litbook

Поэзия


Читая Екклезиаст0

ВЫБОР  МЕСТА

Я живу мимолётно, поверх, 
Остраненно и отстраненно,
Для страны, для себя и для всех

Неприкаянно посторонний.

Выбор места, как выбор судьбы,
Судьбоносно непредсказуем,
Рык шофара не выкрик трубы,
Вмиг напомнит, что риск наказуем.

Растеряв и родных, и друзей,
Я себя оградил частоколом,
Тело стало грустней и грузней,
Да и совесть в коросте укоров.
 

Память стылая – талый снежок,
Обжигает озябшие пальцы,
Вострой спицей цепляет стежок,
Вкось напялив былое на пяльцы.

И за что мне такая напасть,
И зачем мне такая морока,
Мне бы только ничком не упасть,
Мне бы лишь продержаться до срока.

 

ЧИТАЯ   ЕККЛЕЗИАСТ  

*  *  *            
Было время разбрасывать камни -
Я их разбросал.
Время пришло собирать те же камни -
Я их не собрал.
Так с той поры в пыли обретаются –
Ждут собирателя.
           

*  *  *
Сколько сил я скормил суете,
Сколько дани я отдал тщеславью,
Сколько ласк раздарил я не тем,
Сколько ложных кумиров восславил.

И теперь, подбивая счета,
Понял я – от грехов не отмыться,
А пытаться лукавить – тщета,
Ключ утрачен – бессильна отмычка.

Вот и мыкайся. Сколько? Б-г весть.
Я, как вьючный верблюд одногорбый,
В ушки игл уже не пролезть,
А терзаться – от сих и до гроба.

*  *  *
Складываю камни в дом,
Складываю буквы в слова.
Не знаю, что будет потом
И где преклонится глава.

Дело моё полный швах,
Дрова обращаются в дым,
И тело в шрамах и швах,
Но держит удары под дых.

Не отдохнуть рукам,
Не наглядеться глазам.
Господь проведёт по кругам,
А жизнь проживу я сам.

 

ПОРТРЕТ  ЖЕНЫ   ХУДОЖНИКА

Он рисовал её и одетой, но чаще – ню, обнажённой.
Ладное тело, а на натурщиц не напасёшься денег...
Она ёжилась, ощущая себя обескоженной и обожжённой,
И не могла дождаться, когда что-нибудь наденет.

Пока её формы умещалиь в границах нормы,
Муж вырисовывал их с тщанием Демиурга.
Но стоило ей чуть погрузнеть и выйти из формы,
Как нежная кисть обратилась в скальпель хирурга.

Он расчленял её плоть с неистовством неофита,
И сочленял вновь и вновь, повинуясь смутным хотеньям,
А ей, изуверски разъятой и неисцелимо разбитой,
Мечталось как бы выскочить из перспективы и светотени.

А линия горизонта отступала всё дальше и дальше,
А линии тела расплывались всё больше и больше,
Сеансы сошли на нет, и сделались вроде подачек,
И угол её в мастерской стал пуст и заброшен.

Тем временем, тело её, склонированное кистью мужа,
На салонных крюках висело освежёванной тушей:
Слепящее голизной, впитавшее стыд и ужас,
Неподменимое холостой наготой натурщиц.
 

Впрочем, натурщицы подменили её надёжно
На ещё не остывшем от жара супружеском ложе...
Зато, теперь она носит защитную бронеодежду,
 Неотрывно приросшую к её обновлённой коже.

 

ВСЁ  ПРОСТО

             Хесусу Арройя

Полковнику давно уже никто не пишет,
Может быть не о чём, а может и некому.
Мазатланский полдень сковородочным жаром пышет,
И смрадная рухлядь захлёстывает улицы реками.

В годы глухие размягчается мозг, но не сердце,
И безвременье разрушает город бомбардировок почище.
«Не ешьте соли», - врачи говорят. А как быть с перцем?

Помрёшь всё едино и здесь ничего не попишешь.

Он отпишет городу трубу обгоревшего дома,
Да две трубки, прокуренные до мундштуков прочернённых,
А город придавит плитою могильной его мемуаров три тома,
Застрявших в мозгу и так и не сочинённых.

Все выигранные сраженья завершались его пораженьем,
Ибо сражался он не из кровной вражды – по велению долга,
И всю свою жизнь без выслуги лет, едва не с рожденья,
Стране он служил, ретивей этого дога.

Смерть, вот удача, не бакалейщик Хуан – все долги до
        последнего спишет,
И мелкими буквами впишет его имя в какие-то там анналы.
Ну, а то, что ему давно уж никто не пишет...
Всё просто: он пережил всех, кто его когда-то знавали.

 

МАРИНА  ДЕЛ  РЭЙ

Полночный променад по берегу залива.
Марина крепко спит, припрятав паруса,
Но яхты, как пловцы, готовые к заплыву,
Рисуясь, напрягли крутые корпуса.

Дневная мельтешня померкла и слиняла.
Лишь отсвет на воде, очерченный луной.
Приглушено огней неяркое сиянье,
И око маяка подведено сурьмой.

 Приглушены слова, и междометий скрепы
 Их потаенный смысл не в силах удержать,
 А сердце – заводной, осатаневший реппер,
 Частит – вернейший знак дневного кутежа.

 Там где-то океан, ворочающий волны,
 Там где-то скол страны, которой больше нет,
 Её любимый зек, я вырвался на волю,
 Как старое вино смакую лунный свет.

 На свете счастья нет, тем более покоя,
 Одна лишь воля жить, свободою дыша.
 Дышу  не  надышусь, подрубленный под корень,
 В надежде, что росток вновь выносит душа.

 

СОЛНЕЧНЫЙ   ЛУЧИК

Я сунулся в эту страну, не зная броду?
И пошёл по ней бродить методом тыка.
Я огрызался не к месту, вгрызался в бросовую породу,
Спотыкался на ровном месте и трясся от тика.

Силу подводных течений я познал по сведённым икрам,
Слабость своих позиций – по волосам, восстававшим дыбом.

Не выяснив правил, я ввязывался в чужие игры,
А от костров не получал тепла, довольствуясь дымом.

Тот дым выедал мне глаза, и разъедал ориентиры -
Ведь слепота с немотой советчики не из лучших.
Вокруг все стрелки, а я мишень в заоранном тире,
Да вдруг нежданно в поводыри мне достался солнечный
                                                            лучик.

 Я пошёл за ним, как во время оно евреи за Моисеем,
 Оступаясь и кляня день своего зачатья,
 Но с той поры пожинаю лишь то, что посеял,
 И каждый Богом дарованный день почитаю за счастье.

 

Ушанги Рижинашвили – известный писатель, переводчик, издатель, доктор философии, член Международного Пен-клуба, лауреат ряда литературных премий. Его перу принадлежат пятнадцать книг стихов и прозы, а также две монографии. Произведения Ушанги Рижинашвили переведены на многие языки, в том числе на английский и иврит. В настоящее время живёт в Лос-Анджелесе и продолжает активно заниматься литературной деятельностью.

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1007 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru