litbook

Политика


На злобу дня. Достоевский о современности0

«Дневник писателя» уже при жизни Ф.М. Достоевского вызвал бурю откликов и воодушевление публики. «Некоторые говорили, что они читают его “Дневник” с благоговением, как Священное писание, на него смотрели как на духовного наставника, другие как на оракула и просили его разрешить их сомнения насчет некоторых жгучих вопросов времени» [1].

С тех пор ничего не изменилось («Все вверх дном на тысячу лет»), на сегодняшние вопросы Достоевский отвечает по-прежнему прямо и с невероятной силой убеждения.

Все мы ощущаем нарастающую тревогу из-за событий последнего времени, мы находимся во вражеском окружении, против нас вводят санкции, взрывают и сбивают наши самолеты, убивают русских на Украине и в Сирии, провоцируют вооруженные конфликты в Донбассе и в турецком Причерноморье.

Что скажет по этому поводу писатель, как оценит обстановку, какой даст прогноз?..

«Все чувствуют, что началось что-то окончательное, что наступает какой-то конец чего-то прежнего, долгого, длинного прежнего и делается шаг к чему-то совсем уже новому, к чему-то преломляющему прежнее надвое, обновляющему и воскрешающему его уже для новой жизни и... что шаг этот делает Россия[2].

Но, однако же, начиналось дело столь важное, что и для них настали тревожные вопросы: “Россия и Европа! Россия обнажает меч против турок, но кто знает, может быть, столкнется и с Европой — не рано ли это? Столкновение с Европой — не то что с турками, и должно совершиться не одним мечом”, так всегда понимали верующие. Но готовы ли мы к другому-то столкновению?[3].

И в опасении столкнуться с нею в текущей войне мы всего более боимся, что Европа не поймет нас и по-прежнему, по-всегдашнему, встретит нас высокомерием, презрением и мечом своим, всё еще как диких варваров, недостойных говорить перед нею [4].

Иные кричат, что ушло уже время; это Бог знает; для хорошего дела всегда есть время. Да, не выработается ли что-нибудь хоть к весне, не скажется ли что-нибудь окончательно, то есть хоть бы на год? Ведь в Восточном вопросе теперь в Европе дальше как на год никто и не рассчитывает, тем более что и сама Турция вряд ли год простоит. Но дело не в ней, а в том, что после нее останется» [5].

А вот и предсказание:

«Да, Золотой Рог и Константинополь — всё это будет наше, но не для захвата и не для насилия, отвечу я. И, во-первых, это случится само собой, именно потому, что время пришло…» [6].

Мы возмущаемся тем, как ведут себя в военных условиях наши союзники. А что думает об этом Достоевский?..

«Взгляните, кто нас любит в Европе теперь особенно? Даже друзья наши, отъявленные, форменные, так сказать, друзья, и те откровенно объявляют, что рады нашим неудачам. Поражение русских милее им собственных ихних побед, веселит их, льстит им. В случае же удач наших эти друзья давно уже согласились между собою употребить все силы, чтоб из удач России извлечь себе выгод еще больше, чем извлечет их для себя сама Россия...» [7].

«Не будет у России, и никогда еще не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденными! Начнут же они, по освобождении, свою новую жизнь именно с того, что выпросят у Европы, у Англии и Германии, например, ручательство и покровительство их свободе, и хоть в концерте европейских держав будет и Россия, но они именно в защиту от России это и сделают» [8].

Ф.М. Достоевский пишет: «Теперь Россия уже побывала в Европе и уже сама образованна. Главное же — узнала всю свою силу и действительно стала сильна; узнала тоже, и чем именно она будет всего сильнее» [9].

Великий писатель говорит здесь о силе духовной, мы же поняли эту силу почему-то исключительно как военную, во внешней политике самый главный наш «успех» — война, при том что искусство дипломатов состоит в том, чтобы ее предотвратить. Союзников у нас нет, только прихлебатели. К тому же одними бомбардировками противника не сломить, нужна наземная операция, но мы вроде как от нее отказались, а местная армия слаба.

Когда началась сирийская кампания, многие схватились за голову: «Что мы там потеряли?!»

А вот что… Мы четыре года наблюдали, как уничтожают Асада, и только потом поняли, что с его падением в этот коридор саудовские конкуренты проведут нефтяную трубу в Европу, и весь наш бюджет превратится в пыль. Вот за что мы расплачиваемся жизнями мирных людей, детей и военных. За интересы наших финансовых и сырьевых магнатов — вместо того, чтобы поднять промышленность…

Мы всей душой с нашими летчиками и зенитчиками, переживаем, хотим победы, но… война в Сирии закончится уходом Асада и позорным подписанием какого-нибудь очередного минского соглашения. Все наши войны за пределами России заканчивались либо поражением, либо ничем.

История также говорит, что после неудачной войны обычно происходит революция или переворот…

В этих сомнениях и выводах мы находим поддержку у великого писателя:

«Россия сильна чрезвычайно только у себя дома, когда сама защищает свою землю от нашествия, но вчетверо того слабее при нападении» [10].

Бить первым можно в подворотне, но никак не в политике, где более всего нужны осмотрительность и ум.

Мы двадцать с лишним лет пытались стать великой европейской державой. Каковы же результаты? — Посмотрим у Достоевского:

«Взять уже то, что нам во что бы ни стало и как можно скорее надо стать великой европейской державой. Положим, мы и есть великая держава; но я только хочу сказать, что это нам слишком дорого стоит — гораздо дороже, чем другим великим державам, а это предурной признак.

И чего же мы достигли? Результатов странных: главное, все на нас в Европе смотрят с насмешкой, а на лучших и бесспорно умных русских в Европе смотрят с высокомерным снисхождением. Не спасала их от этого высокомерного снисхождения даже и самая эмиграция из России, то есть уже политическая эмиграция и полнейшее от России отречение. …И чем больше мы им в угоду презирали нашу национальность, тем более они презирали нас самих. Мы виляли пред ними, мы подобострастно исповедовали им наши “европейские” взгляды и убеждения, а они свысока нас не слушали и обыкновенно прибавляли с учтивой усмешкой, как бы желая поскорее отвязаться, что мы это всё у них “не так поняли”. Они именно удивлялись тому, как это мы, будучи такими татарами (les tartares), никак не можем стать русскими; мы же никогда не могли растолковать им, что мы хотим быть не русскими, а общечеловеками» [11].

Что же нам делать? А вот что:

«Стать русскими во-первых и прежде всего. Если общечеловечность есть идея национальная русская, то прежде всего надо каждому стать русским, то есть самим собой, и тогда с первого шагу всё изменится. Стать русским значит перестать презирать народ свой. И как только европеец увидит, что мы начали уважать народ наш и национальность нашу, так тотчас же начнет и он нас самих уважать…

…А впрочем, неужели и впрямь я хотел кого убедить. Это была шутка. Но — слаб человек: авось прочтет кто-нибудь из подростков, из юного поколения...» [12].

А пока наша либеральная интеллигенция все воспринимает в штыки, а почему? — Отвечает Ф.М. Достоевский:

«В последнее время многие говорили о том, что в интеллигентных слоях наших, после летних восторгов, явилось охлаждение, неверие, цинизм и даже озлобление. Кроме некоторых весьма серьезных нелюбителей славянского движения нашего, всех остальных, мне кажется, можно бы подвести под две общие рубрики. Первая рубрика — это, так сказать, жидовствующие. Тут стучат про вред войны в отношении экономическом, пугают крахами банков, падением курсов, застоем торговли, даже нашим военным бессилием не только перед Европой, но и перед турками, забывая, что турецкий башибузук, мучитель безоружных и беззащитных, отрезыватель мертвых голов, по русской пословице — “молодец против овец, а против молодца и сам овца”, что наверно и окажется. Чего же собственно хотят жидовствующие? …”Порезвились, дескать, и довольно, а теперь бы и опять за дела” — биржевые, разумеется. Вторая рубрика — это европействующие, застарелое наше европейничание» [13].

Коснувшись в 1832 году характера зарождавшегося русского либерализма, А.С. Пушкин пророчески заметил, что в России очень много людей «стоящих в оппозиции не к правительству, а к России» (запись дневника Муханова). Истоки гибельного для страны западничества, по словам Ф. Достоевского, — в начале и в середине 19 века:

Достоевский о Белинском: «Я застал его страстным социалистом, и он прямо начал со мной с атеизма. В этом много для меня знаменательного, — именно удивительное чутье его и необыкновенная способность глубочайшим образом проникаться идеей. Интернационалка в одном из своих воззваний, года два тому назад, начала прямо с знаменательного заявления: “Мы прежде всего общество атеистическое”, то есть начала с самой сути дела; тем же начал и Белинский» [14].

О Герцене: «Герцен был совсем другое: то был продукт нашего барства, gentilhomme russe et citoyen du monde прежде всего, тип, явившийся только в России и который нигде, кроме России, не мог явиться. Герцен не эмигрировал, не полагал начало русской эмиграции; нет, он так уж и родился эмигрантом. Они все, ему подобные, так прямо и рождались у нас эмигрантами, хотя большинство их не выезжало из России» [15].

А что теперь мы слышим от потомков Белинского и Герцена, от современных либералов?..

«А безжалостность к низшим массам, а падение братства, а эксплуатация богатого бедным, — о, конечно, всё это было и прежде и всегда, но — но не возводилось же на степень высшей правды и науки, но осуждалось же христианством, а теперь, напротив, возводится в добродетель. Стало быть, недаром же все-таки царят там повсеместно евреи на биржах, недаром они движут капиталами, недаром же они властители кредита и недаром, повторю это, они же властители и всей международной политики, и что будет дальше — конечно, известно и самим евреям: близится их царство, полное их царство! Наступает вполне торжество идей, перед которыми никнут чувства человеколюбия, жажда правды, чувства христианские, национальные и даже народной гордости европейских народов. Наступает, напротив, матерьялизм, слепая, плотоядная жажда личного матерьяльного обеспечения, жажда личного накопления денег всеми средствами — вот всё, что признано за высшую цель, за разумное, за свободу, вместо христианской идеи спасения… Еврей предлагает посредничество, торгует чужим трудом. Капитал есть накопленный труд; еврей любит торговать чужим трудом! Но всё же это пока ничего не изменяет; зато верхушка евреев воцаряется над человечеством всё сильнее и тверже и стремится дать миру свой облик и свою суть. Евреи все кричат, что есть же и между ними хорошие люди. О боже! да разве в этом дело? Да и вовсе мы не о хороших или дурных людях теперь говорим. И разве между теми нет тоже хороших людей? Разве покойный парижский Джемс Ротшильд был дурной человек? Мы говорим о целом и об идее его, мы говорим о жидовстве и об идее жидовской, охватывающей весь мир, вместо “неудавшегося” христианства...» [16].

Например, реформа образования в России, подготовленная американскими спецслужбами и реализуемая «агентами влияния» Ливановым и компанией, имеет вполне конкретную цель: переход молодежи на совершенно другую базовую систему ценностей, формирование иного мировоззрения. И тут мы касаемся опять сферы религиозной, потому что прекрасно понимаем, что речь идёт о том, чтобы подготовить людей к принятию глобальной системы управления и мирового верховного правителя.

Ненависть представителей так называемой «либеральной национальности» к России и к православию известна. Вот только некоторые их изречения…

А. ЧУБАЙС: «Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок. Не думайте об этом — новые вырастут». http://www.pravda.ru/ politics/parties/sps/46126-3/

«Я перечитал всего Достоевского, и теперь к этому человеку не чувствую ничего, кроме физической ненависти. Когда я вижу в его книгах мысли, что русский народ — народ особый, богоизбранный, мне хочется порвать его на куски». http://newsland.ru/News/Detail/id/526092/cat/42/

М. ХОДОРКОВСКИЙ: «…у такого государства стыдно не украсть». http://www.echo.msk.ru/guests/290/

К. СОБЧАК: «Россия стала страной генетического отребья». http://porco.ru/content/view/1551/1

Т. ТОЛСТАЯ: «Страна не такова, чтобы ей соответствовать!.. Ее надо тащить за собой, дуру толсто…ую, косную! Вот сейчас, может, руководство пытается соответствовать, быть таким же бл…ским, как народ, тупым, как народ, таким же отсталым, как народ». http://samsonov.name/trezv/citaty-o-russkom-cheloveke.htmlhttp://duel.ru/201026/?26_1_2http://newsland.ru/News/Detail/id/526092/cat/42/

И. ЮРГЕНС: «России мешают русские». http://www.nr2.ru/moskow/300609.htmlhttp://marina-yudenich.livejournal.com/561744.html

В. ПОЗНЕР: « думаю, что одна из величайших трагедий для России — принятие православия...». http://community.livejournal.com/ru_politics/31640369.htmlhttp://vladimirpozner.ru/?p=349

«Я не русский человек, это не моя Родина, я здесь не вырос, я не чувствую себя здесь полностью дома». http://www.lifenews.ru/news/23177

Б. СТОМАХИН: «Убивать, убивать, убивать! Россию можно только уничтожить. И ее НАДО уничтожить, — это мера превентивной самообороны рода человеческого от той изуверской дьявольщины, которую несет в себе Россия. Русских надо убивать, и только убивать — среди них нет тех нормальных, умных, интеллигентных, с которыми можно было бы говорить и на понимание которых можно было бы надеяться». http://www.pravda.ru/news/politics/05-01-2011/1062839-0/

А. ТРОИЦКИЙ: «Я считаю русских мужчин в массе своей животными, существами даже не второго, а третьего сорта». http://slon.ru/articles/238959/

А вот сегодняшние отклики на украинские и турецкие события либералов помельче:

«Кому нужен этот проклятый Донбасс?», «Подумаешь, турки самолет сбили, что ж, на отдых к ним не ездить?», «За убитых парижан сердце болит, а за русских не получается, у них на роду написано в муках гибнуть…» http://svpressa.ru/blogs/article/138194/

Ненависть к православной вере, атеизм — вот ключ к пониманию либерализма и русофобии всех времен и народов:

«Раз отвергнув Христа, ум человеческий может дойти до удивительных результатов. Это аксиома. Европа, по крайней мере в высших представителях своей мысли, отвергает Христа, мы же, как известно, обязаны подражать Европе» [17].

«Голубой» и «розовый» период современной европейской истории рано или поздно закончится, а что нам делать, Федор Михайлович?..

«На это есть одно магическое словцо, именно: “Оказать доверие”. Да, нашему народу можно оказать доверие, ибо он достоин его. Позовите серые зипуны и спросите их самих об их нуждах, о том, чего им надо, и они скажут вам правду, и мы все, в первый раз, может быть, услышим настоящую правду» [18].

Именно что в первый раз — за двадцать лет у нас не провели ни одного референдума!..

И в заключение — слова Ф.М. Достоевского о смысле противостояния с Европой и с нашими доморощенными либералами:

«В том-то и главная наша сила, что они совсем не понимают России, ничего не понимают в России! Они не знают, что мы непобедимы ничем в мире, что мы можем, пожалуй, проигрывать битвы, но все-таки останемся непобедимыми именно единением нашего духа народного и сознанием народным. Что мы не Франция, которая вся в Париже, что мы не Европа, которая вся зависит от бирж своей буржуазии… Не понимают они и не знают, что если мы захотим, то нас не победят ни жиды всей Европы вместе, ни миллионы их золота, ни миллионы их армий, что если мы захотим, то нас нельзя заставить сделать то, чего мы не пожелаем, и что нет такой силы на всей земле» [19].

 

Примечания

1. http://velib.com/read_book/dostoevskijj_fedor/dnevnik_pisatelja/dnevnik_pisatelja_1876/lord_redstok_113/

2. Ф.М. Достоевский. Собрание сочинений в 15 томах. Л.: «Наука», Ленинградское отделение, 1989.Т. 25, с. 94.

3. Ф.М. Достоевский. Дневник писателя, июль–август 1877 г. http://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/text_0490.shtml

4. Ф.М. Достоевский. Дневник писателя, сентябрь–октябрь 1877 г. http://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/text_0500.shtml

5. Ф.М. Достоевский. Дневник писателя, январь–август 1877 г. http://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/text_0490.shtml

6. Ф.М. Достоевский. Дневник писателя, июнь 1876 г. http://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/text_0480.shtml

7. Ф.М. Достоевский. Дневник писателя, июль–август 1877 г. http://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/text_0490.shtml

8. Ф.М. Достоевский. Собрание сочинений в 15 томах. Л.: «Наука», Ленинградское отделение, 1989. Т. 26, с. 78—80.

9. Ф.М. Достоевский. Дневник писателя, июнь 1876 г. http://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/text_0480.shtml

10. Ф.М. Достоевский. Дневник писателя, июль–август 1876 г. http://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/text_0480.shtml

11. Ф.М. Достоевский. Собрание сочинений в 15 томах. Л.: «Наука», Ленинградское отделение, 1989.Т. 25, с. 22–23.

12. Там же.

13. Ф.М. Достоевский. Собрание сочинений в 15 томах. Л.: «Наука», Ленинградское отделение, 1989.Т. 24, с. 63–65.

14. Ф.М. Достоевский. Дневник писателя, 1873 г. http://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/text_0470.shtml

15. Там же.

16. Ф.М. Достоевский. Собрание сочинений в 15 томах. Л.: «Наука», Ленинградское отделение, 1989.Т. 25, с. 81–85.

17. Ф.М. Достоевский. Дневник писателя, 1873 г. http://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/text_0470.shtml

18. Ф.М. Достоевский. Дневник писателя, 1881 г. http://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/text_0530.shtml

19. Ф.М. Достоевский. Дневник писателя, январь–август 1877 г. http://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/text_0490.shtml

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 997 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru