наших политических идеалов... Данная грандиозная конструкция Хмельничины больше литературная, чем историческая, была... главной заслугой казацких летописей» (5-с.9).

Такой точки зрения придерживаются многие историки и сегодня. А ведь не далее 30-40 лет назад господствовала другая точка зрения. Так, четырехтомная "Советская энциклопедия истории Украины" считает, что Летопись Самовидца "ценный памятник украинской историографии"(16-с.27), летопись Грабянко "выдающейся памятник украинской историографии, важный исторический источник" (18-с.453), а Летопись Величко –"ценный исторический источник" (18-с.261).

Первыми исследователями казацких летописей были Т. Шевченко, Н. Максимович, П .Кулиш, Н. Костомаров, А. Бодянский. Концепцию, отличную от концепции этих исследователей, мы находим в трудах И. Франко, М. Грушевского, Д. Чижевского, Д. Дорошенко, М. Возняка, В. Кректеня, Д. Наливайко, В. Шевчука. Их работа отличается осмыслением летописей, как литературных произведений.

Сегодня историки подходят к этим летописям с учетом огромного количества новых исторических документов, которые позволяют по-новому оценить события 1648-1654 гг. Введение в обиход этих документов позволяет определить, что данные летописи содержат много фактических ошибок. Но все, утверждающие это положение, не называют ни единого примера этих ошибок.

Летопись Самовидца

Начнем рассматривать эти три документа, как все предыдущие, так и последующие, в свете поиска материала об истории евреев, об отношении к ним, о формировании в украинском национальном самосознании под их влиянием образа еврея.

Советская украинская историческая наука очень высоко ценила Летопись Самовидца, называя её выдающимся историографическим памятником и одним из самых достоверных источников XVII в. Эту летопись некоторые историки считают фундаментальным источником истории Восточной Европы, в частности периода Хмельничины и Руины (Разрухи, Разорения) на Украине. В украинской истории Руинами называют трагический период 1657-1687 гг. в истории Войска Запорожского, это борьба за власть, конфликты и события на разоренной Украине третьей четверти XVII в.

В переводе с украинского языка данная хроника означает «Летопись Очевидца». Полное название этого документа звучит так «Летопись Самовидца о войнах Богдана Хмельницкого и о междоусобиях, бывших в Малой России по его смерти». Украинский историк В.Б. Антонович считает, что это первая казацкая летопись, отличающаяся полнотой и живостью рассказа, а также достоверностью.

Автор этой летописи, по словам специалистов, был очевидцем событий, выходцем из старшин Войска Запорожского. Возможно, это был Роман Онисимович Ракушка-Романовский. Называли и других кандидатов на авторство, но большинство согласны с названным.

Данная летопись охватывает время с 1648 до 1702 годы. Начинается она с вступления "О начале войны Хмельницкого". Последующий текст можно разделить на две части. Первая часть описывает период до 1676. и включает Хмельничину и Руины (но только до 1676 г. , включительно). Эта часть, как считают некоторые историки-исследователи, составлена значительно позже описываемых событий. Вторая часть летописи – это рассказ о Руинах и дальнейшем ходе истории до 1702 г.. Она написана на Левобережной части Украины, вероятно, в Стародубе.

 В Википедии о первой части данной Летописи сказано, что она освещает события правдоподобно, хотя значительно позже описываемых событий" (17). Это замечание спорно. Историческая практика подтверждает, что как описание событий, сделанное современниками по горячим следам, и то же самое, написанное после свершившегося, могут не совпадать с тем, что действительно произошло.

Оригинал этой Летописи не сохранился, но есть несколько списков. Впервые она опубликована Осипом Бодянским в 1846 г. В 1878 г. под редакцией Ореста Левицкого вышло следующее издание. Это был научно подготовленный текст Киевской Археографической комиссии. В 1971 году Институт Истории АН УССР выпустил новое издание Летописи, которое подготовил Я.И. Дзира. Эта книга была опубликована в издательстве " Наукова Думка" в том же году. В 1972 г. «Летопись Самовидца» былa подготовленa и издана "Harvad Series in Ukrainian Studies".

Нашлись и продолжатели этой Летописи. Они или он довели текст до 1734 г. Но в канонический текст это не вставили. Думается, что правильно сделали.

Для раскрытия темы об отношении к евреям в середине XVII в., а точнее во время Хмельничины, нам важно знать, каких взглядов придерживался автор того или иного документа. Некоторые историки считают, что автор этой летописи с "заметным сочувствием относился к польско-шляхетскому сословию, против которого, главным образом, и было направлено народное восстание при Б. Хмельницком. Чувства народных масс, пылавших негодованием и озлоблением против этого сословия, были совершенно чужды летописцу", – пишет один из историков (19).

Начнем рассматривать текст самой летописи, где, возможно, проследим за мироощущением автора. Начинается документ "с начала войны Хмельницкого" и с ее причин: "Начало и причины войны Хмельницкого ест едино от ляхов на православие гонение и казакам отягощение", – пишет Самовидец (3-с.45). Это первые слова документа. Далее сразу же идет перечисление всего того, от чего страдают казаки. Список этот довольно многое включает в себя. И тут нам ясно, что волнуeт автора: казаки, вписанные в реестр (реестровые), так и "выписчики", т.е. исключенные из списка и не получающие жалования. Особенно последние, которых, по словам летописца, обратили в крепостных крестьян и слуг (3-с.45).

Рассмотрев недовольство казаков, автор летописи переходит к рассказу о положении «поспильства" (в тексте посполства) т.е. простонародья. Летописец не протестует против закрепощенного "посполства", а говорит, что жили они "богато при хлебе, при скоте, в пасеках, но, однако, к чему не привыкла была Украина терпеть – налоги великие" (3-с.46).

По данным этой «Летописи» составим список недовольств казаков, которые фактически являлись причинами войны. Называть их мы будем в том порядке, как они указаны в документе. Это необходимо, чтобы ясны были приоритеты:

– гонение на православие;

– казакам отягощение;

– социальные проблемы, которые привели к бесправию украинский народ и поставили его в полную зависимость от польской шляхты;

– своеволие евреев, от которых страдали христиане, оно проявляется в том, что "не мог казак в дому жодного напитку на потребу свою держати, не только меду, горилки, пива, но и браги" (3-с.46).

По мнению автора Летописи плохо было то, что не сами помещики управляли своими имениями, а через жидов-арендаторов и от них происходило все зло.

Отрицать, что евреи были арендаторами, не будем, это будет неправдой. Но только ли евреи? Зададимся вопросом, зависит ли от национальности степень социального угнетения? Но на эти вопросы ответим ниже. Обратим внимание и на тот факт, что среди причин возмущения было и требование, которое назовем "алкогольной независимостью". Как обстояли дела с этим мы тоже рассмотрим ниже.

М.С. Грушевский в 8-ом томе "Iсторii Украiни-Руси", говоря о причинах Хмельничины, которые называет Самовидец, делает следующее замечание: "Схема причин, поданная нам тут, в конце концов, не составляет историческую собственность (Самовидца-С.Ш.) – это широко распространенное в то время, во 2-ой половине XVII в., толкование причин казацких восстаний. С определенными отличиями оно повторяется у различных авторов..." (21).

В самом народном восстании летописец был склонен видеть лишь жестокости своевольной черни. Войны Хмельницкого считал наказанием за грехи: "...бо господь Бог за грехи наделил землю такою тяжкой войною..."(3-с.54).

Есть у Самовидца претензии к евреям. Они состоят в том, что "поспольство терпели налоги от староств, наместников и жидов." (3-с.46). И что «едва шевлюга (мерзавец – С.Ш.) жид богател», то сразу придумывает новые поборы (3-с.47).

Одной из причин войны автор Летописи называет своеволье шляхты, которое выражалось в присвоении хуторов, пасек и другого недвижимого имущества. Тут же приводится пример, где говорится о подстаросте чигиринском Чаплинскм, который обобрал Б. Хмельницкого и зло поступил с его родными.

После первой фразы в начале летописи о гонении на православие, после всех названных причин Самовидец подробно говорит о страданиях православных, особенно от униатов страдали они (3- с.51). Я.И. Дзира, подготовивший «Летопись Самовидца» к изданию, пишет во "Вступлении": "Названные им (Летописцем – С.Ш.) факты угнетения православного духовенства преувеличены и неточны. Например, его заявление, что в Чернигове было несколько униатских архимандритов, не соответствует действительности. На самом деле в первой половине XVII в. в Чернигове был единый архимандрит, который формально числился униатом.

 Преувеличением также было утверждение Самовидца о том, что на Украине в середине первой половине XVII в. в каждом местечке был костел. Не соответствует действительности и конфликт киевского воеводы Тышкевича с киевским митрополитом и др."(3-с.25).

Говоря о гонениях по отношению к православию, Самовидец не забывает о претензиях к еврею. Он говорит, что к еврею лучше относятся, чем к христианину. Вот, что он пишет по этому поводу: "...лучше почитать жида мерзкого, нежели лучшего христианина русину" (3-с.51). Так что почти во всех причинах войны так или иначе присутствует "жид мерзкий".

О расправах восставших над своими врагами Самовидец пишет, что "от боку оного козацтва убивали ("забивали") шляхту, ксендзов, евреев, не щадили никого ни женщин, ни детей, а их имущество грабили, костелы палили... дворы все и замки шляхетские и дворы жидовские пустошили, не оставляя ни одного целого. Редкий в той крови на то время рук своих не умочил и того ограбления тех добр не чинил"(3-с.52).

 Автору этого повествования было этого мало и он продолжил: "Все чем завладели, уничтожали (вистинали), потому что…шляхта жидов повыдавала с имуществом, а потом и самих подоставали и вистинали. И многие на тот час из жидов, боясь смерти, христианскую веру приняли и как только … в Польшу убегали, жидами пооставались и редко который придержался веры христианской. И так на Украине ни одного жида не осталось…" (3-с.52). Война, по словам автора, продолжалась и на другой стороне Днепра, т.е. на Правобережье вплоть до Днестра, где произошла та же беда. И здесь опустошали замки, костёлы, дворы шляхетские и жидовские, всюду убивали шляхту и ксендзов, "больше жидов пропало в Немирове и в Тулчине – несметное количество" (3-сс.52,53).

Самовидец говорит: "И кто может посчитать неоцененный вред в людях, что орды позабирали, потому что в то время не было милосердия между людьми. Не только жидов губили и шляхту, и простых людей в тех краях живших, та же беда..." (3-с.54).

Из всего увиденного летописец делает в 1649 году следующий вывод: "А то все делалось для того же, что и в прошлом году, обогатились, хватая добро шляхетское и жидовское, и других людей» (3-с.56). Подготовивший эту летопись к изданию Дзира Я.И., в комментариях оспаривает это утверждение и говорит, что истиной причиной восстания широких народных масс был социальный и национальный гнет со стороны шляхты, арендаторов (читай жидов) и др., а не стремлением к наживе (3-с.169).

 С 1650 по 1702 гг. о евреях упоминаний в "Летописи Самовидца" нет. Потому что их не было на Левобережной Украине. Есть одно упоминание. В 1663 г. евреи попытались вернуться в Киев. Но полковник Иван Попович не только не разрешил им это, а приказал всех обратившихся к нему евреев "выбить" (3-с.92). Документы второй половины XVII в. и начала XVIII указывают на убийства евреев. Но это станет предметом разговора ниже по тексту.

В дополнении к Самовидцу о причинах Хмельничины приведем документы, которые помогут нам понять некоторые моменты того времени.

"Сентенции"

В "Украинском историческом журнале" за 1999 г. в №6 были опубликованы два публицистических трактата о причинах Хмельничины. Представленные документы являются анонимными и хранятся в отделе рукописей библиотеки Чарторыйского в Кракове.

Первый из трактатов называется: "Сентенция об успокоении Войска Запорожского одного польского шляхтича", а второй – ответ оппонента – "Ответ на Сентенцию об успокоении Войска Запорожского 1649 г.". Ю.А. Мицик, опубликовавший эти документы, считает, что первый из них написан не раньше октября 1648 г. и не позже мая 1649 г., что автор шляхтич, но украинского происхождения. А вот автором самой "Сентенции" был польский шляхтич – представитель господствующего класса Речи Посполитой (32-с.123).

Нас, прежде всего, в этих документах интересует вопрос о причинах вышеназванных событий. Автор с польской стороны "Сентенции" называет следующие четыре причины вражды:

"Первая: запрет поля и моря, другая: склоки с казаками представителей польской администрации на Украине; третья- назначение им гетмана и унижение старшины; четвертая: злые призывы". Поясним, что, говоря "о запрете поля и моря" имеют в виду запрет на ведение казаками набегов для захвата военной добычи за пределами Речи Посполитой, что вело к тому, что они стали искать добычу дома (32-сс.125,126).

Автор "Ответа" не опровергает эти причины. Но при этом указывает, что основная причина – социальный гнет, т.е. высокая степень эксплуатации на Украине. "Эти способы вот какие: украинские колонии, в которых, как говорят, вырастают бунты, придушить, потому, что крестьяне становятся забулдыгами, а потом, если он не работает, то становится бунтующим подданным. Также нехорош тот строй, который, взяв староство на две с половиной тысячи прибыли, а потом путем притеснений не снижает меньше как тридцать тысяч... крестьяне сначала разоряются..., а потом собирают толпу, нападают, убивают шляхту, грабят дома (32-с.133).

Здесь идет речь об аренде, но кто те арендаторы, не указано. Примечательно, что оба эти очевидца тех событий не только не говорят о евреях, как виновниках угнетения, но и вообще о них не вспоминают.

Прервем рассказ о казацких летописях, чтобы показать еще один документ времен Хмельничины. Это «Записка дьяка Г. Кунакова», составленная в 1648 г. Один из историков называет его «русским дипломатическим агентом» (114-с. 256). Дьяк Григорий Кунаков говорит о причинах казацкого восстания. Среди них он называет "разорение", которые казаки терпели от евреев-арендаторов. Далее он пишет, что если без разрешения еврея казак накурит вина или сварит пива, или меду, или, разговаривая с евреем, не снимает шапки, то евреи его грабят, разоряют и берут насильно в работу жену и детей. Кроме того Кунаков пишет, что в челобитной королю Владиславу Б.Хмельницкий жаловался на «обидчиков своих и на жидов». В "Записке" также говорится, что "воевали... города многие Подольские и Волынские и уезды, которые против их воли стояли, а ляхов и жидов побивали без милости".

 Затем говорится о переговорах Адама Киселя с Богданом Хмельницким. В договор по настоянию последнего в параграф 7 было включено следующее: "чтобы жидам и арендам жидовским за Днепром никогда не быть, и которые жиды из-за Днепра поутекали, и тех бы жидов выдать войску запорожскому на горло, для того что им от тех жидов были многие налоги и разоренья".

В конце записки Кунаков сообщает: "А Брест-Литовская разорена: на рынку лавок деревянных и каменных нет ни одной, и во всех дворах в воротах, и в хоромах двери и лавки и окна выломаны, ни одного двора целого нет, и жиды все побиты, а остальные немногие поутекали..., а сказывают, что ...собрав ляхов, жидов и ксендзов, связав, наметили два костела, и те костелы с людьми спалили..." (20-сс.398-399).

Летопись Г. Грабянки

Продолжаем разговор о казацких летописях. Вторая из них это Летопись Григория Грабянко.

Полное название этого документа звучит так: "Летопись гадяцького полковника Григория Грабянки". Для удобства мы сократим название и эту летопись будем называть, как принято "Летопись Грабянки".

Её автор Григорий Иванович Грабянка (год рождения неизвестен – умер около 1738 г.), принадлежал к украинский казацко-старшинской верхушке, занимал должность гадяцкого полкового есаула и др. Г. Грабянка прежде всего известен как автор большого исторического документа летописного характера.

Летопись Г. Грабянки впервые была напечатана в 1793 г. в журнале Ф. Туманского "Русский магазин" во 2 и 3 частях. Отдельно она была опубликована киевской комиссией для разбора древних актов в 1854 г.

Данная летопись в значительной мере компилятивное сочинение и в то же время основным источником автор назвал воспоминания участников событий, а также сочинения отечественных и иностранных историков, устные предания, дневники, хроники и рассказы современников. Но более всего он использовал "Летопись Самовидца" и "Синопсис". Заметим, что Г. Грабянка использовал лишь фактографическую сторону названных документов, но не отношение авторов к событиям, особенно автора "Синопсиса".

Начинается Летопись Грабянко "Словом к читателю", где он объясняет, ради чего эта история была написана. В конце указывает на свою главную задачу: "... я решил не оставить в пепле молчания спрятанные действия вернейшего нашего сына благоразумного вождя Богдана Хмельницкого, который Малую Русь от тяжелейшего ярма казацким мужеством освободил и что к российскому монарху со стольными городами в подданство привел" (5-с.12). Далее идет "Похвала стихами Хмельницкому от народа малороссийского", где есть такие строчки:

Отменил он унию, бил ляхов с жидами

И других врагов гнал теми же путями (5-с.13).

После стихотворения о гербе Малороссийском Грабянко переходит к историческому обзору о казаках, о происхождении их названия, о древнейших событиях, с ними связанных. Рассказав нам об этом, он повествует читателю, как Малороссия в ярмо к полякам попала, как казаки участвовали в битвах, об их быте. А потом переходит к причинам казацкого восстания против поляков и отдельно пишет о том, почему Хмельницкий встал против тех же поляков. Отвечая на первый вопрос, Грабянко указывает, что Брестская церковная уния 1596 г. означала отречение от православия и отдачу себя под руку западного костела. А поэтому Косинский с запорожцами на ляхов двинул (5-с.28). В другом месте он указывает, что и Наливайко восстал против поляков(5-с.33).

А отвечая на второй вопрос: "Почему Хмельницкий восстал против поляков?", Г. Грабянка начал с того, что причиной войны против поляков было религиозное притеснение и тяжелое положение украинцев. Вот его слова: "...ляхи нестерпимо тяжкое глумление над людом украинским чинили, над храмами божьими глумились, как силой забирали у благочестивых усадьбы их, а самих смертью карали..." (5-с.33). И продолжая, летописец выделяет следующее:

"А худшим было то, что жиды новые и новые поборы придумывали и имения казацкие не вольно было держать..." Продолжая обвинения, летописец писал: "разве могли фараоны в пытках с полякми сравниться? Это же детей в котлах варили, груди женщинам деревом припекали..." (5-с.33). Для православных было плохо то, что "Даже храмы господни жидам распродали и малышей только по дозволению жидовскому крестить можно было, да всякие обряды церковные, что их благочестивые правили, были отданы жидам в аренду" (5- с.32). После этого Грабянка говорит о личных обидах, которые Хмельницкому нанес пан Чаплинский, и которые тоже побудили его на бунт или, точнее, на войну против Польши.

Здесь, думается мне, мы впервые в летописях встречаем упоминание о так называемом "захвате церквей евреями". В данном случае говорится не об аренде церквей, а о распродаже их евреям. Летопись была написана, как считают в 1710 г. Следовательно, обвинение евреев в данном религиозном издевательстве появилось после Хмельничины. Но Грабянка не придумал этот навет, а взял его из польских источников. Правда это или навет, мы узнаем позже.

Известно, что Б. Хмельницкий обращался к королю неоднократно. Так, после описания битв и побед под Желтыми Водами, Корсунем и Пилявцами, летописец Грабянка снова вставляет очередное прошение к королю, в котором Хмельницкий снова жалуется, что "жиды орендари проклятые, которые все новые и новые поборы и грабежи придумывали и которые обогащались за наш счет, все провинности на нас сваливали и старосты им нас выдавали на поругание" (5-с.44).

Еще ответ на это прошение не был получен, пишет Грабянка, как Хмельницкий посылает на Подолию, где он узнал, что в Нестерове (Тульчин) "сила силена жидов та шляхты спряталась", отряды повстанцев. Кроме того туда пришли польские жовниры, оставшиеся в живых и бежавшие из-под Корсуня. Для расправы со всеми ними Б. Хмельницкий, как нам уже известно из "Короткой истории про бунты Хмельницкого", посылает полковника Ганжу, а полковнику Остапу велел готовиться выступить ему на подмогу. Далее, как и в "Краткой истории", идет рассказ о мире Ганжи с поляками, о предательстве по отношению к евреям, об их уничтожении, о захвате большой добычи и отходе от Тульчина. При возвращении казаки Ганжи встретили отряд Остапа, казаки которого увидели большую добычу. На предложение поделиться ею Ганжа отказался. Тогда Остап ударил по городу, поджег пороховую башню, взял Тульчин и порубил всех поляков. И Остап не остался без богатой добычи (5-с.45). В это же время Кривонос, по словам летописца, взял Бар, где мечом уничтожил поляков и "только жидов более пятнадцати тысяч в Баре уничтожил (5-с.46).

Грабянко рассказывает, что в октябре 1648 г. польский король Ян-Казимир послал к Хмельницкому посольство. Поляки прибыли в Киев. Их долго не принимали, но после того, как все же были приглашены к гетману, то получили от него письмо королю, где был выдвинут ряд требований, в том числе и такое: " Жиды со всей Украины пусть выселяются" (5-с.54).

 Г. Грабянка рассказывает о продолжении войны в 1649 и 1650 гг. Иногда она прекращалась. В феврале 1649 г. В Переяславе было одобрено перемирие. Но оно продолжалось короткое время, и война возобновилась. Польские войска были разгромлены под Зборовым, и здесь был подписан 8 августа Зборовский трактат (мир). Но уже осенью начались военные действия. В 1650 король Ян-Казимир прислал восставшим привилегии, среди которых говорилось, что отводятся земли, "где польские войска стоять не будут постоем и жиды в них ни державцами, ни арендаторами, ни жителями проживать не будут" (5-с.71). Но не всегда удача была на стороне казаков, они потерпели неудачу в июне 1651 г. под Берестечком. А потом события вынудили 18 сентября под Белой Церковью подписать очередное перемирие. И здесь было соглашение, которое касалось и евреев. Так, было записано, что "Жиды, так как и раньше, снова будут торговать на Украине (5-с.84).

 А потом была битва под Батагом (1652 г.), под Жванцем (1653 г). В 1654 г. российский царь Алексей Михайлович дал грамоту из 14 пунктов "на всякие вольности козацкие" (5-с.95). А далее Грабянко пишет:"Узнав об этом Хмельницкий и все воинство запорожское перешло в подданство царя-государя" (5-с.96).

Но на этом летопись не кончается, автор довел ее до 1709 г., но о евреях упоминаний больше нет.

 

 С. Величко «Сказание о войне казацкой з поляками»

 

Приведем полное название летописи Самийло Величко. Это очень важно, потому что даст возможность получить ответы на некоторые вопросы и задать новые. Вот оно:

«Сказание о войне казацкой с поляками, которая через Зиновия Богдана Хмельницкого, Гетмана войск запорожских восемь лет продолжалась. А более двенадцати лет тянулась с другими государствами у поляков, которой он, Хмельницкий, при всесильной Божией помощи с казаками и татарами от тяжелого польского ига отбивался и под великодержавное, пресветлого монарха Российского Алексея Михайловича владение добровольно поддался.

От авторов: немецких Самуила Пуфендорфа, казацкого Самуила Зорьки и польского Самуила Твардовского, который описал эту войну стихами в своей книге "Война Домова" названой ныне же коротким стилем исторического наречия малороссийского, оправлена и написана стараниями Самуила Величко, бывшего канцеляриста войска запорожского, в селе Жуки, повета Полтавского, года 1720 ».

Первое. Автор – канцелярист войска запорожского Самуил Величко. Добавим то, что мы знаем о нем. Год рождения нам неизвестен, умер в 1728 г. Сын Василия Величко. Вошел в историю как старшинский летописец. Родился на Полтавщине, обучался в Киевской академии, Служил канцеляристом у В. Кочубея, потом служил в Генеральной войсковой канцелярии. В 1708 г. был уволен с должности И. Мазепой. После этого жил в имении Кочубеев в с. Жуки под Полтавой, где и умер. Сегодня это с. Жуки Полтавского р-на, Полтавской обл.

Второе. Величко утверждает, что пользовался работами Самуэля фон Пуффендорфа. Действительно, этот немецкий ученый-правовед, историк (1632-1694) был профессором Гейдельбергского, а потом Лундского университетов. С. Пуффендорф был и официальным историографом в Швеции, написал ряд работ, посвященных истории этой страны. В трудах его по истории Швеции есть известия о Хмельничине. Его трудами пользовался не только Величко, но и Г. Грабянко.

Третье. Самуил Зорька, труды, а точнее его дневник (дияриуш – С.Ш.), который лег в основу "Сказаний" С.Величко, никогда не существовали, а значит и его дневник – это мистификация. Сказать точнее, это фальшивка. Эту детективную истории описал Микола Петровский в статье, а потом в книге, вышедшей в 1920-ых гг. (45). Заметим, что Николай Неонович Петровский – один из известных исследователей событий 1648-1654 гг. в 1920-1940-ые гг.

Четвертое. Источником для написания "Сказаний" Величко называет Самуэля Твардовського (Twardowski), польского поэта -хрониста. Его поэтическому перу принадлежит стихотворное изложение событий на Украине в середине XVII в. под названием "Война Домова ("Гражданская война с казаками, татарами и Москвой, позже со шведами, венграми"). Польское название этого произведение звучит так: "Wojna domova z Kozaky, Tatary, Moskva, potom Szwedam i z wengry" ( Гражданская война с казаками, татарами, Москвой потом со шведами и с венграми). Первая часть вышла в Кракове. К стихотворным изложениям исторических событий не все относились или относятся положительно. Так, П. Хмелевский писал, что это была "рифмованная газета".

Есть и другой подобный пример. В 1672 г., накануне польско-турецкой войны комендант Каменец-Подольской крепости, которая считалась неприступной, она выстояла во время всех попыток ее захватить в период Хмельничины, писал реляция (донесения) в Варшаву в стихах и совершенно не занимался укреплением ее обороноспособности. И это сказалось в том, что Каменец-Подольский, ключ ко всей Подолии и Волыни, был взят приступом турками, единственный раз за всю ее историю. Но это было позже, в 1672 г.

Следующая информация, которая дает название работе С.Величко, это определение, кто были основными участниками гражданской войны. Это – с одной стороны казаки и татары, а их противниками были поляки. Далее становится ясно, что главной целью этой борьбы было окончание "тяжелого польского гнета". Заметим, что народные массы (поспольство) в расчет не принимаются. А вот в том, что татары были борцами против этого ига, сомнений нет. Это говорит, что автор был типичным выразителем интересов казачества и только его.

Есть еще одно замечание, о котором говорит Н.Н. Петровский: "Большие сомнения и это удивительное совпадение имен у всех авторов источников Самийла Величко: мы имеем Самийла Твардовского, Самийла Пуфендорфа и Самийла Зорьку, которых использовал для своего труда четвертый Самийло – Самийло Величко. К сказанному добавим, что имя "Самийло" не очень было распространено в то время на Украине..." (45-сс.166-167)

 Теперь перейдем к упоминаниям о евреях в "Сказаниях" С. Величко. В части первой "начало войны Хмельницкого против поляков" есть рассказ, уже знакомый нам по "Короткой истории про бунты Хмельницкого", об осаде Нестервара (Тульчина), где сказано, что "нашли там убежище и немало жидов с огромными своими богатствами". Их судьба, как судьба поляков, которые предали евреев, нам уже известна. Они были уничтожены. Величко говорит:

"... а Жидов, которых выгнали из замка и которые стойко оборонялись, всех вырубили" (26). В примечании сказано, что рассказ о Тульчине взят у Твардовского. Более о евреях в первой части мы не встречаем упоминаний.

В разделе II автор пишет в универсале от 27 мая 1648 г. "о общих притеснениях и разорениях малороссам от поляков творимых" (25-с.10). В том же универсале о религиозном притеснении сказано: "Да кроме того, они, поляки, и веру нашу православную всегда ругали и оплевывали, а наших благочестивых священников, где можно и когда можно по малейшей причине позорили и ругали, били и разкровавливали, вырывали и обрезали им волосы и бороды"(26). В. Шевчук, переводчик данной летописи на украинский язык, в примечании 134 к этому тексту сообщает: "Факт более риторический ,чем фактический. В последнее десятилетие (речь идет о десятилетии накануне Хмельничины – С.Ш.) напряжение религиозной борьбы значительно спало, хотя бывали конфликты. Конфликтов на религиозной почве было тогда на Западной Украине и в Белоруссии много. Православная церковь, возглавляемая П. Могилой, была тогда довольна сильна" (26). Заметим, что об "аренде церквей" евреями нет ни слова. Если бы это было в действительности, то не забыли бы сказать. Так называемая "аренда церквей", о которой мы будем говорить ниже, является принципиальным вопросом в деле о религиозном издевательстве над Православием.

В летописи Величко автор говорит о причинах Хмельничины со слов Твардовского в части V, разделе II. Вот какие причины Называет С. Твардовский:

– злость самих казаков и Хмельницкого на поляков, злоба их и склонность к предательству;

– высокомерная гордыня, злость, гневная озлобленность к православным руссам и казакам;

– стремление поляков господствовать;

– гнет, который установили польские солдаты (жовниры);

– зависть к чужому имуществу (26).

Далее Величко продолжает: "Ведь началась война из-за Чаплинского (обидчика Б. Хмельницкого – С.Ш.) и других подобных ему легкомысленных, которые были на Украине старостами и польскими наблюдателями".

 Но упоминаний о том, что евреи являются виновниками бед, мы не находим. Нет упоминаний о вине евреев и в помещенных в "Сказании" письмах Б. Хмельницкого из Запорожья к Барабашу (25-с.19) и к Н. Потоцкому, гетману великокоронному (25-сс.21-23). А вот в Универсале Хмельницкого от июня 1648 г. того же "Сказания" зписано: "... малороссиянам, от этих поляков и жидов, их арендаторов и любимых факторов по сее время делались обиды, тяготы, озлобления и разорения (25-с.48).

Величко переходит к обвинению поляков в разрушении таких городов как Константинов, Бар, Бердичев, Збараж, Львов, Каменец-Подольский, Тульчин, Замостье, Люблин, Слуцк, Олыка. Из-за своей ненависти к казакам, "которые обороняли при своей правде к истино благочистивой греко-русской вере и древнего права", поляки, утверждает летописец, разрушили Украину. "Присмотрись внимательно сам, – пишет Величко, – интересующийся читатель, к польским и казацким летописям и увидишь там, что казаки тут не виновны, а начали и хотели войну поляки" (26). Но тут ошибка. Каменец- Подольский во время этих событий никто не разрушал.

Как мы видим, всю вину за разруху Величко переносит на поляков. Кроме того, упоминаний о евреях как о виновниках войны, повторим еще раз, нет.

Хочу обратить внимание на одну деталь. Суть ее в том, что Б. Хмельницкий, по словам Величко, проявил трогательную заботу, обратившись к татарам, а точнее к Карач-мурзе, "не затруднять себя добытым добром и ясиром, а отослать все в Крым, а самому налегке помочь ему, Хмельницкому, в дальнейших военных действиях на Подолии и в Побужьи; эта просьба Хмельницкого была удовлетворена" (26). Добыча была захвачена татарами после битвы под Батогом и поражения поляков 22 мая 1652 г.

Летопись Яна Бенвильского

 Автор этой летописи происходил из мелкой православной шляхты, родился в Киеве и жил в первой половине XVII в.

Текст выявлен в 1798 г., а его первая публикация состоялась в 2002 г. Первая часть этого документа представляет собой сокращенное изложение "Истории Польши" (1597) Мартина и Иохима Бельских. Вторая часть составляет преимущественно польскую историю, а третья – это история Украины последней четверти XVI– первой половины XVII вв.

 Евреи упоминаются лишь единственный раз, когда князь Владимир "от татар Веры не принял. Не схотел Жидовской теж, так же латинской не схотел, але греческую веру принял" (47).

Семейная хроника П. Кунащака (1663 -1696)

Отдельно от всех упомянутых исторических документов стоит эта "Семейная хроника". Она не рассказывает нам ни о войнах, ни о каких-то крупных событиях, а о буднях обыкновенного львовянина Петра Кунащика. Эта "Хроника" была опубликована в львовском журнале "Жовтень"N4 в 1987 г. Ее автор был торговцем тканей и книг и разного другого. Он давал товары и брал залог, он был и ростовщиком. Из бедных, в начале пути, выбился в число именитых граждан Львова… и он не был жидом. Из этого документа следует вывод, что не только евреи были ростовщиками. А убивали за это в годы Национально-освободительной войны 1648- 1654 гг. только евреев. (27)

Источники XVIII в.

Здесь мы расскажем об источниках, которые использовали авторы того времени, созданных до них. Авторы этих работ не были свидетелями событий, о которых мы говорим, но в их сочинениях появляются факты, о которых до них не писали.

Южнорусские летописи

В 1856 г. Н. Белозерский опубликовал летописи, из которых нас могут заинтересовать две. Это "Черниговская летопись" и "Краткое летоизбирательное действъ и случаев описание ...(1506-1783)». О « Черниговской летописи» написано выше. В ней нет упоминаний о евреях.

Краткое летоизбирательное действъ и случаев описание...

(1506-1783)

Кроме Черниговской летописи в сборник под II номером включена и летопись "Краткое летоизобразительное действъ и случаевъ описание". Здесь записано:

1648. Война Хмельницкого почалась. И далее: "Того же 1648 года Хмельницкий, примноживши себе войско казацкое, разделил на полки и учредил полковников и другую старшину... В Нестерваре Ганжа да Остап, полковники Хмельницкого, жидов всех и шляхту высекли...

 ...Сего же года Кривонос, Хмельницкого советник, у Батурина Ляхов да жидов больше пятнадцати тысяч выколол."

Здесь ошибка - не Батурин, а Бар. Есть и две детали, на которые хотел бы обратить внимание. Первое – полковники Хмельницкого жидов всех высекли, но о шляхте это не сказано. Второе – слово Ляхов в тексте, как принято было в то время писать названия национальных групп, написано с большой буквы, а жидов с прописной. (48)

Лизогубовская летопись

Здесь повторена слово в слово та же запись 1648 г., что и в предыдущей летописи. А вот количество уничтоженных в Баре указано 19 тыс.. (10)

Короткое историческое описание Малой России с 1506 по 1765

Полное название этого документа звучит так: "Краткое описание о Малой России до 1765 года, с Дополнением о Запорожских Казаках и Приложениями, касающимся до сего описания.

(Собрание из летописей из польского и малороссийского журнала и других документов)".

Напечатано это "Описание" в Петербурге в 1789 г. Существует предположение, что автором этого произведения был А.А. Безбородко – российский государственный деятель, дипломат. По другим сведениям он только помог издать этот документ. И этот источник был создан более чем через век после Хмельничины. Бесспорно, что данная летопись создана в последней трети XVIII в .

Новое издание этого документа было отпечатано в 1848 г. с предисловием О. Бодянского.

В Части Первой этого "Короткого описания Малой Руси и Украины" говорится о том, как православные терпели угнетение со стороны поляков-католиков. Казаки не хотели этого терпеть. Произошел ряд восстаний: Наливайко, Павлюка и др. Все они были подавлены. После разгрома Павлюка в 1638 г. начался особый гнет:

"Из сего времени Козаки разными притесняемы были, по оклеветании ложном, многие лишались жизни, были публично предаваемы смертной казни и лишаемы последнего своего стяжания; внутрь же Малой России". Эта цитата полностью повторяет эпизод из «Летописи» Грабянко.

Далее автор ведет рассказ о том, что после избрания королем Яна-Казимира II в том же 1648 г. были посланы на усмирение Б. Хмельницкого войска под руководством Николая Потоцкого. В том войске состояли и те казаки, которые были верны полякам. К ним Б. Хмельницкий послал Ганжу с письмом. В нем Хмельницкий объяснил, что он воюет за то, чтобы они не были рабами. В письме этом есть и такие слова: "Вера нас не разлучает, для чего же вы не хотите освободить церквей Божиих, но видя оные во власти Жидовской ..?"

Казаки, получив это послание, согласились "отлучиться от польских войск", следуя за Ганжой. Когда они прибыли к Хмельницкому, он обратился к ним с речью, где снова указал, что они будут сражаться "за Веру, за Отечество и для освобождения Божиих храмов от рук Поляков и Жидов" (28)

Повесть о том, что случилось на Украине, с той поры, как она Литвой завладена...

Полное название данного документа звучит так: "Повесть о том, что случилось на Украине, с той поры, как она Литвой завладена, аж до смерти гетмана войска Запорожского, Зиновия Богдана Хмельницкого".

Данный документ был опубликован Осипом Максимовичем Бодянским в 1848 г. Вся "Повесть" разделена на две части, а части на Сказания. Первая часть состоит из 9 Сказаний, а вторая – из четырех

О. Бодянский, автор предисловия к Повести, считает, что она является сокращенным вариантом, дошедшим до нас, что полный вариант не найден и, что автор – неизвестен. Далее он утверждает, что эта Повесть написана во время гетманства Хмельницкого. А следовательно можно предположить, что этот документ написан по горячим следам событий Освободительной войны.

Но исследователь Анатолий Ершов в статье «Об источниках, времени составления и авторе Повести» пишет: "Заинтересовавшись происхождением Повести ("происхождение ее достаточно загадочно", говорит акад. Грушевский) и имея в виду размышление акад. Иконникова о том, что она зависит от казацких летописей, я сделал попытку проанализировать текст Повести, сравнив ее с украинскими летописями, которые до этого времени были опубликованы. – Далее он продолжает, – ... все-таки удалось найти одно из них... и на основании этого установить приблизительно то время, когда Повесть была написана. Этим источником для ее автора была «Краткая Летопись Малой России» В. Рубана (СПБ,1777). (29-с.2).

О В.Г. Рубане (1725-1795) известно, что он закончил Киевскую академию, учился в Московском университете, писал оды, издавал журналы "Ни то ни се", "Трудолюбивый муравей". При помощи A.А Безбородко издал "Короткие географические, политические и исторические известия о Малой России" (СПБ,1773) и уже упомянутую "Короткую летопись Малой России с 1506 по 1770 ", вышедшuü в Санкт-Петербурге в 1777 г.

Вернемся к "Повести". Она не умолчала о евреях. В ней мы находим не просто упоминания о них, но и значительно больше, что помогает нам понять их историю на Украине. В части I в Сказании V. "О том как Уния появилась на Украине" мы читаем о вдруг появившихся евреях, что «Жиды грабят…». Затем автор пишет, что после поражения восстания, которым руководил Наливайко: "...с того времени Поляки пуще на Казаков, особенно на посполитый народ, озлобившись, начали притеснять их не в меру, повсюдно, принуждать Веру Православную и жидам на расхищение предали..." (38)

В части II, в Сказании I "О третьем восстании на Поляков", где говорится о Национально-освободительной войне украинского народа, снова ставится вопрос о причинах недовольства: "Сколько стонала Украина под ярмом польским, терплючи притеснения всякие, и своеволие, и насилие, и Жидов хищения" (38). А в продолжении сказано, что ко всем налогам, отданы были "церкви Православные в аренду Жидам, которые имели у себя церковные ключи, за крещение младенцев, за погребение умерших и за все в церквях служения, от священников вынуждали пошлины, составляющие не малую сумму» (38).

Автор рассказывает, что "...отряды, посланные по городам униатским Жидов и Поляков и Малороссиян Униатов плиндровали и убивали и, города те сжигали. Знаменитейшей между отрядами сими был небольшой отряд асаула Лысенка Вовгуревским, именовавшийся, по имени Вовгуря, прозвища Лысенка. Оный состоял всего из 150 воинов… хорошо вооруженных…. Все эти ратники небывалой силой отличалися и случая не было, чтобы кто один из них живым отдался врагу на позор, а врагу от них тяжко бывало, более всего Жидам. Обычай их был с живым шкуру сдирать. В Каневе и в Северских властях более всего они себя жестосердными оказали» (38).

Вторым отрядом, а их было пять, командовал Ганжа, действовал он на Волыни. Павлюк командовал третьим отрядом и орудовал он на Подолии, где "Жидам и шляхтичам Польским беды чинил". Отряд Харченко в Киеве и окрестных городах промышлял, а потом он к Лысенко присоединился" (38).

А вот еще один отрывок, который рассказывает о той поре: "Кривонос Максим пошел до Бара и город сей, не глядя на его укрепленность, приступом взял, собор иезуитов, там сидевших, по перерезал и поляков всех вырубил, и со всех Жидов живьем шкуры посдирал. За тое дело Кривонос в великую милость Хмельницкого взошел, и саблею Ханскою от него и большими деньгами награжден" (38).

Та цитата, которую приведем сейчас, ничего не говорит о нашей заявленной теме, т. е. о евреях. Но и не показать ее тоже нельзя.

"Паны Малоросие, стоявшие прежде на стороне Польской, начали в малые партии сельские составлятися супротиву Поляков, найпаче меж ними известная была Стародубская мужицкая вольная, сама по своей прихоти разбой чинила и Стародуб сожгла, не токмо католиков и униатов обижая, но и своим беды причиняя, сёла грабя и жителей беззащитных плиндруя, неистовствуя без всякого начала" (38). Значит, не только евреи, поляки и униаты страдали, но и свои, кровные по вере были "плиндрованы". Может, это случайно. Но автор Повести говорит, что "малые партии сельские составлятися" начали. К тому же украинцы жестоко страдали и от союзников Б. Хмельницкого – крымских татар.

Летопись Самовидца по новооткрытым спискам

Этот сборник был издан Киевской временной комиссией для разбора древних актов в Киеве в 1878 г. Редактором был О.И. Левицкий. Сюда вошли три хроники: «Хмельницкая летопись», «Краткое описание Малороссии» и С.Лукомского Собрание историческое (Ч.1).

Рассмотрим «Хмельницкую летопись», первую из вышеназванного сборника. Она

относится к числу так называемых местных летописей (хроник) и является историческим источником середины XVII в. Летопись написана очевидцем, возможно, жителем г. Хмельник, ныне город в Винницкой обл. Отсюда и ее название.

Содержание летописи составляет хронологическое описание таких событий, как казацко-крестьянское восстание 1637 г. под руководством Павлюка (Бута Павло Михновича) и Карпо Скидана. Есть упоминания о событиях 1640,1641 и 1645 гг. О евреях в этой части летописи упоминаний нет.

Затем автор переходит к 1648 г. Начинает описание событий так: "... ляхи у великий пост пошли на казаки на Украину, и Богдан Хмельницкий Гетман Запорожский побил их". Говорит он и о битве при Желтых Водах.

И далее "А козаки за ляхами пошли и… ляхов и жидов уничтожали, коморы, и скрыни лупили". Тут же автор пишет о грабежах1649 г. на Правобережной Украине, которые учинили татары – союзники Б.Хмельницкого. Жертвами этих кровавых погромов были и христиане. Об этом говорит тот факт, что среди разграбленного были церкви. Рассказывает автор летописи и о голоде: "Мало людам бедным отрады было" (1-сс.77-81).

Вторым документом вышеназванного сборника является «Краткое описание Малороссии». Как уже говорилось, этот документ издан под редакцией О.И. Левицкого в Киеве в 1878 г. Под заглавием значится, что это Летопись Самовидца по новооткрытым спискам. События излагаются от времени правления князя Владимира и описаны они в очень сжатом виде до 1516 г. А с этого года идет типичная для летописи запись по годам. Но это не летопись в прямом смысле слова, как сказано в комментарии к этому документу, хотя по форме ее напоминает. Действительно, документ излагает события по годам. Комментаторы говорят, что документ этот составлялся в XVIII в., когда летописная форма себя уже изживала, а поэтому написан в форме исторического описания.

После изложения текста "Короткого описания Малороссии" в современном издании дается статья Юрия Мицика об этом документе, где сказано, что это "Короткое описание Малороссии" является самой популярной летописью XVI-XVIII вв. и что по подсчетам О.М. Апанович известно более 50 списков. Ю. Мицик считает, что в его основе лежит летопись Грабянко. Данная украинская летопись составлена в 1730- ые годы неизвестным автором, который, вероятнее всего, был представителем казацкой старшины. Она являет собой изложение событий от давних времен до 1734 г. События давних времен излагаются очень сжато. А вот история событий 1648-1654 гг., которые являются главной темой летописи, описаны относительно подробно.

Описывая расправу с восставшими во главе с Павлюком в 1837 г., автор пишет:" ...с того времени великую свободу казаков отняли и тяжкие и вымысленные подати наложили не обычно, церкви и образы церковные жидам распродали, детей казацких в котлах варили, жонкам перси деревом вытискали и протчая".

Рассказывая о 1647 г., он ошибочно говорит об уничтожении евреев Ганджой и Остапом. Нам известно, что это произошло в1648 г. в Тульчине, и город, как нам уже известно, носил название Нестервар (30).

История Русов

До сих пор мы говорили о евреях и обвинении их в том, что они угнетали украинцев, наносили им вред. Узнавали об этом из различных летописей, документов и других исторических свидетельств XVII и XVIII вв. Но в конце XVIII – начале XIX вв. появилось первое историческое исследование об истории Украины (Малороссии). Именно в это время неизвестный автор написал "Историю Русов", которая в начале 20-х годов XIX века ходила по рукам в рукописи. С нее делалось множество списков. В 1846 году Бодянский А.М. опубликовал эту "Историю Русов".

Оценивая роль "Истории Русов", ее влияние на украинскую историографию, один из крупнейших украинских историков Д. Дорошенко писал: "История Русов" стала известна широким кругам значительно позже, чем была написана, на целых 50 лет. Но это не помешало ей сразу же оказать могучее влияние на украинское общество 30-х и 40-х годов. Под ее непосредственным влиянием гениальные украинцы Гоголь и Шевченко сложили свое историческое мировоззрение, а ее образы опоэтизировать в бессмертных произведениях". М. Драгоманов писал: "Шевченко брал из "Истории Русов" целые картины и вообще ничто, кроме Библии, не имело такой силы над системой мыслей Шевченко, как "История Русов" (6-с.16)

"История Русов" описывает события на Украине с древнейших времён до 1769 года, при этом уделяется большое внимание войне 1648 -1654 годов. По всему тексту разбросаны обвинения евреев во всех мыслимых и немыслимых грехах. По эпитетам, которыми награждает евреев автор, по тем оценкам, которые он им даёт, можно судить о многом. Решайте сами: "евреи - непримиримые враги христианства" (7-с.41),"жиды сдирают дань"(7-с.48) ,"жиды- арендаторы, которые являются причиной кривды и тягостей" (7-с.70), "хищное жидовство" (7-с.79) и так далее.

Начинает автор свое повествования с происхождения "Народа Слвянского от племени Яфета, Ноевого сына, названый Славянами родоначальником и Князем своим Славеном, потомком Росса, Князя, внука Яфета" (7-с.1). А потом выясняет, что скифы или скиты были славянами, а хазары, естественно, предки "Русских Казаков" (6-с.56). Таково было представление об истории прошлого того времени. Описывает события и постепенно доходит до начала XVII века

Вот что автор говорит о конце XVI в. "В 1592 г. избран Гетман… Косинский, и в его время началась известная эпоха ужаса и губительства для обоих народов, Польского и Русского…

Уния, выдуманная в Риме Папою Клементом VIII и принесенная каким-то польской породы прелатом Михайлом Кунинским" (7-с.32).

Ясно, что автор видит в Унии злейшего врага Малой Руси. Напомним, что Уния церковная или Брестская Уния представляет собой объединение православной и католической церквей под руководством римского папы. Как утверждают историки, Уния считалась одним из средств для ополячивания украинцев. В "Истории Русов" автор находит оправдание этому церковному союзу в том, что Московская православная церковь стала "нечистой: "Христианство, бывши нам тоже единоверным, заразилась с давних лет расколом Стригольщины, от Жидовства произшедшим..." (7-с.34). О Стригольщине, как самой известной ереси жидовствующих, мы уже говорили в первой главе об историческом антисемитизме. Сейчас скажем, что ко всем претензиям к евреям добавилась еще одна – Унию распространили евреи.

После восстания Гетмана Наливайко (1594-1596 гг.) и его казни в Варшаве в 1597 г. начались невиданные репрессии поляков, как пишет автор, против народа русского: "Грабительства, насилие женщин и самых детей, побои, мучительства и убийства превзошли меру самых непросвещенных варваров... Церкви Русские силою… обращали на Унию...

Церкви не соглашавшихся на Унию прихожан отданы Жидам в аренду, и положена за всякую в них службу денежная плата от одного до пяти талеров, а за крещение младенцев и похороны мертвых от одного до четырех злотых" (7-с.с.40-41).

Продолжая, автор пишет: "Жиды, как непримиримые враги христианства и вселенские бродяги и притча человечества, с восхищением принялось за такое надежное для них скверно прибыльность и тотчас ключи церковные и веревки колокольные забрали к себе в корчмы. При всякой требе христианской нужно, чтобы ктитор к Жиду торговаться шел с ним и, по важности отправы, платить за неё и выпросить ключи; а Жид при том, насмеявшись довольно богослужению христианскому и перехуливши все христианами чтимое, называя его языческим или по их Гойским, приказывал ктитору возвращать ему ключи, с клятвою, что ничего в запас не отправлено."(7- с.41).

Чтобы окончательно убедить читателя в том, что Уния и Жиды злейшие враги православных, автор приводит еще один факт издевательства над народом украинским. На народ, кроме обычных налогов подымных и поземельных был введен новый налог – на покупку и продажу пасхальных хлебов. А далее: "Покупающий на пасху Униат должен иметь на груди лоскут с надписью "Униат", таковой покупает ее свободно; не имеющий же начертания такого на груди своей платит дань по тинже и по половине ея от хлеба, смотря по величине и ценам тех хлебов. В знатнейших городах и торжищах отдан сбор сей пасочный также в аренду или откуп Жидам, которые взымая дань сию без пощады, располагали и число пасок, какому хозяину сколько по числу семейства иметь их должно, и потому силой их накидали; а у таковых хозяев, которые сами пекли пасочные хлебы, досматривали Жиды и ценили при церквах на их освещении, намечая все хлебы, как базарные, так и в домах печенные крейдою (мелом – С.Ш.) и углем, чтобы они от дани не улизнули. И так произведя Жидовство над Христианами в их собственной земле такую тяжкую наругу, сами между тем отправляли пасхи свои свободно и проклинали Христиан и веру их в синагогах своих, на Русской земле устроенных, невозбранно, а Поляки тем утешались и потачки Жидам делали" (7 - сс.48-49).

Во время крестьянско-казацкого восстания под руководством Тараса Федоровича (Трясило) в 1630 г. произошли польские и еврейские погромы. Об этом в "Истории Руссов" читаем:

"После поражения Польского, названного Тарасовой ночью, были Казаки разделены на многие корпуса и партий и командированы Тарасом для очищения селений Малоросийских от Поляков и Жидов, их фаворитов... Вся месть Казацкая пала тогда на тех неверных. Они избиты целыми тысячами без всякой пощады, а только с приговором и припевом аренд их пасочных и как они над ними ругались угольными своими метами или значками. Правительство Польское получив известие о поражении своих войск, и об изгнания Поляков со всей Малоросии, и что Жиды, их прожектанты и лазутчики, с талмудами своими также не были забыты и получили за мытничество свое довольное возмездие, не предприняло тогда ничего против Малоросии, боясь короля Шведского..." (7-с.52).

В чем только не обвинил евреев автор "Истории Русов". Не отдельных евреев, которые могли быть преступниками, а народ. Рассказывая о поимке Я. Остряницы, восставшего в 1638 г. против поляков, автор пишет: «По сим странным правилам, подлым коварством сопровождаемым, сведавши Поляки через шпионов своих Жидов о поездке Гетмана Остряницы со штатом своим... его окружили многолюдною толпою войск своих... убоялись и ушли в Польшу скрытыми дорогами...» (7-с.55). В Варшаве пленников –руководителей восстания четвертовали. После подавления этого восстания, рассказывает автор «Истории Русов», польские войска разъезжали и творили «всех родов бесчинства, насилие, грабежи и тиранство... варили в котлах и сжигали на огне детей на глазах родителей, придавая самих родителей самым лютым пыткам». (6-с.97). Эти обвинения взяты из Летописи Грабянки (5 –с.33).

И все это подготовило войну, которая началась в 1648 г. Десятилетнее относительное затишье было прервано. Началась Хмельничина. Она вошла в историю евреев как самое кровавое событие в их истории. Евреи еще не знали, что впереди их ждут более кровавые моменты.

Но вернемся к 1648 г. В «Истории Русов» этот год, ставший самым кровавым для евреев и поляков за весь период борьбы за независимость под руководством Б. Хмельницкого, описан довольно подробно. А вот в отношении евреев, точнее их истребления, автор в отличие от прежних подробностей, отписывается краткими фразами. Некоторые "Поляки и Жиды заблаговременно убрались к границам Польским" (7-с.64).

Хмельницкий, пишет автор, указал на главных врагов своих и украинского народа – поляков и жидов, "… которые вам самим Малоросам от них… по сие время являлись обиды, тяжести, озлобление и разорение" (7-с.70). После первых блестящих побед над польскими войсками Богдан Хмельницкий начинает отправлять отряды, которые "очистили Малоросию" от ляхов и жидов "по самый Киев и Канев (7-с.65), очистили Чернигов и Стародубщину и город Стародуб (7-с.79), От Пилявцев "пошел на Галичину и повелел очищать города и села Малоросии от управления Польского, Униатского и Жидовского" (7-с.80). А из-под Каменец-Подольского Б. Хмельницкий отправил отряды на всю Малоросию и смежные с ней земли Польские и Литовские и "велел начальникам их команд уничтожать Поляков и Жидов, где бы они им не найдены были" (7-с.67).

От Корсуня Б. Хмельницкий отправил Кривоноса к Бару, где "по донесениям собралось не мало Поляков и Жидов, которые сбежались с Волыни и Подолии" (7-с.75). Бар был взят Кривоносом. "...и тогда произведено в городе и замке страшное убийство, а паче над Жидами и их семействами, из которых не осталось ни одного в живых, и выброшено из города и зарыто в одном байраке мертвецов их около 15 000" (7-с.76).

11 августа 1648 г. Хмельницкий послал королю Владиславу послание, в котором говорится, что "был брошен несчастный народ на сей произвол одного своевольного жовнирства и хищного Жидовства и повержен в самое исключительное рабство и глумление"(7-с.79).

А 29 августа того же года Хмельницкий выступил с войсками от Пилявец на запад и "идучи походом отрядил в обе околичные стороны деташементы и партии с повелением очищать города и селения Малоросийские от управления Польского и от Униатства и Жидовства (7-с.80).

Поясним, что означает слово «деташемент» (фр. détachement, в переводе — отряд, подразделение) – воинское подразделение, выделяемое из состава более крупного подразделения для выполнения специальной задачи.

В "Истории Русов" мы находим то, чего не было в прежних источниках. Автор пишет, что часть евреев откупилась "серебром и вещами для войск надобных" (7-с.65). А в Бродах он взял контрибуцию сукном, полотном и шкурами, для шитья мундиров и обуви и продуктами для армии (7-с.80)

В той же «Истории Русов» впервые появляется обвинение евреев в том, что поляки продали и пропили Жидам церковное имущество, а из него Жидовки понашивали себе юбки и другие одежды на которых оставались следы крестов (6-с.97). Это ложь, не могли этого делать евреи, потому что крест, как символ веры, был для евреев не только запретным, но и враждебным. Вспомним отрывок из воспоминаний гусара и поэта Дениса Давыдова, где шла речь о войне 1812 г. Он рассказал о бердичевском еврее, завербованном в уланы, который за храбрость в этой войне был награжден Георгиевским знаком, но носить его, рассказал Д. Давыдов, не мог из-за изображения крестов. Крест – символ уничтожения. В Израиле в учебниках по математике нет привычного знака плюс (+), вернее, он есть, но без нижнего окончания. Получется перевернутый знак «т».

Талмуд запрещает евреям смотреть на христианский собор из-за крестов. И после всего этого вы поверите в юбки у жидовок со следами крестов? Это ложное обвинение нашло свое место и повести Н.В. Гоголя «Тарас Бульба». Ложь получила свое художественное воплощение. Более подробно о гоголевском антисемитизме разговор пойдет в следующей главе об историческом антисемитизме.

После событий 1648 г. в «Истории Русов» упоминаний о евреях нет. Даже нет упоминаний тогда, когда рассказано о смерти Ю. Хмельницкого, обвиненного татарами в жестокости и злодействе против несчастной старой еврейки. Хотя о его судьбе автор "Истории Русов" говорит много. (7-сс. 156-157,177). Не упоминается и Уманьская резня 1768 г. Автор просто, чтобы избежать, вероятно, этой страшной и позорной страницы истории Малороссии, оборвал свое описание 1767 годом.

Во вступлении к переводу на украинский язык "Истории Русов", сделанному известным украинским поэтом Иван Драчом, В. Шевчук пишет: "История Русов – великое, даже эпохальное произведение, несмотря на все его исторические недостатки и неточности – один из выдающихся памятников украинской духовности, политического и исторического мышления, и именно в этом ее главная ценность" (60-с.27). Не будем оспаривать эту фразу, как и всё вступление, но заметим, что ни слова сожаления не сказано о безвинно загубленных восставшими и их союзниками татарами украинцев, поляков и евреев. Кончает В.Шевчук свое вступление "Неразгаданные тайны "История Русов" словами: "Одним из острых топоров, что прорубило окно в темницу украинского народа, и была славно известная "История Русов" (6-с.28). Но сначала этот топор не символично, а реально нарубил голов, подтвердив названия одной из еврейских хроник о том времени "Пучина бездонная". Хватит нам говорить о топорах. Им свойственно не только окна создавать. Не надо звать «К топору!»

Итак, мы рассмотрели содержание более 25 летописей, документов и других источников XVII и XVIII вв. Мы знакомились с их содержанием, мы искали в них упоминание о евреях, о их судьбах, об обвинениях их в тяжелой жизни украинского народа середины XVII века. Это время вошло в историю, и прежде всего еврейскую, под названием Хмельничина. В еврейской историографии ее еще называют, как уже говорилось, "Пучина Бездонная". Так называется историческая хроника Натана Ганновера – современника и очевидца этих событий. Еврейский автор взял это название из Библии (Псалтырь, Псалом 68,16.) В ТАНАХЕ это 69;1,2. И звучит это так: «Спаси меня, Боже, ибо дошли воды до души (моей). Утопаю я в трясине глубокой, и не на чем стоять, попал я в глубины вод, и поток увлек меня». После прочтения всех тех документов, мы понимаем о какой "Пучине" идет речь.

Понимаем и еврейского историка Игнаци Шипера, где раздел исследований экономической истории евреев Польши и Литвы первой половине XVII в носит название "На украинском вулкане" (71-s.161). Заметим, что Игнаци Шипер погиб в 1943 г. в Майданеке.

 Остановимся на важном вопросе. Поговорим о письмах Богдана Хмельницкого к польскому королю. Этот вопрос рассмотрел М.Н. Покровский. В одной из его работ я нашел следующее:

«А в то время, (речь идет о лете 1648 г. – С.Ш.) как земля всюду тряслась, громадное народное движение разрасталось час от часу, Хмельницкий писал униженные просьбы польском королю, уверяя его в своих верноподданнических чувствах, и клялся всеми святыми, что нарушение казацких привилегий и вольностей заставило его, Хмельницкого, взяться за оружие и призвать к себе на помощь крымского хана. Стоит Речи Посполитой уважить законные требования казаков, и все сразу прекратится. А в этих требованиях нет ни звука ни о мещанах, ни о крестьянах, и только православная вера упомянута на самом конце, как бы для соблюдения приличия.

Требования Богдана Хмельницкого не оставались, правда, на одном уровне за все это время… В феврале, следующего, 1649 г. мы слышим уже другое. Главной причиной зла оказываются уже не польские «урядники» с их злоупотреблениями, а уния: «неволя, горше турецкой, которую терпит наш народ русский»; уния должна быть упразднена: пусть остаются по-старому греческая вера и римская вера; что принадлежало православным до унии, пусть вернется к ним» (40-с.69).

Далее Покровский продолжает: «Пообещав сначала, что ни одного князя и ни одной шляхетской ноги на Украине не останется, Богдан затем и с ними готов был примириться – «пусть с нами хлеб едят»: только бы войска запорожского слушали та на корояде не брыкались» (40-с.70). Удивительная последовательность.

Чтобы разобраться в них и прокомментировать, с точки зрения обозначенной нами темы, следует рассмотреть, как нам кажется, вопрос об отношении к евреям различных групп общества того времени. Казалось, зачем ставить вопрос "Как относилось христианское население к евреям на Украине?" Ответ ясен. Кто не знает об уничтожении евреев во время Хмельничины. Но документы сообщают, что евреев убивали и грабили на Украине и до этого. Поэтому, отвечая на поставленный вопрос, мы будем рассматривать проблему, разделив христианское население на несколько социальных групп. Нужно помнить, что и поляки стали жертвами восставших, как и евреи. Но ненависть к евреям была у поляков не меньшей, чем у украинцев. Однако, на этот момент еврейский и польский народы были поставлены восставшими вне закона, а поэтому мы будем говорить лишь об украинцах, а точнее о казаках и примкнувшим к ним толпам. А что касается украинского народа, то и он был жертвой как восставших, так и их союзников – татарских орд. А разорение Украины коснулась всех народов, живших тогда на этой земле. Как вы заметили, об этой стороне автор статьи говорит часто. Это не случайность. Об этом надо говорить постоянно, потому что всех этих палачей и убийц называют «славными героями народа», который сам был их жертвой.

Чтобы лучше понять рассматриваемую проблему, следует обратиться к вопросу о положении евреев на Украине к середине XVII века. Начнем с того, как относились к ним различные социальные группы того времени.

Отношение к евреям различных социальных

групп на территории тогдашней Украины

Конец XVI в. и первая половина XVII в. ознаменована резким ростом антисемитизма в Польше. Но проявлялся он в различных слоях тогдашнего общества неодинаково. Рассмотрим отношение к евреям каждой из социальных групп отдельно.

Дворянство или шляхта

Первая группа – это шляхта – Szlachta (дворянство). В Польше шляхта составляла 8-10%, в то время как для Европы средний показатель был приблизительно 1-2%. На украинских землях знать не превышала, наверное, и 5% всего населения (59-с.81). Эта группа населения была неоднородной и делим мы ее на магнатов, среднюю шляхту и малоземельную – дробную (drobnofolwaczny) т.е. мелкопоместную шляхту. Была она неоднородна и по национальному составу. Орест Субтельный – канадский историк украинского происхождения. Родился в 1941 г. в Кракове. Сегодня он профессор истории и политологии Йоркского университета в Торонто, пишет, что "на Украине... сердцевиной шляхетского сословия были от 20 до 30 княжеских или магнатских родов, которые происходили от некогда суверенных князей из династии Рюриковичей и Гедиминасов. Большинство этих княжеских родов сосредоточились на Волыни" (59-с.80). В Польше это были магнаты, которые имели громадные владения и захватывали до 30% земель на Волыни (14 000 кв. км.), также владели 100 городами и 1 300 сёлами. Эти данные взяты там же из "Истории" О. Субтельного. К верхним слоям шляхты относилось несколько сот семей, она частично происходила из боярства Киевской поры и владела имениями из 10-15 сел и монополизировала местное правление (59-с.80). Мелкопоместная или нижняя часть шляхетского сословия, а их было тысячи семей, происходила из крестьян и мещан, получившиx этот статус, служа в кавалерии, или из вооруженных слуг магнатов. Их земли хватало как раз на то, чтобы прокормиться, а их жизнь мало чем отличалась от жизни крестьян.

По собранию документов, опубликованных в XIX в "Архиве Юго-Западной России", можно проследить, что в XVI в. на территории Украины, в том числе Подолии и Брацлавщины, жили как православные шляхтичи, так и шляхтичи-католики. Если попытаться проследить по фамилиям конфессиональную принадлежность их носителей, то сделать это невозможно. Вот, например, список фамилий: Володыёвские, Ластовские, Сутковские, Маковецкие, Ярмолинские, Дьяковские, Угриновские и др. Но если проследить по именам, то становится ясно. Вот имена, которые говорят о православных их обладателях. Мужские имена: Дмитро, Ивашка, Панас, Игнат, Савка, Федос, Федько, Тимко, Кузьма, Касьян; женские имена: Груня, Марухна, Горпина, Настя, Гапка. Но со второй половины XVI в. а особенно с первой половины XVII в. в тех же семьях появляются имена католические. Василь становится Станиславом, Федько – Фридриком, Юрко (Юрий) превращается в Еже (Jzzy) и др. Это говорит о том, что их носители уже являются католиками. Процесс перехода из православия в католичество был непростым и неоднозначным. Действительно, православные были поставлены в условия, когда были вынуждены это делать под давлением разных обстоятельств. Другие переходили в католичество обдуманно и добровольно. Не знаем, как действительно относился к полякам и их церкви Б. Хмельницкий, но та война, которую он вел, была направлена против католиков, он постоянно говорил о защите православия. Вот что записано в "Истории Руссов": "… и от этого брака народившийся сын Зиновий Хмельницкий получил при крещении его второе имя, дедовское с материнской стороны, Богдан данное ему по обычаю Римских Католиков, от крестного отца его князя Сангушка" (7-с.49). И это о ревнителе православной веры Богдане Зиновии Хмельницком. Если в целом польское общество было настроено против евреев, то шляхта стояла в этом вопросе на особой позиции. Воспитанную в иезуитских школах религиозную и расовую нетерпимость по отношению к евреям пришлось шляхте спрятать по материальным соображениям и действовать в интересах евреев.

Шляхта, особенно магнаты и средняя, покровительствовала евреям. Но, заметим, это покровительство распространялось только на "своих", на тех, кто жил в их имениях и состоял на службе у них. При этом, защищая этих евреев, они вынуждены были выступать против общепольских антиеврейских предложений. Кроме того, евреев и шляхту сближали частые казацкие бунты, а если хотите, восстания, которые угрожали обеим сторонам, вынуждая к совместной обороне. Но часто совместная борьба кончалась предательством шляхты, которая в обмен на свои жизни сдавала евреев. Мы это видели в Тульчине (Нестервар) в 1648, и в Умани в 1768 г., но об этом ниже.

Польские правители, магнаты и простая шляхта находили выгодным покровительствовать еврейским торговцам. Почему это им было выгодно? Королю евреи нужны были как банкиры. Деньги нужны были для содержания двора, для ведения войн. Нужные деньги были у евреев. Но чтобы их получить в качестве займа, нужны были гарантии. Чаще всего гарантиями служило получение права на откуп налогов, таможенные обложения (мыто). Так евреи становились казначеями, сборщиками налогов. Но, собирая налоги они, естественно, себя не обижали – собирали с лихвой. Сборщики налогов нигде и никогда не пользовались и не будут пользоваться особой любовью. А отсюда и ненависть. В данном случаи не только к сборщикам налогов, но ко всем евреям. Возникает вопрос: если бы сборщиками налогов с украинцев были бы украинцы, а с поляков – поляки, то что бы это изменило? Налоги все равно надо собирать, а, собирая их, сборщики думают о и себе.

Не только король, но и шляхта поддерживала евреев. Это происходило потому что между шляхтой и горожанами ( мещанами) уже с 15 века шла борьба на экономическом поле. Шляхта требовала установить максимальные цены на городские товары, а мещане противились этому. Евреи составляли конкуренцию христианским купцам и ремесленникам. При их (евреев) помощи шляхта хотела получить большую прибыль от городской торговли.

Развитие торгово-денежных отношений, переход от натурального хозяйства к товарно-денежному или фольварочному требовал организации сбыта произведенных в фольварке (имении – С.Ш) продуктов. В то время лучше это могли делать евреи. Это объясняется тем, что евреи имели связи в Западной Европе. Эти связи были как семейные, так и торговые. К тому же единоверцы доверяли друг другу. А всё вместе взятое способствовало расширению связей, кредиту, обмену информацией. Продавали не только купленное у шляхты, но и другие товары.

Кроме всего этого, продавали и ту продукцию, на производство которой монопольное право было только у шляхты. Речь, прежде всего, идёт о водке, которую шляхта варила в большом количестве. Водка давала самый большой доход, а поэтому запрещали её изготавливать крестьянам у себя дома. И только у своего пана мог купить её крестьянин.

Более того, пан принуждал в качестве обязанности покупку определённого количества этой водки. Пил ли ты её или вылил – никого это не интересовало. Главное здесь – обязанность купить. В. Липинский, стремясь показать , что Б. Хмельницкий был рачительным хозяином, перечислял, что тот "мельницы строил, пруды прудил, холопов поселял и производил горилку, мед и пиво шинковано" (69-с.15). И что, сам ее всю и выпивал?

Население Украины было враждебно к полякам, а точнее к шляхте, но особенно к евреям. Логика в данном случае говорила, что только еврей мог стать доверенным лицом шляхтича, а последний мог стать защитой еврея. Но евреи знали, что защита может быть и ненадежной. Тысячелетний опыт проживания в галуте (изгнании – С.Ш) научил этому евреев.

Мы уже говорили, что нападения на евреев были и до Хмельничины. Во время крестьянско-казацкого восстания под руководством Тараса Федоровича (Трясило) в 1630 г. произошли польские и еврейские погромы. Об этом мы уже знаем из «Львовской летописи» и «Истории Руссов».

В еврейских источниках об этом времени тоже есть известие: "…на Украине, за Днепром, была в то время война и многие евреи были убиты". В другом месте рассказывается о евреях, которые сопровождали польский военный обоз. Дело было у Переяслава, евреев послали за водкой "...и были они все убиты за грехи наши" (43-с.53).

Во время восстания Павлюка (1637-1639) казаки сожгли город Любен "вместе с крепостью и монастырем и церковью бернардинцев, а горстку защитников – дворян и евреев – убили" (43-с.53).

В 1638 г... на Украине казаки выступали и ляхам презрение чинили, немцев как мух били, города жгли, жидов резали как кур… " (2- с.119).

Горожане или мещане

 Следующая группа – это горожане или мещане. Термин "мещане", которым мы будем пользоваться чаще, произошел от польского "място" (miasto) – город и городок

(miasteczko), мещанин или горожанин, на польском – mieszczanin. Их отношение к евреям строилось, прежде всего, на совместном проживании в одном городе или местечке, на трудовой, профессиональной деятельности. Об этом расскажем более подробно, потому что среди евреев городские жители составляли абсолютное большинство.

Эти факторы обостряли отношения. Не следует забывать, что владеть землей и заниматься земледелием евреям было строго запрещено. А жить, зарабатывать на жизнь было необходимо, надо было содержать семью. Оставались торговля, ремесло, аренда, откуп, ростовщичество. Но мещане категорически не хотели, чтобы евреи этим занимались, и они ограничивали евреев в их занятиях, особенно в торговле и ремесле. Навязывая евреям договоры, городские магистраты сводили на нет те специальные хартии, которые евреи получали от короля, и побеждали в этой борьбе.

Примером может служить г. Пшемысл, что в Галиции. Евреи города получили "великую хартию" от короля Сигизмунда Августа в 1596 г. и три привилегии о расширении льгот. Так, важнейшей была полная свобода торговли. Но все это было парализовано соглашением (ugoda) 1645 г. и действовало до 1772 г. и регулировало занятие евреев разными промыслами (73-сс.346-347).

Мещане, чтобы обезопасить свою трудовую деятельность, пошли по простому пути. Они не стремились выиграть в конкурентной борьбе путем улучшения результатов своего труда и др. Мещане обращались к властям, чтобы те запрещали еврейскую трудовую деятельность и выселяли евреев из города или запрещали вообще жить в нем. Были и другие способы выдавливании евреев из города. Так, запрещали покупать и строить жилые дома, не давали открывать кладбища, не позволяли создавать молитвенные дома и др.

Вот несколько примеров из жизни двух городов того времени, но они типичны для городской жизни вообще на Украине. Эти города Киев и Каменец-Подольский.

Евреи в Киеве вели активную экономическую жизнь и были конкурентами горожанам-христианам. Чтобы ослабить их, а если удастся и уничтожить конкурентов, православное и католическое население вело борьбу против евреев. Одной из форм этой борьбы были жалобы королю. В ответ на них польский король издавал постановления.

 В 1618 году король Сигизмунд III приказал, чтобы евреи, приезжающие в Киев, останавливались в гостином дворе. Это распоряжение было дано в ответ на жалобу киевских мещан. В жалобе говорилось, что евреи и купцы, приезжающие с водкой и другими товарами останавливаются и торгуют не в "гостином дому", специально для этого построенном, а в частных домах, чем причиняют мещанам убыток и нарушают их права и вольности. Ведь если останавливались не в гостином доме, то можно было избежать уплаты мыта и конкурировать в торговле по всему Киеву, а не только в одном отведенном месте. Король разрешил киевским мещанам поступать с теми, кто нарушал его распоряжение, согласно данным им правам и привилегиям (20-с.345).

В 1619 году киевские мещане вновь пожаловались Сигизмунду III на евреев – у киевских мещан были особые претензии. Они возмущались тем, что евреи построили в Киеве дома, забрали в свои руки торговлю и обогащаются во вред местному населению (20- с.346).

Ответ на эту жалобу: "дабы место пограничное, не Жидами…, но людьми украинскими купецкими расширялось и множилось" (20-с.346). К тому же, решил король, во-первых, так как в Киеве евреи и прежде не жили, то им и другим купцам необходимо по приезде останавливаться только в гостином доме и вести торговлю непосредственно и исключительно с киевскими мещанами, при этом оставаться в городе они имеют право только один день. Во-вторых, евреям запрещено было в Киеве селиться, строить, покупать и нанимать там дома под страхом потери имущества и товара, половина которого шла в пользу замка, а вторая – в пользу ратуши (20-с.346). Говоря словами из этого решения, было постановлено "...de non tolerandis judaeis" ("не терпеть жидов"). Кроме запрета на проживание в Киеве, на аренду, в распоряжении от 1619 г. говорилось, что евреям запрещено вести торговлю с приезжими купцами и вообще, чтобы они не жили в городе больше одного года.

Для ослабления еврейской конкуренции горожане Киева добились в 1624 г. привилегии, объявляющей субботу рыночным днем, что исключало евреев на этот день из торговли. На православном Синоде, собравшемся в Киеве в 1640 г., было принято постановление, по которому запрещалось христианкам служить повитухами или кухарками у евреев, а христианам покупать мясо у евреев. Запрет на проживание евреев в Киеве действовал вплоть до начала ХХ в.

Поселению евреев в Каменец-Подольском, как и в других городах, постоянно сопротивлялась христианская часть горожан, которые видели в них прежде всего конкурентов в торговле и ремесле, а уж потом, а возможно и одновременно, играли свою роль антиеврейские настроения, насаждаемые христианской церковью. Так в 1477 году каменецкий староста Павел Цемеринский объявил через ввозного распоряжение, чтобы ни один еврей, даже и прохожий, не проживал в городе долее 3-х дней под опасением заключения в тюрьму, а укрывавшие их обыватели города подвергались взысканию 14 гривен. Это строгое распоряжение касалось только города, но зато окрестности Каменца свободно заселялись евреями (50-с. 218).

В 1518 году, комиссия, назначенная королем Сигизмундом I для рассмотрения споров между шляхтой и мещанами Каменца, запретила евреям скупать сельскохозяйственные продукты в деревнях. Король подтвердил это решение (49-с.190). Этот запрет был повторен в 1543 г. (50-с.219)

15 марта 1589 г. райцы – члены магистрата – приняли евреев в число горожан, и евреи были подчинены польской городской юрисдикции. В то время в Каменец-Подольском было три юрисдикции: польская, русская и армянская. Согласие на проживание евреев было утверждено королем Сигизмундом. Эта уступка, не согласованная с прежними постановлениями, как пишет автор книги о городе Каменец-Подольском, была причиной того, что Каменец не мог освободиться от евреев, которые все больше и больше играли ведущую роль в экономической жизни города. Это разрешение было установлено, несмотря на последующие строгие постановления польского правительства не в пользу евреев (50-с.219). Автором этой книги (50) является известный историк и краевед Е. Сецинский.

В 1598 году уже Сигизмунд III снова запретил евреям селиться в этом же городе и его предместьях и заниматься торговлей. Было подтверждено положение от 1447 г. о трехдневном пребывании евреев в Каменец-Подольском (43-с.190). В XVII в. из-за исключительных обстоятельств, связанных с восстаниями и войнами, поляки оказывают покровительство евреям и позволяют им искать убежище за неприступными стенами Каменца, что вызвало ропот среди каменчан. В 1654 король вынужден был отменить данное им распоряжение. Евреи, пущенные в город, не уходили, а поэтому потребовались королевские распоряжения в 1659, 1663, 1665 и 1670 годах (50-с.219)

Каменецкие христиане-мещане не желали терпеть в городе евреев, считая их главными конкурентами в торговле и в ремесле. Поэтому они протестовали в 1703 году против райцы Андрея Павлича, обвиняя его в том, что он превысил свою власть и угрожал отдать в аренду евреям отдельные отрасли (42-с.135)

В 1712 г. каменецкий магистрат, утверждая устав цехов металлических изделий, ставит условие, чтобы в городе не жили и в цехе не состояли "евреи-партачии". Партачи – это ремесленники, не состоящие в цеховой организации.

Но, несмотря на запрет, евреям удавалось проникнуть в Каменец. Это видно из грамоты короля Августа II от декабря 1725 года. В ней говорится, что на основании якобы разрешения местного старосты евреи живут в городе, продают водку, пиво и мед, а также другие напитки, открыли лавки и торгуют в них, продают сукно, полотно, бакалейные товары, подбивают цены найма домов, суются на рынок. А от этого, указывает грамота, страдают обыватели города. Король приказал старосте на основании постановления от 1670 года запретить евреям проживать и торговать в городе Каменце (42-сс.275-276). Но местная администрация, которая благосклонно относилась к евреям, не торопилась выполнять королевские предписания (49-с.190).

Евреи все же селились в Каменце и даже на законом основании. Дело в том, что еще постановлениями 1663 и 1665 гг. было дозволено, что в случае, если при отдаче на откуп городских налогов, которые шли на содержание замка, не окажется христианина, желающего взять этот откуп, то можно отдавать евреям, причем их может быть не более четырех. И евреи, пользуясь этим, брали откупы и селились в городе, не в числе четырех откупщиков, но гораздо больше. Об этом говорит один из документов за 1735 г.

В прошении каменецкого магистрата, отправленном в апреле 1737 года сандомирскому воеводе, говорилось, что несмотря на запрет, количество евреев в Каменце не уменьшилось, а, наоборот, постоянно возрастало, евреи продолжали торговать в городе. (42-сс.339,340).

Не добившись выселения евреев, в июле того же года мещане отправляют прошение на имя каменецкого епископа, где просят его принять на себя защиту города от притеснений, которые они испытывают от евреев. В этом прошении они повторяют прежние претензии к евреям и говорят, что их привилегии были дарованы в 1447 году и подтверждались в 1598, 1602, 1654, 1659, 1663, 1665, 1670, 1699, 1703, 1735. Эти же привилегии, утверждали они, подтверждены были декретами 1544 и 1665 года (42-сс.340,341,342). Далее в прошении сказано, что "в нарушение данных городу привилегий и коронных конституций евреи не только прочно осели в городе, но, привлекая из разных мест своих единоверцев, переполнили город, чем довели христианское население до экономического упадка (49-с.190). Была направлена жалоба и генералу земли Подольской Яну Тарлу. "Евреи – по словам жалобщиков, – захватили такие доходы, которые поступали не на замок, а в городскую кассу, взымали большие налоги с привозимых в город товаров, даже с продуктов и вещей, покупаемых мещанами для своей домашней надобности (50-220).

В 1747 г. в Каменце работала комиссия, которую король отправил, чтобы восстановить благосостояние города. Данная комиссия потребовала привлечь евреев к суду за то, что они незаконно поселились в городе. В 1750 г. последовало распоряжение короля о том, что евреи в течение 24 часов должны покинуть Каменец, их дома переходят в собственность города, а синагогу необходимо разрушить (49-с.190).

Нелюбовь к евреям была столь велика, что совет сорока мужей в 1750 г. передал магистрату пожелания, где в четвертом пункте говорилось о перенесении рынка с того места, на котором он находился еще во время жительства евреев в городе Каменце. Видимо, чтобы стереть всякое упоминание о них (42-с.70). После того, как евреи были изгнаны из Каменца, они поселились в его предместьях, в Зиньковцах и Карвасарах, где еврейское присутствие зафиксировано уже в 1765 г.

Как и в Киеве, евреи боролись за проживание в Каменец-Подольском до конца XIX в. Такая борьба была и в Кременце, Владимире-Волынском (евреи этот город называли Ладомир). Борьба с ограничениями велась в Луцке, Баре, Ковеле и в очень многих городах Украины и Белоруссии.

Так, могилевские мясники жаловались, что евреи не имеют права покупать скот, пригоняемый купцами в город, по дороге или в предместье. Разрешается его покупать только в самом городе с ведома цехового старосты. (20-сс.348-349)

И все же, несмотря на все запреты, евреи жили в городах, занимались ремеслом и торговлей, часто побеждая своих конкурентов экономически – изготавливали лучшую по качеству продукцию, продавали дешевле, привозили товары, которые не привозили христиане и др. Что и было выгодно горожанам, но те поддерживали изгнание евреев себе же во вред.

Кроме запрета на проживание мещане запрещали евреям заниматься ремеслом и торговлей. Если бы не это, евреи не могли бы добыть себе и своим семьям средства на пропитание. Большинство евреев проживало именно в городах. Прежде всего, речь идет не о богатых торговцах, а тех, кто перебивался мелочной торговлей и ремеслом. А их было подавляющее большинство еврейского населения.

В силу разных причин политического и экономического характера евреи в Польше стали усиленно заниматься ремесленным трудом. Правда, большого количества документов о еврейском ремесле на Украине нет. Это не значит, что евреи-ремесленники были редким явлением. Ведь если была хотя бы маленькая еврейская община, то в силу религиозно-обрядовых предписаний должны были быть ремесленники, которые обеспечивают их соблюдение. Речь идёт о резниках, о торговцах кошерными продуктами питания и др.

Обвиняли евреев всегда и во всем. Вспомним еврейский погром в Киеве в 1113 г. Вот каковы были его причины как их трактовал В. Татищев: "...жидов многих побили и дома их разграбили за то, что сии многие обиды и в торгах христианских вред чинили". А далее "мятеж же прекратился. Однако ж просили всенародно об управе на жидов, что отняли все промыслы у христиан и при Святополке имели великую свободу и власть, из-за чего многие купцы и ремесленники разорились" (61-сс.211-213).

И это продолжалось веками. Вот пример из XIX в. Указ Николая I от 2 декабря 1827 года запретил евреям постоянное жительство в Киеве; проживавшие здесь евреи подлежали выселению и лишь некоторые из категорий могли приезжать на ограниченное время, причем для их пребывания назначались два особых подворья. Таким образом, еврейская община в Киеве была ликвидирована. Но исполнение этого указа оттягивалось до 1835 г. так как городские власти предвидели отрицательное влияние этой акции на экономическое положение остального населения.

Но когда указ все же был приведен в действие, один современников писал: "Город сильно пострадал. После этого выселения в нем упала торговля и промышленность, воздорожали предметы потребления" (62-с.170).

Торговля и ремесло были теми отраслями занятости, которые давали евреям средства к существованию. При этом надо заметить, что среди ремесленников редко встречались богатые, а вот среди торговцев такие были, были даже очень богатые. И все же большая часть еврейского население была далека от богатств. К примеру, возьмем такую группу торговцев, как коробейники, которые играли особенно большую роль в сельской торговле. Вытесняемые из городской торговли, живя в местечках и деревнях, евреи направляют торговую деятельность на окрестные населённые пункты. Иногда на телеге, а если не было лошади, то пешком коробейник обходил сёла и хутора, торгуя в основном галантереей. Обычно он оправлялся в начале недели, чтобы вернуться домой накануне субботы. Евреи, как нам уже известно, продавали водку, на производство и сбыт которой дворянство (шляхта) имела монопольное право.

Чтобы подтвердить сказанное о еврейской бедности, обратимся к одному из очевидцев Хмельничины ксендзу Петру Козакович-Прошицкому. В своей жалобе на ковельских мещан об ограблении и совершенном опустошении ими местного костела в 1648 г. он заявлял, что мещане города Ковеля во время казачины в 1648 г. вместе с казаками топили в реке как католиков, так и евреев, оставшихся в городе и не имевших возможности уйти по причине великой бедности своей (20-с.409).

Но конечно были и богатые купцы. Известные еврейские историки М. Вишницер и И. Шипер по этому поводу пишут: "Еврей-купец мог без препятствий повсюду разъезжать со своим товаром без опасения быть выселенным. Закон защищал полезный для страны торговый класс; государство заботливо охраняло его интересы, которые в известной степени совпадали с интересами казны. Те общественные элементы, под напором которых пало благосостояние евреев, и пошатнулось их значение, в торговле не были... достаточно сильны и сплочены чтобы оказать заметное давление на свободу действий еврея-купца. Впрочем, польскому мещанству, в котором была не одна капля немецкой крови, было не до евреев в ту пору, когда на его экономический рост косилось неблагожелательное око шляхтича, готового пользоваться услугами еврея-посредника, лишь бы отрезать мещанину доступ к земле и отнять у него хлебную торговлю, ставшую мало-помалу предметом монополии шляхты"(70-с.243).

Украина постепенно занимает достойное место в хлебной торговле и становится одним из основных поставщиков зерна для Западной Европы. Вывоз пшеницы через Гданьск, который в конце XVI в. составлял 10 000 лаштов в год, к 1583 г. вырос до

50 000 лаштов, в 1618 уже составлял 116 000, а в 1648 достиг 129 000 лаштов (94-с.437). Для справки скажем, что лашт – это историческая мера объема, равная 3253,6 л. Заметную роль в хлеботорговле играли и еврейские купцы.

Евреи занимались ремеслом, торговлей, как крупной так и мелкой. Были откупщиками, арендаторами и шинкарями. И всюду гонимые. Но об этом речь еще впереди. Одно только скажем, что их обвиняли во всем, в чем только могли. Так, они якобы захватили ремесло и торговлю. Но возникает вопрос. Как могли это сделать изгои. Фактически они находились вне законов. Они были конкурентами, но побеждали только благодаря тому, что продукцию делали качественную и дешевую и продавали ее. И при этом не ленились. От этого покупатели выигрывали и все равно ненавидели евреев.

Еще одной отраслью деятельности, которой занимались евреи, был откуп, но число откупщиков было очень мало, потому что этим могли заниматься только очень богатые. Откуп – это право на основе двустороннего договора о взыскании с населения каких-нибудь государственных, магнатских или шляхетских доходов, предоставляемое частному лицу за денежный взнос с его стороны.

Главной отраслью, которую евреи брали на откуп, является откуп таможенных пошлин. Реже брался откуп копей, податей и других доходов. На Украине чаще всего еврейский откуп в XV - XVI веках встречается в Галицкой земле, Подолии, Волыни. Так, сохранилось свидетельство о неком еврее по имени Шаня, который был откупщиком в Ладомире (еврейский вариант названия Владимира-Волынского) ещё во времена князей Витовта и Свидригайло т.е. до 1430 г. (75 – параграф 38). Известно, что и в Киеве были евреи-откупщики ещё до сожжения города татарами в 1482 году (76 – параграф 10). Иногда евреи брали на откуп целые города, при этом иногда на несколько лет. Среди этих городов Львов, Галич, Перемышль, Белз (польск. Bełz), Каменец-Подольский и др.(77 - ст.159).

Заниматься откупом было очень прибыльно. Прибыль шла не только от взымания пошлин, но и от конфискованной контрабанды, половина которой шла в пользу откупщика. Это, разумеется, вызывало зависть у христиан и поэтому шляхта неоднократно через польский сейм протаскивала решения о запрете евреям заниматься откупом. Зависть христиан из-за этого волновала Ваад ( еврейский совет – С.Ш.) четырех земель, который в 1581 году принял решение о том, чтобы запретить евреям Польши заниматься откупом, потому что "люди, жаждущие наживы и обогащения посредством обширных откупов могут навлечь на многих великую опасность" (77-ст.160 ). Ваад четырех земель – это съезд областных советов, центральный орган еврейского самоуправления в Польше с середины XVI до 1764 года.

Но, как король и магнаты, так и евреи-откупщики игнорировали решения и сейма, и Ваада четырех земель. Уж очень это было всем им выгодно. Евреи-откупщики скрывались под фирмой нееврейского откупщика в качестве подоткупщика. Сеймик Русского воеводства в 1611 году запретил под страхом наказания пользоваться услугами евреев-откупщиков. Но все запреты и наказания не имели должного воздействия, еврейский откуп продолжал существовать. Доказательством служат обширные откупные операции евреев на Украине в первой половине XVI века (77-ст.160).

До конца 16 века евреи-откупщики занимались в основном таможенным откупом. Cборщики таможенных сборов-пошлин назывались мытниками, ведь пошлина – это мыто. Мытом назывался также таможенный округ, а главная таможня в округе называлась мытной конторой, второстепенные заставы – прикоморками. На прикоморках взымали пошлину лица, которые подчинялись откупщику и были они обычно евреи.

С конца 16 – начала 17 вв. постепенно уменьшается королевское имущество. Рядом идут уступки на право взымания таможенных пошлин другим лицам и освобождение шляхты от уплаты пошлин, как с ввозимых для собственного потребления товаров, так и вывозимых товаров своего производства. Результатом этого является уменьшение таможенных доходов.

Начался поиск новых поступлений в казну, и правительство прибегало поэтому с начала 16 века к введению новых откупов. Ими стали соляной и особенно питейный откуп, которые привились с 30-х годов 16 века. И тут были призваны евреи-откупщики. Король Сигизмунд-Август, отдав на откуп королевские доходы в Кременце, т.е. мыта торгового, корчем и мельниц, в 1556г. заявил: "Не желая уменьшать доходов нашей казны, но заботясь о повышении оных при помощи повышения откупных платежей; замечая, что во многих городах, замках и волостях наших таможенные и питейные доходы через отдачу их на откуп евреям, и теперь по той же причине ежечасно повышаются, – мы надеемся, что если евреи так повышают откупные платежи, то весьма вероятно, что и христиане, взирая на это, пожелают нам предложить ещё более и более высокую плату" (77- ст.161). Питейный сбор затем стал главным предметом откупной операции, рядом с ним евреи продолжали брать на откуп таможенные пошлины.

Это продолжалось до середины 17 века. А когда ухудшилось материальное положение украинского еврейства после погромов и смут того времени, крупных откупов уже не было. Но откупная система не преставала играть определенную роль в жизни евреев вплоть до разделов Польши в конце 18 века.

Евреи служили на заставах городов в качестве писарей. Платой был процент с поступающих сборов. Это было обычным явлением. Иногда даже расписки за уплаченный сбор (мыто) составлялись на еврейском языке (77 ст.160-161).

Городская жизнь вынуждала всех горожан объединяться, когда городу угрожала беда – речь идет о войнах и пожарах. А жизнь на территории тогдашней Украины, как и в соседних землях, была тревожной из-за пограничного положения с Диким Полем (Причерноморские степи), где кочевали татары. Для отражения их набегов строились как большие, так и небольшие крепости. На территории Украины подобных крепостных сооружений было немало. Они представляли собой небольшие хорошо укрепленные поселения, жители которых обеспечивали оборону края от опустошительных татаро-турецких вторжений.

Набеги на Украину татары проводили по Чорному и Кучманскому шляхам, которые шли на Правобережную и Западную Украину и даже Польшу. А начинались они под Перекопом. Тяжкое горе двигалось по этим шляхам. Несли его не только крымские и ногайские татары, но и турки. Многие города и местечки находился между этими двумя разбойничьими шляхами, вдоль которых все лежало в руинах. А набеги были довольно частыми. Только за период с 1450 по 1595, т.е. за полтора века документы говорят о более чем 50 очень крупных грабительских походах татар. В некоторые годы происходило по два таких набега. (64-сс.90-99).

Вокруг оборонных сооружений вырастали поселения. А это превращало их в многофункциональные населенные пункты, у которых кроме военных функций появляются и чисто экономические. Ведь защита с помощью оборонных сооружений была необходима и для развития экономики. Местоположение этих небольших крепостей определялось не столько природными условиями, сколько топографией важнейших путей сообщения. Тут наблюдалась обоюдная зависимость, при которой строительство новых крепостных сооружений приводило к развитию дорожной сети, что в свою очередь вызывало появление новых оборонных пунктов.

Поселившись в этих городах и местечках, евреи занялись ремеслом, торговлей и другими делами. Они не только "обирали" местных христиан, но активно участвовали во всех отраслях жизни города. Постоянные набеги заставляли население многих районов Украины быть всегда начеку. Евреи вместе с другими участвовали в борьбе с общим врагом. Они обязаны были даже учиться, кто мог, обращению с оружием. Так евреи Брацлава в 1551 году мужественно защищали город от армии Давлат-Герея, в то время, как гарнизон и большая часть населения бежали (65 -с.928).

Люстрация (опись имущества) Овручского староства отмечает: "В городе Овруче имеется три дома еврейские, которые несут одинаковые с мещанами повинности в пользу замка" (20-с.358).

В одном из еврейских источников записано: "Тогда была тревога на Волыни из-за татар, как это обычно бывало в городах округи, и всякий должен был быть наготове и наготове оружие его в руке его – вести войну против них по приказу князя и сановников". В 1609 г. король пожаловал горожанам Ковеля грамоту, в соответствии с которой евреи были обязаны участвовать в ремонте городских стен и укреплений и нести караульную службу наравне с горожанами (43-с.61).

В люстрации Винницкого замка за 1616 г. можно увидеть более конкретный факт. В документе отмечалось, что жители «обязаны стоять на страже и выходить на войну с врагом королевства (татарами) верхом на конях и с оружием с господином старостой Винницы» (66-с.393).

Из-за постоянных набегов жители вынуждены были использовать любые природные укрытия, чтобы спасаться от врага. Евреи Студеницы, что на берегу Днестра на Подолии, прятались в пещере, которая была поблизости в Белой горе (67-с.584). Но там, где природных укрытий не было, строили искуственные. Даже синагоги возводились не только для религиозных нужд, но и для защиты от нападения врагов в виде крепостей с мощными стенами, за которыми можно и спрятаться в военное время, и отразить набеги врагов.

«Каменные синагоги крепостного типа, – пишет специалист по данному вопросу Евгений Котляр, – наиболее «чистый» вид, не встречавшийся ни в светских зданиях, ни в культовых постройках иных религий. Основной географический ареал их распространения в те времена – в границах объединенного Люблинской Унией 1569 года польско-литовского государства Речи Посполитой (111-с.9). На Украине они сосредоточены исключительно в Галиции, Подолии и Волыни. Вот неполный список городов и местечек, где были построены этого типа синагоги: Львов, Луцк, Любомль, Жолкиев, Мелец, Чертков, Гусятин, Броды, Сатанов, Шаргород и др. Эти синагоги были опорными пунктами на Чорном и Кучманском шляхах. Как правило, стены синагог обладали значительной толщиной – до 2,5 метров. Синагоги эти имели и другие элементы оборонного сооружения. Отдельным памятником в этом ряду стоит Луцкая синагога, так называемая «Малый замок» (1628 г.). В ней к квадратному объему примыкает высокая трехчастная дозорная башня (111-с.13).

Широко известна Большая синагога этого типа в Сатанове, которая была построена в 1532 г. Она из лучших образцов синагог оборонного типа, сохранившихся до наших дней. Синагога расположена на возвышенности над рекой. К основному объему здания примыкают пристройки. Стены, толщина которых достигает полутора метров, сложены из местного известняка (68-с.208). Высокий аттик украшен глухими полуциркульными арками с бойницами. В толще наружной стены имеется ход на кровлю, где вдоль бойниц сделан боевой обход. Вход в синагогу оформлен резным каменным порталом. Огромное зальное пространство синагоги (19,5 х 22 м.) перекрыто полуциркульным сводом. Синагогами оборонного типа являются синагога в Шаргороде, построенная в 1589 г., синагоги XVII в. в Гусятине и Остроге. На Подолии строились как крепости и православные церкви оборонного типа. Наиболее известна церковь-крепость в Сутковцх, Ярмолинецкого района . Синагога, которая, как Сатановская, носила оборонительный характер, была построена и в Луцке.

Безымянный автор в брошюре, которая была издана в Кракове в 1617 г., писал: " ... между Русскими, Волынскими, Подольскими евреями было много крепких и неутомимых молодцов, которые с саблей на перевязи, с луком или ружьем за плечами охотно садились на коня и мужественно сражались, где им случится". Кардинал Коммендони утверждал, что евреи носили сабли и были вооружены.

В 1671 г. началась война между Польшей и Турцией. Причиной войны был союз Польши с Австрией и то, что казачество Правобережья Украины перешло под опеку Османской империи. Летом 1672 г. огромная турецкая армия форсировала Днестр и подошла к Каменец-Подольску. Гарнизон его был маленький, к тому же не хватало пушкарей. Пришлось привлечь охотников. Среди них был и один еврей, которого все звали к себе, потому, что он был умелым артиллеристом. Но выстоять против огромной силой, которой обладали турки, Каменец-Подольский не смог и город был взят, но в поражении позже поляки обвинили евреев.

Уже упомянутый Е. Сецинский пишет: «Турецкое нашествие 1672 г. застало в Каменце евреев, причем в эту критическую минуту и они должны были взять в руки оружие и защищать город» (50-с.119). Но тут же сразу, используя наветы, говорит о зловредности евреев: «После занятия города турками евреи свободно жили в городе в Каменце, занимались торговлей «живым товаром», т.е. перепродажей девушек в турецкие гаремы, а также шпионством. Туркам они доставляли все нужные сведения о делах в Польше». Впрочем о такой деятельности евреев в истории Каменца находим упоминание и из более ранних времен; так, в конце XV века в Каменце какой-то еврей Мошко за шпионство был казнен, и имущество его было возвращено его жене и детям по ходатайству Порты, заключившей в 1501 году мир с Польшей» (50-с.119). Заметим, что навет о шпионаже в пользу врага постоянно сопровождал евреев, где бы они ни жили. На Подолии это повторилось и во время Первой мировой войны, когда тысячи евреев были высланы из прифронтовых городов, обвиненные в этом.

Весной 1676 года султан Мухамед IV, мстя за своего сына, убитого под Ладыженым, разорил ряд подольских городов. Среди них был и Сатанов. Оборона была отчаянной. Отбивались и в замке, и в церкви, и в синагоге. Но город был взят. Никого не помиловали. Погибло около 4 000 человек. О борьбе за этот город говорит одна из легенд, Она рассказывает о том, что жители Сатанова сопротивлялись врагу. Рядом с христианами на стенах замка и синагоги, которая имела, как мы уже знаем, кроме культового еще и оборонное значение, сражались и евреи. Но силы штурмовавших турок во много раз превосходили силы оборонявшихся, и город был взят. Победители повели сатановский гарнизон на казнь. Приговоренные высказали лишь одну просьбу. Они просили, чтобы христиан и евреев казнили в разных местах и разными мечами.

Эту легенду когда-то рассказала мне известная в Каменец-Подольском краевед Тамара Григорьевна Сис. Ее рассказы были удивительны, нигде и никогда я больше подобного не слышал. Участие евреев совместно с мещанами-католиками в обороне от врага особенно проявилась во время Хмелиничины. Но об этом будет рассказано ниже.

Крестьянство

Крестьяне составляли почти 80% всего населения Украины того времени. Но в летописях и в других источниках чаще говорится о кривдах казаков, а не крестьян. Хотя именно они и были самым угнетенным сословием среди православных тогдашней Польши.

Отношение к евреям крестьян широкого изучения в исторической науке не получило. Но нам понятно, что если крестьяне ненавидели своих господ-шляхтичей за высочайшую степень феодальной эксплуатации, то тем более их ненависть распространялась и на арендаторов-евреев. Хотя не только евреи и не все евреи были арендаторами. «Короткая история о бунтах Хмельницкого», как мы уже знаем, отмечает, что предводитель Хмельничины назвал одну причину войны – еврейскую аренду (14).

Один из польских историков С. Кутшеба писал: "Оно (еврейское население – С. Ш.) росло, а место для него не хватало. Евреи старались расширить свои занятия, но этому противодействовали города, недоброжелательно смотревшие на такое соперничество и даже усмотревшие в нем причину падения ремесленного промысла" (72-с.192). В городе евреям становится тесно. Бежать некуда, всюду родились "отечественные торговцы, посредники и ростовщики". По этой причине евреи уходят в деревни, где они предлагают крестьянству свои услуги, обслуживая их потребности. Это и портные, и сапожники, и кузнецы, и др. ремесленные профессии. Мы уже говорили о евреях-коробейниках, которые стремились дойти до самого дальнего села или хутора и где их ждали.

Среди еврейских занятий было и корчмарство. Корчмой владел пан, он же владел и продаваемой водкой. Еврей был сбытчиком этого товара. А вот что говорят народные думы, которые использовали их в качестве доказательства еврейского беспредела:

Як iде украiнський козак тай корчму минае,

А Жид вибiгае та укрiнського козака за чуб хватае

Та ще його двома кулаками по потилицi затинае.

"Козаче-левенче, за що я буду рату платити,

Щоб ти мимо корчми йдеш, тай корчму минаеш".

И это солидные историки брали за основу своих исторических исследований. А вот

М.С. Грушевский взял этот пример, как доказательство обратного свойства – ложного обвинения евреев.

В наши дни в интернете в Свободной русской энциклопедии "Традиции" записано: "Шинки. Евреи основали много питейных заведений в подвластных полякам украинских деревнях. Это способствовало пьянству и разорению крестьян" (83). Эта нынче модная "идея", но те, кто повторяют этот старый навет, им неизвестно или скрывают, что знают правду о том, что евреи брали в аренду шинки у пана, который имел свою винокурню (её тоже брали в аренду евреи) и принуждал своих крестьян эту водку покупать. Это была их обязанность – покупать водку только у своего пана. А купив по приказанию, не выливать же. Зачем добру пропадать? Современные исследователи подтверждают это: "Крепостные были обязаны пользоваться мельницей только своего пана, покупать у него алкогольные напитки. За непослушание крестьян жестоко наказывали" (91-с.15). Для примера приведем еще такой факт (о нем уже говорили): при описании имения Б. Хмельницкого указано, что у того, как у рачительного хозяина, была своя гуральня (винокурня). Но арендатором мог быть не только еврей, но именно его сделали виновником. Не пана-владельца, а еврея, который был лишь арендатором мельницы или шинка. Г. Боплан, французский инженер, издавший "Описание Украины" еще в XVII в., сообщал: «...паны имеют безграничную власть не только над крестьянским имуществом, но и над их жизнью» (31-с.32). И все равно виноват еврей. Вот в чем суть того, что называем исторический антисемитизм.

Спаивание евреями русских, украинцев и белорусов – это давнишний навет на них. Употребление этими славянскими народами горячительных напитков было очень давней традицией, и евреи к ней отношение не имеют.

А вот вам доказательства:

"Народная память донесла до наших дней известия о пирах князя Владимира (IX в.). Изяслав и сын его Ярослав осенью 1148 г. давали пир Новгороду" (84-с.7).

До нас дошло, – пишет Н.И. Костомаров, – несколько поучений игумена Феодосия. Вот одно из них: "...более всего [он] распространяется о пьянстве, как о пророке, господствующем в тогдашнем обществе, но дозволяет, впрочем, пить умерено (85-с.29). А это XI век.

Эпиграфом к книге И.Г. Прыжова "История кабаков в России" взяты слова Кирилла Белозерского (1337-1427), религиозного деятеля Русской церкви. Вот они: "Господине, крестьяне ся пропивают, а люди гибнут". Нужны еще доказательства? Вот последнее. Самовидец в своей Летописи, говоря о причинах Хмельничины (эти слова мы уже приводили), подчеркивает: "В городах зась от жидов тая была кривда , же невольно казакове в дому своем жадного напитку на потребу держати" (3- с.46).

По словам Г.Боплана: " Нет среди них ни одного, какого бы возраста и положения он ни был, кто бы не стремился превзойти своего товарища в пьянстве и гульбе". А далее: "...вряд ли есть другой народ в мире, который давал бы себе вольности в питие, как они, потому что не успевают протрезветь, как сразу (как говорят) начинают лечиться тем, от чего пострадали. Однако все это только во время досуга, потому что когда воюют или когда задумывают какое-либо дело, то совершенно трезвые" (31-сс.30,31).

Как ни ругали летописцы корчмарство и аренду на водку, а вот что сообщает Г.Грабянко: в 1678 г. гетман Самолович , чтобы было чем платить пехоте и конному войску, ввел по всей Малой России аренду на водку (5-с.156).

Заметим, что Гавриил Романович Державин был убежден в том , евреи «…зловредные нехристи, ведущие паразитический образ жизни за счет эксплуатации, спаивания, обирания и развращение христиан» (121-с.45) .

Говоря об отношении крестьянства Украины к евреям, мы не можем умолчать о вопросе еврейской аренды. Остановимся на этом подробнее.

  Аренда

Было еще одно занятие евреев, которое стало тенью для них. Во всех тех приведенных нами летописях и документах, где есть обвинение в их адрес, упоминается "жид-арендатор". Но если разобраться в этом вопросе, то получается, что еврей заслонил собой физически хозяина деревни – шляхтича, и экономическая борьба между польской шляхтой и холопами, которые были в связке экономических отношений, была направлена по линии национальной борьбы против еврейства. Вся ненависть к евреям окрашивала правосознание народа и борцов за его освобождение. Забежим за 1660 г., когда на Левобережье Днепра окончательно воцарилась Россия, а евреев уже там не было, но угнетение крестьян осталось, даже вопрос об их освобождение победители "ляхов и жидов" не поднимали никогда.

 Итак, в трех основных летописях о Хмельничине: Летописи Самовидца, в Летописи Грабянко и в Летописи Величко, а также в других источниках говорится, что самым главным грехом евреев было их занятие арендой, что и стало причиной Хмельничины. Самовидец пишет: "Не сами владельцы имений управляли, а жиды арендаторы от их имени творили зло". Он же говорит: "Поспольство терпели вымыслы от старост, наместников и жидов (3-с.46). А далее: "Жид-арендатор богатился и сразу придумывает разные поборы" (3-с.47).

У Г. Грабянки почти те же слова: "А хуже всего было то, что жиды новые и новые поборы придумывали и имения казацкие невозможно было держать, разве что только женою владеть у себя дома, да и то не совсем" (5-с.33). И снова, как рефрен повторяет: "...а нам бедным на лихо наше наслали своих арендаторов проклятых, которые все новые поборы и обдирательства придумывают, которые, обогащаясь за наш счет, все провины нас сваливают..." (5-с.44)

А вот Величко цитирует универсал Хмельницкого от июня 1648 г., где записано: "... малороссиянам, от этих поляков и жидов, их арендаторов и любимых факторов по сие время делались обиды, тяготы, озлобления и разорения" (25-с.48).

В "Повести о том, что случилось на Украине, как она Литвою завладена" в части I в Сказании V "О том как Уния появилась в Украине" мы читаем об откуда-то появившихся евреях: "Жиды грабят по воли". Затем автор пишет, что после поражения восстания под руководством Наливайко: "Однако с того времени Поляки пуще на Казаков, паче посполитый народ озлобившись начали притеснять их не в меру; повсюдно принуждать Веру Православную, жидам на расхищение предали..." (38).

Там же во II-ой части в Сказании I "О третьем восстании на Поляк", где говорится о национально-освободительной войне украинского народа, снова подымается причина недовольства: "Колико стогнала Украина под ярмом польским, терплючи притеснения

всякие, и своволия и насилие, и Жидов хищения". (38).

И в "Истории Русов" жиды, как мы видели, – это исчадие ада. Почему же евреи становились арендаторами? Частично мы уже ответили на этот вопрос, но требуется дополнение. Известно, что еврей был лишен права владеть землей и заниматься земледелием. Такой закон был не только в Речи Посполитой, но и в других странах и действовал долгое время. Ремеслом тоже запрещали заниматься, как и торговлей. Евреи искали возможность для заработков.

Известный украинский историк ХХ века Алексей Иванович Баранович (1892-1961) еще в 1928 году писал:

«За евреями-капиталистами тянулась масса еврейской бедноты, которую они эксплуатировали» (24-с.19). Среди них, как он считает, были и ремесленники. А далее он пишет: «Для украинского мещанства было уже злом, что эта еврейская беднота бралась и за ремесленничество. Конкуренция с еврейским ремесленником была очень тяжелой; во всем ремесленничестве прибыли были невелики, и без этого украинский ремесленник едва существовал. Еврей-ремесленник мог удовлетвориться еще меньшей прибылью, у него не было выхода: когда украинский мещанин мог отступиться, осев на землю, то еврей на землю осесть не мог, ему отступать было некуда, безвыходность его положения делала из него непобедимого конкурента» (24-сс19-20).

Продолжая, А.И.Баранович пишет:

«Развитие панского хозяйства давало возможность некоторым евреям заняться арендой пивоварен, винокурен, корчевен (кабаков – С.Ш.), прудов, мельниц, а также монополизацией торговли. За это они брались, монополизировав эту деятельность, не пропуская к этим арендам никого. Но эта деятельность, во-первых, была доступна немногим богачам еврейской общины, массы были осуждены на голодное существование в украинских городах и местечках. Во-вторых, аренда была подчинена общему распорядку панского хозяйства, арендаторы были в экономическом подчинении от пана; арендаторы выступают в глазах людских, как агенты панского хозяйства… Это вызывало к ним ненависть, что увеличивало антисемитизм мещанский, а отчасти и крестьянский. Хотя еврейство было придушено панством, … окруженное враждебными панам крестьянством и мещанством, оно вынуждено было оказаться в панском лагере»

 (120-с.22 ). Не согласимся с этим автором только в том, что монополизации не было, а если и была, то панская, но не еврейская.

О том, как евреи становились арендаторами, писал в своих воспоминаниях известный еврейский историк С.М. Дубнов, говоря об одном из своих предков: "Семейное предание рассказывает, что Бенциону очень повезло в Мстиславле: он купил в уезде большое имение с массой крепостных крестьян и стал фактически помещиком, хотя юридически, вероятно, значился арендатором" (60-с.29).

Необходимо четко себе представлять, что виды аренд были различны, а следовательно и различны степени участия арендатора в жизни общества. Различаются доходы от аренды имущества и от аренды производства. Из этого можно видеть, что при аренде производства нужно приложить усилия, чтобы данное производство было рентабельным. Иначе все теряет смысл.

Но в исторической литературе сложилась другая точка зрения. Её суть состоит в том, что евреи не хотят заниматься производительным трудом, а только сомнительными сделками, извлекая при этом баснословные богатства. Такое утверждение существовало в прошлом, бытует оно и сегодня. Так, например, его выразителем был М. Тимофеев. Что это за историк узнать не удалось, но известно, что он печатался в "Хлеборобской Украине" – идеологическом органе Украинского Союза Хлеборобов, это был непериодический сборник, редактором которого значился В.Липинский. Авторами этих сборников были Д. Дорошенко, С. Томашевский, сам В. Липинский и М. Тимофеев. О нем сказано, что Тимофеев писал об экономических перспективах Украины и о роли евреев в ее хозяйстве. Сборники выходили в Вене в 1920-1925 гг.

Так вот, Тимофеев писал, что определенная часть евреев на Украине находилась на службе у магнатов в качестве арендаторов и была под их покровительством, а поэтому получала огромные прибыли. Он утверждал в своей статье, что арендаторы "имели возможность легко наживаться, не работая, не творя, не организуя народное хозяйство, а лишь взымая труд христианского земледельческого и ремесленного населения" (89-с.256).

Такое представление у автора есть отражение представлений о евреях вообще и об арендаторах в частности, как о тех, кто абсолютно ничего не делает, а лишь сосет кровь народа.

Евреи, как нам известно, не имели права владеть землей. Еврей не мог быть владельцем этого имущества, кроме прочего еще и потму, что владелец земли в то же время был и судьей прикрепленных к земле крестьян. Еврей не смог быть судьей христианам. Взяв в аренду землю, он должен организовать производство сельскохозяйственной продукции, а затем сбыт ее. То же было и при аренде корчмы, винокурни и др. видов имущества. Если это так, как говорит Тимофеев, и арендатор не прикладывает никаких усилий, а лишь получает огромные прибыли, то зачем магнат отдавал свои владения или имущество в аренду, а, следовательно отдавал арендатору-еврею часть своих доходов.

Не будем оправдывать арендаторов. Они действительно добывали прибыль путем поборов. Но задумаемся при этом над тремя проблемами. А что, если бы не было евреев-арендаторов, то не было бы эксплуатации? Чем отличались по степени эксплуатации евреи-арендаторы от поляков и украинцев-арендаторов? Ведь и такие были. Еще один вопрос: "Влияет ли национальная принадлежность арендатора на степень эксплуатации?" На Украине к середине XVII в. проживало несколько сот тысяч евреев. Какое точное количество евреев проживало на Украине в то время, установить трудно. И что все они были арендаторами, все были эксплуататорами? Наверно слишком много свалились их на голову украинского народа. А если только часть евреев занимались арендой, то чем же занимались остальные?

Когда мы ответим на эти вопросы, то увидим одну, заметим, не единственную, но довольно важную причину ненависти к евреям на Украине к середине XVII в. и последующие времена. Подавляющая часть еврейского населения накануне Хмельничины занимались в основном мелкой торговлей и ремеслом. Среди украинского населения этим же занимались немногие. Но ко времени, о котором мы говорим, уже вырастали свежие силы, которые вступали в конкурентную борьбу. Ненависть к конкурентам, ненависть к сопернику и двигала, а если хотите, и продолжает двигать идею борьбы против евреев. При этом не сбрасываю со счетов другие причины этой ненависти.

Но арендаторами были не только евреи. Мы уже об этом говорили, но не подтверждали фактами. Пришло время и для этого. До Люблинской унии (1596 г.) евреев-арендаторов было больше, чем поляков и украинцев. Но затем значительную роль начали играть поляки. Их участие в аренде становится особенно заметно с начала XVII в. Этот наплыв предпринимателей из-за Западного Буга, из глубин Польши был только началом. Этот процесс расцвел особенно к середине XVII века и снова повторился в XVIII в. Это было связано с размножением шляхты, что вело к росту средней и мелкой шляхты. Единственный путь для них был стать арендатором, что не подрывало статус шляхтича.

Украинский историк, академик И.П. Крипякевич писал: "Вместе с магнатами двинула на Украину мелкая польская шляхта, голодная и небогатая, которая при панах и себе надеялась заполучить имений и богатств. Такие становились у панов слугами, экономами, рендаторами, старшинами в магнатских воинских формирований и т.д. При магнатах наживу для себя нашли также жиды, которые были панскими агентами и факторами, брали в аренду корчмы, мельницы, таможни, посредничали в торговле и проводили различные спекуляции" (87-с.130).

Книга, из которой я взял эту цитату, была издана в 1990 г. Как быстро мимикрировали редакторы (автор к этому времени уже умер), употребив слово "жид", вместо уже ставшего привычным слова "еврей". Скажут, что в рукописи у автора употреблено именно это слово. Мне скажут, что в польском языке есть только слово "жид". А что, поляки стали требовать от украинцев употреблять только термин «жид»? Вспомнят, что в украинском языке раньше тоже употребляли это слово. Но можно ответить на эти утверждения так: на том же основание я мог бы употребить вместо украинец – малоросс, русин, черкес (какой поднялся бы вой) – это первое; второе, еще Екатерина II запретила употреблять слово "жид"; и третье – после определенных событий в истории тех самых евреев за словом "жид" стоит Освенцим, десяток других лагерей смерти, Бабий Яр и Яновский лагерь во Львове, где издана книга, и в одной только Львовской области погибла во время Шоа (Холокоста) до 200 000 евреев. Но коль употребили"жид", то вполне пристойно написать "проводили различные спекуляции". Ну, точно, как у Л.Н. Рыбакова. Но слова "спекуляция" тогда не было. Оно заимствовано в XIX в. из немецкого spekulieren. И в то же время Крепякевич пишет, что арендаторами были мелкие шляхтичи.

Но при этом данный историк не замечал, что эти жиды посредничали в торговле, взяли в аренду пруды, мельницы и др. объекты производства того времени, заставляли их работать, что приводило к экономическому развитию страны. А революционеры, как их называют некоторые историки, позволили татарам разграбить страну, да не только позволили, но и помогали, и сами ее грабили, довели страну до "Руины". Напомним, что писал Самовидец: "И кто может посчитать неоцененный ущерб в людях, которую орды позабирали, потому что в то время не было милосердия между народом человеческим. Не только жидов губили и шляхту, но простым людям, в тех краях живших, та же беда была..." (3-с.54). А далее, в 1649 г. летописец говорит: "А то се все делалось для того, что в прошлом году обогатились рваньем богатств шляхетских и жидовских и иных людей (3-с.57). А вот еще раз вспомним, что у С. Величко рассказано о том, как Б. Хмельницкий проявил трогательную заботу о татарах, которые грабили его народ.

И тут возникает законный вопрос. Какую роль играли евреи-арендаторы среди причин Хмельничины? Ведь, судя по казацким летописям и другим документам, где упоминаются они чаще чем шляхта, они и являются чуть ли основной причиной этой войны.

Некоторые историки утверждают, что документальный материал не дает основания думать о том, что евреи-арендаторы играли слишком важную роль. Так, А.И. Ярошевич пишет: "В указанном материале еврейскую аренду целых имений показано всего 14 случаев (на 152 акта). Но тут она, возможно, не имеет такого большого размера, как на З. Волыни в XVI и в начале XVII в. Только в некоторых случаях указано на аренду 3-х селений, также на аренду больших имений, как Коростышев или Брусилов, а в других случаях арендуются сравнительно небольшие имения. Последующие подымные тарифы не обозначают жидовской аренды" (63-с.228).

Следует думать, что легенда о всеохватывающей еврейской аренде основана на аренде в окраинных староствах, где и происходила Хмельничина. У того же Ярошевича мы находим слова известного польского историка А. Яблоновского о том, что действительно, евреи в 1622 г. арендовали староства корсунское, богуславское, белоцерковское, любецкое, к тому же эта аренда, вероятно, не была связана с фольварочной системой, потому что крестьяне в этих староствах сидели на "слободах", не отбывали повинности и мало что давали арендаторам. Арендаторы все внимание обращали на получение прибылей из имений, а именно: добыча селитры, патоши, эксплуатации корчем, мельниц. Естественно, это и оставляло впечатление, как во время Хмельничины, после нее и оформилось в виде обвинения (63-с.228).

И все равно меня мучает вопрос: так сколько же было арендаторов-евреев? Ответить на него очень трудно, почти невозможно, но приблизительно можно. Попробуем это сделать, соотнеся их количество с количеством собственников. Так, пойдем за И.П. Крепякевичем и возьмем у него данные о количестве этих собственников по двум воеводствам – Киевскому и Брацлавскому. Эти те районы Украины, которые по мнению Крипякевича стали центром Освободительной войны.

Всех собственников он делит на три группы:

а) мелкая шляхта, имевшая в своём владении до 50 дворов;

б) средняя, которая владела от 50 до 500 дворов;

в) крупная, это магнаты от 500 до 8 000 дворов.

В Киевском воеводстве в 1640 г. всего собственников было 386 шляхтичей. Из них: мелких – 242, средних – 117 и магнатов – 27 (88-с.18). В Брацлавском воеводстве всего владельцев дворов в 1629 г. было 215: мелкой – 127, средней –70, магнатов – 28 (88-с.119). Значит, в двух воеводствах был 601 владелец дворов. Из которых 369 (61,29%) были мелкими шляхтичами, 187 (31,11%) – средними и 46(7,65%) – магнатами. Теперь размышляем: мелкие шляхтичи в аренду не сдавали. Нижний предел средней шляхты мало отличался от мелкой, а поэтому они тоже не сдавали в аренду, а сами справлялись. И получим, что,примерно две третьи не сдавали свои владения в аренду. Это делала, как мы говорили, примерно только одна треть, т.е. 200 шляхтичей. Если допустить, что все арендаторы были только евреями, то на два воеводства могло быть столько же арендаторов. Но арендаторами были и мелкие шляхтичи. Значит и того меньше. Нужны ли здесь дополнительные разъяснения? Утверждение, что главной причиной социального угнетения украинского народа накануне Хмельничины были евреи-арендаторы – исторический вымысел, а значит исторический антисемитизм.

Есть и еще один способ узнать о количестве арендаторов, более легкий – заглянуть в книгу уже упомянутого Ореста Субтельного – канадского историка. Вот что он пишет по данному поводу:

«… магнаты часто сдавали свои владения в аренду, согласно с которой арендатор получал себе в прибыль все, что мог выдавить с крестьян выше установленного количества. Арендаторами часто ставали евреи, которые не имели права владеть землей, а лишь могли арендовать её. Например, в громадных владениях рода Острожских сидело 4 тысячи арендаторов – евреев, а в 1616 г. более половины украинских земель, которые принадлежали Короне, арендовались еврейскими предпринимателями. Стремясь возвратить с прибылью вложенные ими деньги за относительно короткий период в два-три года, они беспощадно взыскивали с крестьян и истощали земли, не заботясь о будущих последствиях»

Другой формой аренды стало временное предоставление монополии на производство и продажу водки и табака арендатору, который потом требовал с крестьян какую угодно плату за эти высокоценные продукты» (59-с.116).

Способ узнать о количестве арендаторов легкий, но страдает одним недостатком – неясно, на основе чего определены эти цифры? Как их подсчитали? Это первое. А теперь второе замечание. Землю истощали, а откуда же взялся знаменитый в XVIII, XIX и XX вв. украинский чернозем, что вывозили нацисты к себе в Германию во время оккупации, что истощали колхозы? Его ведь евреи «истощали, не заботясь о будущих последствиях». И третье – о нем мы уже говорили, и будет еще сказано. Евреи брали в аренду и работали. Они руководили производством, организовывали производство, вкладывали личный труд. Ведь аренды были разные: одна аренда – это аренда целого имения, а другая, и самая распространенная – аренда отдельного участка имения. Речь идет об аренде пруда, пасеки, гуральни, шинка, поташни и др. Там надо было трудиться, там не использовали или почти не использовали наемную силу. А каждый труд должен быть оплачен. Все это развивало экономику. Правда, были и жестокие арендаторы, и среди евреев тоже. И арендаторами были не только они, но поляки и украинцы. Но убивали евреев, страдали их дети, женщины и старики, страдали и городские жители, которые к данной аренде отношения не имели. Но Орест Субтельный тут же написал: «Нет необходимости доказывать, что все это не добавляло евреям-арендаторам популярности среди украинского населения» (59-с.116). Это убедительно показала Хмельничина, Гайдаматчина, погромы последующих веков, Шоа (Холокост), ненависть и сегодняшних юдофобов. Хочу, чтобы читатель запомнил то, о чем говорили. Важно определить количество арендаторов-евреев, чтобы сопоставить с количеством загубленных евреев.

Приведем еще один пример. Он основан не на обобщенном материале, а на единичном факте, на еще меньшей территории Украины, чем вышеприведенный, но и он подтверждает сказанное. Да и по времени он отличается. По еврейской переписи 1765 г. Летичев был поветовым и окружным центром, и в нем жили и платили налоги в то время 652 еврея (118-с.724). Кроме домов, в еврейской собственности были 12 винокурен и 8 магазинов. Шестнадцать летичевских евреев были арендаторами в окрестных селах, но при этом, чаще всего, жили со своими семьями в Летичеве (119-с.115). Заметим, что из всех 652 евреев арендаторами были 16 (или 2%), но злоба обычно была направлена против всех евреев. И не проста злоба, а смертельная угроза.

Как же относились к арендаторам польские паны? Для этого приведем цитату из работы «Новейшая история евреев» еврейского историка Ш. Дубнова:

"Незавидно было положение арендатора между расточительным паном-самодуром и забитым холопом. Для помещика арендатор также был слугою, с которым он обращался не лучше, чем с холопом. За плохое состояние дорог и мостов в имении пан иногда избивал арендатора; глумления над арендатором и его семьею во время панского разгула были не редкость. В дневнике волынского помещика от 1774 года сохранились такие, например, записи: "Арендатор Гершко не уплатил мне еще с прошлого срока 91 талер. Я принужден был прибегнуть ко взысканию. По статье контракта, в случае неуплаты, имею право его с женой и детьми держать в тюрьме сколько мне угодно, пока он не уплатит долга. Я приказал его заковать и запереть в хлеву со свиньями, но жену и бахуров (детей) оставил в корчме; только младшего сына Лейзя взял на мызу и приказал учить его катехезису и молитвам (католическим)"… Мальчика насильно заставляли делать крестное знамение и есть свинину; только приезд из Бердичева евреев, уплативших за разорившегося арендатора, спас отца от заточения, а сына от насильственного крещения". Эту цитату я позаимствовал из интернета , а точнее из статьи Давида Михаэли «Образ жида (Еврейские заметки по украинскому поводу)».       

Отдельно ниже рассмотрим вопрос о так называемой еврейской «аренде церквей».

Отношение к евреям христианских церквей

Здесь мы делить не будем на католичество, униатство и православие. Все они одинаково, не будем бояться этого утверждения, ненавидели и презирали евреев. Христианский антисемитизм основывается на обвинении евреев в убийстве Христа, на кровавом и других наветах.

Церковь поддерживала обвинение в угнетении христиан. Так, к обвинениям против еврейской аренды присоединялась и католическая, и униатская, и православная церкви. Но это не мешало митрополитам и другим высоким деятелям этих церквей пользоваться результатами еврейских аренд корчем, имений и др. И все это подтверждается актами того времени.

Католическая и Православные церкви не только осуждали ростовщичество, но и проклинали евреев, которые этим занимались. Но в 1929 г. был опубликован удивительный документ, который рассказывает о том, что еврейские общины в середине XIХ в. продолжали платить по долгам сумм, взятых еще в XVII и XVIII вв. Самое главное, что ростовщиками были... монастыри и священнослужителями римско-католической церкви. Чтобы не быть голословным приведу примеры.

Кто давал ссуду. Какая община брала ссуду.

1. Кременец, францисканские ксендзы, францисканский монастырь и др.

1. Евр. община Кременца

2. Кармелитский монастырь. Вишневец. Алексинецкий костел.

2. Евр. община Вишневец

3. Костел Ямполя . 3. Ямпольская евр. община

4. Разные костелы Луцка. 4. Луцкая евр. община

Волынская губерния.

5. Римско-католич костел. 5. Плоскировская (Проскуровская) евр. община

 6.Сатановский католический собор 6. Сатановская евр. община

7.Летичевский доминиканский монастырь 7. Летичев, евр. община

 8. Римско-католический собор Хмельника 8. Евр. община Хмельника

Кроме названных есть сведения еще о 24 еврейских общинах, которые были должниками монастырей, братств, костелов и отдельных церковных деятелей. Уместен вопрос. Как это получились, что еврейские общины стали такими бедными? Ответ прост: евреи, их общины после Хмельничины так обнищали, что без ссуды существовать уже не могли. Они взяли в долг под проценты и продолжали десятки лет, два века, исправно платить. (74-сс.117-137). Надо напомнить, что еврейским общинам деньги нужно были более всего для внутриобщинной благотворительности.

В небольшой книжице, изданной во Львове в 1937 г., автор, который видимо скрылся под псевдонимом Летописец, писал: «Из этого принужденного отравления народа через пьянство, плыли в шляхетские карманы громадные доходы. Высший клир, который весь рекрутировался из шляхты, не только не защищал народ от этого принудительного отравления, а вместе этим способствовал материальной разрухе и полной деморализации, но и благословлял это принудительное пьянство под святотатским именем божьим, как "святое право собственности" (90-сс.27-28).

Но более всего отношение к евреям проявилось в так называемом кровавом навете на них. Кровавый навет на евреев и ранних христиан появился ещё в античное время – в Римской империи и восходит к первым столетиям нашей эры. Позже сами христиане перебросили это обвинение против евреев. В христианской Европе кровавый навет на евреев базировался на убеждении в их причастности к страданиям и распятию Иисуса Христа. Активно навет против евреев начал распространяться с XII века: вначале как обвинения в ритуальных убийствах, а с XIII века – также и в использовании крови жертв с обрядовыми или магическими целями. Так это поясняет Википедия. Эти обвинения неоднократно опровергались, начиная с германского императора Фридриха I Гогенштауфена. Папа Иннокентия IV, издал в 1247 году специальную буллу. Запреты возводить на евреев кровавый навет издавали: чешский король Пржемысл II Отакар (1254), папа Григорий X (1272), император Рудольф I Габсбург (1277), герцог Альбрехт I Австрийский (1293), чешский король Вацлав II (1300), папа Мартин V (1422) и многие другие светские и духовные лидеры. Самое резкое порицание зачинщикам кровавых наветов было вынесено в специальной булле папы Николая V (1447). Однако это не останавливало обвинителей, руководствовавшихся как религиозными, так и корыстными мотивами. Кровавые наветы сопровождались арестами, пытками, казнями, погромами и резнёй, нередко уничтожением или изгнанием целых еврейских общин. В XV–XVII веках в обвинениях появился новый мотив – якобы использование евреями христианской крови при выпечке мацы. Кульминация навета в Европе пришлась на XV–XVI века, но в восточной Европе (в частности в Польше и Литве) он сохранился и позднее – до XVIII–XIX веков.

Католическая церковь на местах постоянно инициировала судебные процессы против евреев, которых обвиняли в использовании для ритуальных целей кровь христиан, особенно детей. В Речи Посполитой в XVI и XVII веках судебные процессы прошли Бельск-Подляски (1564), Россош (1566), Вогин (1577), Гостынин (1577), Люблин ( дважды в 1598 и 1636), Сандомир ( дважды в 1605 и в1690), Седлец (1617), Сохачев (1619), Ленчица (1639) и др. (116- с.585).

А вот Православная церковь практически не делали попыток в этом вопросе. Прежде всего потому, что на территории России до конца XVIII в. евреи не проживали. 1991 году Патриарх Русской Православной Церкви Алексий II, выступая на встрече с группой американских раввинов, сказал: «Во время печально знаменитого суда над Бейлисом эксперты нашей Церкви – профессор Киевской Духовной академии протоиерей Александр Глаголев и профессор Петербургской духовной Академии Иван Троицкий твёрдо защищали Бейлиса и решительно высказались против обвинения евреев в ритуальных убийствах. Доктор наук, профессор кафедры философии религии и религиоведения философского факультета СПГУ Сергей Фирсов отмечает, что «собственно Православная Российская Церковь ни в лице Святейшего Синода, ни в лице своих учёных-богословов, занимавшихся изучением Ветхого Завета, Талмуда, Каббалы, а также историей иудейской религии, ни разу не высказала своей поддержки идее о существовании ритуальных убийств у евреев». Тем не менее, святые Гавриил Белостокский и Евстратий Печерский были возведены в сан мученика как жертвы ритуальных убийств. Известный экуменист, священник Александр Мень утверждал, что «ни одно официальное постановление православной церкви не поддержало ритуальных наветов на еврейство» и высказал убеждение, что эти святые будут деканонизированы.

XVIII в. в еврейской истории Украины отмечен обилием кровавых наветов против евреев. И в списке городов, где были выдвинуты эти гнусные обвинения – Заславль (ныне Изяслав) и Ямполь Волынского, Дунаевцы Подольского воеводств. Подобные обвинения были выдвинуты и в других городах, но мы остановимся на этих, потому что о них не часто упоминают.

В 1747 году в дни Пасхи в городе Заславль ( сегодня Изяслав) было обнаружено под снегом мертвое тело. Сразу же собралась толпа и тут же нашли "виновных". В толпе стали раздаваться крики, что это евреи убили христианина. Были арестованы "преступники", которых безжалостно пытали. Один из арестованных евреев не выдержал пыток и дал показания, в которых признался в убийстве. Остальные обвиняемые евреи выстояли.

Наконец был вынесен приговор, который был даже чудовищен в то жестокое время. Этот приговор был вынесен не обезумевшей от ярости толпой, а был результатом судебного разбирательства и размышлений в "суде". Вот этот приговор: "Палач должен посадить осужденного на кол живым и оставить его там, пока тело не будет съедено птицами и не распадутся его бесчестные кости". Это по отношению к одному из приговоренных, а с другого приказали; "содрать с живого четыре полосы кожи, вынуть из груди сердце, разрезать на четыре части и прибить каждую к столбам по городу".

Оплакивая безвинных евреев, община составила заупокойную молитву по замученным: "Боже милосердный на небесах, дай безмятежный покой в рядах святых душам святых... Земля, не закрывай их кровь, и пусть не умолкнет их вопль, пока не увидит Господь с небес!" (116—сс.215-216)

В 1748 г. еврейская община Дунайгорода (сегодня Дунаевцы) пострадала от кровавого навета. 4 июля того же года начался процесс по обвинению трех евреев в ритуальном убийстве христианского ребенка. Для полноты информации следует помнить, что Дунайгород в это время были частновладельческой собственностью. В 1592 г. получил магдебургское право, а следовательно имел свой собственный войтовский суд для рассмотрения уголовных дел. И при всем этом, учитывая важность дела, для совместного рассмотрения дела вместе с войтовским судом был приглашен суд из Каменец-Подольского – ближайшего королевского города.

Кроме того, на суде присутствовали другие официальные лица в том числе и несколько посланцев каменецкого католического епископа Дембовского. Учитывая состав суда (особо следует отметить известного своей ненавистью к евреям епископа Дембовского), следовало ожидать смертного приговора трем евреям: Менделю Ейзиковичу, Менделю Зейликовичу, Либерману Гаскилевичу. Ведь во многих подобных случаях суд выносил именно такой приговор. Но обвиняемые евреи были приговорены к тюремному заключению на один год и шесть недель. Обвиняемой в пособничестве была также мать убитого мальчика крестьянка Мандзя. Суд также постановил, что лечение в госпитале крестьянки Мандзи, лишившейся ума, были возложены на управление Дунайгорода и на местную синагогу.

Рассмотрим некоторые подробности этого кровавого навета. До нас дошел акт по обвинению евреев. В данном документе не приведены показания евреев при допросах. Как становится известно, евреев при допросах пытали. О предвзятости при рассмотрении дела говорит сам документ. Здесь можно встретить такую фразу: "Означенные же евреи, жаждущие, как всегда христианской крови..." А вот еще одна цитата: "Таковыми данными в достаточной мере доказано, что евреи употребляют христианскую кровь и что ими над христианами совершаются жестокие убийства с применением для этого особых весьма тонких инструментов" .

События, которые предшествовали процессу, разворачивались так. 17 апреля 1748 года накануне православной Пасхи в Дунайгрод с ребенком пришла уже названная крестьянка Мандзя. Расскажем немного о ней. Была она родом из деревни возле города Санок. Вышла замуж, родила сына, а через четыре года ее муж умер. Она, беременная и с маленьким ребенком, в поисках пропитания с группой земляков пешком отправилась на Подолию. На подходе к Гусятину проезжавшая в коляске госпожа предложила ей облегчить путь и взять с собой в коляску ребенка. Та согласилась. А придя в Гусятин не нашла ни ребенка, ни госпожи. Вскоре она родила ребенка, который прожил полгода и умер. После смерти ребенка Мандзя сошлась с батраком и вновь забеременела. Но любовник бросил ее. Она же родила мальчика, окрестила его, назвав Яном. Когда мальчик подрос, Мандзя, взяв его на руки, пошла в Дунайгород. В этом городе она зашла в один из еврейских домов. Это был дом Менделя Ейзиковича. О дальнейших событиях Мандзя рассказывала так: "Здесь (в доме) кроме названного хозяина Менделя Ейзиковича с женою, я застала сидящими у стола еще двух евреев; из христиан же не было никого... Хозяин спросил у меня, откуда я, ... предложил мне пойти к нему в услужение, но я извинилась, что никоим образом не могу, так как у меня имеется маленький ребенок."

Здесь следует отметить, что в этом месте обвиняемая женщина давала разные показания, то утверждая, что еврей давала разные показания, то утверждая, что еврей давал три червонных золотых, то отрицала этот факт. Далее она рассказывала, что еврей дал ей два ведра , чтобы та пошла за водой. Усыпив ребенка за печкой, Мандзя принесла воду. И тут по рассказам женщины еврей дал ей нечто похожее на водку, неприятную на вкус, черного цвета, при этом требовал выпить это. Но как только та выпила, ей сразу стало темно в глазах, "и все помешалось в уме". Затем крестьянку вытолкали за двери, а ребенок остался в доме.

Во время следующего допроса Мандзя рассказала, что выпив водку, она взяла ребенка на руки и отправилась в село Анновку, но не доходя этого села, при переходе через воду, она уснула на берегу и уронила ребенка из рук в воду. Затем а третий раз она заявила, что распеленала ребенка и усыпила за печкой, а когда принесла воду и напилась дважды водки, она помнит, что ребенка отдали ей в руки в пеленках, и она не знала, был ли он жив или нет, так как глаза и голова у нее сильно помутнели; где же она бродила после этого, вовсе не знает и не помнит, однако же, постоянно утверждала, что почти всю неделю бродила по полям. Наконец она часто утверждала, что оставила своего ребенка за печкой у еврея и вышла из дома без него.

Суд, как утверждают документы, записал в своих решениях, что евреи на короткое время похитили оставленного в избе ребенка, чтобы "затем тайным образом, согласно обычным своим приемам жестоко его замучили; затем, чтобы скрыть свое гнусное преступление, вынесли замученного ребенка в поле... и, положив его в борозду, прикрыли его землей или дерном".

Все три обвиняемых еврея оправдывались и отвечали отрицательно на все вопросы суда, ни в чем не сознавались. Тогда суд определили, что эти евреи должны быть каждый в отдельности подвергнуты допросам под пыткой, которые должен был провести палач. Пытка состояло в том, что обвиняемые евреи должны были быть подвергнуты растяжением, трижды огнем и троекратно раскаленным железом. Все это должно было быть сделано без промедления. И во время пыток все три еврея отрицали свою вину.

По окончании суда было вынесено следующее постановление:

 "...хотя неверные М. Езикович, М. Зейликович и Л. Гаскилевич... должны бы быть наказаны смертью, но принимая во внимание то обстоятельство, что и при добровольных допросах и при допросах под пыткой они выдавали себе невиновными в этом преступлении, хотя всегда тысячными приговорами подтверждалось, что они жаждут христианской крови; но так как на основании допросов достаточно выведена была вероятность этого, при упорном отрицании этого всеми заключенными, то склоняясь к более легкому наказанию, суд постановляет и приказывает, чтобы неверные Ейзикович, Зейликович и Гаскелевич... избавляясь от смертной казни, подвергнуты были тюремному заключению на срок одного года и шести недель".

Заканчивая рассказ об этом кровавом навете, следуя учесть, что относительно благоприятный для евреев исход суда был заслугой и участием в судьбе евреев владельца Дунайгорода, просвещенного и гуманного Иосифа Потоцкого.

И еще один пример кровавого навета. В пасхальную неделю 1756 года евреи Ямполя Волынского воеводства были обвинены в преступлении с ритуальной целью ("кровавый навет"). Были схвачены 15 самых известных евреев Ямполя, которых подвергли истязаниям и жестоким пыткам.

Встревоженные событиями в Ямполе, которые обострились тем, что киевский и ямпольский епископы явно сочувствовали преследованию евреев в этом городе, представители еврейства на своем заседании Ваада четырех земель, который заседал осенью 1757 года в Старо-Константинове того же воеводства, приняли решение послать в Рим ямпольского раввина, талмудиста Элиакима бен-Ашера Зелика. В рекомендательном письме кардинала Корсини он назван Яковым Селеком.В начале 1758 года Элиакиму Зелеку удалось вручить папе Бенедикту XIV ходатайство польских еврейских общин о защите против ложных обвинений.

Папа велел рассмотреть это ходатайство советнику курии Лоренцо Ганганелли (впоследствии папа Климент XIV), который выработал тогда известную записку, оправдывавшую евреев от всяких обвинений. После смерти папы Бенидикта XIV его преемник Климент XIII отпустил Элиакима Зелека и даже рекомендовал его через кардинала Корсина нунцию в Варшаве Висконти, которому папа велел противодействовать обвинениям евреев в преступлениях с ритуальной целью. Король Август III подтвердил старинные грамоты польских королей, которые обеспечивали соблюдения требований правосудий при рассмотрении подобных дел.

Поездка Элиакима Зелека стоила многих денег. На заседании совета Ваада четырех земель в Варшаве, в 1761 году обсудил вопрос о расходах на эту поездку в Рим, которая, как говорилось в решении совета, имела цель сделать доброе дело для евреев Польши, уговорив папу высказаться против кровавых наветов. Э. Зелека представил счета и рассказал, что потребовалось много денег, которых у него не было, и он занял их в долг у евреев Италии. Совет Ваада решил, что он не может заплатить эту большую суму и поэтому решил ввести одноразовый налог. Известно, что часть еврейских общин уплатила этот налог, а другая – нет.

Чтобы покрыть расходы на нужды общины были взяты в долг в январе 1760 г. у Лабуньского Доминиканского монастыря 9 000 злотых, в мае того же года у местного костела еще 1 000 злотых, и в 1767 г. у того же костела еще 3 300 злотых, т.е. всего 13 300 злотых. Община погашала этот долг на протяжение многих десятилетий, в том числе и в XIX в.

Казачество

Это наиболее организованная и агрессивная группа населения. Г. Боплан писал: "Эти люди, которые часто, почти ежегодно делают набеги на Понт Эвксинский [Pont Evxin] c большим ущербом для турок. Они неоднократно грабили Крым, который принадлежит Татарии [Tartarie], опустошали Анатолию [la Natolie], разоряли Трапезунд [Trebisonde]...,где истребляли все огнем и мечом, возвращаясь оттуда с большей добычей и рабами, обычно малыми детьми, которых они оставляют себе для услужения или дарят вельможам своего края. Стариков они никогда не оставляют, разве лишь тогда, когда считают их достаточно богатыми, чтобы заплатить за свой выкуп и откупиться. Количество [казаков], которые идут в поход никогда не превышает 6-10 тыс. человек" (31-с.29).

Земляк Г. Боплана – известный писатель Проспер Мериме написал: "...казаки бунтовали хаотично, с жестокостью; бунт заканчивался быстро, как весеннее половодье" (86-с.127).

 А вот мнение В.О. Ключевского – известного русского историка:

"С Люблинской унии малороссийское казачество поворачивалось лицом назад, на то государство, которое оно доселе обороняло. Международное положение Малороссии деморализовало эту сбродную и бродячую массу, мешало зародиться в ней гражданскому чувству. На соседние страны, на Крым, Турцию, Молдавию, даже Москву казаки привыкли смотреть, как на предмет добычи, как на "казацкий хлеб". Этот взгляд они стали переносить и на свое государство с тех пор, как на юго-восточной его окраине начало водворяться панское и шляхетское землевладение со своим крепостным правом. Тогда они увидели в своем государстве врага еще злее Крыма или Турции, и с конца XVI в. начали опрокидываться на него с удвоенной яростью. Так, малороссийское казачество осталось без отечества и, значит, без веры".

И далее он продолжает: "Мысль, что он православный, была для казака смутным воспоминанием детства... Во время войны они обращались с русскими и их храмами нисколько не лучше, чем с татарами, и хуже чем татары. Православный русский пан Адам Кисель, правительственный комиссар у казаков, хорошо их знавший, в 1636 г. писал про них, что они любят религию греческую и ее духовенство, хотя в религиозном отношении более похожи на татар, чем на христиан" (33-сс.110-111).

И как казаки могли относиться к евреям, которых считали такими же врагами, как турок и татар? Правда, казаки были союзниками татар во время Хмельничины, когда произошло уничтожение десятков тысяч евреев. Погибли они не из-за вины своей, а лишь из-за ненависти и кровожадности убийц.

Как ни странно это покажется, но привлечем в качестве доказательства не исторический источник, а цитату из литературного произведения, автор которого очень тщательно изучил «Историю Руссов». Поэтому и используем эту цитату в качестве источника. Речь идет о Н.В. Гоголе и его «Тарасе Бульбе».

Вспомним, что когда Тарас предложил кошевому пойти на турещину или на татарву, тот ответил, что нельзя, потому что обещали султану мир. В ответ Тарас заявил: «Да ведь он бусурмен: и Бог и Святое писание велит бить бусурменов…». Продолжая разговор, он же заявляет: «Так, стало быть, следует, чтобы пропадала даром козацкая сила, чтобы человек сгинул как собака, без доброго дела, чтобы ни отчизне, ни всему христианству не было от него никакой пользы? Так на что же мы живем, на какого черта мы живем…» (115-сс. 53,). Более подробно об этом поговорим в следующей главе.

Еще в 1992 г. перед историками были прямо поставлены 4 вопроса, которые требуют такого же прямого ответа. Эти вопросы задал Израиль Кляйнер. Вот они.

1. Были ли евреи когда-нибудь хотя бы малость решающим, определяющим фактором в экономическом и социальном угнетении украинского народа?

2. Какая часть евреев была связана с экономическим и социальным угнетением украинцев?

3. Были ли среди еврейских слоев (ремесленники и торговцев, например) такие, которые бы благоприятствовали экономическому развитию Украины и не составляли ли эти слои большинство еврейского народа?

4. Могло ли уничтожение евреев способствовать социальному и экономическому освобождению украинского народа, изменению его национально-политического статуса и изменилось бы в лучшую сторону положение украинского народа, если бы все евреи были уничтожены? (78-с.57).

Выше я уже пытался ответить на эти вопросы. Попробую обобщить ответы. Первые три вопроса тесно связаны друг с другом. И вот, рассмотрев источники, анализ которых был в первой частью статьи, и комментарии в последующем тексте, можно сказать следующее: большую часть еврейского населения тогдашней Речи Посполитой составляли ремесленники, мелкие и средние торговцы. Их занятия чаще всего были направлены на удовлетворение потребностей еврейской общины. Конечно, часть результатов их деятельности потреблялось и христианским населением. Но это никак не влияло на социальное угнетение украинцев. После окончания Хмельничины и присоединения (или воссоединения) Левобережья к России, где евреев не было, социальное положение основного население не изменилось. Евреи были той частью польского общества, которые своим трудом создавали материальные блага и услуги, а ими пользовались все, кому они нужны были.

А последний вопрос был уже раскрыт, когда говорили о той части Украины, где евреям появляться запрещалась, и жившей без евреев, но социальное зло осталось.

Так называемая «аренда церквей»

 Об арендаторах, откупщиках, ростовщиках мы уже говорили. Но повторим главное. Без финансовой системы уже и в то время страна существовать не смогла бы. Евреи ни в одной отрасли деятельности не были монополистами, они даже близко не подходили к этому положению. Но если бы евреи вдруг исчезли и здесь, то их тут же заменили бы представители других национально-конфессиональных слоев. Но изменений в социально-экономической жизни населения не было бы. Значит утверждение летописцев и авторов документов и исторических работ, где сказано о евреях – виновниках бед украинского народа, и есть исторический антисемитизм, который и тогда и сегодня является орудием в неправедной борьбе против евреев.

Остается еще не один вопрос, который требует детального рассмотрения и разоблачения, как прямые наветы на евреев. Но на одном из наветов мы остановимся. Речь идет о так называемой "аренде храмов" евреями.

На протяжении тысячелетий против евреев было придумано столько наветов, из евреев делали и продолжают делать врагов всего человечества, что невозможно понять, что это: глупость людская или гнусность, состояние души?

В Иерусалиме в Национальном институте и мемориальном комплексе Яд ваШем среди многих памятников есть один, который выделяется своим философским осознанием еврейского существования и событий Шоа (Холокоста) в частности. Это скульптура называется "Кад" ("Кувшин"). Она находится рядом с памятником евреям всех союзнических армии, недалеко от памятника-вагона, который символизирует депортацию евреев в лагеря смерти. Так вот, на очень низком постаменте стоит почти четырехметровый кувшин. Памятник был установлен в последние годы ХХ века. Во время открытия я подошел к автору "Кувшина" и спросил, что он символизирует. Мне ответили: "Как невозможно заглянуть на дно кувшина стоя рядом с постаментом, так невозможно до конца постичь всю трагедию Шоа". Можно сказать, что так же трудно понять и ненависть к моему народу.

Среди антиеврейских наветов есть такие: кровавый навет или использование крови при изготовлении мацы; евреи способствовали введению Унии; монополизировали торговлю и ремесло, тем самым лишали куска хлеба неевреев; евреи не способны к производительному труду, а только к спекуляциям. Кроме того, они особенно не могут заниматься сельским хозяйством, ("эта такая же редкость, как еврей оленевод"); безжалостно эксплуатировали христиан; спаивали христиан; заговор сионских мудрецов. Евреи подстрекали мусульман к уничтожению христианских святынь на Святой Земле (из-за чего и начались Крестовые походы); евреи вели необъявленную войну против российской армии, в этой войне, по мнению авторов навета, участвовали поляки, финны, латыши, но главным врагом армии были объявлены евреи; во время военных действий шпионили в пользу врага; евреи плохие солдаты, они не умеют воевать. И в то же время они агрессоры; они космополиты, беспаспортные бродяги; убийцы в белых халатах, сионисты, т.е. еще хуже расистов и нацистов (фашистов), придумали одновременно капитализм и коммунизм и еще многое. Тут мы видим полное отсутствие логики.

Но наиболее живучими являются кровавый навет и аренда евреями православных церквей. В данном случае нас более всего будет интересовать вопрос об "аренде церквей". А вот обвинение в "аренде церквей", предполагаемое событие, которое произошло в конце XVI или XVII в., живет до сегодняшнего дня. Его поддерживают столь именитые историки, что не знаешь чему здесь удивляться.

Попробуем из всех имеющихся у нас документов составить рассказ об этой "жидовской акции". Это обвинение впервые появилась в польских источниках . М.С. Грушевский об этом пишет так: "В конце, как особенно резкий момент жидовского издевательства над Русью, указывают на аренду Жидами православных церквей. Безымянный автор мемуаров XVII в., осуждая угнетение казачества ординацией 1638 г. и видя в этом только жадность к большим доходам украинских старост и помещиков, укоряя им, что они Жидов произвели, для гроша все им в аренду пустили, даже церкви, так что Жиды имели от них церкви, и кто хотел венчаться или крещения, вынужден был Жиду-арендатору заплатить, чтобы открыли церковь, тоже в воскресенье, или в святой день, и что это так мешало холопству, что они тоже на бунт пошли, вместе с казаками..." (21)

Ловкий каноник Юзефович в своей позднейшей после 1648–1654 гг. летописи Львова развивает шире это подстрекательство подробностью жидовской эксплуатации, не жалея Польши, чтобы дать волю своему враждебному настроению к Жидам. Он писал (цитирую по Грушевскому: "Слышал я даже от наших же Поляков, старших, таких, что знали это дело, что господство Поляков в тех сторонах дошло до такой невозможности, что даже над церквями давали они власть этому роду (жидовскому). Священник казацкий, попросту называемый поп, не мог в своей церкви уделить своим прихожанам таинства крещения, венчания и других, когда наперед не заплатит Жиду за ключи установленной паном платы, потому что вынужден каждый раз от дверей церковных относить и отдавать в руки Жиду..." (21).

Этот факт первым подхватил Г. Грабянка, вот его слова: "Даже храмы господни жидам распродали и малышей только по дозволению жидовскому крестить можно было, да всякие обряды церковные, что их благочестивые правили, были отданы жидам в аренду" (5-с.32). Но обратим внимание на слово "распродали". Храмы не сдали в аренду, а распродали.

В "Кратком описании Малороссии", составленном в 1730-ые гг., автор повторяет Г. Грабянко. Вот, что записано под 1637 г. после подавления восстания Павлюка: "... и с того времени великую свободу казакам отняли и тяжкие надуманные подати наложили необычно, церкви и образы церковные жидам распродали, детей козацких в котлах варили, жонкам перси деревом вытискали и прочая" (30).

В "Повести о том, что случилось на Украине, с той поры, как она Литвой завладена..." в части I в Сказании V. "О том как Уния появилась в Укриине" мы читаем о вдруг появившихся евреях: "Жиды грабят по воли". Затем автор пишет, что после поражения восстания под руководством Наливайко: " Однако с того времени Поляки пуще на Казаков, паче посполитый народ озлобившись, начали притеснять их не в меру; повсюдно принуждать Веру Православную, жидам на расхищение предали..." (38)

В "Коротком историческом описании Малой России с 1506 по 1765 гг. об этом факте сказано так: "...ко всем налогам, расположенным на жителей, отданы были церкви Православные в аренду Жидам, которые имели у себя церковные ключи, за крещение младенцев, за погребение умерших и за все в церквях служения, от священников вынуждали пошлины, составляющие не малую сумму.

Такое притеснение больше происходило во владении князя Вишневецкого, состоящем в городах: Прилуках, Пирятине, Ичне, Варве, Лубнах, Горошине, Лохвице, Хороле, Голотове, Омельнике и прочих селениях под владением его же Вишневецкого, бывших" (28).

В "Истории Руссов" надругательство над православными нашло отражение и пополнилось новыми подробностями. Так, в ней сказано, что после восстания Гетмана Наливайко (1594-1596 гг.) и его казни в Варшаве в 1597 г. начались невиданные репрессии поляков, как пишет автор, против народа русского:

 «... Церкви не согласившихся на Унию прихожан отданы Жидам в аренду, и положена за всякую в них отправу денежная плата от одного до пяти талеров, а за крещение младенцев и похороны мертвых от одного до четырех злотых». (7-с.с.40-41).

Продолжая, автор пишет: "Жиды, как непримиримые враги христианства и вселенские побродяги и притча человечества, с восхищением принялось за такой надежный для них скверный прибыток, тотчас ключи церковные и веревки колокольные забрали к себе в корчмы. При всякой требе христианской нужно, повинен ктитор к Жиду торговаться с ним и, по важности отправы, платить за неё и выпросить ключи; а Жид при том насмеявшись довольно Богослужению христианскому и перехуливши все христианами чтимое, называя его языческим или по их Гойским, приказывал ктитору возвращать ему ключи, с клятвою, что ничего в запас не отправлено."(7- с.41)

Чтобы окончательно убедить читателя в том, что Уния и Жиды – злейшие враги православных, автор приводит еще один факт издевательства над народом украинским. На народ, кроме обычных налогов подымных и поземельных, был введен новый налог на покупку и продажу пасхальных хлебов. А далее:

"Покупающий на пасху Униат должен иметь на груди лоскут с надписью "Униат", таковой покупает ее свободно; не имеющий же начертания такого на груди своей платит дань по тинже и по половине ея от хлеба, смотря по величине и ценам тех хлебов. В знатнейших городах и торжищах отдан сбор сей пасочный также в аренду или откуп Жидам, которые, взымая дань сию, без пощады, располагали и число пасок, какому хозяину сколько по числу семейства иметь их должно, и потому силой их накидали; а у таковых хозяев, которые сами пекли пасочные хлебы, досматривали Жиды и ценили при церквах на их освещении, намечая все хлебы, как базарные, так и в домах печенные крейдою (мелом- С.Ш.) и углем, чтобы они от дани не улизнули. И так произведя Жидовство над Христианами в их собственной земле такую тяжкую наругу, сами между тем отправляли пасхи свои свободно и проклинали Христиан и веру их в синагогах свои, на Русской земле устроенных, невозбранно, а Поляки тем утешались и потачки Жидам делали" (7 - сс.48-49).

Далее автор "Историй Руссов" приводит новые подробности. После череды восстаний 1625, 1630-1631, 1637-1638 гг., охвативших всю восточную Украину, наступило относительное затишье. Но, воспользовавшись затишьем, шляхта усилила национальное и социальное угнетение. И снова автор возвращается к аренде церквей: "Наконец, ограбив все церкви и благочестивые Русские, отдали их в аренду Жидам, а утварь церковную, как то: потири, дискосы, ризы, стихари и все другие предметы распродали и пропили тем же Жидам, которые из серебра церковного поделали себе посуду и убранство, а ризы и стихари перешили на исподницы (юбки – С.Ш.) Жидовкам; а сеи тем перед Христианами хвастались, показывая нагрудникии и исподницы, на коих видно знаки нашитых крестов, ими сорванных. Таким образом Малоросия доведена была Поляками до последнего разорения и изнеможения" (7-сс.56-57).

Даже в украинские народные думы вошла эта история еврейского надругательства над православными. М.С. Грушевский приводит следующий отрывок из такой думы:

I ще ж то Жиди-рандарi у тому не перестали –

На славнiй Украiнi всi козацкi церкви заарендували:

Которому б то козаку альбо мужику Бог дав дитину появити,

То не йде до попа благословить ся,

Да пiди до Жида-рендаря та полож битий тарель,

Щоб пoзволив церкву одчинити,

Тую дитину одружити (21).

Все эти обвинения в адрес евреев очень тяжкие. Ни один народ не смог бы терпеть столь страшные издевательства над верой, особенно в те времена. Уже много десятков лет идет спор: одни говорят, что обвинение справедливо, а другие утверждают, что подобное не имело место быть. Решение спора может быть лишь при наличии обвинительной базы. И тут следует заявить со всей ответственностью, что документов, подтверждающих аренду евреями церквей, совершение ими надругательств над верой и над чувствами православных верующих, нет. Нет ни одного юридического акта или другого документа, нет ни одного адреса, где это происходило, а есть только обвинения, сообщенные в казацких летописях и других подобных известиях.

Так, Илья Владимирович Галант, известный еврейский историк (он погиб в Бабьем Яру 29 или 30 сентября 1941 г.) еще в 1909 г. написал статью "Арендовали ли евреи православные церкви на Украине?", где привел ряд доказательств того, что подобного не было. Галант утверждает, что "в целом ряде очень важных современных документов об упомянутых поруганиях церквей евреями, соответственно, не упоминается" (79- с.83). Продолжая, он писал, что в универсале Б.Хмельницкого, где перечислены все утеснения, которые причинялись православным на Украине, не упоминается факт аренды церквей евреями (79-с.83).

Среди тех, кто поддерживал обвинение евреев в "аренде церквей" был и Н.И. Костомаров, но и он сам себя опроверг в рассказе о Галятовском. Несколько слов об этой личности пишет "Радянська енцилопедiя Iсторii Украiни".

"Галятовский Иоаникий (г.р. неизв. – ум.12.1.1688) – украинский писатель, общественно- политический и церковный деятель. Автор трактатов, книг, сборника рассказов"(80-с.402). Но, как обычно, вопрос об отношении к евреям в данной энциклопедии умолчали. Галятовский – православный священник, был свидетелем событий Хмельничины и знал и видел причины этого восстания. Он находился на самых крайних антиеврейских позициях. Против иудаизма он выступил с обширной книгой "Мессия Правдивый". "Я написал эту книгу, – говорит он в предисловии, – потому что на Волыне, на Подолии, в Литве и в Польше жидовское нечестие слишком высоко подняло свои... Я написал ее также для того, чтобы сбить спесь, и высокомерие жидов, на стыд им и на поношение... Меня побудили к этому и нечестивые поступки жидов " (39-с.119).

Рассказ Костомарова построен в форме диалога христианина и иудея. В нем он перечисляет вред, который евреи причиняют христианам. Перечислим их, выбирая их из многословия автора: жиды называют христиан погаными, они избегают приятельских отношений с христианами, евреи готовы присягать ложно, убивают христиан, особенно детей, чтобы получить кровь для мацы, занимаются чародейством, чтобы нанести вред христианам, что они обманщики, составляют фальшивые документы, продают медь и железо за золото и др. Далее он говорит, что "теперь надобно нам, христианам, вас жидов, за клятвонарушения ваши убивать и истреблять; тогда Бог перестанет нас, христиан, карать голодом, войною, моровым поветрием и другими бедствиями (39-с.120). Не унимаясь, он пишет: "Не следует дозволять жидам, строить божницы (синагоги – С.Ш.), а напротив, надо их разорять, потому, что в ваших божницах вы произносите желания христианам того, что постигло несчастного" (39-с.123).

В ответ на это иудей спрашивает, зачем разорять синагоги, ведь евреи не делают церквам ничего худого? Вот тут-то православный христианин Галятовский должен был бы сказать иудею об аренде церквей, что привело к избиению евреев в эпоху Хмельницкого. Но он этого не сделал. Галятовский вновь нападает на иудеев и говорит: "Мы, христиане, должны ниспровергать и сжигать жидовские божницы..., мы должны отнимать синагоги и обращать их в церкви; мы должны вас, как врагов Христа и христиан, изгонять из наших городов, из всех государств, убивать вас мечом, топить в реках и губить различными родами смерти" (39-с.113). Не сказал – значит такого, поистине страшного преступления против святыни как церковь не было. А ведь он был не просто православным жителем Украины того времени, но и был ректором Киево-Могилянской академии, игумен, а потом (1669 г)архимандритом Елецкого монастыря в Чернигове. Поэтому Галятовский должен был знать хотя бы об одном случае надругательства над храмом, тем более о массовом явлении, как утверждают некоторые историки. И. Н.Костомаров – автор рассказа о Галятовском – подчеркивает, что Галятовский должен был знать эту эпоху И далее Костомаров придумал оправдание: "Сомнений о справедливости известий о поругании иудеями церквей быть не может... Быть может, он не хотел об этом упоминать, чтобы не раздражать поляков, так как оскорбление церквей падало более на них, чем на иудеев..." (39-с.123). Очень странное утверждение. Уничтожать поляков тысячами во время Хмельничны их не раздражало бы, а какие то слова раздражали бы? Не забудем, что рассказ о Галятовском включен в двухтомник Костомарова "Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей". Вот вам и главнейший деятель русской истории. И вот вам свидетельство "об аренде церквей иудеями». Сам же Н.И.Костомаров в этом жизнеописании Галятовского выносит по этому вопросу свое безапелляционное решение: "Сомнений в справедливости известий о поругании иудеями церквей быть не может...(39-с.123)

А вот другой историк, М.С. Грушевский, очень сомневался в справедливости этого, как и других обвинений. Вот что он писал:

"Наконец автор "Истории Руссов" венчает этот цикл разнообразных легенд, которые разосланы по Украине после погрома 1638 г. польские вояки творили "всех родов бесчинства, насилие и грабежи, и тиранство, превосходящие всякое понятие и описание". Варили в котлах и пекли на углях детей на глазах родителей, а этих самыми лютыми карами замучивали. Церкви разграбили и отдали в аренду жидам, а церковную утварь и одеяния тем же жидам попропивали и по раздавали, те из церковного серебра делали себе посуду, а из риз и стихарей перешили юбки своим женщинам. А те перед христианами хвастались показывая нагрудники и юбки, на коих видны были знаки нашитых крестов ими сорванных". Далее Грушевский продолжает:

«Какая именно фактическая основа лежит под этими, как мы видим, довольно разветвленными рассказами об аренде жидами церквей и получения с них налогов, остаются неясным. Документальных известий об аренде жидами церквей и какие либо конфликты на этой почве доселе не открыто, несмотря на некоторую заинтересованность этим делом.

В самой традиции обвинения жидов в таких издевательствах, как видим, появляются довольно поздно – но при этом занимают показательное и прочное место среди аргументов этого исторического антисемитизма" (81).

В наше время, когда имя М.С. Грушевского было возвращено в ряд крупнейших историков не только Украины, некоторые решили с ним поспорить. И не просто поспорить, а прикрыться его именем, для подтверждения того, что евреи все же совершали этот гнусный проступок и брали церкви в аренду. За те почти 10 лет, как Украина стала независимой, историки, которых интересует события 1648-1676 гг., могли познакомиться с творчеством М.С. Грушевского.

Так вот, в 1, 2 и 3 номерах "Украiнського iсторичного журнала"за 1998 г. появилась статья академика В.С.Смолия и профессора В.С. Степанкова "Украинская национальная революция 1648-1676 гг. сквозь призму столетий". В первом из трех номеров данного журнала читаем: "В некоторых источниках есть известия о фактах передач евреям в аренду и получением последними платы за отправлением служб и исполнения обрядов". Далее идет сноска 19, а в ней указаны источники данной информации и среди них Грушевский М.С. 8 том его "Иcтории Украины – Русси»». Обратите внимание, что цитата из "Истории" М.С.Грушевского, приведенная выше, взята из того же 8 тома, из той же 2-ой части, из того же VIII раздела "Начало и причины войн Хмельницкого", которую авторы статьи не заметили.

Ссылка на сборник "Документы об Освободительной войне украинского народа 1648-1654." (Киев. 1965 ) тоже ничего не прояснила. Ничего на с. 9 этого документа под N 9 об аренде церквей не сказано. И цитата из работы Крипякевича, и идущая в тексте статьи за обвинением в "аренде церквей" тоже ничего нам не говорит.

Известный историк М.Н. Покровский писал:

"Очень известен, даже из "Тараса Бульбы", факт отдачи в аренду православных церквей в Западной России того времени. Но и в повести Гоголя, и в исторических работах старого времени подчеркивалось при этом только то обстоятельство, что арендаторами обыкновенно были евреи: как будто отдаче церкви в аренду лицу другого исповедания что-нибудь здесь мешало. Суть дела была здесь в том, что возможность быстро превращать в продукты в деньги соблазняла и на церковные учреждения смотреть, как на выгодное предприятие...

Арендатор старался вытянуть из "подаванья церковного" возможно больше денег, и население не могло не почувствовать этой перемены. А так как народная ненависть всегда обращается на ближайший источник зла, не стараясь докопаться до его корней, то совершенно естественно, что в народных песнях XVII в. "жиды-рандари" (арендаторы) занимают такое выдающееся место, совершенно заслоняя собой панов, собственников церквей и монастырей, в чей карман шло, в конечном счете, "церковное подаванье".(40-с.53-54).

Особую художественную роль в пропаганду этой исторической лжи внес и Н.В. Гоголь в повести "Тарас Бульба". Повесть эта не только лживая, но антигуманистическая, проповедующая зло и воспевающая даже детоубийство, была и остается обязательной для

изучения для детей 12-13 лет. Но более подробный разговор об этом состоится в следующей главе об "Историческом антисемитизме".

Уже знакомый нам своим антисемитизмом Лев Гумилев успел и здесь отметиться: "Налогами были обложены земли, водоемы, охотничьи угодья, сенокосы и даже православные церкви. Последнее особенно возмущало православных: еврей-фактор пользовался ключами от церкви так же как ключами от амбара, открывая храм для службы по своему желанию в зависимости от уплаты прихожанами соответствующей суммы" (44 –сс. 239,240). И, как всегда у Гумилева, нет указания на источник этой информации.

Повторим еще раз, что юридических документов о еврейской аренде православных или других соборов нет. Скажем иначе: пока не нашли, хотя ищут давно. А поэтому не надо утверждать обратное, потому что это и есть исторический антисемитизм. Но есть документы, которые утверждают, что евреи-арендаторы должны были заботиться о церквях и о священниках прихода. Я не собираюсь защищать арендаторов, но знаю, что они обязаны были соблюдать условия договора. И не были они заботливыми патронами над православными соборами. Есть документы и о религиозном угнетение евреев. Есть документ, который рассказывает о том, как церковное имущество попадало к еврею. Например, в 1621 г. викарий Михайловской церкви заложил одну из церковных книг шинкарю Бениашу за выпитую горилку на сумму двадцать грошей. Когда эта сумма была возвращена шинкарю, церковная книга была выкуплена (20-с.348).

Александра Еловицкая согласно листу на имение Микитичу в Кременецком повете отдала в январе 1607 г. дубенским евреям Мошку Ицковичу и Айзику Юсковичу в аренду данное имение с крестьянами и их повинностями всякого рода, а также с прочими принадлежностями за сумму три тысячи злотых. На арендаторов возложена обязанность выдавать попу Каменецкому по три мацы жита, а Першинскому попу по две мацы жита ежегодно (20-сс.339-340).

А вот, как относились к еврейским храмам, известий достаточно. В 1645 г. евреи Могилева жаловались на бурмистра Романа Ребровича, что тот "во время, когда евреи по окончании богослужения..., подкарауливши толпу евреев, среди которых были и женщины и малолетние девочки, выскочил со множеством челядинцев и разным сбродом, вооруженным саблями, рогатинами и палками и принялся бить и калечить евреев... Бурмистр крикнул своим челядинцам и помощникам, чтобы они били евреев и евреек и бросали их в воду с мостков, по которым проходили через реку, при этом приговаривал: бейте их, топчите, я за это буду держать ответ. Вследствие этого, челядинцы исполняя его волю набросились на евреев, били и калечили их, срывали с мужчин и женщин платья и золотые и серебряные украшения, какие на них были надеты по случаю праздника; из этих драгоценностей некоторые были унесены в дом Ребровича, а другие расхищены толпой. В этом же документе говорится, что этот Ребрович вечером того же дня подпоил своих слуг и напал на синагогу, выломав двери, но было уже позднее время и в синагоге никого не было. Накануне он со своими сообщниками преградили дорогу на мостик и, схватив евреев, пытался их утопить, но ему помешали городские служители (20-с.386).

 В 1649 г. паны Стефан и Роман Стржелецкие из города Высоцка велели разрушить забор вокруг еврейского кладбища, не позволили ставить другой, и приказали гнать туда свиней" (20-с.419).

Церкви и короли запрещали строить синагоги, но если и разрешали, то определенной высоты. Не разрешали создавать кладбища. В 1649 г. король подтвердил прежние привилегии на постройку домов и синагог евреями, но чтобы эти сооружения не были выше обыкновенных домов (20- с.411). Даже если и были кладбища, то они были во владении шляхтича, которого натравляли на евреев, и он запрещал захоронения.

Мы уже говорили о синагогах-крепостях. Именно из-за своего назначения, оборонные функции способствовали выдаче разрешения на строительство, которое обыкновенно регламентировалось местными властями. При этом как само разрешение, так и общие,

ограничительные условия, а к ним относились размеры синагоги, скромность внешнего вида сооружения, удаленность зданий вглубь улицы, заслонение их жилыми домами и т.д.) зависели не только от верховных правителей: но и от местного епископа, у которого надо была каждый раз получать разрешение. Но и этого было недостаточно, необходимо было иметь разрешение магистрата или владельца города (112-сс.66-67).

Были и другие унизительные ограничения. Так, был запрет строить синагоги выше остальных сооружений, возводить купола и украшать фасады какими бы то ни было деталями культового характера. Эти запреты вынуждали идти на ухищрения и создавать особую конструкцию интерьера. Талмудическое предписания указывает, что синагога должна быть самая высокая в городе. Но выполнить это условие было невозможно. Тогда сооружение на несколько метров опускали ниже уровня улицы (112-с.67).

Евреи Луцка в 1625 г. жаловались на то, что когда они хоронили одного луцкого еврея, то в то время, когда процессия дошла до предместья, на нее напали господа Лисецкие вместе со своею челядью и заявили евреям, что вырытая могила, по их приказанию могила засыпана, мост, ведущий на кладбище, разрушен, ворота заколочены, и что они не позволят хоронить, пока евреи не заплатят пану Лисецкому, так как кладбище составляет его собственность. Начальник хоругви Лемпинский по просьбе обратившихся к нему евреев приказал Лесецкому оставить их в покое, однако Лисецкие во главе вооруженной толпы разогнали евреев и евреек, а тело бросили в ров (20-сс.353-354). Эти документы есть, их можно найти, надо только захотеть. А о "еврейской аренде церквей" документы найти пока не удалось.

Зверства по отношению к евреям

В документах, которые мы рассматривали в первой части статьи, часто вспоминали Тульчин, но подобные преступления, иначе это не назовешь, происходили и в других городах. Вот далеко не полный их список: Бар, Белограй, Боришовка, Боришполь, Брагин, Брест Литовский, Быхов, Владимир (Волынский), Влодава, Заславль, Красник, Красный Брод, Кременец, Лохвица, Лубны, Луцк, Немиров, Нороль, Осторог, Переяслав, Пирятин, Полонное, Стародуб, Староконстантинов, Тарноград, Турбин, Томашов, Уланов, Чернигов, Щебрежешин. Это произошло в 1648 г. В середине этого года казаки взяли Гомель, где убили более двух тысяч евреев – мужчин, стариков и детей (20-с.402). А вот "славный" и кровавый Кривонос заявил, что вся беда началась от жидов, которые всех с ума свели (20-с.403). Вот что можно прочесть в письме воеводы Брацлавского: "Жиды все вырезаны, дворы и корчмы сожжены" (20-с.403).

Авторы тех источников, которые рассказывают о событиях Хмельничины, устроили как бы состязание по использованию синонимов слову "уничтожить". Убедитесь сами. Сейчас мы назовем эти синонимы: стинаты, выстинаты, повыстинаты (2-с.121; 8;3-с.52; 1-с.78)), забывлы (30-с.52), пропало (3-с.52), губылы (3-с.54), выдавать на горло (20-с.398), был (5-с.13), высекли (48), выколол (48), беды чыныть (38), плиндровали (38), избивать (7-с.52), очистили (7-с.65).

Известный историк Н.И. Костомаров вот как рассказывает об уничтожении евреев:

«Самое ужасное остервенение показывал народ к иудеям: они осуждены были на конечное истребление, и всякая жалость к ним считалась изменой. Свитки закона были извлекаемы из синагог: казаки плясали на них и пили водку, потом клали на них иудеев и резали без милосердия; тысячи иудейских младенцев были бросаемы в колодцы и засыпаны землей» (39 - с.25).

А вот свидетельство Якова Кагана Шапиро. Известно, что он был в 1719 г. равином. Так вот он рассказал, что был мальчиком семи лет в Немирове, когда там произошла трагедия: «И я был во время этой самой катастрофы в ...Немирове...и там были тысячи убитых от меча: но меня Господь спас... Горе глазам: которые видели мучеников: раздетых до гола и кинутых на землю. А потом страна надолго осталась разорена: война остановилась: потому что победил враг» (110-с.248).

Справедливости ради скажем: что гибли не только евреи. И об этом говорит Н.И Костомаров: «Холопы собирались в шайки, называемы тогда загонами, нападали на панские усадьбы, разоряли их, убивали владельцев и их дозорцев, истребляли католических духовных; доставалось и униатам и всякому, кто только был подозреваем в расположении к поляком. «Тогда,по замечанию современника-летописца, гибли православные ремесленники и торговцы за то единственно, что носили польское платье, и не один щеголь заплатил жизнью за то, по польскому обычаю подбривали себе голову. Убийства сопровождались варварскими истязаниями: сдирали с живых кожи, распиливали пополам, забивали до смерти палками, жарили на углях, обливали кипятком...» (39-с.25). У Костомарова список этих жестокостей продолжается. Но не будем их продолжать. Хватит и этого, чтобы увидеть кто это «славные лицари и революционеры». Уже слышу, как меня будут шпинать за эту фразу.

Это время для евреев было трагическим (и не только для них). В 1648 г. и последующие годы у евреев была проблема: как выжить. В 1649 г. евреям угрожала смерть, болезни, голод, татарский плен и особенно насильственное принятие христианства. Ко всем бедам в 1652 г. добавилась чума. Далее шла Руина и продолжение уничтожения, но не столь масштабное и поголовное. И все это продолжалось до конца XVII в. А с начала нового века – XVIII началась Гайдаматчина, которая растянулась на период около 70 лет, когда евреев продолжали преследовать, убивать и грабить.

Возникает вопрос: сопротивлялись или покорно шли на заклание? Это непростой вопрос. Он вставал перед евреями на всем протяжении их истории. Маккавеи были всегда. Отряды самообороны возникали и до конца XIX в. Все это было и во время Хмелиничины, и еще до нее, и после нее. Мы уже приводили пример евреев Брацлава, которые в 1511 защищали свой город от набегов татар. Помним и сатановскую трагедию. Не была исключением и Хмельничина. В первый момент евреи попытались найти защиту у польских властей, у магнатов, имевших свой воинские формирования. Но под напором восставших власть потеряла силу. Евреи оказались в западне. И тут для них был давно испытанный способ – бегство. Но большинство бежать не могло, потому что было бедным, а для бегства нужны были хоть какие-нибудь средства, но и их не было. Они оставались и погибали.

Бегство – это пассивное сопротивление. А было ли активное сопротивление? Было и то, что часть евреев присоединилась к войску поляков, отступавших на Запад. Вместе с отрядами Я. Вишневецкого ушли с Левобережья около 500 еврейских семей, утверждает канадский ученный Франк Сисин (92-с.485). Другая часть евреев искала защиту в крепостях. Подобные случаи были в Изяславе, Каменец-Подольском, Львове Немирове, Остроге, Полонном, Тульчине, Комарна и Замостье. Но, находясь за стенами крепостей, евреи активно участвовали в обороне. Примером может служить Тульчин. И когда их предали поляки и выгнали из замка, то они, оставались один на один с врагом, сражались и все погибли – и воины, дети, женщины, и старики (14). К тому же заметим, что львовские еврейская община содержали несколько воинских отрядов в том же Тульчине (92-с.486). Но евреи Тульчина показали не только героизм, но и моральное превосходство над теми, кто их предал и над теми, кто их убил. Напомним еще это отрывком из хроники Н. Ганновера, когда гаон Аарон призвал евреев не трогать предателей поляков, чтобы не навлечь гнев на соплеменников в других городах» (15-с.101).

Большинство из крепостей, перечисленных выше, пали из-за предательства православных мещан, перешедших на сторону восставших.

Натан Ганновер пишет: "А в укрепленных городах – Каменец-Подольском, Язловце, Бучаче, Комарино, Белз и Сокальском монастыре – паны и евреи, находившиеся там, устояли против неприятеля. Стоявшие на стенах стреляли в них из пушек и поубивали множество злодеев, и не смогли злодеи овладеть ни одной из крепостей; и они отступили оттуда с великим позором, а жители упомянутых городов не пожелали дать им денежный выкуп, хотя бы и небольшого размера. Но великий мор и голод все же царил во всех этих местах..." (15-с.117)

До конца держался и Каменец-Подольский. В 1648 г. в город сбежалось, спасаясь от смерти, как утверждает еврейская хроника около 10 000 семейств (93-ст.190). Город оказался неприступным и во время вторичной осады сыном Богдана Хмельницкого в1652 г. Осада продолжалась до 1654 г. Отсюда Хмельницкий отправился в Переяслав на знменитую Раду, так и не овладев городом. Есть документ, который подтверждает слова Ганновера о бедственном положении евреев во время осады. Подольский судья в письме подкормию Львовскому из Каменца писал: "Жиды околевают с голоду, нищета ужасная..." (20 -с. 407). Почему автор этих строк писал лишь о евреях, не упоминая о других осажденных, неясно.

Устоял и город Замостье, где и евреи участвовали в обороне города. Ганновер указывает на то, что осажденные, откупились от неприятеля. И далее он пишет: "После этого татары и казаки подошли к стенам города и привели с собой много пленных для выкупа. И евреи, находившиеся в городе, выкупили несколько сот пленных. Господь да воздаст им за благодеяния." (15-с.119)

Но благодарности от мещан – соратников по борьбе с общим врагом – евреи не дождались. Так, вскоре после казацких войн евреи выпросили у короля Яна-Казимира рескрипт на право жительства в Каменце, который они защищали и умирали от рук врага, от голода и других напастей во время осады. Вскоре, а точнее в 1654 г., мещане пожаловались тому же королю, и тот издал указ об изгнании евреев из города (93-с.190).

Известно и участие евреев в обороне Львова. Тут им выделили для защиты часть городской стены и братскую православную церковь Успения Богородицы. Тут городские власти решили сыграть на конфессиональной вражде. Но евреи, получив 200 единиц оружия, защищали город. Уже упомянутый Ф. Сисин утверждает, что существуют достоверные источники, что евреи служили в польской армии. После отвоевания Изяслава к польской армии присоединились несколько сотен евреев. Есть данные, что евреи участвовали, защищали Збараж во время осады, что в 1651 г. тысячный отряд евреев воевал под Берестечком (92-с.486).У еврейского хрониста Натана Гонновера есть сообщение об этом (15-с.129).

А вот как трактует эти факты М. Тимофеев, уже известный нам: "В этой борьбе жиды, развращенные предыдущим раем, привыкли смотреть на Украину, как на колонию, где им, под защитой польских вооруженных сил разрешалось вволю обирать население, справедливо испугались, что в казацком государстве им не пришлось бы отказаться от многих привычных методов эксплуатации и перейти к производительному труду – безоглядно и безоговорочно переходят на сторону польско-шляхетских властей. Финансируют польскую армию, ведут для нее шпионскую службу и даже организовывают пару вооруженных легионов при польском войске (89-с.17). Автор этих слов не столько наговорил чуши, сколько лишает права жертвы, а это евреи, защищать себя. А это и есть величайшая подлость. Кроме того, автору нужно было это все сочинять для того, чтобы после сказанного перейти к описанию жестокостей, которые творили восставшие "революционеры". Вот его слова:"То что наступило потом – было страшным. Вся пробужденная к новой жизни стихия украинская набрасывается на них (евреев – С.Ш.) и им уже нет спасенья"

Действительно, эта "новая жизнь" состояла в том, чтобы творить зло, убивать беззащитных и беспомощных. Судите сами. Вот что пишет Натан Ганновер об уничтожении евреев: "...погибли смертью мучеников от различных и тяжких способов убиения: у некоторых сдирали кожу заживо, а тело бросали собакам, а некоторых - после того, как у них отрубали руки и ноги, бросали на дорогу и проезжали по ним на телегах и топтали лошадьми, а некоторых, подвергнув многим пыткам, недостаточным, чтобы убить сразу, бросали, чтобы они долго мучились в смертных муках, до того как испустят дух; многих закапывали живьем младенцев резали на лоне их матерей, многих детей рубили на куски, как рыбу; у беременных женщин вспаривали живот, и плод швыряли им в лицо, а иным в распоротый живот зашивали живую кошку и отрубали им руки, чтобы не могли из влечь кошку; некоторых детей вешали на грудь матерей, а других, насадив на вертел жарили и принуждали матерей есть это мясо; а иногда из еврейских детей сооружали мост и проезжали по нему." (4-с.94).

К последним из описанных жестокостей примыкает давняя легенда. Вот она. В Киевской губернии, до революции было село с названием Жидовская гребля. Возможно, сегодня это село Чапаевка. Легенда объясняет происхождение названия этого села так: "Во время восстания под руководством Б. Хмельницкого казаки собирались переправиться через реку на другой берег. Моста здесь не было, а где брод они не знали. Тогда казаки вырезали всех живших в этом месте евреев и из трупов выложили плотину (греблю), через которую и совершили переправу. С тех пор это место и назвали Жидовская Гребля".

Опровержения описаний жестокостей, которые мы читаем у Н.Ганновера, как легенды, я нигде не встречал. Мало того, описание жестокостей использовал Н.И. Костомаров в своей работе "Богдан Хмельницкий". Мы их приводили выше. Когда я первый раз прочел это место у Ганновера, то дал себе слово, что никогда и нигде не буду их цитировать. Но, найдя статью М.Тимофеева, а понял, что этот автор тот же палач, как и те, кто творил это зло. И по старой еврейской традиции, которая говорит, что после упоминания злодеев необходимо написать "Да будет стерто имя его" И я говорю: "Умейн" ("Аминь")

Количество еврейских жертв во время Хмельничины

Во время Хмельничины были разрушены сотни еврейских общин. А сколько евреев стали жертвами этих погромов – до сих пор спорят историки.

Н.И. Костомаров по данному вопросу пишет: «По сказанию современников, на Украине их (евреев – С.Ш) погибло тогда до ста тысяч, не считая тех, которые померли от голода и жажды в лесах, болотах, подземельях и потонули в воде во время бесполезного бегства. «Везде: по полям, по горам – лежали тела наших братий, – говорит современный иудейский раввин, – не было им спасения…» (39-с.25).

Уже упомянутый Ф. Сисин говорит о том, что есть два способа приблизительно подсчитать потери еврейского населения во время Хмельничины. Один из них состоит в том, что следует использовать статистические данные, которые приводили еврейские и другие авторы, а если они казались недостоверными, то подсчеты велись на основе отчетов об уничтожении еврейских общин. Другой метод состоит в том, что проводятся подсчеты еврейского населения в Речи Посполитой и на украинских землях, а затем определяется процент жертв. Но оба эти способы, даже если их объединят, могут дать лишь приблизительные данные (92-с.481).

Два еврейских историка говорят о 100 000 убитых, умерших от эпидемий и плененных татарами. Это историки Н. Ганновер и Сабатай Гакоген. А Габриэль бен Йегошуа называет 1 000 разрушенных еврейских общин, Абрагам бен Самуэль говорит о 744 разрушенных общинах (92- с.481). Думаю, что на этих цифрах можно остановиться, хотя есть и многие другие версии.

Хмельничина поставила продуктивные силы Украины в тяжелые условия. Недаром этот период называют "Руинами". Началась эпоха беспрерывных войн, крупных и мелких стычек. Сторонами в этом противостоянии были украинцы, поляки, московское государство, крымские татары, Турция, валахи. Отдельно стояли евреи. Возникнет вопрос, почему евреи стояли отдельно? Да потому, что они были поставлены вне закона. Право на их убийство считалось бесспорным и неподсудным.

Путешественники того времени рисуют мрачную картину. Один из них, Иван Лукьянов, описывая дорогу от Паволочи до Немирова, пишет, что тут идти приходилось целиком глухой степью и в течение 5 дней путешествия не посчастливилось увидеть ни одного человека. Такое же запустение рисует Величко по дороге от Корсуня и Белой Церкви до Волыни (63-с.209)

На всем просторе Подольского, Брацлавского и части Киевского воеводства в 1 200 кв. миль бродило едва ли 20 000 душ населения (63-с.208).

Уже отмечалось, что Самовидец утверждал, что уже в 1648 г. было отсутствие евреев на Украине: "И так на Украине ни одного жида не осталось" (3-с.52). Началась "Руина" (разрушение, опустошение – С.Ш.). Об этом и говорит летописец. Исчезли не только евреи: "...многие города казаки разрушили, и людей татары в неволю побрали, и казаки добро побрали, и города значимые опустели" (3-сс.58-59). Это он записал под 1649 годом.

О запустении Украины говорят многие данные. В Кременецком повете Волынского воеводства по сведениям 1650-1657 г. произошло резкое сокращение населения. Причины эти названы в "Летописи Самовидца". Историк XIX в. М. Владимирский-Буданов пишет: "В местечке Ляховцы (сегодня Белогорье Хмельницкой обл. – С.Ш.) и 27 селах данной волости из 276 домов осталось 55, причем в 9 селах этой волости не осталось ни одного человека, волость разорена переходами коронных войск и двоекратным нападением казаков с татарской ордой; много жителей попали в татарскую неволю и уничтожено мечом, другие погибли от голода и моровой язвы; оставшиеся хаты по большей части стоят пустыми...

Особенному опустошению подверглись имения князей Вишневецких (сегодня это в Тернопольской обл. – С.Ш.); например, в с. Маневе не осталось ни одного дома, в м. Новом Вишневце – только два, но оба необитаемые; евреи этого местечка все перерезаны; в местечке Маначин и 22 селах, принадлежавших к нему, владения кн. Дм. Вишневецкого оставалось всего 6 дымов (3 в местечке и по 1 в трех селах). В Белой Кринице, Антоновцах, Еловице, Стожке, Тылявке и Угорском, принадлежавшем кн. Вишневецкому, не осталось ни одного поданного. В г. Збараже и волости его, состоявшей из 35 сел, осталось только 19 домов, причем в 22 селах не осталось ни одного дыма, ни пустых хат. Огромная волость Збаржская стала пустынею" (23-с.80)

Но при этом М. Владимирский-Буданов пишет, что не все эти люди погибли, что громадное большинство их бежало, а часть, попавшая в плен к татарам, возвращалась. И, продолжая, он утверждает: "Истреблено было преимущественно еврейское население, если не успевало спастись бегством. Так, в м. Корнице татары христиан забрали в Орду, а жидов истребили". Часть беглецов скрывалась в ближайших местах и потом возвращались на старые пепелища. Здесь они поселялись за неимением хат в погребах, в землянках (так, например, отмечено в актах о жителях м. Лановец, сел Млыновец, Забужан, Новогородич и обо всей местности вокруг гор. Кременца), или продолжали проживать в шалашах, внутри лесных трущоб. Но не все могли вновь основаться на прежних местах, потому что средств для жизни уже не оставалось никаких; тогда наступала для них голодная смерть, или уходить в отдаленные места, за поисками средств жизни. Оставались на месте только "хорые, нендзпые и для голоду зиендзялые" (23-сс,89).

Гайдаматчина

Но с окончанием Хмельничины преследование евреев не прекратились. В 1664 г. евреи Брацлава пострадали от русских войск (95-с.928). Массовых убийств не было, но евреев убивали и грабили по всей Украине. Особый интерес может вызвать сын Богдана Хмельницкого Юрий, который несколько раз бывал гетманом и отлучался от этой должности.

О судьбе Ю. Хмельницкого – сына великого Гетмана, рассказано много. Но о его смерти часто умалчивают. В 1683 г. власть над Подолией, а она была в руках у турок до 1699 г., они вновь вручили Юрию Хмельникому (41 -сс.356,357).

Вернувшись к власти, его резиденция была в Немирове, Хмельницкий не изменился, он оставался таким же жестоким, властолюбом и алчным, что не упустил заметить и казацкий летописец Самойло Величко:

 "Хмельницкий прославился своей жестокостью, – за малейшее подозрение в проступке подвергал казни. Но недолго он гетманствовал. Богатый немировский еврей Орун (вероятно Аарон – С.Ш.) женил своего сына, не испросив согласие на это у Хмельницкого. Последний, узнав об этой дерзости Аарона, велел изловить его, привести к себе, но так как тот успел скрыться, то, вместо него была захвачена жена его, Аарониха и, по приказанию Хмельницкого "живая облуплена". Это означало, что с нее живой содрали кожу, как в "лучших" традициях Хмельничины. Аарон отправился в Каменец-Подольский и донес о зверствах Хмельниченки Каменецкому паше, а паша сообщил об этом в Стамбул. По указу из Стамбула Ю. Хмельницкий был вызван в Каменец: там ему устроили очную ставку с Аароном, который повторил то же, что и раньше. Хмельницкий не мог ни в чем оправдаться и, по решению суда, был тут же казнен"(42-c.66). Парадокс, Юрий Хмельницкий был казнен турками за жестокость в Каменец-Подольском в 1685 г.

А 1691 году казацкий полковник Василий Искрицкий совершал насилие над евреями Чернобыля и окрестных сел. Евреев избивали и грабили (93-с.1268)

В начале XVIII в., снова Брацлав. Это было при Петре I, когда против него выступили Войнаровский и Орлик, евреи Брацлава пострадали от погрома (92-с.928).

С первыми годами XVIII в. против евреев снова начались выступления. С 1708 г. началась Гайдматчина – движение украинских крестьян против шляхты и католического духовенства. Приведем несколько примеров антиеврейских действий.

1702 г., Приднестровье, украинские казаки во главе с Федором Белоцким учинили страшные погромы здесь, разоряли города и местечки, убивали людей, брали пленных, чтобы затем продать их. Оставшиеся в живых искали убежища в лесах (96-с.9).

Евреи Студеницы пострадали во время восстания 1703 года. Так, один из них жаловался властям в Каменец-Подольский, что казаки ограбили его, убили сына, а тело его выбросили на улицу на съедение псам (97-с.131)

В мае 1705 г. миргородский полковник Апостоленко с отрядом казаков занял Ляховцы и начал грабить как христиан, так и евреев. Многие не выдержали насилие и грабежи и бежали из местечка.

После того как Апостоленко покинул Ляховцы, сюда явился Мазепа с войсками и наложил на город денежную контрибуцию и другие поборы. Еврейские шинки и заезжие дома, а также дома христиан были разобраны и сожжены , так что когда Мазепа с войсками ушел, то мещане-христиане и евреи нашли или разрушенные дома или пепелища. Евреи особенно, не имея возможности восстановить разрушенное, вынуждены были ютиться в других местах (97-с.161). Грабежи продолжались и в 1706, и в 1707 годах (97-сс.161,162), в 1713 год. Местечко Пиков, Брацлавское воводство в 1713 г. было разгромлено казаками, которые "отрезали еврейкам носы и уши" (97-с.191). Гайдамаки напали на Корсунь, где застали евреев, как местных, так и сбежавшие из окрестных деревень. Гайдамаки убили 27 евреев, а оставшиеся в живых сбежали в Полесье Киевское. В Корсуне остался только один еврей-арендатор (97-с.340).

Во время восстания под предводительством Варлена в 1734 году в Сниткове, когда один из отрядов подошел к местечку 18 июня, то увидели, что там нет ни одного еврея, так как до этого здесь уже побывали запорожские казаки и убили трех евреев, а шестерых окрестили (97-с.318).

27 августа 1734 г. Крестьяне Меджибожа напали на деревню Коржичинцы Волошские, село это относилось к Деражнянскому имению. Нападавшие убивали людей и разрушали еврейские дома (97-с.321)

Известно, что апреле 1735 г. поверенный князей Любомирских, которым принадлежало местечко Белиловка, жаловался , что несколько десятков казаков напали на местечко, грабили, били, и истязали людей. Особенно евреев, из которых трое были замучены на смерть (97-с.328)

1735 г. Мурафа, Брацлавское воеводство. Владелец половины Мурафы Потоцкий жаловался в 1735 г. от своего имени и от имени евреев, что гайдамаки убили евреев и разрушили при этом 10 еврейских домов. Прятавшихся евреев они разыскивали в избах, в лесу и безжалостно убивали. Так, вдову с маленьким ребенком позже нашли мертвыми и голыми в лесу, где их и закопали. Её же малолетних детей, которые остались в доме, один из гайдамаков избил до полусмерти и бросил в ров за городом, где их на другой день нашли и с трудом привели в чувство (98-сс.329-330).

В 1738 г. на Гранов и Рашков, местечки Брацлавского воеводства напали гайдамаки, разграбили их и перебили многих евреев (97-с.347).

Еврейские погромы 1743 года произошли дважды в Звенигородке. В 1750 г. Виннице и в Гранове прошли погромы.

Во время Гайдаматчины в 1768 г. произошло восстание, которое вошло в историю под названием Колиивщина. Восстание началось в мае. Гайдамаки овладели рядом городов. Среди них Жаботин, Канев, Корсунь Липовец, Лысянка, Паволочь, Погребище, Рашков, Смела, Умань, Черкассы. Предводитель гайдамаков М. Зализняк повел свой отряд на Умань. Всюду, где проходили гайдамаки, они уничтожали евреев. Спасая свои жизни, евреи бросились в бегство. Часть из них прибыла Умань. 9 июня 1768 г. повстанцы подошли к Умани (103-с.548). Это был последний аккорд еврейской трагедии во время Гайдаматчины. Именно это событие вошло в историю под названием «Уманьская резня».

Губернатором города был Младанович. Он принял решение послать навстречу Зализняку отряд надворных казаков во главе с сотником И. Гонтою. Но сотник и еще 400 казаков предают и переходят на сторону гайдамаков. Эту измену многие в Умани предвидели. Отправляясь против Железняка, Гонта обещал защиту всем жителям, между прочим, и евреям (101-с.109). Он вступил в переговоры с местным раввином и ложно присягнул, что возьмет евреев под свое покровительство, за что евреи, со своей стороны, обещали ему и его отряду богатые подарки (104 -с.181).

Спустя короткое время Гонта появляется вместе с Железняком под стенами Умани, которая готовилась к защите. Из-за нехватки места в городе был создан рядом с Уманью лагерь шляхтичей и евреев. Лагерь этот был захвачен подошедшими гайдамаками.

Очевидицей этих событий была дочь Уманского губернатора Младановича Вероника Кребс. Вот как она описывает эти события: "Жители, шляхта и евреи толпами съезжались в Умань. В продолжении трех дней наехало столько народа, что в городе не хватало более места, и приезжавшие начали располагаться большими таборами под Грековым лесом". Далее она, подробно рассказав о вероломстве и измене Гонты, продолжает: "...на всех напал ужаснейший страх. Гайдамаки прежде всего начали убивать тех, которые были в таборе под Грековым лесом, а всех считалось там до 8 000 душ"(104-с.167).

Из-за того, что Гонта переманил к себе остатки гарнизона, Умань защищать было некому. Роль руководителя обороны взял на себя землемер Шафранский. Он, выбиваясь из сил, старался всюду поспеть. Шафранский раздал оружие всем, кто мог участвовать в обороне, в том числе и евреям. Вероника Кребс вспоминала:"Помню, как идя за процессиею, я видела жидов с опаленными бородами и пейсами, охотно стреляющими и защищающимися. Я могу сказать, что только одни жиды и защищались". А Шафранский жаловался "на недостаток мужества и энергии у дворянства, и в упрек ставил им пример евреев, твердо державших свои посты, несмотря на труды и раны" (104-с.167).

Другой очевидец рассказывал, что Умань стала готовиться к обороне: " У ворот и на валах кругом поставлены были пушки, а у бойниц размещены были многочисленные стрелки... Все почти были хорошо вооружены, кроме евреев, у которых не оказалось оружия; тем не менее, и они в большом количестве приняли участие в защите города, вооружившись топорами, а также ножами и косами, которые приделали к длинным шестам" (104-с.169).

Город остался без воды. Есть сведения, что дравшиеся на бастионах утоляли жажду не водой, а вином, и пьяные падали, в рукопашном бою. Тем временем покинула город еще одна группа "защитников" – немецкие кавалеристы. Они отказались защищать жителей и тайком улизнули сквозь пролом в стене, не обращая внимания на просьбы губернатора поддержать оборону города".(105 -p.12 of 15)

Многие паны, предчувствуя измену, решили бежать из города. Стал собираться и губернатор Младанович. Но евреи, как утверждает один из очевидцев, никого не выпустили: "Погибайте вместе с нами, – говорили они, – если вы нас поныне вводили в заблуждение относительно безопасности!" (104-с.169). На третьи сутки осады окончились у горожан пушечные заряды (105 -p.12 of 15).

В это же время доверчивый Младанович вступил в переговоры с Гонтой, который снова обманул его, обещав, не причинять жителям города никакого вреда, лишь бы его впустили в город. По одним источникам по приказу Младановича были открыты ворота, по другим Младанович, не докончив переговоры с Гонтой, отправился в костел. Для встречи Гонты и Железняка были высланы почтеннейшие граждане с хлебом и солью, в сопровождении старших городских чиновников. Ворвавшиеся в город гайдамаки поставили караулы у обоих католических соборов (104- с.170) и двух синагог (101-с.110). Затем началась резня поляков и евреев: первыми жертвами были те, которые попались на улицах, площадях и в домах (104-с.178). Затем бросились убивать все тех, кто был в костелах и синагогах. Резня продолжалась три дня – 19, 20, 21 июня 1768 г. (5, 6 и 7 Тамуза).

В одной из синагог, по утверждению очевидца, было до 3000 евреев (101-с.118;104-с.178). В еврейской летописи это описано так:

"Все евреи заключились внутри своей синагоги... начали защищаться. Одним из них, называвшийся Лейбой [Шаргородский] выхватил меч у одного разбойника и убил 20 врагов; другой, некто Мозес Мокер, защищаясь отчаянно, убил их 30. Наконец разбойники, видя невозможность ворваться в синагогу, привезли пушку и ядрами стреляли по ней. тысячи евреев лишились там жизни, но они сделались мучениками за веру" (104- сс.165,166). 

В описании жестокостей в Умани, которое рассказал христианский очевидец, записано:

«...не меньшими жестокостями подвергались жиды, которых в одной синагоге перерезали до 3 000 душ обоего пола. Страшно было видеть их, плавающих в собственной крови, без рук, без ушей, обнаженных, которых добивали собравшиеся из ближайших сел поселяне. Многих из погребов, рвов и из других мест, где они скрывались, вытаскивали, хватали и, как стадо животных, в одно место сгоняли. Тут их самые даже женщины, ожесточенные примерами мужей, дубинами, ножами, лопатами, серпами резали и убивали, даже детей своих к этим жестокостям принуждали…» (104-сс.170,171).

Гонта объявил, что богатые еврейские купцы, если пожалуют спастись от гибели, то должны принести ему немедленно значительный откуп. Купцы поверили и принесли ему деньги в ратушу. Гонта взял их, а евреев велел выбросить в окна (104- с.168).

Многие еще продолжали прятаться и сопротивляться, когда их обнаруживали. Так, 80 вооруженных евреев забрались в один из погребов и успешно отбивались там от гайдамаков. Тогда последние натаскали солому подожгли ее и стали бросать в погреб. Все находившиеся там евреи погибли (104-с.182).

Местный еврейский проповедник (бал-даршон) со многими своими братьями скрылись в глубоком погребе и там проводили время в молитве. Но гайдамаки их обнаружили. Сперва они отрубили голову проповеднику на самом пороге подвала, а потом убили таким же образом и остальных прятавшихся в подвале евреев. Убийцы топтали младенцев на глазах их матерей, живых детей вбивали на острее пик и с торжеством носили по улицам, как бы празднуя победу. Трупы убитых они бросали за городом без погребения и гнали туда собак и свиней (104-с.168).

Подвергались осквернению и религиозные святыни. Убийцы топтали свитки Торы. Они выносили их на улицы, разложили на дороге и верхом проезжали по ним. Гонта издал приказ, что всякому, кто посмеет прятать у себя евреев, будет отрублена голова (104-с.182).

 После резни гайдамаки удалились из города в ближайшее поле ("Карповка"), устроили себе здесь табор и, поделив между собою богатую добычу, пьянствовали беспрерывно в течение двух недель (104-с.171).

Во время Уманьской резни, "дня 21 июня, по римско-католическому календарю" как считает один из очевидцев погибло около 12 000 человек, в том числе около 7 000 евреев (104- с.74). Дореволюционные нееврейские источники говорят о 6 600 погибших поляков и евреев (106- с.789), еврейские источники пишут о 20 000 погибших (107-с.28), этой же цифры придерживаются и сегодня еврейские источники (108- с.1282).

Погиб и Младонович. Когда он перед смертью напомнил Гонте клятву пощадить его жизнь, сотник возразил: "И ты ведь изменил слову, данному евреям, не выдавать их мне" (101- с.118).

Среди документов, которые относятся к истории "Уманской резни" 1768 г. особое место занимает молитвенная элегия, которую читали ежегодно в большой синагоги Умани в годовщину резни, в день 5-го Таммуза по еврейскому календарю, который вплоть до начала ХХ века был днем поста и траура для местной общины. Эта синагогальная элегия дает сведения о важнейших моментах убийства евреев в Умани.

Описывая ужас трагедии, элегия говорит:

-У беременных вырывали трепещущихся младенцев. Юноши и красивые девушки валяются голыми, и собаки тащат их внутренности. Тут же ведут на убой, как ягнят и козлят, грудных младенцев и подростков; на лоне матерей своих истекают они кровью, пронзенные, с разбитыми черепами".

В отличие от других подобных произведений этого жанра, она проникнута не чувством смирения: это вопль отчаяния и вместе с тем гневный протест мучеников, готовых стать борцами и призывающих небо на помощь. Элегия имеет форму алфавитного акростиха, по которому расположены строфы.

Рукописный оригинал молитвы, в виде маленького пергаментного свитка из шести столбцов, долго хранился в старой уманской синагоге, но в конце XIX или в начале XX века историческая реликвия погибла во время пожара. Уцелел только уменьшенный фотоснимок пергаментного манускрипта.

Вскоре последнее восстание гайдамаков было подавлено с той же жестокостью, с которой они действовали против поляков и евреев.

На местном кладбище похоронен раби Нахман из Брацлова. В 1810 г. он, больной туберкулезом, покинул Брацлав и начал кочевать по местечкам Украины. Почувствовав приближение кончины, рабби Нахман сделал остановку в Умани. Приближенным он говорил: "Души умерших за веру ждут меня". Этим намекал на Уманскую резню. Он скончался и по его завещанию был похоронен в Умани. Рабби говорил своим ученикам, что хочет быть похороненным среди безвестных жертв, дабы, посещая его могилу, последователи и потомки его отдавали дань памяти "кейдошим", невинным жертвам и, читая "Тикун Аклали", десять псалмов из книги псалмов царя Давида, исправляли мир, ибо, если его можно испортить, то можно и исправить (109-с.61). Его могила и по сей день является местом паломничества евреев. 108-с.1282).

В.О. Ключевский так характеризовал Гайдаматчину: «Ответом православных на Барскую конфедерацию был гайдамацкий бунт (1768 г.) …

Бунтари по-старому избивали евреев и шляхту, вырезали Умань; фанатизм греческий и холопий, как выразился король Станислав, боролся огнем и мечом с фанатизмом католическим и шляхетским (117-с.56)

Колиивщине посвятил свою известную поэму «Гайдамаки» Т.Г. Шевченко. Антиеврейская , антипольская и антигуманистическое содержание ее вообще общеизвестны. Но об этом более подробный разговор будет в следующей главе об историческом антисемитизме.

Мы говорили о летописях – источниках изучения истории Украины. Иван Франко писал, что они были ценным явлением, которое "способно будить порыв широких масс народа и даже в XIX веке мы увидали его значение для национального возрождения и формирования наших политических идеалов."(2-с.5).

Современные исследователи истории Украины Мицик Ю.А. и Кравченко В.М. в подготовленной им к печати "Хроники" Ф.Софоновича пишут:

"Изучение украинских летописей важно не только с фактографической стороны, а и потому, что они позволяют осветить идеологию эпохи.

Так освободительная война 1648-1654 гг., последующие антифеодальные и освободительные движения второй половины XVII–XVIII вв. имели чрезвычайно большое влияние на кристаллизацию национального самосознания украинского народа, развитие общественно-политической мысли" (8).

Это действительно так, сказанное в IX или X вв., уже не говоря о более поздних временах, в том числе и в наши дни ложилось в основу национального самосознания. В связи с этим возникает вопрос, как самосознание украинского народа связано с массовым уничтожением евреев именно в тот или другой период? Ведь именно Хмельниччина и последующая за ней Гайдамачина были временами наиболее массовых и жестоких антиеврейских погромов.

О.А. Бевзо – автор книги о "Львовской летописи" и "Острожском Летописце" – во вступлении говорит: "Ценность украинских летописей как исторических источниках состоит в том, что летописцы не только описывали события, но и проявляли свое отношение к ним. Вместе с тем, следует иметь в виду, что в украинских летописях XVI–XVIII веков высказывалось отношение не только самих авторов. В них нашли свое отражение классовые интересы, стремление социальной среды, к которой относился летописец, а во многих случаях и упования и надежды широких народных масс" (2-с.10). Логично после этих слов считать, что отношение к евреям того времени летописи отражали с позиции не только летописцев, но и социальных групп.

Мы рассмотрели, какие идеалы формировали некоторые летописи по отношению к евреям. По словам двух замечательных публицистов, Петра Вайля и Александра Гениса: "Евреи были чуть ли не главной тайной Советского Союза. Может быть, только половую жизнь скрывали с еще большим усердием. И то, и другое могло существовать только в сфере стыдливого умолчания, только в виде эвфемизмов" (36-с.298). Но сейчас не советское время, и живу я в еврейской стране, слава Богу, вот и пишу я о евреях.

Повторим еще раз, что речь идет о евреях, как народе, а не об отдельных его группах. Уничтожали в середине XVII в. и до этого и после не отдельных арендаторов, корчмарей, мытников, а всех поголовно, от не родившихся во чреве матери, грудничков, до стариков, женщин, мужчин. Для того, чтобы оттенить это утверждение, скажем, что когда речь идет о поляках (их называют ляхами), то чаще всего упоминается польская шляхта, а не поляки вообще. Хотя встречаются и обобщения, как "ляхи". Но когда речь идет о евреях, то никаких оговорок почти нет. Например, в Острожском летописце говорится о предательстве, подлости и продажности. Я повторю то, что говорил выше. И не только я это пишу. До меня веками говорили тоже и очень многие. Назван виновник преступлений – жид. Не кто-то отдельный, не группа лиц, а народ, который не похож на других, у него иная вера, у него все другое. А значит, они и есть виновники бед. Народ-преступник это главный лейтмотив того времени и не только того.

Как говорят летописи, а вслед за ними историки, среди причин, которые привели к восстанию, была безжалостное отношение евреев к украинцам. Но подобное явление не может возникнуть в одночасье, значит, оно появилось задолго до 1648 г. Но ни в летописях, ни ни во многих исторических исследованиях о борьбе украинцев против социального, национального и религиозного угнетения во второй половине XVI и первой половине XVII вв. мы не встречаем подтверждение этому. Вообще мы не встречаем упоминаний о евреях. А как только начинается рассказ о Хмельничине, появляются евреи и обвинения евреев, а далее рассказы об их уничтожении.

Были ли евреи эксплуататорами? Были, но их насчитывалось десятки, даже сотни. Были ли евреи арендаторами? Были, но сколько их могло быть? Да и арендаторы были разные. Об этом мы уже говорили, но повторим еще раз. Были и те, кто, арендовав, создавал продукцию и удовлетворял потребность населения. А обвиняли всех евреев, уничтожали- то всех подряд. А для того, чтобы доказать и оправдать надуманную виновность всего еврейского народа, нужна подмена правдивой истории на ложную. При этом не надо фактов, не надо документов, надо только сказать или написать, что жиды виноваты. А этот бред и эта подмена и есть исторический антисемитизм.

Вот вам пример. Некий уже упомянутый М. Тимофеев еще 1920-ые гг. утверждал, что еврей-арендаторы "имели возможность легко наживаться не работая, не творя, не организуя народное хозяйство, лишь взымая труд христианского земледельческого и ремесленного населения" (89-с.256). Такое представление у автора является отражением знаний о евреях вообще и об арендаторах в частности, как о тех, кто абсолютно ничего не делает, а лишь сосет кровь народа. Не будем вдаваться в споры, а заметим лишь то, что автор или не знал, или не хотел знать, что такое аренда и кто такой арендатор. Если действительно арендатор не прикладывал никаких усилий, получал огромные прибыли, то зачем магнат отдавал свои владения или имущество в аренду. Неужели он так крепко любил еврея-арендатора, чтобы просто отдавать ему часть своих доходов?

Какая же должна быть позиция историка? В чем она должна выражаться? Одни скажут в правде, другие – в истине. Это игра словами. Не надо словесной эквилибристики. В истории нужна только правда, более ничего, какой бы ни была правда, только установив ее, история приобретает истинную ценность.

Ряд летописей и документов, о которых мы говорили в первой части статьи, не упоминает о евреях вообще, словно их и не было на Украине. Но другие летописи и документы не только говорили о евреях, но и указывали на то, что евреи были чуть ли не основными виновниками Хмельничины. Причиной последнего утверждения является ненависть к евреям, а вот первое – не находит объяснений у автора. Даже нет никаких догадок.

В советской истории все факты уничтожения евреев во время Хмельничины, Руин и Гайдаматчины почти на 100% умалчивались. Очень редко (непонятно, по какой причине) появлялись скупые строчки о преследовании евреев. Правда, употребляли слова "шляхта" и "арендаторы" без указания на поляков и евреев. Можно ли назвать причину или причины этого явления?

Можно. Их две. Первая – она менее важная – слово "еврей", как мы уже говорили, не употребляли, таковы были правила игры советского интернационализма. Даже в последующие советское время употребляли разные названия вместо слово еврей: сионисты, врачи-отравители, космополиты и др.

А вторая причина состоит в том, что не хотели, чтобы стало известно об участии украинцев в истреблении евреев (поголовно) и поляков (реже), чтобы не знали, какой ценой, какой кровью и жестокостью был достигнут Переяславский союз, на чем замешана "вековая дружба русского и украинского народов".

Было о чем молчать: еврейская трагедия, которую называют и Хмельничиной, началась в 1648 г. и продолжалась до 1660-х гг. А после этого трагедия продолжалась, но в меньшей степени, во время Руины. С начала XVIII в. еврейская трагедия продолжалась под названием "Гайдаматчина". Сразу же хочу напомнить, что Хмельничина, Руины и Гайдаматчина вылилась в трагедию еврейского, украинского и польского народов. Погибли десятки тысяч представителей этих народов. Погибли они не только на поле брани, а и в своих домах, в православных и униатских соборах, костелах. Об этом рассказывают и те документы, которые названы в данной статье, и тысячи других. Более чем столетняя трагедия завершилась Уманской резней 1768 г. А в исторической литературе идет умолчание об этой трагедии или делается лишь намек на неё. Но зато есть сотни книг и тысячи статей о "славных рыцарях", о "героике" тех лет. Но нет ни одной книги, где откровенно и достоверно было бы рассказано об этой трагедии трех народов, когда на всех углах кричали, что надо спасать христианство и в то же время совершали святотатство, нарушая заповедь Божью "Не убий!". Настаиваю на том, что нужна книга под одним названием, под одним переплетом о трагедии трех народов (даю в алфавитном порядке) – евреев, поляков и украинцев. Её может написать один автор или авторский коллектив  (мононациональный или интернациональный). Но главное условие одно – правда, одна лишь правда и только правда. Заметим, что кроме названных народов, страдали и белорусы и татары.

(продолжение следует)

Источники

1. Летопись Самовидца по новооткрытым спискам./ Под редакцией О.И.Левицкого Киев, 1878. Электронная версия.

2. Львiвський лiтопис i Острозький лiтописець. Джерелознавче дослiдження. Киiв, 1971.

3. Лiтопис Самовидця. "Наукова Думка", Киев, 1971

4. Еврейские хроники XVII столетия. (Эпоха "хмельничины"). Исследования ,перевод и комментарии С.Я.Борового. Москва-Иерусалим, 1997.

5.Лiтопис гадяцького полковника Григорiя Грабянки. Киев, 1992.

6. Iсторiя Русiв. Киiв,1991.

7. Исторiя Руссовъ или Малой Россiи. Москва,1846.

8.Феодосiй Софонович.Хронiка з летописцiв стародавнiх (до 1673 року). Пiдготовка тексту до друку, передмова, коментарii Ю.А. Мицика i В.М.Кравченко.// Iзборник iсторii Украiни IX-XVIII ст. Электронная версия //.http://litopys.org.ua/ Першоджерела та iнтерпретацi //Iзборник 2002 // Это работа была издана в виде книги в издательствве «Наукова думка» в 1999 году в Киеве.

9. Полное собрание русских летописей. Том 40. Густинская летопись. Санкт-Петербург,2003.

10. Сборник летописей, относящихся к истории Южной и Западной Руси, изданной комиссией для разбора древних актов... Киев, 1888. Лизогубовская летопись.Электронная версия.

11. Stryjkowskij M.Kronika Polska, Litewska, Zmodzka i wszystkiey Rusi. T.1. Warshawa,1846.

12. Синопсис Київський. Ірина Жиленко. Слово до читача. Частина 1.Iсторiя "Синопсиса".Дата написання "Синопсиса". Зв`зок з Печерським патериком.// Элетронная версия

13 Записка Мужиловского (в лютому 1649р.) //Электронная версия "Iзборник". Litohys.org.ua

14. Короткая история о бунтах Хмельницкого и войне с татарами, шведами и уграми в царствовании королей Владислава IV и Яна-Казимира в продолжение двенадцати лет, начиная с 1647 по 1660.// Чтения в императорском обществе древностей российских при Московском университете. N4. 1846.//Электронная версия. Iзборник. Летописи (litopyc.org.ua)

15. Ганновер Натан.Хроника. Пучина Бездонная//Еврейские хроники XVII столетия. (Эпоха "хмельничины"). Исследование, перевод и комментарии С.Я.Борового. Москва-Иерусалим,1997.

16. Радянська енциклопедiя iсторii Украiни.Том 3.Киiв.1971.

17.Лiтопис Самовидця. //Вiкiпедiя. Вiльна енциклопедiя. (Электронная версия)

18.М.С. Грушевський. Iсторiя Украiни-Руси. Том VIII. Роздiл VIII. Электронная версия.

19. Поклонский Д.Р. "Стародубская старина".XI-XIX вв. Исторические очерки в помощь изучающим историю родного края. Книга 2. Клинцы, 2004.// Электронная версия. Летопись Самовидца.

20. Регесты и надписи. Свод материалов для истории евреев в России. (80 г.- 1800 г.). Том 1. (до 1670 г.) С-Петербург,1899.

21. Грушевський М.С.Iсторiя Украiни- Русi. Т.VIII. Роздiл VIII. "Початок i причини вiйн Хмельницького". Укрiнське громодянство перед Хмельничiною.// Электронная версия.

22. Википедия. Свободная энциклопедия. Электронная версия.

23. Владимирский- Буданов М. Передвижение южно-русского

население в эпоху Богдана Хмельницкого.//"Киевская старина". Июль,1888 г.

24.Тисяча рокiв украiнськоi суспiльно-полiтичноi думки. У 9-ти томах. Том 1. Киiв, 2001.

25. Летопись Самуiла Величко.Киiв, 1926.

26.Самiйл Величко Лiтопис. Передмова та коментарi В.Шевчука.//Электронная версия. http://litopys.org.ua/ Першоджерела та iнтерпретацii// Iзборник.

27. Кунащак П. Родина хронiчка XVII ст.//Электронная версия. http://litopys.org.ua/ Першоджерела та iнтерпретацii//Iзборник.

28. Короткое историческое описание о Малой Руси и Украины от 1506 по 1765. Электронная версия. Изборник. Litopys.org.ua.

29. Ершов Анатолiй. Про джерела, час складання i автора "Повести о томъ, что случилось на Украине, как она Литвою завладена...". //Записки Iсторично- Фiлологiчного Вiдiлу Украiнськоi Академii Наук. Кн,XI Киiв, 1927.

30. Короткое описание Малороссии. [Летопись Самовидца по неоткрытым списка спискам]. Под редакцией О.И.Левицкого. Киев. 1878. сс.211-319. Электронная версия. Изборник. Litopys.org.ua.

31. Боплан Гiйом Левассер де. Опис Укриiни. Киiв,1990.

32. Мицик Ю.А. Двi публiцистичнi трактати про причини Нацiонально-Визвольноi вiйни украiнського народу середини XVII ст. Сентенцiя про заспокоення Вiйська Запрозького одного польского шляхтича. Вiдповiдь на цю сентенцiю про заспокоення вiйська Запрозького 1649 р. // Укрiнський iсторичний журнал.N6, 1999.

33. Ключевский В.О. Сочинения. Том III. Курс русской истории. Часть 3. Москва,1957.

34.Вишневицер М. Глава первая. Общий очерк политической и социальной истории евреев в Польше и Литве// История еврейского народа. Том XI. История евреев в России. Том 1. Москва, 1915.

35. Iзборник iсторii Украiни IX-XVIII ст. Электронная версия//. http://litopys.org.ua/ Першоджерела та iнтерпретацii//Iзборник 2002// Киевский Синопсис. Перевод и примечания Ирины Жиленко.

36. Вайль П., Генис А. 60-е. Мир советского человека. Москва, 2001.

37. Скрынников Р.Г. Русская история IX-XVII вв. Санкт-Петербург. 2006

38.Повесть о том, что случилось на Украине, с тоя поры, как она Литвою завладена, аж до смерти гетмана войска Запорожского Зиновия Богдана Хмельницкого. Москва,1848.//Электронная версия. Изборник. Летописи. (litopys.

39. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Книга вторая. Выпуски пятый, шестой, седьмой. Москва, 1995.

40. Покровский М.Н. Об Украине. Сборник статей и марериалов. Под редакцией Н.Н.Попова. Гос. соц.-экном. издат. 1935. Место издания не указано, но возможно Киев.

41.Грушевський М. Iлюстрована iсторiя Украiни, Киiв,1992.

42. Регесты и надписи. Свод материалов для истории евреев в России. (80 г.- 1800 г.). Том II. (1671-1739 г.) С. Петербург, 1910

43. Эттингер Шмуэль. Россия и евреи. Сборник статей. Иерусалим, 1993.

44.Гумилев Л.Н. От Руси к России Москва 2013 .

45. Петровський Микола. Псевдо-дiярiуш Самiла Зорьки.// Записки Iсторично-Фiлологiчного Вiддiлу Украiнськоi Академii Наук, книга XVII. Киiв, 1928. Эта статья вышла отдельной брошюрой под тем же названием в том же 1928 г.

46. Сенкевич Генрик. Собрание сочинений. Том второй. Огнем и мечом. Москва,1983.

47. Мицик Ю.Лiтопис Яна Бiнiвiльського. //НаУКМА. Науковi записки . Iсторичнi науки. - 2002 - Т.20. Ч.2 стор. 60-67.// Электронная версия. http://litopys.org.ua/ Першоджерела та iнтерпретацii//Iзборник.

48. Южнорусские летописи открытые и изданные Н. Белозерским Т.1. Киев, 1856. II. Краткое летоизбирательное действ и случаев описание (1506-1783). Электронная верся.

49. Еврейская энциклопедия. свод знаний о еврействе и его культуре в прошлом и настоящем. Под общей редакцией д-ра Л Каценельсона. Том IX. С-Петербург.

50. Сицинский Е. Город Каменец-Подольский. Историческое описание. Киев, 1895.

51.100 еврейских местечек Украины. Выпуск 1. Подолия. Составители В.Лукин и Б.Хаймович. Иерусалим - Санкт-Петербург, 1997.

52. Еврейская энциклопедия.Свод знаний о еврействе и его культуре в пршлом и настоящем. Под редакцией д-ра Л. Каценельсона. (Далее ЕЭ). Том XIV.

53. Архив Юго-Западной России. Часть 7, т.2. Киев

54.Любавский М. Очерк истории Литовско-Русского государства. Москва, 1915.

55. История евреев на Украине и в Белоруссии. Экспедиции. Памятники. Находки. Сборник научных трудов. Составители В.М.Лукин, Б.Н.Хаймович, В.А.Дымшиц. Санкт-Петербург, 1994.

56. Дзира Я.I. Татаро-турецькi напапди на Украiну XIII-XVI ст. за хронiками Бельських та Стрийковського.// Украiнський iсторико-географiчний збiрник. Випуск перший. Киiв, 1971.

57. Еврейская энциклопедия.Свод знаний о еврействе и его культуре в пршлом и настоящем. Под редакцией д-ра Л. Каценельсона. Том IV.

58. Орловский М. Историко-статистическое описание местечка Сатанова, Проскуровского уезда.// Подольские епархиальные ведомости, N3, 1862.

59. Субтельний Орест. Украiна.Icторiя. 2-е видання.Киiв, 1992.

60. С.М.Дубнов. Книга жизни. Материалы для истории моего времени. Воспоминания и размышления. Иерусалим - Москва. 2004.

61. Татищев В.Н. История Российская с самых древнейших времен и неусыпными трудами через тридцать лет собранная и описанная. Книга вторая. Москва,1773. (Электронная версия).

62. Кандель Феликс. Очерк времен и событий. Из истории Российских евреев. (Часть вторая: 1772-1882 годы). Иерусалим, 1990.

63. Ярошевич А.I. Капiталiстична аренда на Украiнi за польскоi доби.//Записки Соцiально-Економiчного Вiдiлу Украiнськоi Академii Наук. т.V-VI, Киiв, 1926.

64. Дзира Я.I.Татаро -турецькi напали на Украiну XIII-XVI ст. за хронiками Бельских та Стрийковського.// Украiнський-iсторикоi-географiчний збiрник. Випуск перший. Киiв,1971

65. Еврейская энциклопедия. Свод знаний о еврействе и его культуре в прошлом и настоящем. Под редакцией д-ра Л.Кацанельсона. Том IV.

66. Архив Юго-Западной России. Часть 7, т.2 Киев

67. Еврейская энциклопедия. Свод знаний о еврействе и его культуре в прошлом и настоящем. Под редакцией д-ра Л.Кацанельсона. Том XIV.

68 100 еврейских местечек Украины. Исторический путеводитель. Выпуск 1. Подолия. Иерусалим-Санкт-Петербург, 1997.

69. Липинський В. Украiна на переломi,Вiдень 1920 с.

70. История еврейского народа. Том XI. История евреев в России. Т.I. Москва, 1915.

71. Schiper I. Dziej gospodarcze Zydov Korony i Litwy w czasach przedrozbiorowych // Zydzi w Polsce odrodzonej: Dzialalnosc spoleczna, gospodarcza, oswiatowa i kulturalna /Red. Schiper I., Tartakower A., Hafftka A. - Warszawa, 1932. - T.1.

72. Кутшеба С. Очерк истории государственногои общественного строя Польши. Санкт-Петербург. 1907.

73. Коробков Х. Экономическая роль евреев в Польше в конце XVIII в. //"Еврейская старина". Т.1-2. Санкт-Питербург,1909.

74.Галант Iлля. Заборгованнiсть еврейських громад у першiй половинi XIX //Збiрник праць еврейськоi icторично-археографiчноi комicii. Том II . Киiв,1929, сс.117-137

75. Архив Южной м Западной России. Т.7.

76. Русско-еврейский архив. Тои 1. СПб,1882.

77. Еврейская энциклопедия. свод знаний о еврействе и его культуре в прошлом и настоящем. Под общей редакцией д-ра Л Каценельсона. Том XII. С-Петербург.

78. Клейнер Iзраiль. Урок втраченых можливостей. //"Сучаснiсть", 1992, серпень N8,)

79. Галант И. Арендовали-ли евреи православные церкви на Украине.// "Еврейская старина". Том 1. Санкт-Петербург, 1909.

80. Радянська енциклопедiя iсторii Украiни.Том 1.Киiв,1969. 81. Грушевський М.С.Iсторiя Украiни- Русi. Т.VIII. Роздiл VIII. "Початок i причини вiйн Хмельницького".Соцiальнi мотиви повстання.// Электронная версия.

82. Смолiй В.А., Степанков В.С. Украiнська нацiональна революцiя 1648-1676 рр. крiз призму столiть. //Украiнський icторичний журнал, 1998, NN1,2,3.

83."Традиция". Свободная русская энциклопедия.//Электронная версия.

84. Прыжов И.Г. История кабаков в России в связи с историей русского народа.

85. Костомаров Н.И. Преподобный Феодосий Печерский.// Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей в 2-х книгах. Книга I: Выпуски первый,второй, третий,четвертый. Москва,1995.

86. Проспер Мерiме. Украiнськi козаки та iхнi останi гетмани.// Гiйом Левассер де Боплан. Опис Украiни * Проспер Мерiме. Украiнськi козаки та iхнi останнi гетмани. Богдан Хмельницький. Львiв, 1990.

87. Крип`якевич I.П. Iсторiя Украiни. Львiв, 1990.

88. Крип`якевич I.П. Богдан Хмеьницький. Киiв,1954.

89. Тимофеiв М. Жиди та народне господарство Украiни.// Хлiборобська Укрiна. Книжка четверта, 1922-1923. Збiрник VII iVIII. Вiдень.

90. Украiнцi та жиды. Кiлька замiток про жидiвську справу. Написав Р.Лiтописець. Львiв,1937.

91. Щербак В.О.Антифеодальнi рухи на Украинi напередоднi визвольноi вiйни 1648-1654 рр. Киiв,1989.

92. Сисин Франк (Френк). Евреi та повстання Богдана Хмельницького. //Mappa Mundi. Збiрник наукових праць на пошану Ярослава Дашкевича з нагоди його 70-рiччя. Studia in honorem Jaroslavi Daskevyc septuagenario dedicata. Львiв - Киiв - Нью-Йорк,1996.

93. Еврейская энциклопедия. свод знаний о еврействе и его культуре в прошлом и настоящем. Под общей редакцией д-ра Л Каценельсона. Том IX. С-Петербург.

94. Энциклопедия украiнознавства. Том 2. 1952.

95 Еврейская энциклопедия. свод знаний о еврействе и его культуре в прошлом и настоящем. Под общей редакцией д-ра Л Каценельсона. Том IV. С-Петербург.

96. Пилат И.Н. Из истории еврейства Молдовы, Кишенев, 1990.

97. Регесты и надписи. Свод материалов для истории евреев в России. (80 г.- 1800 г.). Том II. (1671-1739 г.) С. Петербург,1910

98. Горський В. З icторii украiнсько-еврейських iдейних зв`язкiв Киiво-руськоi доби. Кирило Туровський.// Еврейська icторiя та культура в Украiнi. Матерiали конференцii. Киiв. 8-9 грудня 1994. Киев.1995

99. Давид Маггид.Подii 1648-1656 р. на Украiнi в Польщi в еврейськiй лiтературi XVII-XIX вв. //Збiрник праць еврейськоi icторично-археографiчноi комicii. Том II . Киiв,1929

100. Регесты и надписи. Свод материалов для истории евреев в России. (80 г.- 1800 г.). Том II. (1671-1739 г.) С. Петербург, 1910.

101. Еврейская энциклопедия. свод знаний о еврействе и его культуре в прошлом и настоящем. Под общей редакцией д-ра Л Каценельсона. Том XV. С-Петербург.

102. АЮЗР, ч. V т.II, выпуск 2-й. Переписи еврейского населения в Юго-Западном крае 1765 -1791 гг. Киев, 1890.

103. Icторiя мiст i сiл Украiнськоi РСР. Черкаська область. Киiв,1972.

104. Регесты и надписи. Свод материалов для истории евреев в России. (80 г.- 1800 г.). Том III (1740-1799). С-Петербург, 1913.

105.Штильмарк Роберт. Повесть о Российском страннике. Цитируется по интернетовскому варианту.

106. Большая энциклопедия. Словарь общедоступных сведений по всем отраслям знания. Восемнадцатый том. С-Петербург. 1904

107. Еврейская энциклопедия. свод знаний о еврействе и его культуре в прошлом и настоящем. Под общей редакцией д-ра Л Каценельсона. Том VI. С-Петербург.

108. Краткая еврейская энциклопедия. Том 8. Иерусалим, 1996.

109. Крайзман Инора. Умань: история, события,люди.// Еврейська icторiя та культура в Украiнi. Матерiали конференцii. Киiв. 2-5 вересня 1996. Киiв, 1997.

110. Магид Давид. Подi 1648-1657 р. На Украiнi й Польщи в єврейськiй литературi XVII-XIX вв. (Бiлiографiя й регести).\\Збірник праць єврейської історчно-археографічної комісії. Том ІІ. Київ,1929.

111. Котляр Евгений. Каменные синагоги-крепости Украины XVI-XVIII вв.\\ Истоки N3. Июль-декабрь 1998. Вестник народного университета еврейской культуры в Восточной Украине.

112. Балабан М. Еврейские исторические памятники в Польше.\\ Еврейская старина. Санкт-Петербург, 1909. №1

113.Штейнберг Марк. Евреи в войнах тысячилетий. Очерки военной истории ерейского народа. Иерусалим– Москва,2004.

114. Голобуцкий В.А. Запорожское казачество. Киев. 1957.

115. Гоголь Н.В. Собрание произведений в восьми томах. Том 2. Москва. Издательство «Правда», 1984

116. Кандель Феликс. Очерк времен и событий. Из истории Российских евреев. (До второй половины XVIII в.) Иерусалим, 1988..

117. Ключевский В.О. Сочинения Том V Курс русской истории Часть 5. Москва, 1958.

118 . АЮЗР, ч. V т.II, выпуск 2-й. Переписи еврейского населения в Юго-Западном крае 1765 -1791 гг. Киев, 1890.

119. 100 еврейских местечек Украины. Исторический путеводитель. Выпуск 1. Подолия. Иерусалим-Санкт-Петербург, 1997.

120. Баранович О.І. Панське місто за часів польскої держави (Старий Костянтинів.// Записки історично-філологічного відділу ВАУН. КнигаXVII. – Київ, 1928.

121. Резник Семен. Растление ненавистью. Кровавый навет в России Историко - документальные очерки о прошлом и настоящим. Москва –Иерусалим, 2001.

 

Напечатано: в журнале "Заметки по еврейской истории" № 7(185) июль 2015

Адрес оригинальной публикации: http://www.berkovich-zametki.com/2015/Zametki/Nomer7/Shvejbish1.php

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1013 автора
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru