litbook

Проза


Еврейское образование в Российской империи0

Система еврейского образования, существующая не менее 3000 лет, сыграла решающую роль в сохранении целостности еврейского народа и развитии его культуры. Ни одна религия не придавала такого значения образованию, как иудаизм. Со временем образование стало восприниматься не только как средство сохранения религии, но и как самоцель 1. Некогда до изгнания из Испании, шествовавшее впереди других народов по пути прогресса, восточно-европейское еврейство дошло к первой половине XVIII века до полного культурного оскудения. Бесправное и изолированное от окружающего мира, оно замкнулось в самом себе. Мимо прошла эпоха Возрождения, миновало его также умственное движение XVIII века в Европе. Но это еврейство было крепко внутри себя. Скованный бесчеловечными религиозными предписаниями и запретами, еврей не только не тяготился ими, но и видел в них источник бесконечных радостей. Ум его находил в тонкой диалектике Талмуда, чувство же в мистицизме Каббалы. Даже изучение Библии отошло на задний план, и знание грамматики считалось, чуть ли не преступлением 2. Первыми почувствовали необходимость внести значительные изменения в систему еврейского образования евреи в Западной и Восточной Европе. Большую роль в модернизации системы традиционного еврейского образования сыграли сторонники еврейского идейного, просветительского, культурного, литературного и общественного течения Гаскала (Просвещение).

Идеология Гаскалы сформировалась в 1770-е годы в Пруссии под влиянием европейского Просвещения, вследствие особых общественных, культурных и экономических условий, в которых находилось европейское еврейство. Но проблемы и цели, которые решала Гаскала, были отличны от тех, которые стояли перед европейскими просветителями. Это было движение умственного пробуждения, стремления к созданию просвещенного еврейства, интегрированного в европейское сообщество. Гаскала стала поворотным пунктом в новой еврейской истории, идейным источником всех течений еврейской национальной мысли последующих двух столетий. Деятели Гаскалы - «маскилим» («прозревшие, просвещенные») хотели гармонически сочетать с еврейской культурой европейское знание 3. Они настаивали на том, чтобы еврейские дети изучали местный язык и светские науки, а также требовали внести изменения в изучение еврейских предметов, подчеркивая важность грамматики иврита и Библии. Кроме того, они требовали изучение еврейской истории и принципов иудаизма как отдельных предметов. Крайние сторонники Гаскалы отрицательно относились к изучению Талмуда, да и умеренные маскилим, принципиально не отвергавшие Талмуд, считали, что изучать его должны лишь те, кто намеревался стать раввином. Маскилим требовали заменить меламеда, дипломированным учителем и были сторонниками профессионального обучения. Этот процесс в Европе пошел сравнительно быстро, так как уровень экономического развития Европы был высок, а немногочисленное еврейское население легче подвергалось внешним влияниям.

В начале XIX века движение Гаскала проникло в Россию и, хотя ее сторонники составляли незначительное меньшинство среди российского еврейства, они развернули энергичную деятельность, у них было огромное поле деятельности - в XIX веке еврейская община в России была самой большой в мире. Первым российским маскилим удалось пробить первую брешь в китайской стене, окружавшей еврейское гетто, сблизить своих братьев с европейскою культурою, открыть для них новые горизонты, создать новоеврейскую литературу и еврейское общественное мнение 4. Если приход Гаскалы в Российскую империю можно условно датировать, то вопрос о времени исчезновения среди русских евреев Гаскалы, как значимого общественно культурного и идеологического явления остается дискуссионным 5. Ясно одно, что крах идеологии Гаскалы был связан с усилением антисемитизма, погромами в России и изменением отношения российского правительства к еврейскому образованию, которое рассматривалось как вредоносное для государства и коренного населения. В первой половине XIX века большинство еврейских детей получало еврейское образование в хедерах и талмуд-торах. В это же время было организовано много иешив. Попытка правительства ограничить деятельность хедеров и иешив не увенчалась успехом, а закон 1893 года легализовал их существование.

В России уже с начала XIX века правительство «стремилось побороть еврейскую обособленность за пределами религии и культа», при этом, подчеркивалось, что правительство ни в чем не нарушало религию евреев и их религиозную жизнь 6. Первый Еврейский комитет, управляющим которого был М.М.Сперанский, а членами - министр внутренних дел князь А.Е.Чарторыйский, граф С.Ф.Потоцкий, министр юстиции Г.Р.Державин, был учрежден 9 ноября 1802 года. Историк и революционный деятель Л.Г.Дейч по прошествии многих лет писал, что весь XIX век создавались комитеты и комиссии для ограничения еврейских правоограничений и «приходили к выводу что существующие правограничения не достигают своей цели и должны быть упразднены… Но ни один из выработанных комитетами проектов… не получил осуществления» 7. Первый Еврейский комитет считал, что евреям надо дать некоторые гражданские права, благодаря чему они станут полезными членами общества, он разработал Положение для евреев (по австро-германскому образцу), одобренное императором 9 декабря 1804 года, в нем подчеркивался приоритет нравственно-культурного воздействия на евреев с целью «исправления» российского еврейства8.

Наряду с обещаниями принимать евреев в различные общерусские учебные заведения, здесь содержалось принципиально важное указание на то, что «никто из детей еврейских, быв в училище во время его воспитания, не должен быть ни под каким видом отвлекаем от своей религии, не принуждаем учиться тому, что ей противно и даже не согласно с нею быть может» 9. В этом документе декларировался принцип личной свободы евреев. Никто не может «притеснять, ни даже беспокоить их в отправлении веры и в общей гражданской жизни ни словом, ни делом» 10. Положение 1804 года распахивало, без ограничения и без оговорок, всем еврейским детям дорогу в училища, гимназии и университеты. Чтобы «сохранить в неприкосновенности исстари сложившийся религиозно-общинный быт раввинизм и хасидизм в одинаковой степени силились в корне затоптать молодые побеги светского образования» 11. «Широкие массы черты оседлости с ужасом и подозрением взирали на русскую школу, не желая и слышать о ней» 12. В итоге законодательство 1804 года практически не оказало влияния на еврейское образование в Российской империи, все осталось, как было прежде.

Чтобы предотвратить возможность растворения еврейского народа среди окружающего населения, духовные руководители издавна вводили установления с целью изолировать народ от тесного общения с соседями. Пользуясь авторитетом Талмуда, … раввины опутали общественную жизнь и частный быт еврея сложной сетью предписаний религиозно-обрядового характера, которые препятствовали сближению с иноверцами». Реальные и духовные потребности «приносились в жертву устаревшим формам народного быта», «слепое исполнение обрядности превратилось для народа как бы в цель существования еврейства… Раввинизм, застывший в безжизненной форме, продолжал держать скованными и мысль, и волю народа» 13. Сторонниками Гаскалы в 1820-1840-х годах были основаны современные школы в Одессе, Риге, Вильне и Минске, в которых наряду с еврейскими предметами изучали и общие науки. Первые маскилим были пионерами российского просвещения, их заслуги трудно переоценить. О них писал публицист и педагог А.И.Паперна «Какой любовью к знаниям, истине и красоте, какой стойкостью, какой верою в святость и конечный успех своего дела должны были обладать эти численно слабые Дон-Кихоты в борьбе против враждебной им массы, против освещенных временем традиций, в борьбе за свой идеал, за свою прекрасную Дульцинею - Гаскалу» 14. Естественно, основание современных школ натолкнулось на решительное сопротивление ортодоксальной части еврейства, и лишь некоторые еврейские дети в России получили в первой половине XIX века какое-либо светское образование. «Еврейская масса в России находилась как бы в состоянии заколоженном, из которого не могла выйти сама» 15.

Жизнь выдвинула из еврейской среды первых просветителей, которые, опираясь на правительство, пытались найти свои пути вывода еврейской массы к образованию. Одним из первых был ученый из Кременца Волынской губернии Ицхок-Бер Ливинзон, прозванный «Мендельсоном русских евреев», современники считали его литературным отцом Гаскалы в России. Он считал раввинат и хасидов виновниками многих народных бед. Опираясь на Талмуд и раввинскую литературу, он доказывал в своей книге «Поучение Израилю» 16, что еврею не запрещены иноплеменные языки, особенно той страны, где он живет, что знакомство со светскими науками тоже не угрожает опасностью религиозно-национальному чувству. У учителя из Варшавы Гезеановского было иное мнение, он решительно выступал против Талмуда, приписывал кагалу и раввинату «духовный застой, в котором народ словно окаменел», при этом он считал, что, только устранив кагал от финансового управления и ущемив его права, можно ввести светскую школу. Гиллер Маркевич считал, что для спасения еврейского народа от духовного и экономического упадка надо уничтожить кагалы, обучать евреев языкам, организовывать их фабричный труд, разрешить свободно торговать по всей стране. Черниговский купец Литман Фейгин защищал Талмуд, но винил меламедов, что они «последние невежды», преподают богословие, «основанное на фанатизме» и «внушают детям презрение к прочим наукам, а также ненависть к иноверцам». Он тоже считал, что кагалы надо упразднить. Историк русского еврейства Ю.И.Гессен, известный противник кагалов, считал, что кагал «своим деспотизмом» вызывал «тупое озлобление» в еврейском народе 17. Бороться с кагалами было очень сложно, они не шли ни на какие уступки. Писатель А.И.Солженицын считал, что «внутренняя кагальная организация еврейского населения в России многими способами и усилиями сопротивлялась вторжению государственной власти и всяких внешних веяний», в то же время он считал, что «нельзя отрицать, что кагалы имели и разумные для еврейской жизни регулирующие права» 18. И не удивительно, ведь кагалы во все времена были не только органами управления еврейских общин, но и центром религиозной и культурной жизни евреев. Историк Ю.И.Гессен утверждал, что «Кагально-раввинский союз не хотел ничего ни видеть, ни слышать. Широкою завесою распростер он над массою свою власть» 19. Да, кагалы, бесспорно, препятствовали многим прогрессивным начинаниям немногочисленных тогда маскилим, но они и не думали вставать во главе народа, чтобы защитить его, а, напротив пытались различными доводами оправдать действия властей, надеясь в глубине души, что шаги эти в конечном итоге послужат «ко благу евреев». Да и обстановка в Российской империи при Николае I была такой, что евреи и не могли активно и открыто отстаивать свои интересы, лишь после смерти императора это стало в малой степени возможным.

 В 1840 году был учрежден «Комитет для определения мер коренного преобразования евреев в России», председателем был назначен министр государственных имуществ, граф П.Д.Киселев, а одним из членов был управляющий Третьим отделением (органа политического надзора и сыска в России), жандармский генерал Л.В.Дубельт. При обсуждении вопроса о просвещении евреев, министр народного просвещения, граф С.С.Уваров красноречиво заметил «Народы не истребляются, особенно тот народ, коего новейшая история начинается у подошвы Голгофы». Министр не теряет надежды, что можно мирными средствами приблизить евреев к религии, ведущей начало от Голгофы20. Одной из первых целей комитет видел в том, что надо «Действовать на нравственное образование нового поколения евреев учреждением еврейских училищ в духе противном нынешнему талмудическому учению 21. Правительство решило предпринять решительные меры к поднятию духовного уровня евреев. Зная, как евреи в черте оседлости относятся к инициативам власти, к любому ее почину, для убеждения был послан молодой германский еврей, выпускник Мюнхенского университета и руководитель вновь созданной еврейской школы в Риге, Макс (Менахем) Лилиенталь, он жаждал деятельности по «насаждению просвещения среди русского еврейства». Министерство народного просвещения поручило ему в 1842 году объехать губернии «черты оседлости» и через публичные собрания и встречи с еврейскими общественными деятелями содействовать целям просвещения. Он много ездил по еврейским местечкам, говорил о плане правительства и «друга евреев» Уварова, убеждал, умолял, но встречал явное противление. Из-за своей крайне реформаторской позиции, он вступил в конфликт с еврейской ортодоксальной общественностью. Вернувшись в Петербург, Лилиенталь представил министру Уварову доклад, подчеркнув, что проведение школьной реформы дело трудное, но не безнадежное. Когда школьная реформа началась, он в 1844 году навсегда покинул Россию - страну, где еврей, по его словам, мог угодить правительству «только поклонением греческому кресту». С 1845 года он жил в США, был раввином в Нью-Йорке, а с 1850-х годов и до своей смерти в 1882 году - в Цинциннати.

Прямолинейный ум императора Николая I, склонный к начертанию легко проглядываемых перспектив, понимал, что кавалерийским наскоком твердыню еврейской религии не возьмешь, причину всех бед он видел в Талмуде, он опасался того, что евреи «будут обращать христиан в иудейскую веру» 22. Монарх не отказывался от своей идеи денационализации еврейства через новую школу. В 1844 году было принято решение подорвать изнутри систему традиционного еврейского образования, создав для этой цели сеть правительственных (казенных) школ для евреев (двухлетние училища, адекватные приходским училищам, и четырехлетние училища, соответствующие русским уездным училищам), но они не были популярны среди евреев. Также были созданы два раввинских училища для подготовки раввинов и учителей в Вильно и Житомире, ректорами этих учебных заведений были христиане, и только еврейские предметы преподавались евреями-учителями. В связи с их открытием во многих еврейских общинах был объявлен траурный пост. Так началась николаевская еврейская школьная реформа, несмотря на крайний отпор со стороны кагалов. А чтобы они не мешали реформе, в 1844 году кагалы были повсеместно упразднены (за исключением Риги и городов Курляндской губернии, где они просуществовали до 1893 года) и их функции переданы городским управам и ратушам 23. В том же 1844 году Николая I запретил принимать евреев на гражданскую службу «доколе они остаются в еврейском законе» 24.

Процесс пошел, но с первого дня тяжело, натужно, с пробуксовками. Двигателем нового курса стал министр народного просвещения С.С.Уваров. В его секретной инструкции, утвержденной Николаем I, было сказано, что целью школ является перевоспитать подрастающее поколение и отвлечь евреев от Талмуда. Учреждение этих училищ повлекло за собой тяжелые гонения на традиционные еврейские школы - хедеры и их преподавателей - меламедов. Но этот вопрос не интересовал министра народного просвещения, Уваров исходил из того, что «образование правильное, основательное, необходимое в нашем веке» должно слиться с «глубоким убеждением и теплою верой в истинно русские охранительные начала - Православия, Самодержавия и Народности», составляющими «последний якорь нашего спасения и вернейший залог силы и величия нашего отечества» 25. Николай I очень надеялся еврейской реформой образования обратить евреев империи в христианство и уваровская формула «православия, самодержавия и народности» как нельзя лучше соответствовала желанию монарха. Нападки императора на Талмуд говорили о том, что ни монарх, ни власть предержащие не осознавали, что Талмуд, как и Библия - есть две основы иудаизма. 15 раз католические идеологи (иногда и сами папы) объявляли Талмуд запрещенной книгой, подлежащей сожжению. Французский король Людовик IX в 1240 году даже судил Талмуд. На этом суде раби Йехиэль, возглавлявший защиту Талмуда, заявил королеве Бланш: «Мы готовы умереть за Талмуд… Наши тела в вашей власти, но не души» 26. Талмуд был осужден, а через два года по приказу инквизиции было сожжено 24 телеги с рукописными томами Талмуда. Но никто не мог заставить евреев забыть эту книгу. Талмуд и сегодня остается основой традиционного еврейского образования. И не удивительно, ведь в основе «Талмуда» лежит желание узнать истинную сущность вещей. Талмуд интересует истина и ради нее он готов проникать в любые глубины, становится понятным, почему такое большое внимание в нем уделяется спорам мудрецов по поводу едва уловимых оттенков смысла» 27.

 Привыкшие ничего не ждать от власти хорошего, еврейские общины восприняли «просветительскую» кампанию Уварова, как новое средство склонить евреев к перемене религии. В народе прямо говорили, что «прежде крестили через казарму, а теперь будут крестить через школу». Естественно никто из родителей и не думал отдавать своих детей в новые школы. Казенные еврейские училища вызывали острую ненависть еврейского населения. Правительству было важно пробить брешь в пассивном сопротивлении евреев и втянуть хотя бы отдельных лиц в систему русского образования. При неизменном недоверии к российской власти, еще немало лет еврейское население отвращалось от этих школ испытывая «школобоязнь». Если к 1855 году в хедерах училось 70000 еврейских детей, то в казенных училищах обеих разрядов всего 3200» 28. Этот испуг перед гражданским образованием еще долго сохранялся в еврействе. А.Г.Слиозберг вспоминал, что даже в 1870-е годы поступление в гимназию считалось предательством еврейской сущности, гимназический мундир был знаком богоотступничества. Учиться в русских университетах еврейская молодежь не устремилась, хотя окончание их давало евреям, по рекрутскому закону 1827 года пожизненное освобождение от воинской повинности. «Как реакционны и враждебны евреям ни были законы Николая I о еврейских начальных и раввинских училищах, эти училища волей-неволей приобщили какую-то небольшую часть еврейских детей к светскому образованию. Всё же это движение сыграло огромную роль в духовном пробуждении русского еврейства во второй половине XIX века» 29.

Устройство правительственных школ и раввинских семинарий сыграло значительную роль в развитии еврейской светской литературы. Медленно, но верно рос класс еврейской интеллигенции, заметно вырос спрос на еврейскую литературу, а это в свою очередь дало толчок развитию типографского дела, что выразилось в значительном увеличении еврейских книг разных названий, вышедших из цензуры. Начиная с 1848 года, когда правительственные меры заработали в полную силу, увеличение числа еврейских книг по сравнению с 1843 годом выросло в три раза, что является следствием обновляющейся еврейской жизни. Но свежий ветер перемен был неустойчивым, потому что изнутри поддерживался весьма незначительной массой еврейского населения местечек, а извне излишней строгостью власти. Впрочем, процесс просвещения евреев мог идти и быстрее, но здесь правительство захотело заработать на образовании евреев, введя не только сборы с них за содержание училищ, но также и особый сбор с отпечатанных в Царстве Польском и за границей еврейских книг по 1,5 копейки с каждого печатного листа. Вряд ли государство получало за этот сбор большие деньги, но он создавал определенные трудности не только в образовательном процессе, но и в духовном воздействии западных евреев на евреев российских.

К середине XIX века русское и еврейское общество по-прежнему разделяла глухая стена непонимания и взаимной неприязни. Николай I в последние годы своего правления приступил к тотальному искоренению «национальных недостатков евреев». Правительство, проявило такое рвение в искоренении этих недостатков, что в 1853 году появилось распоряжение о том, что еврей, схваченный без паспорта, независимо от возраста должен быть сдан в солдаты, по всей черте оседлости началась охота на людей. Так завершилось первое 60-летие массового пребывания евреев в Российской империи, половина из которых прошло под скипетром Николая I. Несмотря на то, что все историки и исследователи жизни российских евреев сходились во мнении, что николаевский период в их жизни был крайне тяжел, А.И.Солженицын, говоря о конце эпохи Николая I, явно лукавит, утверждая, что приписывать российским правителям ярлык «гонителей евреев» - это искривление их намерений и преувеличение их способностей 30. Этот пассаж классика явная ложь и искажение исторической правды. Зачем выворачивать правду наизнанку? Как показывают реальные события, николаевский период жизни российских евреев был одним из худших и унизительных в их истории.

Самым тяжелым ударом по еврейству стал николаевский указ о кантонистах, ибо он обрушился на самую чувствительную часть еврейской диаспоры - на детей. Школы кантонистов прозвали в народе «живодернями», в них царили издевательства над воспитанниками, жестокость, грубые наказания и полная безнаказанность «дядек». Как ни бесчеловечны, страшны и кровавы были еврейские погромы в царской России, но они меркли перед изуверской долей, которая доставалась малым еврейским детям - «кантонистам из жидов». Другого пути ассимиляции евреев, а точнее их христианизации Николай I не видел, ведь взрослого еврея заставить переменить веру, было практически невозможно, другое дело - 12-летний ребенок. Кровь стынет в жилах, когда читаешь о тех зверствах, которые царили в «живодернях», о многие загубленных и искалеченных жизнях маленьких еврейских узников совести. Для коллективной еврейской памяти кантонисты стали аналогами жертв крестовых походов, которые предпочитали смерть крещению. По народной легенде несколько сот кантонистов, обязанных принять крещение в Казани в присутствии Николая I решили совершить коллективное самоубийство и бросились в Волгу. Число рекрутированных кантонистов оценивается более чем в 60 тысяч человек. Наивысшее число крещенных - 4439 человек приходится на 1854 год 31. Эта псевдомиссионерская мера «жандарма Европы» навсегда сделала одиозным имя Романовых. И после этого Солженицын неуклюже пытается вымарать злодейское и безнравственного царствование Николая I. Самовлюбленный внук Екатерины II, император Николай I, прозванный в народе Палкиным, за свою тупую жестокость, превратил российское общество за тридцать лет своего правления в «большой скотный двор».

Эпоха Николая I бесславно уходила в прошлое, вместе с позорной для России Крымской войной, наступали новые времена, связанные уже с императором Александром II. Он и стал царем-Освободителем, отменившим крепостное право, правда, как показало время, это освобождение оказалось великим обманом (свобода без земли обрекала крестьян на вымирание). Наступившая эпоха Александра II, эпоха Великих реформ, не обошла стороной и еврейский вопрос. Император выразил намерение наконец-то решить этот наболевший вопрос в самом общем виде благоприятно. Отчасти и потому, что некоторые государственные деятели, такие как министр внутренних дел С.C.Ланской, новороссийский генерал-губернатор граф А.Г.Строганов, председатель «Комитета для определения мер коренного преобразования евреев в России» граф П.Д.Киселев считали, что все антиеврейские установления следует отменить, а евреев уравнять в правах с остальным населением. Для этого кардинально менялась вся постановка еврейского вопроса. Он начал «с намерением слияния сего народа (евреев. - Э.Г.) с коренными жителями страны», как сказано, было в высочайшем повелении 1856 года 32. Для этого в 1856 году был утвержден новый «Комитет по устройству быта евреев» (уже седьмой по счету). В течение 1856-1863 годов Комитет выработал серию новых актов, которые значительно либерализовали законы о евреях. Начали с того, что в рамках Коронационного манифеста от 26 августа 1856 года Александр II уничтожил ненавистный институт «кантонистов», прекратились насильственные крещения евреев. Был решен и другой болезненный для евреев вопрос, связанный с рекрутской повинностью, в рекруты евреи стали приниматься в том же возрасте и в том же количестве, что и рекруты-христиане, то есть по 7 новобранцев, а не по 20 с 2000 населения, как это было при Николае I.

Можно сказать, что те немногие общегражданские права, которые евреи имели в России вплоть до революционных событий 1917 года, они получили их именно при Александре II. В первую очередь это - право государственной службы и уравнение в отбывании воинской повинности, право на участие в общем городском и земском самоуправлении и в новых судах. И, конечно, право повсеместного жительства, которое было в эти годы предоставлено купцам 1-ой гильдии и ремесленникам, отставным нижним чинам и лицам с высшим образованием. Впервые со времен Екатерины II целая категория евреев была допущена в великоросские губернии. Черта оседлости дала трещины, все шире расходившиеся с каждым годом. Об этом времени писатель Л.О.Леванда писал: «С началом шестидесятых годов для русских евреев, началась новая эпоха, новый период - эпоха нашего возрождения или перерождения, период нашего быстрого шествия вперед по пути прогресса. В наши темные пещеры впервые ударил луч солнца, произведший целую революцию в нашем пещерном режиме, в котором мы до сих пор чувствовали себя, за некоторыми неприятными исключениями, как рыба в воде. Но, ударивший в нас луч солнца, перевернул вверх дном, не исключая и мозгов наших. Крепкое целое разбилось на тысячи слабых частей и частиц» 33. С Левандой был солидарен Г.Баданес, который в «Записках отщепенца» писал: «Вытолкали нас на все четыре стороны. Мы ринулась, закусив удила, искать новые точки опоры и новые формы жизни. Новые формы нас очаровали и увлекли. Мы все более и более стали забывать колыбель, где мы родились. Новая среда многих из нас просто съела, ассимилировала физиологически» 34. Но, несмотря на заметные подвижки в решении еврейского вопроса, Александр II, считавшийся либералом, был крайне непоследователен в его решении, ему, очевидно, легче было уничтожить крепостное право, ввести земское самоуправление и прочие либеральные реформы, чем позволить евреям учительствовать в гимназиях, надеть офицерские эполеты или купить земельный участок для личной обработки.

В царствование Александра II большое внимание уделялось образованию евреев, власть понимала, что путем грубого давления в области просвещения ничего нельзя добиться. Министр народного просвещения Е.П.Ковалевский так сформулировал правительственную программу: «Необходимо распространить всеми мерами преподавание предметов общего образования и с тем вместе как можно менее вмешиваться в религиозное обучение детей, а предоставлять его более попечению родителей, не стесняя никакими ограничениями и руководствами со стороны правительства» 35. Началось реформирование традиционного еврейского образования, были основаны частные еврейские мужские и женские школы. В женских школах изучали алфавит, молитвы в переводе на русский язык, а также библейскую историю и основы иудаизма, в школах для мальчиков наряду с изучением еврейских предметов изучалась Библия, но общим предметам отводилось гораздо больше времени. Во многих талмуд-торах было введено преподавание общих предметов, но все же предпочтение отдавалось еврейским дисциплинам, были основаны также несколько еврейских профессиональных школ. В рамках традиционного образовании правительство стремилось поставить под свой контроль раввинов, усилив светские элементы в их образовании. Из выпускников раввинских семинарий, с 1857 года была введена должность «казенных раввинов», которые выбирались своей общиной и подлежали утверждению губернской властью.

При Николае I действовал политический принцип в отношении евреев - «сначала просвещение - потом права». Этот же принцип действовал в полной мере и при Александре II, но он уже не соответствовал новым капиталистическим реалиям русской жизни. «Казенное просвещение, по-прежнему, ставилось во главу угла правительственной политики в еврейском вопросе. Целью этой политики оставалось «искоренить фанатизм и сблизить евреев с окружающим населением» 36. Данная формулировка, относящаяся к середине 1865 года и принадлежавшая министру внутренних дел графу П.А.Валуеву, по духу и содержанию ничем не отличалась от заявлений С.С.Уварова двадцатипятилетней давности - как, впрочем, и от основополагающих принципов Положения для евреев 1804 года. «Казенное просвещение» евреев в 1860-1870-е годы по сравнению с предыдущим периодом, претерпело мало изменений. Как и раньше оно противопоставлялось традиционной системе еврейского религиозного образования в талмуд-торах и ешиботах и боролось с «предрассудками Талмуда» 37. Талмуд на российскую власть во все времена действовал, как красная тряпка на быка.

Власти стремились к «деиудизации» еврейского образования и считали необходимым привить евреям «общечеловеческие ценности». Правда, те же власти в этот период чрезвычайно активно боролись с либерализмом в общерусском просвещении, которое, по мнению министра народного просвещения графа Д.А.Толстого, должно быть неразрывно связано с религией 38. Очевидное противоречие между этими действиями (привитие евреям «общечеловеческих ценностей», то есть отторжение их от традиционной системы взглядов и образа жизни, неизбежно вело как раз к либерализму, «нигилизму» и возникновению численно все увеличивающейся группы демократически настроенной русско-еврейской интеллигенции) тогда еще в полной мере не осознавалось правительством. Несоответствие официальной политики в еврейском вопросе реальным условиям и обстоятельствам развития еврейского населения может рассматриваться как частное проявление глобального противоречия между политической системой самодержавия и новыми общественно-экономическими отношениями в стране 39.

Властью активно предпринимались усилия для привлечения евреев в общие учебные заведения, в том числе и высшие. С января 1863 года стали выделять 24 тысячи рублей из сумм свечного сбора ежегодно для еврейского юношества, эта сумма шла на стипендии ученикам от 25 до 60 рублей серебром в год 40, правда в 1875 году быстрый рост числа евреев во всех учебных заведениях побудил правительство отменить поощрительные стипендии. Власть очень скоро поняла, что приохотить евреев к просвещению гораздо проще и скорее гуманными мерами, нежели карательными, как это делалось при Николае I. Однако все эти льготы и активная политика властей в продвижении образования в еврейской среде не имели взрывного успеха. Наибольшее, чего добились власти к 1863 году: в гимназиях России евреи составили 3,2%, то есть свою пропорциональную норму 41. В 1864 году Александр II утвердил новый устав гимназий и прогимназий, где говорилось, что в них «обучаются дети всех сословий без различия вероисповедания». Число еврейских детей учащихся в гимназиях стало стремительно расти, в 1865 году их было 990 (3,3 % всех учащихся), в 1870 году - 2045 (5,6 %), в 1880 году - 7004 (12,0 %). По отдельным учебным округам это соотношение было значительно выше, так в Виленском округе в 1873 году обучался 541 еврей (17,6 % всех учащихся), в 1881 году - 909 (23,4 %), в Одесском округе в 1873 году в гимназиях обучалось 508 евреев (28,5 %), а в 1881 году - 1041 еврей (36,5 %). Еще больше евреев насчитывалось в отдельных учебных заведениях. Так, во Второй Одесской гимназии в 1878 году евреи составляли 75,0 % всех учеников, в Херсонской прогимназии в 1879 году евреев было 75,1 %, в Одесском коммерческом училище в 1881 году евреи составляли 76, 6 %42.

Резкое изменение в еврейском среднем и высшем образовании произошло после военной реформы 1874 года, когда даже во многих ортодоксальных семьях стали отправлять сыновей в средние и высшие учебные заведения ради сокращения срока службы. Воспрянула еврейская молодежь, для которой, кроме вопроса о хлебе насущном, встал еще один не менее важный насущный вопрос - вопрос о пище духовной. Еврейская молодежь штурмовала университеты, так как диплом о высшем образовании обещал лучшую жизнь, и право селиться вне черты оседлости. Многие студенты были бедны, и не имея разрешения правительства, жили нелегально, как тогда шутили «на дворянских правах», то есть давали взятку дворнику, чтобы тот не доносил властям. 1870-е годы стали годами усиленной миграции евреев за пределы черты оседлости, туда, где уровень жизни был выше и можно было скорее реализовать свой профессиональный и образовательный потенциал, предоставлялось больше возможностей приобщиться к русской и мировой культуре. В 1865 году во всех русских университетах обучалось 129 студентов (3,2 %), в 1881 году - 783 (8,8 %). В некоторых университетах процент студентов-евреев был более высок. Так, а Новороссийском университете в 1865 году обучалось 20 евреев (6,1 %), 1881 году - 64 (16,5 %), в Киевском университете в 1865 году обучалось 26 евреев (5,0 %), в 1881 году - 151 (14,5 %)43. Однако это образовательное движение пока коснулось только еврейской буржуазии и интеллигенции. Широкие массы остались верны хедерам и ешиботам, традиционному воспитанию. Массовый еврей остался в прежней изолированности, в силу специфических условий своей внутренней и внешней жизни. «В народной массе городов и местечек черты оседлости, жившей в атмосфере строжайшей религиозной традиции и дисциплины, лишь чрезвычайно медленно происходил процесс приобщения к современной общечеловеческой культуре, и ростки нового с трудом пробивались наружу 44.

Процесс еврейского просветительства, который шел в России от Гаскалы имел одну характерную черту, это движение было воспитано на немецкой культуре, а русский язык оставался чужд еврейской массе, она его просто не знала и на нем не общалась. До XIX века даже образованные евреи не знали русского языка и литературы, прекрасно владея в то же время немецким языком. Б.Орлов 45 отмечал, что «Русские веяния ворвались в еврейскую среду в 60-х годах XIX века, до этого евреи не жили, а проживали в России», видя свои проблемы совсем отдельно от русской действительности. По сути дела, вплоть до Крымской войны еврейская интеллигенция в Российской империи признавала только немецкую культуру, но от успехов Александровских реформ потянулась к русской культуре. И на то были объективные причины, ведь от хода Александровских реформ менялась вся общественная жизнь, открывая для деятельных евреев новые возможности. Еврейский вечный поиск, изобретательность и капиталы вполне успевали за переменами, и даже опережали их 46. Александровский период - «быть может … лучший период в истории русских евреев», когда был «открыт доступ к общественной службе… Правовые облегчения и общая атмосфера «эпохи великих рефери» благотворно воздействовали на душевное состояние еврейского населения». «Нет той области хозяйственной, общественной и духовной жизни России, в которой не отразились бы творческие усилия русских евреев» 47. Писатель М.Ошерович 48отмечал, что владение русским языком «подымает чувство самоуважения». Теперь еврейское просветительство развивалось под сильным влиянием уже русской культуры. Лучшие … русско-еврейские интеллигенты «не забывали про свой народ», не уходили «в область личных интересов», но заботились «об облегчении его доли», да ведь и русская культура учила служить тому же 49. Однако для нового просветительства это обращение к своей народной массе сильно затруднялось тем, что та была прочно связана религией. С.Шварц точно заметил, что «формирование еврейского светского национального сознания, началось широко - по сути лишь в конце века (XIX века. - Э.Г.)»50. И это объяснялось не еврейской косностью или леностью, а проходило совершенно сознательно, так как «еврей не хотел подвергнуть себя риску быть оторванным от Бога» 51. Евреи сохранились как нация в силу своей приверженности к иудаизму, потому что считали себя избранной нацией. Герцль Фишман подчеркивал, что «избранность» евреев основана не на высокомерии и привилегиях, а на более высокой моральной ответственности и социальном долге. В этом единственная цель «избранности» 52.

При Александре II «среди просвещенного еврейства стал усиливаться процесс уподобления всему русскому» 53. Современник эпохи М.Г.Маргулис передавал это так «Все стали называть себя гражданами своей родины, все получили новое отечество» 54. Писатель Г.Я.Аронсон восторженно писал: «евреев как нации не существует», что они «считают себя русскими Моисеева вероисповедания»… «Евреи сознают, что их спасение состоит в слиянии с русским народом» 55. Правда историк И.Г.Оршанский оговаривал четкую границу этого еврейско-русского патриотизма, что для ускорения процесса «необходимо поставить евреев в такое положение, чтобы они могли сознавать и считать себя свободными гражданами свободной цивилизованной страны» 56. С ним был солидарен Л.О.Леванда, который тогда писал: «Я (русским патриотом. - Э.Г.) стану только тогда, когда еврейский вопрос будет разрешен окончательно и удовлетворительно». Правда через сто лет к его мнению апеллирует Б.Орлов 57, замечая, что «Матери-Родине условий не ставят. Её любят безоговорочно, без кондиций и предварительных условий, любят потому что она Мать». Этой «любви при условии» русско-еврейская интеллигенция следовала всегда и во всем. Но к русской гражданственности приобщались лишь небольшие группы еврейского общества, ни о каком победоносном шествии русского языка вглубь еврейской жизни не может идти и речи. Основная масса русского еврейства оставалась в стороне от новых веяний, так как была изолирована не только от русского общества, но и от еврейской интеллигенции.

В среде еврейских интеллигентов тоже далеко не все было однородно, в конце 1860-х годов раздавались голоса против обращения еврейских интеллигентов в русских патриотов. Писатель Перец Смоленскин считал, что ассимиляция с русским обликом носит для евреев «характер народной опасности», что хотя и не надо бояться просвещения, но не следует порывать со своим историческим прошлым, приобщаясь к общей культуре, надо уметь сохранить свой национальный духовный облик и что евреи не религиозная секта, а нация» 58. Поэт И.Гордон формулировал эту мысль предельно просто «Будь человеком на улице и евреем дома». А.И.Солженицын заметил, что «К тому (к пробуждению еврейского самосознания. - Э.Г.) настраивал и общий европейский исторический фон, второй половины XIX века: бурное польское восстание, в боях объединение Италии, затем и Германии, затем и балканских славян. Везде накалялась и торжествовала национальная идея. И, очевидно, направление это продолжало бы крепнуть в еврейской интеллигенции и без событий 1881-1882. (еврейских погромов. - Э.Г.)» 59. Погромы позорнейшая страница русской истории, но Солженицын на дикую и страшную расправу над евреями не реагирует, человеческая боль в них отсутствует, он видит источник погромов не в политике власти, а в действии «злонамеренных людей». Поистине, полуправда хуже лжи.

Еврейский интеллигент, получив прекрасное образование в российских институтах, университетах и академиях, по сути дела был взращен на русской культуре. Но в среде образованного еврейства не было однородного отношения к русской культуре. Так один из лидеров сионистского движения, писатель В.П.Жаботинский понимал, что Россия для евреев - не более как заезжий двор на их историческом пути, а надо двигаться в дальнейший путь, в Палестину. Он писал, что мы соприкасаемся не с русским народом, но узнаем его по культуре, «главным образом, по его писателям … высшим, чистейшим проявлениям русского духа», - и это суждение переносим на весь русский мир. «Многие из нас, детей еврейского интеллигентского круга, безумно и унизительно влюблены в русскую культуру…унизительной любовью свинопаса к царевне». А еврейство узнаем - в обыденщине, и обывательщине» 60. Иное мнение высказывал теоретик русской эмиграции С.О.Португейс, утверждая, что «Русское еврейство всегда умело связывать свои интересы с интересами всего русского народа. И это было не от благородства характера и не от чувства признательности, а от ощущения исторических реальностей. Россия для миллионов ее населяющих евреев не случайная остановка в исторических странствиях Вечного Жида… Русские пути мирового еврейства были и будут исторически самыми значительными. От России нам не уйти, как и самой России от нас не уйти» 61. Юрист и общественный деятель Г.Б.Слиозберг, отличавшийся явными проправительственными взглядами, писал: «В российской государственной жизни мы, евреи по национальности, не составляли чужеродного элемента, так как в России уживались многие национальности, объединенные в русской государственности без попыток поглощения всех прочих со стороны господствующей национальности. Культурные интересы России отнюдь не сталкивались с культурными интересами еврейства. Одна культура как бы дополняла другую» 62.

Но пока еврейская интеллигенция ломала копья в своих симпатиях и антипатиях к русской культуре, литературе и образованию, бурно шел процесс еврейской ассимиляции и не менее бурно процесс еврейского образования. Молодые евреи в своей массе активно вливались в средние и высшие учебные заведения Российской империи. С 1876 года по 1883 год число евреев в гимназиях и прогимназиях почти удвоилось, университетских же студентов с 1878 года по 1886 год тоже за 8 лет ушестерилось и достигло 14,5 % 63. А.М.Кроль 64 писал: «Святой дух обновления витал над чертой оседлости и будил в юных поколениях силы, которые дремали в еврейском народе целые века. Это была настоящая духовная революция». Поистине тяга евреев к образованию была на генном уровне, эта сугубо национальная черта приведет очень скоро к колоссальным подвижкам в мировой культуре, искусстве и науке. Российские евреи в ХХ веке окажутся в эпицентре многих событий мировой цивилизации. А между тем, переживший более десятка покушений на свою жизнь, Александр II шел к концу своего жизненного пути, приближалось 1 марта 1881 года, дата последнего покушения на царя - реформатора. И хотя во второй половине царствования Александра II либеральная политика в области еврейского вопроса стала ужесточаться, переход от этого политического курса к новому курсу - Александра III был настолько резок, что помимо материальных своих последствий он не мог не влиять угнетающе на настроение еврейской массы. Еврейский публицист и теоретик социалистического автономизма (политического учения, базировавшегося на идее национального самоопределения в диаспоре) Хаим Житловский писал: «Царствование Александра III - сплошная Варфоломеевская ночь для всего мыслящего и честного на Руси, и ничто так не идет к этой ночи, как свет инквизиционных костров» 65. Волна диких и страшных по форме расправы погромов 1881-1882 годов заставила царское правительство вновь обратиться к еврейскому вопросу. В начале 1888 года Александр Ш утвердил «Высочайшую комиссию для пересмотра действующих о евреях в империи законов» под началом бывшего министра юстиции графа К.И.Палена, это уже был десятая по счету подобная комиссия.

При Александре III власть задумывалась не только над противодействием мощному еврейскому потоку в образование, для них это была борьба с революцией. Они хотели превратить школу «из рассадника социализма в рассадник науки» 66. Среди учащейся молодежи евреи к тому времени выделялись своей активностью и непримиримостью к государственному строю. Все в самодержавной Российской империи зависело исключительно от монарха. Личный антисемитизм Александра III и Николая II хорошо известен. По мнению историка П.А.Зайончковского, император Александр III был антисемитом, прежде всего по религиозным убеждениям 67. Известны его слова: «А, я, признаться, сам рад, когда бьют евреев». Его нескрываемая неприязнь к евреям, как к народу зловредному, зафиксирована в дневниках государственного секретаря А.А.Половцова, начальника Главного цензурного управления Е.М.Феоктистова, Л.Н.Толстого и других современников монарха. Николай II, ученик Победоносцева, продолжал политику своего отца, а, будучи напуганным размахом революционного движения и активным участием в нем евреев, исповедовал политический антисемитизм 68. Уже в период первой русской революции, в особенности, после нее режим Николая II начал исповедовать оголтелый и демонстративный антисемитизм, как один из основополагающих принципов государственной идеологии России. Свойственное предшествующее деление на «плохих» и «не очень плохих» евреев перестал существовать. Именно поэтому власти инспирировали и поощряли еврейские погромы против беднейших и наиболее консервативных слоев еврейского населения, открыто поддерживали юдофобскую прессу, создали «дело Бейлиса».

Не секрет, что крещение долгое время служило панацеей от бесправия для любого еврея. Знаменитый Генрих Гейне (крестился для того, чтобы вступить в коллегию адвокатов Гамбурга, вступив, он никогда не занимался адвокатской практикой) на этот счет выразился так: «Для еврея крещение - это входной билет еврея в европейскую культуру» 69, в тоже время он шутил, что «пристать к Христу - задача для еврея слишком трудная: сможет ли он когда-либо уверовать в божество другого еврея?». Однако до 1880-х годов в другую веру переходили лишь единицы, но, несмотря на это крещеных евреев на российской государственной службе был длинный ряд, который мы в этой монографии не разбираем, но упомянуть некоторые из них стоит. Это - министр финансов граф Е.Ф.Канкрин (сын раввина); канцлер, министр иностранных дел граф К.В.Нессельроде; барон А.Л.Штиглиц; генерал-губернатор Безак; свитский генерал Адлерберг; дипломат, министр иностранных дел Н.К.Гирс; государственный секретарь Е.А.Перетц; туркестанский генерал-губернатор К.П.Кауфман; участник обороны Севастополя, генерал С.А.Хрулев; участник подготовки крестьянской реформы, член Редакционных комиссий, сенатор М.П.Позен, лейб-медик Павла I Блок (предок поэта А.А.Блока). К концу XIX века купить себе такой ценой гражданские права решались все больше интеллигентов, индифферентных к религии. Но теперь уже и крещение не гарантировало еврею равных с православными возможностей. При Александрe III известны первые случаи, когда выкрестов не назначали на ответственные государственные должности, мотивируя это их происхождением. Религиозный антисемитизм стал в России вытесняться антисемитизмом расовым. Так в принятом в 1910 году уставе второй мужской гимназии в Полтаве, содержавшейся дворянством, говорилось, что в нее не принимаются евреи, а также лица, «рожденные в иудейской вере», но принявшие потом христианство. В изданных в 1912 году дополнениях к «Правилам о приеме в кадетские корпуса», запрещалось зачислять в них детей еврейского происхождения, даже если крестились их отцы или деды 70. Один из крещеных евреев - премьер-министр Великобритании Бенджамин Дизраэли, лорд Биконсфилд в полемике с неким ирландским политиком сказал: «Да, я еврей, и когда предки моего достоуважаемого оппонента были дикарями на никому неизвестном острове, мои предки были священниками в храме Соломона» 71. Английский лорд гордился своим еврейским происхождением, подчеркивая долг европейского общества перед еврейством, из среды которого вышел Иисус. Ни о каком долге перед российским еврейством царская власть и не помышляла, у нее на этот счет было свое мнение. В то время когда антисемитизм в Европе порицался как явление, недостойное цивилизованного общества, в России антисемитизм рос буйным цветом.

Обер-прокурор Синода К.П.Победоносцев, имевший исключительное влияние на императора Александра III, в разговоре с еврейским банкиром бароном Морисом фон Гиршем, объясняя свою политику по отношению к евреям, говорил не о «вредности евреев», а о том, что благодаря многотысячелетней культуре, они являются элементом более сильным духовно и умственно, чем всё еще некультурный, темный русский народ - и поэтому нужны правовые меры, которые бы уравновесили «слабую способность окружающего населения бороться». Организатор крайне реакционного курса в России, он неоднократно в переписке и в личных беседах допускал грубые антисемитские высказывания, при этом подчеркивал умственное превосходство евреев и свой страх перед ними. Он предложил известному меценату помочь просвещению русского народа, с тем, чтобы ускорить правовое уравнение евреев в России. Победоносцев получил от Гирша один миллион рублей для русских школ. Деньги от еврейских меценатов получил тот, кто утверждал, что «Еврей - паразит, удалите его из живого организма, внутри которого и на счет которого он живет, и пересадите его на скалу, и он погибнет» 72, тот, кто выработал известную формулу - «одна треть русских евреев вымрет, одна треть выселится из страны, одна треть бесследно растворится в окружающем населении» 73. Очень уж известная формула, которая менее чем через 40 лет приведет к Катастрофе, но тогда ее реализует не «русский Торквемада» 74, а его единомышленники в фашистской Германии, когда Геринг заявит «Кто еврей, а кто не еврей, решаю я». По сути дела Победоносцев был автором формулы растянутого Холокоста.

Фактически с 1881 года до осени 1914 года царизм, признав евреев «неисправимыми», вел широко масштабное наступление на них в экономической, культурной и иных областях. Однако теперь в отличие от предыдущего периода, это была борьба не за, а против евреев. Власть прекрасно понимала, что динамичное движение еврейской диаспоры вперед, при их высоком экономическом практицизме и активности, сулило очень скоро превратиться в важнейший фактор влияния на всю жизнь России. Давали свои результаты главные черты еврейской традиции - тяга к знаниям ради знаний, фантастическая любовь к справедливости и стремление к личной независимости. Этим объяснялись опасения самодержавной монархии перед прорывом этой еврейской активности, что и питало оградительные меры российского правительства, заставляя их идти на крайние шаги. Понять, что евреи добиваются превосходства лишь потому, что им отказано в равенстве, власть была не в состоянии. Министр финансов граф В.Н.Коковцев прямо заявил на заседании Совета министров, что «Евреи столь хитры, что невозможно полагаться ни на один закон, чтобы их сдержать. Единственным следствием антиеврейских законов стало обеспечение доходов целому слою чиновников», при этом он добавил, «что лекарство стало иметь худшие последствия, чем сама болезнь» 75. Правда, среди царского окружения был человек, который выступал за предоставление евреям равноправия, это был министр финансов при Александре III и премьер-министр при Николае II, граф С.Ю.Витте. Он сказал в разговоре с Теодором Герцлем после Кишиневского погрома 1903 года в России: «Составляя менее 5,0 % населения России, 6 миллионов из 136, евреи рекрутируют из себя 50,0 % революционеров. Евреям в России тяжко живется, и что если бы он сам был евреем, то сам был бы против правительства». Витте неоднократно ставил вопрос перед Александром III и перед Николаем II, что «не существует другого решения еврейского вопроса, как предоставление евреям равноправия с другими подданными государя» 76. Кончилось тем, что граф Витте был обвинен в иудейско-масонском заговоре с целью разрушения и расчленения Святой Руси. С Витте был солидарен бывший губернатор Бессарабии и товарищ министра внутренних дел в правительстве Витте, князь С.Д.Урусов, который писал: «Пути, по которым русское правительство водило в течение полутораста лет русских евреев, поистине неисповедимы. Законодательство XIX века, поскольку оно касалось евреев, представляет собой созданный влиянием различных течений водоворот, в котором крутилось русское еврейство, неожиданно получая и беспричинно теряя разнообразные права… Законодательное признание еврейского равноправия меня нисколько не страшит. Я вижу в нем способ избавиться от развращающих нас приемов борьбы с евреями. Если еврейскому влиянию надо противодействовать, то пусть борьба происходит путем мирного соперничества и естественного развития сил. Я убежден, что русский народ не потеряет при этом ни своих материальных благ, ни своего духовного богатства»77.

Но власть и не думала идти на мирное сотрудничество с евреями, с подачи Победоносцева последовало ограничение в приеме евреев в гимназии и университеты, мотивировав это «тлетворным влиянием» евреев на «наше учащееся юношество» 78. Министр народного просвещения граф И.Д.Делянов указал норму приема в средние и высшие заведения для евреев в черте оседлости - 10,0 %, вне черты - 5,0 %, в обеих столицах - 3,0 %. Другие ведомства стремились не отстать от министерства народного просвещения, они стали спешно вводить процентные нормы для своих учебных заведений, а некоторые совсем закрыли их для евреев. К ним относились Горный институт, Электротехнический институт, Институт инженеров путей сообщения, Военно-медицинская академия в Петербурге, Сельскохозяйственный институт в Москве, Домбровское горное училище в Царстве Польском, театральные училища в Москве и Петербурге. Даже начальнику Военно-медицинской академии выкресту А.Данилевскому не удалось добиться принятия сына в академию. Подобного закона о процентной норме не было за все 93 года массового пребывания евреев в России. Закону была уготована долгая жизнь, он был отменен только в 1916 году, через 29 лет. В Российской империи всем национальным меньшинствам жилось плохо, но особенно плохо - евреям. Их положение было более невыносимо и более унизительно, а образовательный ценз - выше. Власть понимала, что гимназии и университеты были рассадниками свободолюбия и именно в них евреи набирались не только знаний, но и революционного духа. Введение ограничений при поступлении евреев в ВУЗы отнюдь не уменьшили их тяги к знаниям и образованию. А.И.Солженицын отметил, что «всекультурный поворот к образованию, всеобщему, а не элитарному, - евреи, по своей чуткости, хотя может быть и не вполне осознанно, ощущали из первых в мире» 79. И здесь Солженицын изменяет Богу, тому Богу, который есть истина. Интеллектуальный прорыв евреев был осознанным. Евреи в силу их духовности всегда были элитой человечества. Французский психолог и писатель Морис Мюре отмечал, что еврейский ум имеет такие качества, как субъективность, сочетание интеллекта с чувством, высокий уровень инициативности, мобильность, влияние пророческого начала, категоричность утверждений, стремление к широким обобщениям 80. Но ни природный ум евреев, ни другие их достоинства не могли заставить ни власть, ни определенные слои российского общества, изменить своего отношения к ним. Известный русский политик, экономист и философ П.Б.Струве отмечал, что «По отношению к вопросу еврейскому власть держится «политики страуса». Она не признает предмета, который не желает видеть…. По существу, среди всех «инородцев» в России - несмотря на все антисемитские вопли, - нет элемента, который мог бы легче, чем евреи, быть поставлен на службу российской государственности и ассимилирован с русской культурой»81. Но, к сожалению, так думали далеко не все в царской России.

Правда, в России во все времена не спешили исполнять законы. После пресловутого закона процент евреев не сразу, но понижался каждый год от 13,5 % в 1893 году до 7,0 % в 1902 году. И в Петербургском и Московском университетах процент евреев все же превышал объявленную норму - 3,0 % - почти во все годы ее существования 82. Процентная норма не ограничила жажду еврейской молодежи к образованию, но зато вызвала горечь и ожесточение. В отдельных случаях советы высших учебных заведений пытались бороться против грубого нарушения университетской автономии в отношении приема евреев. Так после получения распоряжения председателя Совета министров П.А.Столыпина (по меткому определению В.И.Ленина «обер-вешателя») об исключении из Киевского политехнического института 100 студентов-евреев, принятых в 1907 году, и о зачислении вместо них христиан, получивших низкие оценки на приемных экзаменах, руководство института подало в отставку. Процентная норма в государственных высших учебных заведениях царской России вынуждала многих евреев, мечтающих об образовании, поступать в частные институты, так в Киевском коммерческом институте обучалось 1875 евреев83.

Власть из года в год всячески изощрялась в ведении все более жестких ограничений в получении евреями высшего образования. Но еврейская молодежь все равно стремилась к учебе, даже тогда, когда министерство народного просвещения в 1910 году лишило выпускников еврейских школ и училищ права поступления в государственные высшие учебные заведения, а в 1911 году была введена процентная норма для экстернов, сдавших экзамены за полный курс высшей или средней школы. Но как бы власть не пыталась ограничить те или иные стороны жизни еврейского населения, Российская империя делала вид, что идет в фарватере европейской политики в отношении к евреям, признавая за ними отрицаемое дотоле человеческое достоинство. Это было веление времени, и власть делала хорошую мину при плохой игре. Но то немногое, что правительство делало для евреев в области их среднего и высшего образования, в большей степени касалось еврейской молодежи в крупных городах с определенным образовательным уровнем и материальным достатком, основная масса евреев в местечках питалась крохами образования и пребывала, как и прежде, в гнетущем и унизительном положении. За просвещенными евреями, которые уже представляли видную силу, стояла превосходящая численностью, глухая и неподвижная еврейская масса. Но именно эта местечковая провинция явила миру многих еврейских Ломоносовых. Историк русского еврейства С.М.Гинзбург с гордостью писал, что «к середине 90-х годов (в Петербурге. - Э.Г.) образовался довольно значительный кадр еврейских деятелей… аристократия еврейского образования, все талантливы тут» 84.

Образование еврейской молодежи велось на трех языках - русском, иврите и идиш, ни один народ в многонациональной Российской империи не мог этим похвастать, это явление было уникальным по своей сути. По переписи 1897 года только 3,0 % российских евреев назвали своим родным языком русский, по приблизительным данным на этот период по-русски свободно говорили только 67 тысяч евреев, но это была культурная элита еврейской нации. И это притом, что еврейское население России быстро росло, в XIX столетии оно выросло больше чем в пять раз и составило около пяти миллионов человек. В начале XIX века российское еврейство составляло 30,0 % мирового, в 1880 году - уже 51,0 % 85. Этот демографический взрыв еврейского населения своевременно не был осмыслен ни властью, ни русским обществом. Результаты этого крупного исторического явления и духовный расцвет российского еврейства к концу XIX века во многом определили судьбы всей мировой цивилизации в ХХ веке. Подробно рассмотрев традиционное еврейское образование и образование, которое получали молодые евреи в начальных, средних и высших учебных заведениях на русском языке в Российской империи, обратим свой взор на те новации, которые были в еврейских учебных заведениях, где учебный процесс велся на иврите и идиш. А здесь шла необъявленная война между идишистами и сторонниками иврита. Их борьба проходила с переменным успехом, и как это часто бывает в жизни, она же и способствовала успешному и динамичному развитию как одних, так и других.

Еще до погромов 1881 года филолог и педагог Элиэзер Бен-Иегуда (наст. фам. Перельман) из семьи любавичских хасидов Виленской губернии, выдвинул идею возрождения иврита в качестве живого языка. Восточноевропейские евреи говорили на идиш, некоторые евреи-сефарды - на ладино, а большинство евреев - на языке страны своего проживания. Конечно, еврейские молитвы звучали на иврите, но никто не разговаривал на иврите. Иврит был чем-то вроде латыни, как разговорный язык он давно умер. В истории человечества не было случая, чтобы мертвые древние языки возрождались, их возрождение считалось немыслимым. Словарь иврита был богат словами, относящимися к философии и религиозным обрядам, но в нем не было слов для выражения самых элементарных вещей. Элиэзер Бен-Иегуда настаивал - «чтобы иметь свою собственную землю и политическую жизнь… мы должны иметь язык иврит, на котором мы сможем говорить обо всех сферах жизни» 86. Главным делом его жизни стало издание современного словаря иврита, он образовал много новых слов. Еврейская поговорка говорит «Если вы хотите, чтобы вас помнили, сделайте превосходно хоть одну вещь». Элиэзер Бен-Иегуда и стал известен всего из-за одной вещи - возрождения языка иврит, получив славу «отца современного иврита». Работа по формированию языка продолжается ныне в Академии языка иврит, созданной в 1953 году на базе Комитета языка иврит, организованного Элиэзером Бен-Иегудой в Иерусалиме в 1890 году.

Движение за возрождение иврита в Российской империи началось только с появлением в 1880-1890-х годах еврейского национального движения (вначале Ховевей цион [Любящие Сион], а позже и сионизма), когда национальные идеалы стали оказывать влияние на систему еврейского образования. Сторонники национального воспитания выступили за возрождение языка иврит, за изучение древней и новейшей культуры на этом языке, за то, чтобы на иврите преподавались все предметы, чтобы он стал не только литературным языком, но и разговорным языком еврейского народа. Сторонники еврейского национального движения начали основывать национальные хедеры - хедер метуккан. В них большое внимание уделялось изучению иврита и его грамматики. Появление таких хедеров вызвало противодействие, как со стороны ультраортодоксальных кругов, так и со стороны ассимиляторов. Хотя только часть детей (главным образом интеллигенции и среднего класса) посещали реформированные хедеры, они оказали значительное влияние на развитие еврейской национальной школы. Поскольку правительство до 1914 года разрешало преподавание общих предметов только на русском языке, а в хедере вообще запрещалось преподавание общих предметов, реформированный хедер не мог стать универсальной еврейской школой. В период с 1881 года по 1914 год по-прежнему создавались частные еврейские мужские и женские школы. В 1883 году существовало 66 еврейских школ, в 1893 их уже было - 332, в 1899 году - 372 школы, в которых обучалось 17604 учащихся (7708 мальчиков и 9896 девочек). В модернизированных талмуд-торах в 1898 году обучалось 19803 детей 87. Большую помощь еврейским школам оказывало Общество для распространения просвещения между евреями в России (ОПЕ), а в развитии профессионального образования Общество ремесленного и земледельческого труда среди евреев России (ОРТ). В 1907 году в Гродно открылись курсы для подготовки еврейских учителей, обладающих серьезными познаниями в иудаистике, в 1908 году в Петербурге были основаны курсы востоковедения - первое в России еврейское светское высшее учебное заведение. Несмотря на все изменения в еврейском образовании, большинство еврейских детей в России перед первой мировой войной посещали традиционные хедеры. Все нововведения в систему традиционного еврейского образования встречали сопротивление ортодоксов, большинство раввинов было против реформирования еврейского образования, но жизнь вносила свои коррективы.

Развитие еврейской литературы и журналистики и появление рабочего движения привели к возникновению идишистского направления в области еврейского образования. Сторонники этого направления требовали создания светских еврейских школ, в которых все предметы будут преподаваться на идиш, поскольку это разговорный язык большинства еврейского народа. Но только в 1914 году, когда Государственная дума приняла закон, разрешающий в частных школах преподавать на языке национальных меньшинств, начали создаваться учебные заведения, в которых языком преподавания был идиш. Первые такие школы были основаны Еврейским комитетом помощи жертвам войны совместно с Обществом для распространения просвещения между евреями России (ОПЕ) для детей беженцев. В то же время здесь начали создаваться школы, в которых все предметы преподавались на иврите, эта деятельность особенно расширилась в период между двумя русскими революциями 1917 года. Перед Октябрьской революцией 1917 года в России существовали светские школы на иврите, на идиш, а также традиционные хедеры. У еврейских детей был широкий выбор образования. Но каким бы оно ни было, молодежь стремилась получить высшее образование, сдавая при этом дополнительные экзамены (экстернат) и много занимаясь самообразованием, чтобы выйти на уровень знания русских школ, училищ и гимназий, необходимых для дальнейшего обучения в российских институтах, университетах и академиях.

Осенью 1915 года был отменен обязательный для евреев годичный паспорт, разрешен получать бессрочный. За этим последовало частичное образование вне процентной нормы и разрешение служить присяжными поверенными по процентной норме, безусловно, это совершалось под напором войны. Так навсегда рухнула продержавшаяся 125 лет пресловутая черта еврейской оседлости. Ее отменили административно без труб и барабанов простым декретом министра внутренних дел. И хотя черта оседлости себя изжила, уже к началу ХХ века, но она не помешала евреям занять прочные позиции в самых жизненно важных областях российской жизни от экономики и финансов до интеллектуального слоя, и в этом основополагающую роль сыграло российское образование. Еврейское образование в Российской империи началось с начала XIX века, и дальше через XIX век прорыв российского еврейства к образованию все нарастал, и имел исторические последствия и для России и для всего человечества в ХХ веке. Именно российское еврейство достигло зрелости и размаха, каким могли бы «позавидовать многие малые народы Европы», а по своей численности, по свежести таившихся в нем сил, стало «становым хребтом всего еврейского народа» 88. Российское еврейство, благодаря образованию и большой концентрацией воли, сумело выбраться из гетто, того унизительного состояния, в котором оно пребывало, сумело подняться к живой и многообразной жизни.

Примечания

1 Краткая еврейская энциклопедия. Т. 6. Иерусалим, 1992. С. 3.

2 Еврейская энциклопедия. Т. 6. СПб., С. 192.

3 Еврейская энциклопедия. Т. 6. СПб., С. 191-192.

4 Паперна А.И. Из Николаевской эпохи. // Евреи в России. XIX век. М., 2000. С. 30.

5 Дубнов С.М. Письма о старом и новом еврействе. СПб., 1907. С. 205-226.

6 Динур Б.-Ц. Религиозно-национальный облик русского еврейства. // Книга о русском еврействе: От 1960-х годов до революции 1917 г. Нью-Йорк, 1960. С. 314.

7 Дейч Л.Г. Роль евреев в русском революционном движении Т. 1. 1925. С. 21-22.

8 Оршанский И.Г. Русское законодательство о евреях. Очерки и исследования. СПб., 1877. С. 244-309.

9 Леванда Л.О. Полный хронологический сборник законов и положений, касающихся евреев, от Уложения царя Алексея Михайловича до настоящего времени, 1649-1873. Извлечения из Полных собраний законов Российской империи. СПб., 1874. С. 45.

10 Леванда Л.О. Полный хронологический сборник законов и положений, касающихся евреев, от Уложения царя Алексея Михайловича до настоящего времени, 1649-1873. Извлечения из Полных собраний законов Российской империи. СПб., 1874. С. 59.

11 Гессен Ю.И. История еврейского народа в России. Т. 2. Л., 1927. С. 1.

12 Троицкий И.М. Евреи в русской школе. // Книга о русском еврействе: От 1960-х годов до революции 1917 г. Нью-Йорк, 1960. С. 350.

13 Гессен Ю.И. История еврейского народа в России. Т. 1. Л., 1925. С. 30-31, 37, 43.

14 Паперна А.И. Из Николаевской эпохи. // Евреи в России. XIX век. М., 2000. С. 29-30.

15 Солженицын А.И. Двести лет вместе (1795-1995). Ч. 1. М., 2001. С. 94.

16 Ливинзон И.-Б. Поучение Израилю. Вильна, 1828.

17 Гессен Ю.И. История еврейского народа в России. Т. 2. Л., 1927. С. 10; Еврейская энциклопедия. Т. 11. СПб., С. 709.

18 Солженицын А.И. Двести лет вместе (1795-1995). Ч. 1. М., 2001. С. 85, 86.

19 Гессен Ю.И. История еврейского народа в России. Т. 1. Л., 1925. С. 171.

20 Дубнов С.М. Новейшая история еврейского народа от французской революции до наших дней. Т. 2. М., 2002. С. 157.

21 Гессен Ю.И. История еврейского народа в России. Т. 2. Л., 1927. С. 81; Еврейская энциклопедия. Т. 9. СПб., С. 689-690.

22 Солженицын А.И. Двести лет вместе (1795-1995). Ч. 1. М., 2001. С. 98.

23 Краткая еврейская энциклопедия. Т. 4. Иерусалим, 1988. С. 20-21.

24 Краткая еврейская энциклопедия. Т. 7. Иерусалим, 1994. С. 321.

25 Барсуков Н.П. Жизнь и труды М.П.Погодина. Т.4. СПб., 1891. С. 82.

26 Краткая еврейская энциклопедия. Т. 8. Иерусалим, 1996. С. 735.

27 Штейнзальц А. Введение в Талмуд. М., 1993 С. 3.

28 Троицкий И.М. Евреи в русской школе. // Книга о русском еврействе: От 1860-х годов до революции 1917 г. Нью-Йорк, 1960. С. 351-354.

29 Кроль М. Национализм и ассимиляция в еврейской истории. // Еврейский мир: Ежегодник на 1939 год. Париж, 1940. С. 188.

30 Солженицын А.И. Двести лет вместе (1795-1995). Ч. 1. М., 2001. С. 134.

31 Преображенский М. Отечественная церковь по статистическим данным СПб., 1872.

32 Ковалевский М. Равноправие евреев и его враги. // Щит. 1916. С. 118.

33 Леванда Л.О. Скромные беседы о прошлом снеге. // Быть евреем в России. Материалы по истории русского еврейства. 1880-1890-е годы. Иерусалим, 1992. С. 53.

34 Баданес Г. Записки отщепенца. // Быть евреем в России. Материалы по истории русского еврейства. 1880-1890-е годы. Иерусалим, 1992. С. 46.

35 Еврейская энциклопедия. Т.13. СПб., С. 48.

36 РГИА. Ф. 821. Оп. 8. Л. 2.

37 Моргулис М.Г. Вопросы еврейской жизни. Собрание статей. СПб., 1903. С. 147-195.

38 Оржеховский И.В. Из истории внутренней политики самодержавия в 60-70-х годах XIX в. Лекции по спецкурсу. Горький, 1974. С. 135, 141.

39 Эльяшевич Д.А. Правительственная политика и еврейская печать в России. 1797-1917. Очерки истории цензуры. СПб., 1999. - Иерусалим, 5769. С. 269.

40 Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2-е. Т. 2. № 39157; См.: Миндлин А.Б. Император Александр II и «еврейский вопрос». // Параллели (русско-еврейский историко-литературный альманах). № 6-7. М., 2005. С. 28.

41 Гессен Ю.И. История еврейского народа в России. Т. 2. Л., 1927. С. 179.

42 Краткая еврейская энциклопедия. Т. 7. Иерусалим, 1994. С. 333.

43 Краткая еврейская энциклопедия. Т. 7. Иерусалим, 1994. С. 333-334.

44 Аронсон Г.Я. В борьбе за гражданские и национальные права: Общественные течения в русском еврействе. // Книга о русском еврействе: От 1860-х годов до революции 1917 г. Нью-Йорк, 1960. С. 207.

45 Орлов Б. Не те вы учили алфавиты. // Время и мы. № 1. Тель-Авив, 1975. С. 130.

46 Солженицын А.И. Двести лет вместе (1795-1995). Ч. 1. М., 2001. С. 159.

47 Книга о русском еврействе: От 1960-х годов до революции 1917 г. Нью-Йорк, 1960. С. III-IV.

48 Ошерович М. Русские евреи в Соединенных штатах Америки. // Книга о русском еврействе: От 1860-х годов до революции 1917 г. Нью-Йорк, 1960. С. 289-290.

49 Гинзбург С.М. О русско-еврейской интеллигенции. // Еврейский мир: Ежегодник на 1939 год. Париж, 1940. С. 34.

50 Шварц С. Евреи в Советском союзе с начала Второй мировой войны. 1939-1965. Нью-Йорк, 1966. С. 290.

51 Бикерман И.М. К самопознанию еврея: Чем мы были, чем мы стали, чем мы должны быть. Париж, 1939. С. 48.

52 Фишман Г. Быть или не быть: евреи перед выбором. М., 1995. С. 9-14, 34.

53 Еврейская энциклопедия. Т. 3. СПб, С. 334-335.

54 Еврейская энциклопедия Т. 13. СПб., С. 638.

55 Аронсон Г.Я. В борьбе за гражданские и национальные права: Общественные течения в русском еврействе. // Книга о русском еврействе: От 1860-х годов до революции 1917 г. Нью-Йорк, 1960. С. 207.

56 Еврейская энциклопедия. Т. 3. СПб., С. 335.

57 Орлов Б. Не те вы учили алфавиты. // Время и мы. № 1, Тель-Авив, 1975. С. 132.

58 Еврейская энциклопедия. Т. 3. СПб., С. 336.

59 Солженицын А.И. Двести лет вместе (1795-1995). Ч. 1. М., 2001. С. 178.

60 Жаботинский В. Фельетоны. СПб., 1913. С. 9-10.

61 Португейс С.О. Евреи и советская диктатура. // Еврейский мир: Ежегодник на 1939 г. Париж, 1940. С. 55-56.

62 Слиозберг. Г.Б. Дела минувших дней: Записки русского еврея. Т. 2. Париж, 1933.

63 Гессен Ю.И. История еврейского народа в России. Т. 2. Л., 1927. С. 230.

64 Кроль М.А. Страницы моей жизни. Т. 1. Нью-Йорк, 1994.

65 Житловский Х. Еврей к евреям. // Быть евреем в России. Материалы по истории русского еврейства. 1880-1890-е годы. Иерусалим, 1992. С. 244.

66 Гессен Ю.И. История еврейского народа в России. Т. 2. Л., 1927. С. 231.

67 Зайончковский П.А. Российское самодержавие в конце XIX столетия. М., 1970. С. 40.

68 Кон Н. Благословение на геноцид. М., 1990. С. 71-97.

69 Телушкин Иосеф. Еврейский мир. Важнейшие знания о еврейском народе, его истории и религии. Иерусалим, М., 2005. С. 185.

70 Краткая еврейская энциклопедия. Т. 7. Иерусалим, 1994. С. 354.

71 Ливергант А. Среди сует. Пятьсот лет английского афоризма. М., 1996.

72 Краткая еврейская энциклопедия. Т. 7. Иерусалим, 1994. С. 340.

73 Краткая еврейская энциклопедия. Т. 6. Иерусалим, 1992. С. 555

74 Краткая еврейская энциклопедия. Т. 6. Иерусалим, 1992. С. 556.

75 Поляков Лев История антисемитизма. Эпоха знаний. М., 1998 - Иерусалим, 5728. С. 290.

76 Каждая В.Г. Почему не любят евреев. М., 2007. С. 40.

77 Урусов С.Д. Записки губернатора. Т. 1. М., 1907. С. 295, 354-355

78 Краткая еврейская энциклопедия. Т. 7. Иерусалим, 1994. С. 352.

79 Солженицын А.И. Двести лет вместе (1795-1995). Ч. 1. М., 2001. С. 272.

80 Черняк А. Сто лет книге о еврейском уме. // Еврейский камертон. Тель-Авив, 25 апреля 2002 года. С. 24-25.

81 Струве П.Б. Великая Россия: Из размышлений о проблеме русского могущества. // Избранные сочинения. М., 1999. С. 190, 191.

82 Познер С.В. Евреи в общей школе: К истории законодательства и правительственной политики в области еврейского вопроса. СПб.. 1914. С. 54-55.

83 Краткая еврейская энциклопедия. Т. 7. Иерусалим, 1994. С. 352.

84 Гинзбург С.М. О русско-еврейской интеллигенции. // Еврейский мир: Ежегодник на 1939 год. Париж, 1940. С. 35-36.

85 Динур Б.-Ц. Религиозно-национальный облик русского еврейства. // Книга о русском еврействе: От 1960-х годов до революции 1917 г. Нью-Йорк, 1960. С. 311-312.

86 Телушкин Иосеф. Еврейский мир. Важнейшие знания о еврейском народе, его истории и религии. Иерусалим, М., 2005. С. 218.

87 Краткая еврейская энциклопедия. Т.6. Иерусалим, М., 1992. С. 16.

88 Финкельштейн Э. Евреи в России. Путь в ХХI век. // Страна и мир. № 1 (49). Мюнхен, 1989. С. 70; Бикерман И.М. Россия и русское еврейство. // Россия и евреи. Сб. 1. Берлин, 1924. С. 87.

 

Напечатано: в журнале "Заметки по еврейской истории" № 11-12(188) ноябрь-декабрь 2015

Адрес оригинальной публикации: http://www.berkovich-zametki.com/2015/Zametki/Nomer11_12/Getmansky1.php

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1013 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru