litbook

Проза


Глас убиенных молчать не даёт…0

 Как много лет прошло с тех давних дней,

 Как много утекло с тех пор воды,

 Но все страницы памяти моей

 Заполнили любимые Ляды…

 Евреи местечка Ляды

Издревле евреи задают себе вопрос: почему многие народы мира ненавидят их? Я задумался над этим в возрасте 11-ти лет, когда в июле 1941 г. немецко-фашистские захватчики оккупировали наше местечко Ляды. Они приступили сразу к наведению «нового порядка»: евреев лишили движимого и недвижимого имущества, человеческих прав, загнали за колючую проволоку - в ГЕТТО. Многие мои родственники и я с младшими братьями, Гедалькой и Яшенькой, оказались в числе узников – среди соседей и знакомых. Рядом со мной умирали люди от издевательств, избиений, непосильного труда, голода, холода, болезней...

2-го апреля 1942 г., в 1-й день праздника Пейсах, нацисты и их усердные пособники из местных – полицаи, расстреляли в противотанковом рву более 2000 узников, еще державшихся на ногах. Больных сыпным тифом, в том числе и моих младших братьев, находящихся без сознания, бросили в ров живыми…

...Чем провинились евреи перед человечеством? Почему их считают хуже других народов? - Над этим ни я, ни мои друзья раньше не задумывались. Я имел понятие : "хороший" - "плохой" человек, но кому дано судить о целом народе, хорош он или плох?! – "СУДЬИ КТО?" - понять не мог и всё время думал над этим, мой - малый тогда - жизненный опыт не мог подсказать ответа, и вопрос всё больше терзал мои мысли. Став взрослым, обратился к ИСТОРИИ своего народа, а начал с нашей семьи…

...Вспоминается из довоенного детства... 1 декабря 1934 г. в наш дом пришли «военные» и - под видом раскулачивания за то, что отец не вступил еще в колхоз «Наер лебн» («Новая жизнь») - на моих глазах убили 32-летнюю маму, защищавшую от «власти» ручную швейную машинку, доставшуюся ей в наследство от бабушки Эстер. Один меньше другого, осталось нас четверо сыновей у отца. В доме нечем было покормить детей…

Позднее... Было грустно видеть, как коммунисты-комсомольцы громят и рушат синагоги, сбрасывают тяжёлые колокола и с огромной многоглавой белокаменной церкви...

Не смысля в религии, я – с отцом, с мальчишками – бывал иногда в синагоге: было интересно смотреть, как молятся люди. Когда синагогу разрушали, мне удалось с друзьями спасти маленькую СИМХАТ- ТЕЙРУ (СИМХАТ-ТОРУ), пюпитр, еще что-то, и принести домой, и тогда, нещедрый на похвалу, отец прижал меня к себе и погладил по голове...

Детская память моя запечатлела, как на киноплёнке, все ужасы начала войны, трагедию, выпавшую на долю евреев Ляднянского гетто.

…Стояли жаркие дни. Войска Красной армии отступали. На заре 10-го июля 1941 г., западней города Красный, гитлеровские захватчики сбросили из больших самолётов воздушный десант. Вооружённая группа из 11 десантников направилась по большаку в сторону нашего местечка, заняла на крутояре, вдоль восточного берега Мереи, противотанковый ров, там расставили микрофоны и открыли ружейно-пулемётный и миномётный огонь, повергший в дикую панику оказавшихся в Лядах несколько сотен невооружённых новобранцев в обмундировании красноармейцев - они остановились на привал у водной колонки напиться, набрать воды во фляжки, котелки, и – оказались в тылу противника. Вооружены были только бойцы и старшина, командовавшие ими. Надеясь на появление подкрепления, старшина организовал оборону местечка...

К полудню с северо-запада появилось небольшое вооружённое подразделение бойцов. Услышав впереди стрельбу, они поспешили на помощь обороняющимся воинам. Но с юга, от «Варшавки» (шоссе на Москву) через Баево, подошло подкрепление оккупантам. Бой длился весь день. Возникший пожар продолжался трое суток. Местечко выгорело бы полностью, если бы вдруг не грянула сильная гроза, ливень, длившийся всего несколько минут, потушил пожар. Разобрав завалы на центральной, Большой Советской улице, проходящей с запада на восток через всё местечко, колонны вражеских автомашин с немцами, танки, артиллерия двинулись дальше.

Несколько дней с северо-востока доносились взрывы снарядов, мин, бомб, порой даже ружейно-пулемётная пальба. Мы тогда наивно полагали, что войска Красной армии стремятся освободить от оккупантов наши Ляды.

После войны, из архивных данных стало известно: в те дни прорывались из окружения части 57-й танковой дивизии полковника Василия Александровича Мишулина. Истекая кровью, они мужественно и героически сдерживали наступление врага вдоль шоссе Минск-Москва...

Двоюродный брат моей мамы, Артур (Алтер) Абрамович Золотовицкий, закончивший до войны военно-инженерную академию в Москве, майор, воевавший на Западном фронте, участвовал летом 1943 г. в освобождении Лядов, и был свидетелем ряда событий. Он сохранил фронтовую газету «КРАСНОАРМЕЙСКАЯ ПРАВДА» № 262 (6845) от 31 октября 1943 г.; в ней была статья военного корреспондента капитана Б.Ю. Усалиева «ТРАГЕДИЯ МЕСТЕЧКА ЛЯДЫ». Автор писал:

 «К западу от Смоленска, на Оршу, лежит дорога, перекинутая, как мост, через поля и леса. У реки Мереи, на самой границе между Витебской областью Белорусской ССР и Смоленской - РСФСР, дорогу пересекает ров. На следующий день после освобождения местечка Ляды от немецких захватчиков, представители Красной Армии и гражданских организаций произвели раскопку рва. Перед нами предстала страшная картина злодеяний немцев. Её довелось видеть сотням бойцов и офицеров, проходящих по дороге. Воины подходили к краю глубокой ямы, когда они смотрели вниз, у них замирали сердца. Укутанный в одеяльце ребёнок с соской во рту, лежащий в объятиях растерзанной матери, обезображенные трупы стариков, молодых женщин, юноши с размозжёнными головами. Бойцы шли дальше, оглядываясь, чтобы навсегда сохранить в памяти то, что увидели, с побледневшими от боли и гнева лицами, крепче сжимали винтовки.

Рабочий хлебопекарни Афанасий Евсеевич Семёнов рассказал нам о том, что произошло в Лядах. Гитлеровские людоеды с первых же дней учинили жестокую расправу над населением местечка. Грабежи, насилия, убийства были обычным явлением. Население Лядов никогда не забудет апрельских дней 1942 года. В местечке было пустынно и мертво - люди боялись выходить на улицу. Эта страшная тишина была внезапно прервана воплями, доносившимися из здания школы-десятилетки, которую немцы превратили в тюрьму. Сюда были согнаны жители местечка и окрестных деревень. В течение нескольких месяцев люди томились в этой тюрьме. Фашисты морили их голодом и холодом, пачками увозили в «душегубках», зверски избивали. В тот мрачный апрельский день, гитлеровцы решили сразу избавиться от своих пленников, и повели их на расстрел. Здесь были старики, женщины и дети. Людей выводили на расстрел группами по сто и двести человек. Это массовое убийство беззащитных, невинных людей продолжалось целый день. Женщин с грудными детьми на руках, стариков, девушек и юношей фашистские конвоиры гнали по улице, как гонят на убой скот. Остальным жителям местечка запретили в этот день выходить на улицу. Кровавая расправа продолжалась и в следующие два дня. Гестаповцы устраивали облавы, хватали и убивали всех, заподозренных в сочувствии партизанам. Гитлеровцы глумились над своими жертвами. Они кололи людей штыками, переламывали им кости, не щадили палачи и детей, мерзавцы выламывали им руки и ноги, живыми бросали на трупы и закапывали в землю. Мы стоим перед грудой до неузнаваемости изуродованных гитлеровцами мёртвых советских людей. Так расправились гитлеровские звери с жителями белорусского местечка. Их кровь зовёт к мести, беспощадной святой мести гитлеровским убийцам».

Сталинская национальная политика была хитро завуалированной, изощрённой, и этим отличалась от гитлеровской идеологии. Идеологи Сталина строго запрещали называть национальность жертв нацистов, и слова "ЕВРЕЙ", "ЕВРЕИ" авторы подобных статей были вынуждены заменять словами «советские граждане», «население» и т.п. Предатели Родины, полицаи - истинные каратели – назывались нацистами, гитлеровцами, фашистами. Поэтому в напечатанной во фронтовой газете статье военного корреспондента Б.Ю. Усалиева не конкретизируется национальность жертв.

Из нескольких тысяч евреев местечка Ляды выжили чудом:

 1. Фрида Залмановна Великовская (по мужу - Коган), живёт с семьёй в Израиле;

 2. Дора Борисовна Малкина (по мужу - Котляр), умерла в Москве в 1996 г;

 3. Илья Самойлович Фрадкин, умер в 80-х годах в городе Фрязино, Московской области;

 4. Ара Длы, жил в С-Петербурге, умер.

 5. Сёстры Нина и Женя Зильберборд бежали из гетто, стали партизанками, жили после войны в Дубровно, Витебской области, умерли в 90-х годах;

Из 40 человек могучего отцовского рода выжил я один…

Мы, живые свидетели того, что происходило до - и после – 2.04.1942 года, знаем точно, кто были по национальности жертвы, и кто были палачи. Жертвами были узники гетто - евреи, палачами - полицаи из местных жителей, «народники», размещавшиеся в гарнизоне ОСИНТОРФА.

Подразделение, именовавшееся вначале соединением «700», позже - «РОА» (бойцы «Русской Освободительной Армии»), зародилось осенью 1941 г., возглавляли его бывшие полковники царской армии Иванов, Смыслов, другие. Бывший полковник Красной армии Кобзев, оказавшийся в плену у немцев, стал их помощником. За усердную службу нацисты назначили его начальником полиции в городе Могилёве…

После войны вместе с моим двоюродным братом Матвеем Вороновым побывал в Москве во многих библиотеках с целью: найти материалы, сведения о местечке Ляды, но... кроме точки на карте у речки Мереи - нулевой версте Беларуси и России по Старой Смоленской дороге, ничего не обнаружил...

Бывший фронтовик Лев Соломонович Эренбург после войны закончил исторический факультет пединститута, однако работу по специальности ему, еврею, не предоставили, хотя учителя требовались во многих местах; долго искал работу и – нашёл: в захолустной полуразрушенной деревушке Ляды, там с радостью взялся за дело, стал завучем школы.

Из бесед с жителями и учениками узнал, что до войны Ляды представляли собой едва ли не город, в котором основное население составляли евреи, расстрелянные за рекой, в противотанковом рву германскими нацистами и их пособниками…

С помощью учителей и учеников Эренбург разыскал евреев, живших в Лядах до революции 1917 г., до Гражданской и II-й Мировой войн! На имя Л. С.Эренбурга стали поступать в школу письма, фотографии, документы и воспоминания со всех концов – великого тогда – Советского Союза! Многие бывшие жители Лядов – Аарон Казаков из Ленинграда, Юрий Черевикин из Новосибирска, Михаил и Лев Кабищеры из Витебска, Е.Я. Дынин, З.Н. Фрадкин, Ю.В. Пухачевский из Смоленска, Ефим Черняк из Орши, и другие – оказались активнейшими помощниками Эренбурга и его питомцев в сборе материала для школьного музея.

В Омске, где я тогда жил, нашли меня, сообщили, что, несмотря на строгий и многократный запрет партийных, советских органов, Л.С. Эренбург всё же создал в школе музей. Послал и я свои воспоминания, фотографии, а затем, как свидетель, приезжал туда и выступал перед учителями и школьниками…

В архиве музея есть немало интересных документов. Особенно значительными и важными являются, на мой взгляд, воспоминания историка Ханона Красновского. Описанные им события, в частности, имена людей, среди которых мои близкие и дальние родственники (многих помню, знал их лично), представляют исторический интерес.

Мне удалось в Москве связаться по телефону с Юрием Ханоновичем Красновским, сыном историка – хотел просить, чтобы он опубликовал воспоминания покойного отца. В ответ услышал: "Делай, что хочешь, я на чемоданах, улетаю на ПМЖ в США."...

С тех пор прошло много лет. Мне – за 80. Не хочу верить, что бесследно пропадут бесценные, на мой взгляд, воспоминания незаурядного человека, написавшего их для музея по просьбе Аарона Казакова, главного организатора воздвигнутого в июне 1966 г. памятника на месте убиенных в Лядах.

Признаюсь, более всего интересует меня ответ на вопрос, в чём коренится ненависть к евреям - не прекращаю искать ответ на вопрос, отчего все наши национальные беды. Считаю своим долгом рассказать потомкам о событиях давно минувших лет и более позднего времени, связав их воедино.

Ханон Красновский вместе с родителями уехал из Лядов в 1930 году, но он часто туда наезжал. Его воспоминания охватывают все сферы жизни местечка и отражают развитие экономических отношений с соседними странами и регионами, начиная с середины 17-го века, национальный состав, культурно-просветительскую деятельность, влияние войн – начиная с 1812 г., возникновение революционного движения в Лядах и т.д.

Царь Павел I пожелал однажды узнать о жизни и быте подданных ему иудеев, и направил в ЧЕРТУ ОСЕДЛОСТИ комиссию во главе с известным русским поэтом, сенатором Р.Г. Державиным. Однако самодовольный барин, о котором говорили, что, благодаря поэтическому дару, «пробился из грязи в князи», подло соврал Царю, доложив, что невежественное племя не заслуживает внимания ЕГО царского величества…

 

ЛЯДЫ В АДМИНИСТРАТИВНО-ЭКОНОМИЧЕСКОМ ОТНОШЕНИИ

Из воспоминаний Х. Красновского: Ляды (они же Глебово) в 17-м веке расположены вдоль главной магистрали (тракт, большак) Варшава - Москва. Тракт этот проходил через всё местечко, с запада на восток, по Большой Пробойной (в советское время - Большой Советской) улице. От восточного берега реки Мереи начинается Россия и – легендарная Старая Смоленская дорога.

До заключения в 1667 г. Андрусовского мирного договора между Россией и Польшей, Ляды не представляли особого значения в экономической жизни региона, и лишь когда восточный берег Мереи оказался государственной границей между Россией и Польшей, местечко становится важным торговым пунктом. Торговля России с Польшей, и с другими западными странами, как законная, так и контрабандная, проходила через Ляды. Местечко сделалось таможенным пунктом. Период между Андрусовским мирным договором и первым разделом Польши, охвативший 105 лет (с 1667 по 1772 г.г.), был наболее успешным в развитии местечка. В пределах территории Российской империи оказались еще более 100 тысяч евреев.

Основная торговля сельскохозяйственными товарами до 1917 г., сосредоточенная в руках Певзнеров и Миреров, производилась у границы. Это место в Лядах называлось «АРОПЦУ» - прибрежная часть местечка, вплотную подходившая к реке и границе. Предки ляднянских Певзнеров и Миреров были пришельцами из Познани. Поселившись у самой границы, они держали в своих руках всю тогдашнюю торговлю.

После присоединения Беларуси к России, в 1772 г., как пункт международной торговли, Ляды утратили значение: граница продвинулась далеко на запад, и стало возможным развернуть в больших масштабах торговлю льном, пенькой, скотом, зерном, прочими товарами внутри страны.

Ляды вновь стали центром торговли сельскохозяйственными товарами на огромном пространстве части Смоленской губернии: Краснинский, Монастырщинский, Поречьский, Духовищинский, Ельнинский, Рославльский уезды, Горецкого, Оршанского, Мстиславльского, Чаусского уездов Витебской и Могилёвской губерний.

Трёпка льна и пеньки приняла по тем временам большие размеры. В местечко съезжались сотни работников, которые специально нанимались торговцами из Массальского уезда Калужской губернии; привлекались к этому делу так же местные жители - евреи и христиане.

Ляды славились своими колоссальными базарами, на которые съезжались из деревень многих уездов Смоленской, Витебской и Могилёвской губерний крестьяне со своими товарами и продуктами, торговцы скотом – коровами, лошадьми, овцами, свиньями – и разной домашней птицей, фуражом, колотыми дровами, и т.д. Приезжие покупали в местных лавках нужные им товары и предметы обихода – изделия жестянщиков, сапожных, портных, гончарных и кузнечных дел мастеров.

В период расцвета внутренней торговли из Лядов вывозилось – в течение многих десятилетий – сотнями тонн зерно, лён, пенька, прочие товары. В местечке и смежных с ним деревнях развился извозный промысел, был создан проект постройки железнодорожной ветки (до станции Блок) между станциями Красное и Лядами. Как крупный торговый пункт, Ляды были известны во всей округе.

Память о том, что некогда Ляды представляли собой важный пункт на государственной границе, оставалась до последнего дня существования местечка. Жители называли правый берег реки Мереи – Смоленской губернией, т.е. Российской, а левый – Польской.

До революции 1917 г. место гуляния молодёжи за рекой, на крутояре, народ называл ВАХОМ, что осталось от старого времени, когда пограничная стража (ВАХТА) была всегда начеку. Крутояр был тогда значительно выше всех строений, и даже церкви. Оттуда, с высоты птичьего полёта, виднелось летом утопавшее в зелени садов и огородов местечко.

В советское время точка нулевой версты границы между Россией и Белоруссией находилась на правом берегу реки. На крутояре, слева по Старой Смоленской дороге стоял, как памятник, полосатый пограничный столб. На прикреплённом к нему белом квадратном щите издали видна была надпись «БССР-РСФСР».

Ныне пограничная река Мерея относится к Российской Федерации, и пограничники Республики Беларусь размещаются у левого берега самой восточной точки деревни Ляды по большаку Минск-Москва (Старой Смоленской дороге).

До революции Ляды, Горецкого уезда Могилёвской губернии, ни экономически, ни административно к Могилёву не тяготели, все дела велись через Смоленск. Езда поездом до Смоленска занимала менее полутора часов, а в некоторые годы, во времена половодья, с ранней весны до глубокой осени (до ледостава), ежедневно отправлялся из Смоленска до Бовшево (6 километров северней местечка) пароход. Случались вёсны, когда лайбы и даже пароходы доходили по Мерее до самого местечка.

После революции Горецкий уезд, в том числе и Ляды, входившие в состав Смоленской губернии, в 1924 г. снова были переданы Белоруссии. И хотя местечко находилось на самой восточной окраине Дубровинского района Витебской области, оно, по утверждению историка Х. Красновского, никогда ни к Дубровну, ни к Витебску не тяготело, и было бы гораздо целесообразнее передать Ляднянский куст Краснинскому району Смоленской области. Такого мнения были все лядняне.

В еврейской энциклопедии (том 10-й, стр. 450) указано: в 1766 г., т.е., за 6 лет до присоединения Белоруссии к России, в Лядах значилось 207 плательщиков подушной подати. По переписи 1847 г., Ляднянское еврейское общество составляло 2137 душ. По переписи 1897 г. население Лядов составило 4483 человека, в том числе 3763 еврея. За 20 лет, с 1897 г. до 1917 г., население значительно выросло, и по самым скромным данным оно составляло не менее 6 000 человек, в том числе не менее 5 000 евреев.

Когда-то земля, на которой располагались Ляды, принадлежала князю Любомирскому, владевшему рядом имений: Самодумки, Кисели, Баево, Зарубы, Слепцы, Дубровно и другие, находившиеся вокруг местечка. Самого князя лядняне никогда не видели, раз в год, а то в два, его доверенный Шнейдер собирал с жителей «ЧИНШ», то есть земельную ренту, на этом все отношения с князем заканчивались.

Были и другие помещики, имения которых располагались вокруг Лядов. Усвяты принадлежали Георгию Дмитриевичу Цекерту, Малые Усвяты - Дмитрию Дмитриевичу и Леониду Дмитриевичу Цекертам, Орловичи - Владимиру Антоновичу Андрианову, Козьяны - графу Толстому, Скаты - Маевскому, Хлыстовка - Краузе, Кацановщина - Мухину (отцу известного Советского скульптора Веры Игнатьевны Мухиной), Исаковщина - Богдановичу. Собиево, Пущи, Романово (Ленино) принадлежали князю Дундыкову-Корсакову.

После освобождения из-под Турецкого мандата Болгарии в 1878 г., российское правительство стремилось посадить на Болгарский престол Дундыкова-Корсакова, но Австро-Венгрия опередила Россию, посадив своего ставленника, Александра Бутбергского. Княгиня Дундыкова-Корсакова - фрейлина двора, была родной сестрой последнего министра двора барона Фредерикса…

Во все времена помещики были разные и по-разному относились к своим крестьянам. В Лядах было известно, что Н.Д. Цекерт, будучи холостяком, своё крупное благоустроенное имение завещал не своему родному брату Дмитрию, а двоюродному брату Алабушеву. После смерти Н.Д. Цекерта, когда Алабушев явился в Лонницу для вхождения в собственность, Дмитрий Цекерт застрелил его. Жители станции Красное, крестьяне смежных деревень, были полностью на стороне Дмитрия Цекерта, и многие пошли свидетелями в его пользу. Несмотря на родственные отношения Алабушева с князем Мещерским (редактор «РУССКОГО ГРАЖДАНИНА») и Столыпиным, имевшим большое влияние в дворцовых кругах, Виленская Судебная палата оправдала Дмитрия Цекерта. Местное население с радостью встретило решение этого суда.

Моя бабушка по отцу Голда (до замужества – Баева) арендовала землю у одного из названных выше помещиков Усвят. Бабушка умерла еще до моего рождения. Слыла она суровой женщиной, за что и прозвали её САЛТЫЧИХОЙ. Когда вспоминали бабушку в Лядах, непременно добавляли прозвище...

Из записей Х. Красновского, известно, что помещик имения Орловичи - Андрианов, которому принадлежал паром у деревни Фомино, не позволил осуществить строительство моста через Днепр, согласно проекту 1915 г. Он руководствовался только личными интересами: строительство моста возле деревни Фомино лишило бы его получения арендной платы за паром. Мост был построен ниже по Днепру, у Расасны, где не было в нём необходимости из-за отсутствия грузооборота. Корыстные интересы этого «государственного» деятеля взяли верх над интересами государства и общества. Протесты ляднянцев на этот произвол ни к чему не привели. Андрианов же получил повышение по службе, став Витебским вице-губернатором.

Революция 1905 г. оказала влияние на некоторых помещиков. Д.Д. Цекерт раздал землю крестьянам без выкупа (в Советские годы он был судьёй в Лядах), то же сделал граф Келлер, отдав своё имение Буяново крестьянам. Большинство помещиков начали продавать свои имения. Князь Любомирский продал Самодумки, Кисели, Баево. Князь Дондуков-Корсаков продал Пущу, Порубин, Будачи, Островский - Сорокино, и т.д.

Во все века евреи в изгнании имели в общинах своих мудрецов, духовных лидеров, обладавших философским мышлением, основанном на религиозных трудах, полагая, что своим проповедованием они облегчат жизнь единоверцев, войдут в историю верующих евреев.

Одним из них был Старый Ребе, или Алтер Ребе (Учитель – на языке идиш), Шнеер-Залман бар Барух Шнеерсон (1747-1812), родом из местечка Лиозно Речи Посполитой. Он разработал религиозно-философское учение ХАБАД в хасидизме.

В ту пору в Вильно (Вильнюс, Литва) жил и трудился Рабби Элиягу Бен-Шломо Залман Вильнер (1720-1797). Его называли Виленским ГАОНОМ (гением): 6-летним мальчиком он самостоятельно изучил Библию и Талмуд, и когда исполнилось ему 7 лет, раввин города, беседуя с ним, убедился, что ребёнок, занимаясь по 18 часов в сутки, глубоко и досконально изучил иудаизм и понимает все тонкости обсуждаемых вопросов. Не занимая никаких должностей в религиозной общине, рав Элиягу стал фактически её духовным лидером. В последующие годы у Гаона сложился собственный взгляд на религиозно-философскую теорию ХАСИДИЗМА: он был убеждён в своей правоте, считая хасидизм еще одним ложным мессианством и дважды писал ХЕРЕМ (отлучение) на хасидов, запрещая верным евреям вступать с ними в какие-либо отношения, или в брак.

В связи с этим основоположник теории ХАБАД Ребе Шнеерсон отправился в Вильно пообщаться с Гаоном, договориться, наладить с ним добрые отношения, придти к общему мнению, но тот не пожелал даже видеться с ним.

После смерти Элиягу Гаона, конфликт его последователей с хасидами вылился в омерзительное доносительство царскому правительству. Так, некий Гир Бен Давид написал в Санк-Петербург донос на Ребе Шнеера-Залмана Шнеерсона, обвинив того в многих грехах: пособничестве французской революции, сбору и отправке денег для евреев в Палестину, шпионаже в пользу… Турции. Ребе арестовали, заключили в Алексеевский равелин Петропавловской крепости. После длительного разбирательства в столице компетентные органы «дело» раввина прекратили и сняли с него все обвинения, изложенные в навете и, в 1800 г., освободили из заточения. Авторитет Ребе возрос неимоверно. О нём даже слагали песни.

Богатые евреи Лядов предложили мудрецу и духовному лидеру жить в их местечке. В 1805 г. для него доставили из Европы печатное оборудование на древнееврейском языке. Оно превратилось в первое печатное предприятие в Российской империи, где стали издавать религиозно-философские и другие труды Старого ребе. Слово "ХАБАД" составлено из слов «хохма», «бина», «даат» - т.е. «мудрость», «понимание», «знание».

В Минске еврейская типография открылась – в 1808 г., в Санкт-Петербурге – в 1816 г., в Могилёве – в 1925 г., в Москве – в 1828 г.

Ляды превратились в центр религиозно-философского учения ХАБАД. Шнеер-Залман Шнеерсон открыл религиозную школу. Продолжателями его дела стали потомки. Династия Шнеерсонов прославилась не только в России, но едва ли не во всём еврейском религиозно-духовном мире.

Откуда черпал философско-религиозные знания местечковый еврей из Лиозно? Из религиозных источников. Для Шнеерсона, как и многих других, главным учителем был еврей из местечка Меджибож (Западная Украина) по имени Исраэль бен Элиэзер (1700-1760). Он основал религиозно-филосовское учение ХАСИДИЗМ в иудаизме.

По слухам, якобы, 6-ти лет отроду, он осиротел, учился в йешиве (религиозной школе) на средства общины. После себя не оставил ни одного письменного труда. Именовали его Рабби Баал Шем Тов. Биография, написанная его учениками, несколько схожа с биографией Иисуса Христа: лечил людей, ходил поверх воды, и многое другое...

 Несмотря на строгое соблюдение предписанных иудаизмом заповедей, Тору, Танах, Каббалу и прочие духовно-религиозные учения, жизнь евреев не становилась легче, не улучшалась нигде: инквизиторы преследовали их за веру, изгоняли и даже сжигали на кострах, как еретиков. Они молили Творца о помощи, но ОН, как всегда, их не слышал...

Небывалые зверства по отношению к евреям творили Запорожские казаки, под предводительством гетмана Богдана-Зиновия Хмельницкого: восставшие против польских шляхтичей, они истребляли... евреев.

Как и среди других народов, в среде ортодоксальных евреев в изгнании рождались неуравновешенные психически люди, психопаты, шизофреники, но бывали и шарлатаны, искавшие приключений или острых ощущений. Иные выдавали себя за «Мессию». Особый, глубокий и тёмный, след в истории единоверцев средневековья оставили лжемессии – Саббатай (Шабтай) Цви (1626-1676) и Яков Франк (1726-1791), и их проповедование искупления грехов: впасть в грех, сопровождаемый сексуальными оргиями.

Исследователи утверждают, что именно развращающие еврейское общество «теории» Шабтая Цви и Франка привели к тому, что религиозно-философская теория Баал-Шем Това получила одобрение и признание сотен тысяч евреев Восточной Европы и, как сказано выше, вошла в историю под названием ХАСИДИЗМА в иудаизме.

Случалось, как в Польше, евреи оказывались втянутыми в кровопролитные войны в интересах государей стран проживания, и были вынуждены сражаться против единоверцев других стран. Войны эти, как правило, оборачивались против них. Местечковые религиозные мудрецы, не интересовавшиеся светской жизнью, не переставали искать выход из сложных беспросветных, бедственных условий жизни, основанной на религиозных философиях.

Раввин США Макс Даймонт, с ранних лет воспитанный в духе Соломоновых наставлений «…чтобы знать мудрость и учение, чтобы понять изречения благоразумия, чтобы принять наставления разума…», в книге «Евреи, Бог и История» написал:

«…Хасидизм вырос на подобной почве политического угнетения, социального беспокойства, саббатианства, франкистских сексуальных оргий, мистических культов. Хасидизм воспользовался всем этим так же, как христианство воспользовалось восточными культами. Он объединил все смутные чаяния народа в новое течение, отметая всё недостойное, грязное, сексуальное в саббатианстве и франкизме. Новое религиозное движение стремилось возвысить дух человека. Но точно так же, как христианство в своей ранней стадии было, нереалистичным по отношению к государству в вопросе двойной роли человека: в его отношении к Богу и государству…

Хасидизм - это сложный синдром. Это был триумф НЕВЕЖЕСТВА над ЗНАНИЕМ. В Талмуде говорится, что невежественный человек не может быть богобоязненным…

Хасидизм создал себе собственную традицию, объявив себя более религиозным, чем сам иудаизм…

Одним ударом Баал Шем Тов превратил слабость в силу, поражение в победу. Как Иисус против интеллектуалов-фарисеев, Баал Шем Тов выступил против интеллектуалов-талмудистов. Хасидизм и раннее христианство были братьями по духу…».

Мифы, легенды еврейской истории интересны, подчас забавны. В познание истины особый вклад внёс знаменитый философ из Амстердама Барух Спиноза (1632-1677), гонимые родители которого, спасаясь, бежали с Пиренейского полуострова в Голландию. Он научно объяснил человечеству сущность природы, силу её и бесконечность, отрицая всякое вмешательство в жизнь религиозно-духовных сил.

Европейское еврейство знало много великих философов. Самой яркой фигурой еврейского просвещения был Мозес Мендельсон (1729-1786). Он первый, после Спинозы, выступил за отделение церкви от государства. Живший в то время великий философ Эммануил Кант, ставший другом Мендельсона, тоже отрицал Божественную силу. Это отрицание продолжали многие философы: Соломон Маймон (1751-1800), Шломо Хайман (1785-1840), Соломон Фомшехтер (1808-1889), Мориц (Моисей) Лацерус (1824-1904) и другие. Философия невежественных местечковых мудрецов легко воспринималась невежественными местечковыми евреями общин Восточной Европы.

Об отсутствии Бога в природе не раз высказывался один из самых выдающихся учёных мира Альберт Эйнштей. Своё отношение к религии он охарактеризовал так: «Слово "Бог" для меня всего лишь проявление и продукт человеческой слабости, Библия – свод почтенных, но всё же примитивных легенд, которые, тем не менее, являются довольно ребяческими. Никакая, даже самая изощрённая интерпретация не сможет это (для меня) изменить».

Того же мнения был и крупный учёный еврей Зигмунд Фрейд. Он считал мировую религию коллективным неврозом и верил в «Бога» - великого философа Баруха Спинозу. Отношение Фрейда к любой религии было критически негативным. Он не отдавал предпочтения ни одной религии, был уверен в том, что они созданы людьми, и задача науки – вскрыть эту истину, освободить духовную эволюцию от всех нелепостей и чужеродных элементов…

Незаурядного каббалиста, энергичного талмудиста, талантливого организатора Старого Ребе Шнеера-Залмана Шнеерсона больше всего беспокоило то, как его учение воспринимается в Европе. С этой целью он создал немалую агентурную сеть и по «еврейской почте» получал сведения, касающиеся взглядов религиозных евреев на его философскую идеологию.

Напугала Ребе Великая Французская революция (1789-1794), осуществившаяся под лозунгом СВОБОДА, РАВЕНСТВО, БРАТСТВО. Но особенно встревожил Наполеон Бонапарт, за каждым шагом которого следили агенты Старого Ребе: пугала лояльность императора Франции к евреям, выдвижение их на высокие государственные, командные посты в армии, в которой они служили – от солдата до фельдмаршала (этого высокого звания удостоился в 1804 г. крещёный еврей Андре Массена, командовавший армиями в Италии, Швейцарии, Португалии). Генералами были также Ж. Вульф, А. Роттенберг и другие. Николя Жан де Дье Сульт (1769-1817) служил во французской армии солдатом. За мужество и боевые заслуги удостоился офицерского звания, но не получил его из-за неизвестного происхождения. В 1792 г. вступил в революционную армию и вскоре стал крупным военным и государственным деятелем, даже возглавлял правительство Франции...

Перешагнув религиозный барьер, многие евреи становились широко известными в мире людьми. Иные ассимилировались, принимали христианскую веру…

 Во время 1-й итальянской кампании, в феврале 1797 г., войска Наполеона заняли г. Анкон. Во главе своих победоносных полков он въехал в город и увидел среди радостно встречавших его толп людей в жёлтых головных уборах, с шестиконечными звёздами на нарукавниках,. Спросив одного из офицеров о их значении, услышал, что эти люди – евреи, а шапки и звёзды на их нарукавниках – знаки их вероисповедания. С заходом солнца все они обязаны вернуться в гетто – район, отведённый для их проживания. Сообщение взбесило Бонапарта. Он приказал немедленно снять жёлтые знаки, позорящие достоинство человека, шапки заменить, ворота гетто снять, и объявил, что отныне евреи вправе жить там, где им угодно и соблюдать свою религию.

Следуя со своим 30-тысячным войском в Египет, 19 июня 1799 г. французы заняли остров Мальту. Наполеону доложили, что мальтийские рыцари жестоко преследуют евреев, запрещают им соблюдать религиозные традиции, продают их в рабство христианам и туркам. Он приказал немедленно открыть синагогу, восстановить гражданские права евреев Мальты.

Овладев Египтом, Наполеон двинулся в Палестину. 7 марта 1799 г. взял древний г. Яффо. Он решил помочь евреям возродить их национальный очаг на исторической родине в Палестине, со столицей Иерусалим, ослабив тем самым Оттоманскую империю. Он хотел вернуть еврейский народ в СИОН. Овладев крепостью Акко, которую обороняли в основном евреи, Наполеон рассчитывал войти в Иерусалим и известить мир о восстановлении государства Израиль в Палестине. В связи с этим он обратился к евреям Ближнего Востока и Северной Африки с ВОЗЗВАНИЕМ:

 «…Бонапарт, Главнокомандующий французской республики, в Африке и Азии обращается к законным наследникам Палестины. Израильтяне! Воспряньте духом, о, изгнанники! Великая нация (Франция), не торгующая людьми и государствами, как те, кто продал вас сыновьям ЭЛЛИНОВ, чтобы удалить вас от предков ваших, зовёт вас не завоевать, но лишь вернуть своё Отечество, отнятое у вас. С помощью и поддержкой Франции, вы навеки останетесь хозяевами и защитниками своего Отечества от вторжения иноземцев!..»

Наполеону не удалось осуществить свой план по вине, прежде всего, самих евреев, и из-за вмешательства англичан: адмирал Горацио Нельсон потопил почти все корабли Наполеона, и тот был вынужден вернуться в Египет…

В одном из своих донесений австрийский консул в Париже Меттерних-Винненбург написал:

 «…Во Франции находятся 40 тысяч евреев, из них около тысячи – в Париже, но все они, без исключения, видят в императоре МЕССИЮ!..».

В 1806 г. Наполеон восстановил в Париже Собрание Нотаблей по принципуСинедриона, в состав которого вошли 46 раввинов и 25 богатых светских евреев. Он не раз обращался к этому высокому собранию, в том числе относительно ГАЛАХИ, интересовался отношением их к государству, но они не хотели иметь собственный национальный очаг до прихода Мессии…

Никому не удалось изменить доброе отношение Наполеона к евреям. Он считал: «…Еврейский вопрос решается не так… Я никогда не приму мер, обязывающих еврейский народ оставить Францию, потому что для меня еврей равен любому другому гражданину страны… Обращение с евреями в каждой стране – ТЕРМОМЕТР её цивилизации…».

Зная о ненависти христиан к евреям, Наполеон написал: «…Народ, который способен столько лет оплакивать свой разрушенный Храм, оплакивать свою землю, сумеет когда-нибудь вернуться домой…».

Издав «ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС ПРАВ ЧЕЛОВЕКА», он считал этот труд значительно более важным, чем все победы в войнах с неприятелем. Многие положения его «КОДЕКСА…» до сих пор являются актуальными. Отдельные параграфы его вошли в Конституции демократических стран не только Европы…

 

  ЛЯДЫ И ВОЙНЫ

К 1800 г. Старый Ребе имел все сведения об императоре Франции Наполеоне Бонапарте, и даже предвидел его далеко идущие планы и… неминуемое поражение…

Англичане, финансировавшие русского царя Александра I, толкали его на войну против Франции, но всякий раз русские войска терпели поражение. В сговоре с властелинами Европы, царь восстановил против императора Франции католиков и православный люд, издав Указ, гласивший: «…по случаю того, что Бонапарт создал в Париже собрание представителей евреев, имеющее главной целью дать им различные преимущества и связать евреев Европы, СОЗДАТЬ особый комитет для обсуждения того, не требует ли это обстоятельство принятия каких-либо мер относительно русских евреев?..»

Правительственный Синод отреагировал немедленно: в декабре 1806 г. распространил «ОБЪЯВЛЕНИЕ», в котором Наполеон был назван противником Бога, возродив иудейские синагоги во Франции: «…Повелел явно создавать раввинам их почести и установил новый великий Сангедрин еврейский, сей самый противный собор, который некогда дерзнул осудить на распятие Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа - теперь помышляет соединить иудеев, гневом Божьим рассыпанных по всему лицу земли, и устремить их на ниспровержение Церкви Христовой…».

Старый Ребе с чувством ответственности за свою религиозную философию, заодно уберечь единоверцев от русского бунта, погромов, издал множество обращений к евреям, призывая их оказать помощь русской армии, встать на защиту Царя и Отечества.

 «…Если Бонапарт победит, сердца евреев отпадут и отделятся от небесногоОтца…». Это был посыл власти, что проживающие в русской империи единоверцы не предадут интересы Царя и государства Российского. Воззвание Ребе гласило:

 «…Мы, пребывающие под благословенной державою Российского Государя Императора, не только не чувствовали такого угнетения, как в других царствах… Нам, в любезном отечестве нашем, России, чего не доставало? Трудолюбие и промыслы деятельных представляли изрядные способы к содержанию наших семейств. Мы не только охранялись наравне с природными русскими, но и допущены были к правам и чинам, пользовались почестями и свободным отправлением веры нашей и обрядов; даже в самом царствующем граде Санкт-Петербурге, и там есть евреи и наша школа. В каком же царстве народ еврейский имеет такие выгоды? Нигде, кроме России.

Предки наши для защиты своего царства ополчались оружием, проливали кровь свою; история народа еврейского гласит, и в память несчастных приключений двукратного разрушения Иерусалима учредили посты, доднесь нами свято соблюдения. Теперь французский император Наполеон с силами союзных держав вошёл разорить Россию, наше любезное отечество. Он проходит везде с оружием в руках и лестью в устах; противоборствуют ему народы, России подвластные, не требуя от нас личного в том участия. Никогда не пополнялись российские войска еврейским народом. Даже и в теперешнюю жестокую войну не требует от нас Российский Государь, чтобы мы встали в ряды солдат, через что не могли бы справлять свой шабат и соблюдать в яствах наших, но и все наши еврейские обряды, страшусь я, дабы из вас, мои собратья, не поскользнулись иные с пути истины, и увещаю вас самих, яко учитель ваш, и заклинаю вас всем тем, что вам любезно и свято есть пребудьте верны Российскому Государю…, усердствуйте всеми силами услужить российским военным командирам…Монарху Российскому и нашему. Господь да поможет побороть врагов Его и наших, поелику война начата не Россией, но Наполеоном; доказательством же того есть наглый его сюда с войной поход…».

Старого Ребе из Ляд, Шнеера-Залмана Шнеерсона, тревожила судьба его религиозно-философского учения ХАБАД больше, нежели судьба единоверцев, поэтому он обратился к ним с призывом встать на защиту русского царя и Отечества, где господствовало крепостное право и полное бесправие евреев.

 

ДЛЯ НАПОЛЕОНА БОНАПАРТА ВСЕ ЛЮДИ БЫЛИ РАВНЫ, И ЕВРЕИ В ТОМ ЧИСЛЕ

...Выполняя завет Старого Ребе, население Лядов, как и всей Российской империи было настроено против французов. Вместе с воинами русской армии они боролись против оккупантов: разрушали на их пути мосты через реки, уничтожали фураж, задерживали и брали в плен французских солдат.

За заслуги перед Отечеством семья Шнеерсонов получила право поселиться за пределами ЧЕРТЫ ОСЕДЛОСТИ – в 30 верстах северо-восточнее Лядов, в заболоченной деревушке Любавичи Смоленской губернии. Она превратилась в мировой религиозный центр течения ХАБАД в ХАСИДИЗМЕ.

Сам Старый Ребе в Любавичах никогда не бывал, а его династию стали называть ХАБАД-Любавичи. Так, видимо, складывались веками, тысячелетиями религиозные легенды.

Доктор исторических наук, профессор А.Я. Черняк считает, что исторически было бы правильно назвать династию Шнеерсонов не Любавической, а именно Ляднянской, потому что до нашествия войск Наполеона на Русь теория ХАБАД основалась и функционировала в Лядах.

События, предшествующие войне 1812 г., послужили стимулом создания военной разведки, начатой официально в 1810 г. прославленным генералом русской армии М.Б. Барклаем де Толли. Для стратегической разведки использовали купцов-евреев, владевших иностранными языками, выполнявших воззвание Старого Ребе.

С января 1811 г. постоянными агентами российской разведки были купцы: член городского управления Белостока Гирш Гальперн и Давид Валах, прикордонный (приграничный) торговец из Ковно Захариас Нафталевич. При генерале Л.Л. Беннигсене агентом разведки был Шеффер Зельсман из Устилуча. Отличились разведчики Гирш Гордон, Янкель Иоселевич из Вильно, Мовша Давидович из Средника и многие другие. Исключительно отзывался о Нафтали-Герце Шульмане боевой генерал В.И. Гарпе. Юдель Самойлович из Вильянополя, Меер Марковский – удостоились за усердие Серебряных медалей. Дерзко проявили себя многие другие разведчики, включая легендарного Берка Неймана из Ковно. Он выполнял поручения многих русских генералов: начальника Главного штаба П. М. Волконского, графа М.С. Воронцова, генерала, П.П. Трубецкого, Главнокомандующего фельдмаршала М.И. Кутузова. За боевые заслуги Б. Нейман многократно награждался денежными премиями, а так же Золотой медалью «За усердие». Особо отличился рабби Моше Майзель из Шклова. По заданию самого царя Александра I он вошёл в доверие императора Франции и поставлял из его штаба самые свежие секретные сведения...

О лихом воине-разведчике Ушере Жолквере отыскал данные в архиве через …200 лет историк Пётр Черкасов. Герой был отмечен в сражениях под Смоленском и г. Красным подполковником артиллерии, будущим декабристом А.В. Ентальцевым, генералом графом А.Ф. Ланжероном, а также князем Багратионом…

После войны Ушера Жолквера вызвал в Петербург начальник Главного штаба армии на аудиенцию, где ему вручили паспорт, по которому он мог жить за пределами ЧЕРТЫ ОСЕДЛОСТИ, и 300 рублей (по тем временам немалые деньги).

В русской исторической литературе мало – или вовсе не освещалось – участие евреев в Отечественной войне 1812 г. Впервые написал о них историк К.А. Военский в статье «НАПОЛЕОН И БОРИСОВСКИЕ ЕВРЕИ в 1812 г.».

Накануне столетнего юбилея победы русской армии над войском Наполеона убедительно прозвучал вывод заведующего Лефортовским архивом (Московское отделение Общественного архива Главного штаба) полковника Н.П. Поликарпова. Проанализировав многочисленные документы, он пришёл к выводу: «Главную роль в производстве тайных разведок играли местные евреи».

Ту же мысль высказал и современный специалист по истории российский военный разведчик В.М. Безотосный: «Большую часть агентуры русской контрразведки в Западных областях Российской империи составляли евреи, преимущественно мелкие торговцы и ремесленники».

Из поколения в поколение передавались рассказы о том, как перед сражением под Красным некоторые русские генералы – командир 27-й пехотной дивизии Д.П. Неверовский, генерал от инфантерии граф М.А. Милорадович, другие – считали своим долгом пообщаться с ляднянским МУДРЕЦОМ. Они настоятельно рекомендовали ему эвакуироваться вглубь страны, выдали соответствующий документ, выделили 4-х сопровождающих казаков. Шнеерсоны покинули Ляды вместе с русской армией, отступавшей на восток…

Утром 2-го августа (по старому стилю) войска Наполеона под командованием маршалов Мюрата и Нея, переправившись через реку Мерею (текущую восточнее окраины Лядов и в 6 км северней впадающую в Днепр) и двигаясь в направлении Смоленска, встретили упорное сопротивление войск 27-й дивизии и отрядов ополчения в районе Красного. Трёхдневные арьергардные бои против корпусов неприятеля имели решающее значение для исхода кампании, дав возможность в районе Смоленска соединиться 1-й русской армии Барклая де Толли и 2-й - генерала Багратиона. ЭТОГО БОЛЕЕ ВСЕГО НЕ ЖЕЛАЛ НАПОЛЕОН...

В суровые ноябрьские дни 1812 г., наступая, русские войска снова нанесли сокрушительный удар войску противника в районе Красного, после этого остатки разгромленных армий Наполеона фактически были уже не боеспособны и бежали до реки Березины...

Из записок церемонемейстера императора Франции графа Коленкура известно: после разгрома войском Кутузова основных сил Наполеона под Красным, Бонапарт остановился в Лядах, ночевал (по воспоминаниям Х. Красновского) в доме Гирши и Хаси-Ханкес Марковичей, стоявшем на углу улиц Большой Пробойной и Резницкой. Мальчик Хаим Ривлес, будущий отец Генуха Гусинского, подобрался к наполеоновским коням и срезал со сбруи целую шапку серебряных позументов.

Штаб Кутузова размещался тогда в 10-ти верстах юго-восточней Красного, в селе Добром…

Когда, как затравленный волчонок, с августа 1942 по март 1943 г.г. я скитался по лесам и весям Смоленщины в поисках партизан, бывал и в селе Добром, там жили добрые люди, оттого, наверно, село получило такое название.

Вместе с наступающими войсками русской армии, Шнеерсоны возвращались в Ляды. В пути на Курск Старый Ребе занемог и умер от желтухи в деревне Пена. Он был похоронен по еврейскому обряду на кладбище в г.Горяч (Полтавщина).

Особых следов разрушений война 1812 г. в Лядах не оставила, за исключением имевшегося в Слободе так называемого «городка», представлявшего собой артиллерийские позиции - флеши, да разграбленного хозяйства Шнеерсона.

Начальник 3-го отделения генерал Бенкендорф вспоминал: «Мы не могли нахвалиться усердием и привязанностью, которые выказывали нам евреи».

Граф Милорадович тоже был в восторге от «общинного» народа: «Эти люди самые преданные слуги государя, без них мы не победили бы Наполеона, и я не был украшен орденами за войну 1812 г.».

Вопреки императорскому запрету, граф Милорадович позволял своим любимцам-евреям проживать в столице.

 «Надо сказать, русская (еврейская) агентура действовала куда более эффективно, нежели французская (польская). Благодаря евреям русское военное командование не было застигнуто врасплох, когда 12 июня (по старому стилю) 1812 г. армия Наполеона вторглась в Россию. Агентура также блестяще работала, когда отступавшие от Москвы французы в ноябре 1812 г. вторично оказались на территории Западного края».

В дневнике будущего императора Николая I-го написано: «Удивительно, что они (евреи) в 1812 г. отменно верны нам были, даже помогали, где только могли, с опасностью для жизни».

Об эпизодах героизма, проявленного евреями Лядов, знали наши предки, помнили деды, рассказывали отцам. Из воспоминаний Х. Красновского узнаём, как

разведчик Ехил Великовский из Лядов был схвачен французами около Витебска. Ему удалось бежать из тюрьмы, спрятаться под опрокинутой лодкой у берега реки Западная Двина, и благополучно вернуться в свою часть, при которой состоял маркитантом, сопровождая войска.

Прославленный партизанский Герой Отечественной войны 1812 г., поэт Денис Давыдов свидетельствует, как наградили еврея за храбрость Георгиевским крестом, но тот не прикрепил его к одежде потому, что на нём - крест.

В последующих войнах, награждая бойцов за проявленное мужество и героизм на поле брани, царское правительство учитывало их происхождение.

Немалую лепту в патриотическое настроение населения Российской империи внесли еврейские лидеры экономической элиты, как, например основатель йешивы (религиозной школы) ребе Хаим Воложинер, другие.

Известный в среде еврейских интеллектуалов Нафтали-Герц Шульман из Быхова Могилёвской губернии, о котором упоминал выше, в 1806 г. написал на иврите, на идиш и на русском гимн в честь рождения дочери царя, великой княгини Елизаветы.

9-го января 1813 г. в местечке Лик Главнокомандующий русской армии генерал-фельдмаршал князь М.И. Кутузов организовал ему аудиенцию с императором России, выразившим свою признательность еврейскому народу:

 «…С благодарностью принимаю я службу народа еврейского и его кагалов. Надеюсь, что они оправдают моё доверие к ним…».

 

К 100-летию Победы русской армии над французами, в 1912 г. на средства богатых евреев Лядов на базарной площади местечка воздвигли огромную многоглавую белокаменную церковь и памятник из розового мрамора, огороженные высокой чугунной оградой. Что на нём было высечено, не помню. Во время боёв 1943-1944 годов памятник, как и церковь, были стёрты с лица земли…

 

 КРЫМСКАЯ КАМПАНИЯ, 1852-1855.

Со слов стариков профессор Ханон Красновский написал, что в той войне по рекрутскому набору участвовали: Моше Нажницкий, Янкев Золотовицкий, Берл Романов, Давид Хайт, Мордтке Иоффе, Берл-Моше Сурат – предок жены брата моего отца, дяди Янкла.

 

 РУССКО-ТУРЕЦКАЯ ВОЙНА (1877-1878 г.г.)

Участвовали: Хаим Певзнер, Янкев-Моше Михлин, Хаим и Аба Столяровы, Гирш Абкин, Моше Красновский и мой дед, Иосиф Тамаркин. Этих людей профессор Х. Красновский знал лично, слушал их рассказы о той войне. Они воевали солдатами 63-го Суздальского полка, первым командиром которого был будущий Генералиссимус русской армии и флота А.В. Суворов. Продолжая традиции непобедимых Суворовских «чудо богатырей», они мужественно сражались с турками, участвовали в операциях под Плевной и Шипкой. Характерно, что все они страдали одной и той же болезнью – одышкой, и умерли сравнительно молодыми, в возрасте, примерно, 55 лет.

 

В Ляолянском бою в РУССКО-ЯПОНСКОЮ войну 1904-1905 гг. погиб Берл Кузнецов. Смертельное ранение получил Авром Поценкер. Артиллеристы Яаков Столяров, Зелик Кунин, Лейба Потёмкин, Веля Аронов, Берл Великовский участвовали в Мукденском сражении. Герцл Крол, Берл-Оре Фингрут, Эля Эйдинов – служили в запасном батальоне. Моше Возиков и Борух Косман - мужья маминых сестёр, воевали артиллеристами (бомбардирами), обороняли крепость Порт-Артур, за храбрость удостоились боевых наград. По известным причинам японцам удалось овладеть крепостью, пленить её защитников. После заключения мира, их вернули на Родину, в Россию…

Несмотря на преданность Российскому государству, во всё время его существования еврейское население оставалось изгоем.

Особая жестокость к евреям проявилась во время 2-й Мировой войны – в годы ХОЛОКОСТА. На захваченных немецко-фашистскими войсками территориях СССР в 1-й год войны большинство народов усердно помогали нацистам истреблять евреев как нацию. На оккупированных территориях евреи оказались как в болотистой трясине: без добровольной усердной поддержки местных антисемитов гитлеровцы не смогли бы уничтожить загнанных в гетто более миллиона евреев. Нацисты были настолько уверены в "усердии" украинцев, что в Киеве не стали даже создавать гетто. В течение нескольких дней осенью 1941 г. антисемиты расстреляли десятки тысяч евреев – женщин, стариков и детей.

ХОЛОКОСТ показал: как ни старались еврейские МУДРЕЦЫ в диаспоре облегчить молитвами жизнь своих единоверцев, ненависть к ним коренного населения была, очевидно, была впитана с молоком матери...

 

 ЛЯДЫ И РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ

С середины 90-х годов 19-го века зарождается революционное движение. Ханон Красновский не располагал полными данными, касающимися проникновения революционных идей в местечко Ляды, однако из его записей, а также из воспоминаний старожилов, известно: не оставались евреи местечка в стороне от тех грозных событий. Даже внучки ребе Дов-Бера Шнеерсона, жившего после 1812 г. в Любавичах, не стояли в стороне от революционных идей. Стэра, дочь ребе Шахно Шнеерсона, засватанная за сына московского миллионера Луговиера, сбежала за границу с учителем Астердамом, проживавшим в Лядах и работавшим на полулегальном положении; её сёстры, Рахиль и Генеся, в начале 90-х годов пропагандировали революционные идеи. Под видом учителей – с бородками, характерными для профессиональных революционеров – приехали неизвестно откуда в Ляды: Мулин, Борик, Архимед (революционный псевдоним Киркора; в советские годы – ректора Белорусской сельскохозяйственной Академии в Горках) Абезгауз, Гоффеншефер, Лисохин и другие, занимавшиеся революционной пропагандой.

Из местных жителей социал-демократами были: Аарон Ратнер, Лейба Одинов, Давид Черномордик, Яков Бенин, Аарон Дубсон, Марк Маринкин, Ефим Данчеев, Александр Сёмкин, учитель Тарабанов из деревни Девичья Дубрава.

БУНД, входивший в Российскую Социал-Демократическую Партию - до 2-го и после 4-го Съездов партий, имел в Лядах большую организацию. В основном, его представлял ремесленный пролетариат. Будущая жена моего дяди Хаима Воронова – тётя Таня (в девичестве - Тайбл Минкина), знавшая наизусть многие произведения поэта В. Маяковского, тоже состояла активным членом этой партии.

В организации имелся вооружённый револьверами и винтовками боевой отряд, избавлявший Ляды от беспорядков и ПОГРОМОВ ЧЕРНОСОТЕНЦЕВ, после манифестации 17 октября 1905 г. прокатившихся волной по городам и местечкам Российской Империи. Когда ляднянскому боевому отряду стало известно о готовившемся погроме в Горках, он срочно выехал туда. В боевой операции был ранен Иче Абкин. Получив известие о возможном погроме в Орше, отряд поспешил на помощь дубровненскому отряду самообороны. В организации оршанского погрома вместе с ЧЕРНОСОТЕНЦАМИ участвовала полиция. Дубровнинский отряд был уничтожен...

Ханон Красновский вспоминает, что в революционные 1905-1907 годы происходило много нелегальных собраний в синагогах, чаще на Резницкой улице, напротив дома, где он жил: видел и слышал выступающих, развернувших борьбу вокруг выборщиков во 2-ю Государственную Думу. Уездным выборщиком социал-демократы выдвинули Илью Ильича Зайцева, поддерживаемого прогрессивно настроенными жителями. Вторым кандидатом был директор Дубровнинской текстильной фабрики Розенблюм, которого поддерживали зажиточные слои населения и религиозные ортодоксы. Встреча с И.И. Зайцевым происходила в большой синагоге, куда мальчишке, Ханону Красновскому, удалось тогда проникнуть – и впитать в себя всё происходящее. Встреча продолжалась с вечера до поздней ночи. Зайцев выступал на безупречном, всем понятном языке ИДИШ, обещая после избрания его депутатом в Государственную Думу добиваться осуществления требований социал-демократов.

Еврейская буржуазия выступала против его кандидатуры, мотивируя тем, что не сможет он защищать интересы еврейского народа. Кроме Зайцева выступали: Шеел Шевелёв, Аба Гораков, доктор Ривкин. Встреча прошла активно. Все обязались голосовать за Зайцева. Имевшие право голоса лядняне поехали в Горки и голосовали за Зайцева. Богатые, малая часть населения Лядов, голосовали за Розенблюма. В уездном городе Горки выборщиками был избран Зайцев, но поскольку выборы на губернском съезде в Могилёве были не прямые, Зайцева забаллотировали.

Большой популярностью пользовался, часто приезжавший в местечко из Смоленска, профессиональный революционер, рабочий керамического завода им. Будницкого, Пётр Яковлевич Григорьев. Ханон Красновский работал с ним, слушал его рассказы о многократных поездках в Ляды и о проводимых на актуальные темы собраниях социал-демократии. После январских событий (1905 г.) в столице, была проведена и в Лядах первая демонстрация – с красными знамёнами и революционными песнями.

1-е Мая был нерабочим днём: закрывались даже магазины и лавки! Вечером на бульваре Резницкой улицы состоялся многолюдный митинг, выступал Давид Черномордик, которого за красноречие называли в Лядах «БЕБЕЛЕМ». На Жарановской улице, в доме Риси Гопенко, впервые в Лядах открылся клуб, в котором проводились собрания, лекции, беседы. Летом того же года состоялась вторая демонстрация.

Вскоре расположился в Лядах отряд солдат, начались обыски, арестовали Аарона Ратнера, Мотла Ааронова – сына раввина Залмана Ааронова, Ойзера Гучеира и Юду Абкина. Они просидели в Горецкой тюрьме до издания 17 октября 1905 г. манифеста, по которому амнистировали всех политических. В тот день была сожжена казённая винная лавка (монополька) и остановлена работа.

В Ляды пришёл на постой отряд драгун и разместился в Талмуд-Торе. Экзекуциями не занимались, вскоре из местечка были выведены.

9-го января 1906 г. состоялась третья демонстрация – и продолжалась весь день. Народ собрался на базарной площади. Реяли красные знамёна, транспаранты с революционными лозунгами. Главным оратором был студент Михаил Львович Гоффеншефер - учитель местного училища.

Усиление реакционных действий со стороны власти вынудило оставшихся в Лядах революционеров перейти к легальным формам культурно-просветительской деятельности в массах. Периодически ставились любительские спектакли:

«ЕВРЕИ», «ПАСЫНКИ ЖИЗНИ», «СЛУШАЙ, ИЗРАИЛЬ!», «САТАНА». В них активно участвовали Шеел Шевелёв, Давид Черномордик, Нохем-Иче Азарнов, Лейбе Азаркевич, Авром-Моше Брайнин, Цемахман (женщина), Тарабанов, Шлойма Кадонер, Мойша Иоффе, Авром Трейстер, Бася Блюмкина, Эстер Мирер.

Наиболее активные участники революционного движения, с наступлением реакции, уехали за границу: Иче Выгон, Моше Хайт, Иче Абкин, Лейбе Азаркевич, Шая Коган, Дод Коган, Бениамин Коган, Аба Гарков и другие.

В Лядах действовала мобильная пожарная команда, размещавшаяся в специальном здании с каланчой. Днём и ночью дежурил на ней пожарный в сияющей медной каске. Сытые кони буланой масти в добротной сбруе стояли возле красных тележек с пожарными насосами и были всегда готовы к выезду.

 

  1-я МИРОВАЯ ВОЙНА, 1914-1918 годы

Ханон Красновский перечислил имена мужчин в Лядах, которых лично знал и помнил, как призвали их в царскую армию. В боях участвовали: Ерл Гуревич, Исроэл-Мойше и Шлойме-Хаим Лотош, Мойсей Великовский, Гиршл, Берл-Лэйб и Хаче Эйдиновы; Израиль и Аарон Казаковы, Бера Есипов, Янкел Минкин, Мойше Иоффе, Эле Фрадкин, Гиршл Окно, Залман Карпилов, Нисон и Йосе Фрадкины, Нохем Блюмин, Гиршл и Моше-Иче Таубины, Хаим-Иче Бабин, Залмен Хайт и Неех Сорокоренский, Иче Гусинский, Моте Мирер, Алтер Красновский, Аарон Урьев, Шая Зильберборд, Шлойме и Мойше Каданеры, Мендл Михлин и Мотэ Гезин; братья Йосе, Муля, Юда, Мотэ Столяровы; Половицкий Мене, Авром Трейстер, Хаче и Орче Тёмкины, Иосиф Ярлин, Алтер Берман, Мене и Авром Кузнецовы; Янкев-Йосе Золотовицкий, Берл и Залман Великовские, Уре Урин, Авром Ривкин, Берке Лифшиц, Ича и Зискинд Брук, Йосе Кабалкин, Уре и Хаим-Иче Хайкинсины; Найштидит, Алтер и Доня Ципины, Азаркевичи - Теве и Берл, Моше Вишняков, Арон Дубсон, Ложе Гершун, Мене Крупаткин, Давид Ханин, Хаим Брискин, Берл Романов, Шмерл Карасик; Лозе, Хаим и Михел Брайнины; Гиода Канторович, Гиршл Исковер, Мошке Зильберман, Исаак Симкин, Шмерл Эфрос, Берл Златкин, Лейзер-Йосе Мескин, Вениамин Вигин, Абрам Цырлин, а также мой отец, Лейбе Тамаркин, его старшие братья, Янкл и Моше, и двоюродные братья по материнской линии - Лейбе и Аарон Баевы, Алтер Кабищер. Мужья сестёр отца: муж Гинды - Лейба Липович, муж Златы - Моше-Меир Фрадкин, муж Ханы - Иосиф Драпкин. Мужья маминых сестёр: муж тёти Ципи - Борух Косман, муж тёти Малки - Моше Возиков (они же – участники боёв с японцами в 1905 г.), муж тёти Ривы – Рувим, Рувм (Роман) Ривкин. Братья мамы – Иосиф, Соломон, Веля, Хаим – Вороновы. Имена многих не названы.

Погибли: Аарон и Лейзер Крупаткины, Шлойма Столяров, Урэ Ципин, Нохем Азарнов. В 1920 г. в боях под Варшавой погиб Хаим Брискин, в Средней Азии, в борьбе с басмачами – пал двоюродный брат Х. Красновского, Ефим. Это неполный перечень жертв тех огненных лет. Имена остальных погибших в те годы на поле брани ляднян не известны.

Нохем Золотовицкий и Лейбе Фрадкин вернулись с войны одноногими инвалидами, Йося Кабалкин, будущий председатель национального еврейского колхоза «Наер Лэбн» («Новая жизнь») - с укороченной ногой. Берл-Лейб Эйдинов в борьбе с махновцами лишился глаза. За год, примерно, до войны он переехал вместе с семьёй в Смоленск, в 1941 г. они эвакуировались вглубь страны. После войны жили в Москве.

Дядя Борух Косман, муж тёти Ципи, кузнец по профессии, в 1905 г. воевал бомбардиром в обороне крепости Порт-Артур, за боевые заслуги перед Отечеством удостоился боевых наград. По ходатайству помещика села Зверовичи Краснинского уезда, дядя получил право работать за пределом «черты оседлости». В 1915 г., в бойне 1-й мировой войны, солдат Борух Косман оказался в плену у немцев. Вернулся в 1918 г.и уехал на Урал, в город Троицк, где жили тогда Вороновы…

Самый старший брат мамы, дядя Иосиф, покинул Ляды в юности, плавал юнгой, потом матросом, на кораблях, побывал во многих странах. 11 лет жил в Америке, куда переехала к нему сестра Фейгл с семьёй. После революции 1917 г. дядя Иосиф вернулся в Россию, жил в Самаре (Куйбышеве). Тётя Фейгл с семьёй остались в США. Дядя Соломон уехал в Китай. Самой младшей – из 16-ти детей бабушки Эстер и дедушки Лейбы Вороновых – была моя мама, Риша. В 1925 г. мой отец предложил ей вернуться из Троицка в Ляды, где они поженились…

Муж тёти Ривы, дядя Роман (Рувм) Ривкин, в 1-ю мировую войну удостоился 2-х Георгиевских Крестов, защищал в Москве Кремль от большевиков, потом перешёл на их сторону, штурмом брал Кремль. В войнах был много раз ранен. Последнее ранение он, 52-летний боец-доброволец Красной Армии, получил в боях с немецко-фашистскими захватчиками под Ржевом в 1942 году. С осколками шрапнели в теле, он умер на 87-м году жизни в Свердловске…

Атмосфера уклада общественной жизни и быта в Лядах была благоприятной почвой, которая взрастила многих умельцев-кустарей, мастеров своего дела, военных, писателей.

В 1854 г. родился Александр - Зискинд Рабинович. Он сотрудничал с журналом «СЫН ОТЕЧЕСТВА», с газетой «ФРАЙНД», описывая жизнь и быт средних слоёв еврейства. Его фундаментальный труд «ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА» в 3-х томах принёс ему большую известность.

Славилась династия печников Брайниных: отец, сын Нехамия, двоюродные братья Мойша и Иося Брайнины. В этой небогатой семье в 1860 г. родился одарённый способностями и талантом мальчик Рувим. Образование получил он в Берлине. Стал доктором философии. Сотрудничал в «ГАМЕЛИЦЕ». Знаменитый памфлет «АГОНИЯ ПИСАТЕЛЯ» на смерть Переца бен Мойши Смоленскина поставил его в ряд с виднейшими писателями 80-х годов 19-го века. После длительного - 25-летнего - отсутствия, в 1905 г., на праздник ШВУЕС, Рувим Брайнин посетил Ляды. Юному Х. Красновскому посчастливилось слушать его лекции о положении и значении еврейской литературы, о её связи с народными массами…

В 1876 г. в семье ректора ляднянского иешибота (Рош Гайшиво) родился сын Залман-Ицхак Аронсон (Онейхи), будущий талантливый писатель, отражавший в своих книгах жизнь и быт белорусских евреев.

В 1904 г. в семье служащего Моши Левина родился сын Дойв-Бер-Борис Михайлович Левин. В 1921 г. он уехал учиться в Петроград, написал повести: «Вольные штаты Славичи», «Десять вагонов», «Улица Сапожников», пьесу «Амур-река», киносценарий «Федька», роман «Лихово», показав жизнь евреев дореволюционного местечка. Он был лично знаком с поэтами Н. Заболоцким, С. Маршаком, Д. Хармсом… Талантливый писатель погиб, защищая Ленинград, 17 декабря 1941 г. Отец его работал счетоводом в нашем колхозе «НАЕР ЛЭБН». Вся семья, как и многие, чьи имена названы выше, была расстреляна нацистами в гетто 2 апреля 1942 г... - А улицу Сапожников, в Лядах, я помню до сих пор – и даже вижу иногда её во сне...

В богатой семье Миреров, живших Аропцу – в нижней, восточной части местечка - родился в 1904 г. Шолэм (Соломон, Семён) Мирер. Советская власть лишила семейство всего, пустила по миру. Писатель-фольклорист Шолэм Мирер оказался в Москве, издал книгу о Ленине, тем не менее, все годы преследовался властью. В картонных коробках хранил он множество рукописей, надеясь когда-нибудь их издать…

Я познакомился с ним и с его супругой Марией Алексеевной в начале 60-х годов в Москве, у них дома. В их многодетной замечательной семье я почувствовал себя легко, непринуждённо. Летом 1966 г. мы с Шолэмом ездили в Ляды, гостили у Льва Соломоновича Эренбурга, завуча школы, и у его супруги Феофании Клементьевны, выступали в школе перед учениками и учителями, благодарили за неоценимую помощь, которую оказали они своему завучу в создании музея. Умер Шолэм Мирер в 1990 году.

Когда пала Советская власть, дочь Шолэма Мирера, Аталия Семёновна Беленькая начала издавать книги о творчестве отца, о гонениях властей, и об их дружной большой семье. Несмотря на все трудности, дети получили высшее образование, о чём в специальной передаче по телевидению рассказывала мама Аталии Семёновны - Мария Алексеевна. Творческая деятельность А. С. Беленькой продолжается. Свои книги она дарит библиотекам г. Дубровно, Лядов, музеям...

В годы Великой Отечественной войны многие лядняне воевали - «на земле, в небесах и на море», в их числе, офицеры – сыновья дяди Алтэра Кабищера: Миша вернулся с войны инвалидом, Лазарь погиб на Курской дуге летом 1943 г.; лётчик штурмовой авиации, кавалер многих боевых наград, Лев Кабищер – умер на 91-м году жизни в Израиле, в 2011 г.

С моим земляком Шимоном (Симоном) Симкиным – кавалером 3-х орденов, включая ОРДЕН СЛАВЫ 3-й СТЕПЕНИ, я встречаюсь в Иерусалиме.

Все они, как и миллионы других, спасали страну и Европу от фашистской чумы. Не было ни одной семьи, не пострадавшей в той войне...

Евреи, оказавшиеся в гетто городов и местечек, таких как Ляды, были истреблены нацистами и их пособниками, в основном, в 1-й год войны.

В 1961 г. Генеральный прокурор Израиля Гидеон Хаузнер, выступая на процессе Адольфа Эйхмана, сказал:

 «…Уничтожены еврейские местечки Восточной и Западной Европы - ШТЕТЛЫ…Сотни тысяч евреев жили там… Каждое местечко - кладезь еврейского знания и любви к родному народу; в каждом из них теплился огонёк еврейского духа, передаваемый из поколения в поколение до последнего дня. В бесчисленных домиках с их типичными деревянными крылечками непоколебимо сохранялись, наперекор всем враждебным веяниям, заветы семейной еврейской жизни, вековые моральные устои и вера в пришествие Мессии. ИХ БОЛЬШЕ НЕТ. Погибла целая цивилизация с особым, красочным укладом жизни, своеобразной атмосферой и твёрдой верой. Вырваны вехи еврейской истории. Удар был нанесён в самое сердце народа…»…

Из книг Марка Штейнберга «ЕВРЕИ В ВОЙНАХ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ» и Л.Л. Мининберга «СОВЕТСКИЕ ЕВРЕИ В НАУКЕ И ПРОМЫШЛЕННОСТИ СССР В ПЕРИОД ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (1941-1945 г.г.) » читатель узнает о той роли, которую сыграли евреи за годы существования Советской власти. Миру дали они больше, чем другие народы, лауреатов Нобелевских премий. Возродили своё родное Отечество, в Палестине построив государство Израиль. И это – благодаря тем, кто однажды переступил через религиозный барьер...

Летом 1961 г. – впервые после войны – посчастливилось мне побывать в Лядах... Они выглядели пустыми. Улицы казались безжизненными, сморщенными, словно высохшее яблоко, или лицо древней беззубой старухи...

В результате боёв местного значения – с сентября 1943 по июнь 1944 г.г. – от местечка осталось лишь пепелище. С кладбищ исчезли надгробные каменные валуны – с надписями на древнееврейском языке, сложенные, словно домики – с крышами, дверцами и скамеечками внутри; памятники из белого, чёрного и розового мрамора. Памятник, установленный к 100-летию Отечественной войны 1812 г. на крутояре, оказался примерно в 200-х метрах северо-восточней от того места, где стоял до войны, и – слева от дороги. Какая-то добрая душа подняла памятник, весь в отметинах от пуль и осколков со времен проходивших здесь боёв... Никто не думает о том, чтобы установить его вновь там, где он стоял прежде, да и вряд ли кто-то помнит то место. На грани памятника высечено:

 

 В 1812

 ВОЙСКА ИМПЕРАТОРА

 ФРАНЦУЗОВ НАПОЛЕОНА

 ПЕРЕШЛИ ЗДЕСЬ ГРАНИЦУ

 СТАРОЙ РОССИИ 2 АВГУСТА

 НАСТУПАЯ ПОБЕДОНОСНО

 НА МОСКВУ. 6 НОЯБРЯ

 ОТСТУПАЯ ПОСЛЕ

 ТЯЖЕЛОГО ПОРАЖЕНИЯ.

 Сооружено 1912 г.

 Краснинское земство.

 

Теперь памятник не одинок: в 1966 г. бывшие жители Лядов – Аарон Казаков, братья Михаил и Лев Кабищеры, Ефим Черняк, Берл-Лейб Эйдинов, Шимон Симкин, Юрий Черевикин, Е.Я. Дынин, З.Н. Фрадкин, Ю.В Пухачевский, другие, на собранные земляками деньги установили на месте расстрела узников гетто Памятник из розового мрамора - на нём высечен текст, дозволенный в те годы партийными органами советской власти:

 

 Здесь

 покоятся

 останки

 более двух тысяч

 Советских

 Граждан:

 женщин, стариков

 и детей,

 замученных

 и убитых

 фашистами

 2 апреля 1942 г.

 ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ

 ПОГИБШИМ

 -------------------

 Родные!

 Память о Вас

 живёт и вечно

 будет жить

 в наших сердцах.

 Ляды. 1966 г.

В июле 2007 г. я приехал в Ляды из Москвы, вместе с профессором гематологии Александром Абрамовичем Шевелёвым и доктором психиатрии Александром Анатольевичем Дренделем, чьи родственники, тоже узники ляднянского гетто, 2 апреля 1942 года расстреляны в противотанковом рву.

Не доезжая Лядов, мы остановились в Красном, посетили местный музей – его сотрудники указали нам, северо-западней районного центра, в заболоченном лесочке , место под названием Бурнёвщина, где в августе 1942 г. нацисты расстреляли более 100 евреев местного гетто и партизан района...

Так, впервые увидел я – за штакетником, на бугорке – столбик с дощечкой, и второй – со звёздочкой... Там покоятся останки моего отца, партизана... Там же – останки моего лучшего друга, дерзкого разведчика отряда «НИКОЛАЙ» - Хаима Тамаркина, его братьев, Лейзера и Гдальки, и их родителей – тёти Эстер и дяди Моше, а также останки других бойцов и командиров отряда «Николай»...

С тяжелым сердцем стоя у могил, думал я о том, как опустел, обеднел после войны этот благодатный прежде край...

По данным Смоленского областного архива, в городах, местечках и деревнях области были зверски убиты нацистами и их пособниками более 76 000 человек - чистокровных евреев и рожденных от смешанных браков.

Евреи, выжившие чудом во время КАТАСТРОФЫ, обязаны рассказать потомкам, подрастающему поколению, к чему приводит человеконенавистническая политика руководителей стран и народов.

 

 

Напечатано в журнале "Заметки по еврейской истории" № 11-12(188) ноябрь-декабрь 2015

Адрес оригинальной публикации: http://www.berkovich-zametki.com/2015/Zametki/Nomer11_12/Tamarkin1.php

 

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru