litbook

Поэзия


Земное увлеченье0

Полубота Алексей Викторович родился в 1975 году в Мурманске. До 20 лет жил в родном городе. К юношеским стихам доброжелательно отнеслись поэт Виктор Тимофеев и писатель Виталий Маслов. В 2000 году окончил Литературный институт им. А.М. Горького. В этом же году принят в Союз писателей России. Лауреат поэтической премии губернатора Мурманской области имени Баёва-Подстаницкого (2001), дипломант 5-го Московского международного конкурса поэзии «Золотое перо» (2008), лауреат премии газеты «Литературная Россия» (2012). Ответственный секретарь комиссии по литературному наследию Н.И. Тряпкина. Инициатор, а также один из организаторов Всероссийского фестиваля имени Николая Тряпкина «Неизбывный вертоград».

Автор поэтического сборника «Время года – любовь». Стихи, рассказы, очерки, сказки печатались в журналах «Север», «Наш современник», «Московский вестник», в альманахах «Братина», «День поэзии», в «Литературной газете», «Литературной России», в периодике Мурманской и Московской областей. Работал электромонтёром в Мурманском рыбном порту, продавцом в палатке, главным специалистом Московского института социально-культурных программ, специальным корреспондентом газеты «Труд», обозревателем «Литературной газеты». В настоящее время – обозреватель портала «Свободная пресса».

Отец троих детей. Живёт в подмосковном Реутове.

 

* * *

А в берёзовых рощах

молодые грибы.

Как хотелось бы проще

в этой жизни мне быть.

 

Как хотелось бы в небе

лёгким облаком плыть,

и о том, кем я не был,

никогда не грустить.

 

И, вдыхая прохладу

золотистых полей,

вдруг почувствовать радость

незнакомых  людей.

 

ВАРЗУГА

 

Речка сёмгой серебристою

На порогах звонких плещется,

Где взмахнёт хвостом, там тысячи

Золотых сверкают брызг.

То ревёт, как будто сердится,

На камнях вскипая пеною,

А то вдруг воронкой солнечной

Улыбнётся берегам.

 

Лес над речкой неуёмною

Ни одной не вздрогнет веткою,

Паутиной шелковистою

Ловит позднее тепло.

На припёке разомлевшие

Мхи брусникой алой светятся,

Слышат ели-чародейницы

Близкой осени шаги.

 

 «ТИХОЕ»

 

Варзуга. Тихо жемчужные

В небе плывут облака.

Мысли смурные, ненужные

Тихо уносит река.

 

Тянутся ели макушками

В розовый тихий закат.

Слышу, как с тихой церквушкою

Тихо века говорят.

 

В тихой дали море Белое

Тихо вздыхает во сне.

Счастье черникой неспелою

Зреет в седой тишине.

 

***

О, зелень лета!

О, синь озёр!

О, друг поэта,

ручной костёр!

 

Он лижет ветви,

как руки пёс,

а рядом светлый

мерцает плёс.

 

О, плеск форелий,

гуд комаров!

О, лапы елей,

гамак ветров!

 

О, край, где небыль

звенит в тиши!

где смотрит небо

в глаза души.

 

* * *

Не забыть мне этот город

   На краю земли,

Где знобящий серый холод

   Будит корабли.

 

Где вода залива, ёжась,

   Пенит берега;

На пустынных сопках лёжа,

   Дремлют облака.

 

Где сырой бетонной скукой

   Веет от домов,

Где пронизаны разлукой

   Крики катеров.

 

Где разносит хмурый ветер

   Хриплых чаек стон,

Где тоскующий о свете

   Низкий небосклон.

 

***

Мы были молоды. Синели небеса.

Белели взбитыми сугробами аллеи.

Искрились, как и снег, у нас глаза

И гроздья щёк рябиново алели.

 

Мы были молоды, и птицы-облака

Манили вдаль за легкокрылым счастьем...

А счастье было у меня в руках,

Как зыбкое тепло её запястья.

 

* * *

                                           Ольге

 

Здравствуй, русское Ополье,

Край цветущего приволья!

 

Край, надеждами звенящий,

Близкий к Богу, настоящий.

 

Нас, уставших, торопливых,

Сделай капельку счастливей.

 

Мощью древнего собора

Напитай нас, Юрьев-город!

 

Стань нам другом закадычным,

Чтобы мы в дыму столичном

 

Вспоминали в шуме-гаме

Тихий свет над куполами,

 

Знаки алые заката

О Христе, за нас распятом.

 

***

Солнце и счастье – почти что синонимы,

Нет, я душой не старик!

Образ Мадонны таится зароненный

В крашеный спутницы лик.

 

Эх, электричка, телега крылатая,

Мчи меня к счастью скорей!

Душу мою воскрешает распятую

Свет заоконных лучей.

 

Там за окном солнцеснежные ёлочки

Повеселели к весне.

Лыжи мои, не томитесь на полочке,

Скоро нам – по  целине!

 

Может быть, выйдешь со мною, попутчица,

На километре глухом?!

Я подарю тебе самое лучшее

Золото на голубом.

 

Я объясню тебе знаки ветвистые

На ноздреватом снегу.

Тихого поля улыбку лучистую

Я полюбить помогу.

 

     

В двадцатом веке серп кровавый

Прошёлся по моей стране.

Там было всё, позор и слава,

И корчи в адовом огне.

 

Мы осуждать его не вправе,

Безумством заболевший век:

Чем дальше он, тем величавей

Встаёт в нём русский человек.

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГУ

 

Во власти победившей черни

Ты сохраняешь  гордый вид.

И в час задумчиво вечерний

Ещё пылает твой гранит.

 

И не затмили твой Исакий

Огни крикливые реклам,

В закатом озарённом мраке

Он шлёт свой отблеск облакам.

 

Всё также хмуро непокорна

Свинцом налитая река,

И твой хозяин тенью чёрной

Всё также грозен сквозь века.

 

В ПУШКИНОГОРЬЕ…

 

1.

В Пушкиногорье Пушкин бродит,

И я брожу с ним заодно.

Осенний пир идёт в природе,

Прохлада льётся, как вино.

 

И вот уже, слегка шатаясь,

Смотрю сквозь дымку на дубы,

И призрак Пушкина, растаяв,

Мне шепчет голосом судьбы:

 

«В холодном мире только листья

Сродни поэтам и стихам,

Они, как мы, во мгле волнистой

Горят, не веря облакам».

 

2.

Асфальт, увы, не зарастает

К тобой овеянным местам.

«Икарусов» рычащих стаи

Тишь разрывают тут и там.

 

А в них вертлявые подростки,

В жизнь не читавшие стихов.

Для них поэты – «отморозки»,

Они других не знают слов.

 

И раздаётся смачный гогот

В аллеях, где кружат листы,

И где четырёхстопным слогом

Биенье сердца мерил ты.

 

3.

      поэту Александру Пушкину

Прости, что я с тобой на ты.

Твои стихи – как голос друга.

Поля осенние пусты,

Вот-вот по ним запляшет вьюга.

 

Но свет пока что не погас

Листвы шуршащей под ногами.

Ты помогал мне в трудный час

Своими лёгкими стихами.

 

И я хотел бы, как и ты,

В холодной мгле помочь кому-то…

Поля безжизненно пусты,

И гаснут, как листы, минуты.

 

4.

В глуши не изменяя моде,

Гуляет с тросточкой поэт;

На первый взгляд не по погоде,

А, впрочем, в самый раз одет.

 

Мне улыбнувшись: «Нынче осень,

Как в бронзе замерли дубы…

Давайте все заботы бросим,

Пойдёмте собирать грибы.

 

Не далее вчера десяток

У Ганнибалова пруда

Нашёл я в ельнике: маслята,

Моховики, так что же, да?!»

 

Не сразу поборов смущенье,

Скажу великому в ответ:

«Земное ваше увлеченье

Я разделяю как поэт».

 

И мы пойдём, два посвящённых,

Болтая, в общем, пустяки,

Туда, где в полумгле зелёной

Нас тихо ждут моховики.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru