litbook

Проза


Несколько историй из жизни нашего колдуна...0

НЕСКОЛЬКО ИСТОРИЙ ИЗ ЖИЗНИ НАШЕГО КОЛДУНА, ЕГО ЖЁН И ДЕТЕЙ, РОДИЧЕЙ И СОПЛЕМЕННИКОВ, ДРУЗЕЙ И НЕДРУГОВ

История I (очень короткая)

Наш колдун был очень застенчивым человеком, и, когда решил жениться, то долго ходил вокруг да около, не решаясь подойти к будущей жене. И ходил бы он так очень долго, если бы вдруг не заметил, что она стала поглядывать на сына одного старейшины, который, кстати, вернее, некстати, был очень и очень сильным и храбрым и к тому же заглядывался на неё. Заглядывался ещё тогда, когда она и смотреть на него не желала, поскольку была такая красавица, ну такая красавица, что все вокруг только о ней и говорили: вот, дескать, какая она удалась вся из себя красавица.

А произошло вот что. Поскольку сын старейшины был, как вы уже заметили, очень сильным и очень храбрым, то по совету отца он пошёл в лес и – как он сам потом рассказывал – голыми руками удавил удава. И тут все сразу забыли про то, какая она красавица, и заговорили только о нём; в какую деревню ни приди, к какому костру ни подсядь, только и слышно было: «Вот сын старейшины, сын старейшины!»

Но наш колдун уже тогда слыл мудрым, не хуже всяких старейшин, и сразу понял, что делать. И хотя он был очень застенчивым, но тоже сильным и храбрым. Он пошёл в лес и убил льва. То-то разговоров было! Не взошла и полная луна, как он взял в жёны ту, о которой мечтал. На свадьбе было много гостей, а на видном месте, на дереве, под которым собирались гости, молодая жена повесила шкуру...

Тут бы и закончить эту историю... Но это, увы, ещё не сама история, а только, если хотите, предыстория к истории. А сама история действительно очень короткая. Вот она.

* * *

Колдун выпил пива и вдруг опечалился, и тихо так пробормотал, что, дескать, шкура льва даёт больше тени, чем кожа удава. А когда кто-то из гостей поинтересовался, о чём это он, колдун объяснил, что шкура крокодила даст, пожалуй, ещё больше тени... Об этих словах колдуна вспомнили спустя год или два, когда его жена ушла к великому воину и замечательному охотнику, который прославился тем, что один на один победил крокодила... Вот так-то. Но наш колдун-то каков! И как он догадался?

 

История II (возмутительно-превратительная)

Трудно жить с колдунами. Вот и нашего оставила жена. Или он её выгнал? Дело не в этом. В общем, то ли восемь, то ли больше лет тому назад наш колдун остался один. Нет, не так. Колдун и его сын остались одни. И вот однажды утром (и это уже начало нашей истории), когда колдун потянулся за молоком, он по ошибке (а может быть, и не по ошибке) взял калебас с каким-то зельем. И выпил. И хорошо, что случайно (а точнее, не случайно) это было не какое-то там волшебное, превратительное зелье, а обычное, приворотное. И вот он выпил это зелье и поглядел вокруг. И оказалось, что солнце стоит уже высоко, настолько высоко, что было уже не совсем утро, вернее, совсем не утро, а еще вернее, и вовсе даже наоборот – ближе к вечеру; колдовские коровы мычали оттого, что были недоены, колдовской пёс скулил от голода, а сын мужественно молчал (зато его живот скулил, как собака).

Колдун поразмыслил, что мог бы превратиться в женщину и накормить всех и себя, но вовремя вспомнил, что выпил не переворотного, а только приворотного зелья. Поэтому он вздохнул, взял лук, тупую стрелу, пошёл в ближайшую деревню и вернулся домой уже не сам.

Те, кто слышали от тех, что видели, рассказывали, что он взобрался на пригорок и запустил стрелу просто так, наугад, не глядя, а уж стрела долго и высоко кружила над деревней, а потом камнем кинулась вниз и попала в ногу женщине, которая случайно не оказалась чьей-то женой и при этом давно говорила подругам, что хочет выйти замуж, причём только за колдуна, причём именно за нашего колдуна. Ходили ещё слухи, что в своё время эти же самые близкие подруги и присоветовали женщине взять у колдуна приворотного зелья получше и употребить его в дело. Мало того, они же и подсказали ей, что если зелье сразу не поможет, то надо прямо пойти к колдуну и честно с него спросить. Если оно всё-таки помогло, то пусть берёт её в жёны. А если нет, то, значит, он не колдун, а обманщик. Колдун был честным человеком и взял женщину к себе.

* * *

Вообще-то по поводу женитьбы колдуна ходило много слухов и, между прочим, всякие разные злые языки болтали, что в женитьбе колдуна не было ничего необыкновенного. Мол, эта женщина и он вначале украдкой бросали друг на друга взгляды, потом встречались у ручья в манговой роще, потом – ну, всё как обычно. Но я скажу на это: не верьте злым языкам. Жители нашей деревни нарочно приходили к колдуну и, взяв с него честное слово, стали расспрашивать, как же так, что его, мудрейшего из людей нашего племени околдовала вдруг какая-то простая женщина, и колдун, немного подумав, честно ответил: «Произошло чудо».

 

История III (поучительно-приручительная)

Как ни удивительно, но эта женщина, которая только с помощью колдовства сумела приворожить одного из мудрейших мужчин племени, оказалась хорошей хозяйкой. Наутро коровы замычали от облегчения, пёс скулил от обиды, что не может съесть все положенные ему кости, а колдун, проснувшись и вытянув руку, чутьём уже знал, что в калебасе именно то, что нужно, а не что-нибудь другое. И это обрадовало колдуна.

* * *

А не обрадовало его вот что. Его мужественный сын сказал, что не возьмёт ничего, приготовленного женщиной, в том смысле, что она околдовала его мудрого отца, а он не хочет, чтобы и с ним приключилось несчастье. Об этом ненароком поведала колдуну сама женщина, попросив ещё зелья.

Колдун вначале нахмурился, потом нахмурился ещё больше и, наконец, спросил – зачем? Потом задумался. И думал целую ночь на самом думательном месте в своей хижине, а жена думала у входа.

Утром он вышел и сказал: «Я думал целую ночь и, наконец, придумал, что для изготовления зелья для терпеливого приручения гордых, своенравных сыновей не хватает двух живых волосков из гривы льва. Лев живёт под старой акацией у серой скалы – вон там. Туда как раз ведёт тропинка – вот эта, на которой я сейчас стою, и никакая другая туда не ведёт. Не ходи в гости с пустыми руками. Я бы помог тебе колдовством, но вот беда: отвар для терпеливого приручения гордого, своенравного льва готовится из двух живых волосков уже прирученного сына. Так что ты подумай, кого приручить быстрее.» Женщина подумала и пошла искать льва.

Женщина пошла искать льва, и можно было бы рассказать жуткую и странную историю о том, как лев поначалу рычал и не допускал женщину, а она всё приходила и терпеливо ставила на пригорке большую глиняную миску с молоком, и ставила её всё ближе, и всё ближе лев встречал женщину, пока не стал класть ей голову на колени, и наконец... Но наша история не о терпении женщины, а о мудрости колдуна. И вот на какой-то восьмой день она принесла колдуну два живых волоска из львиной гривы и сказала: «Вот!» Колдун подержал их в кулаке и... вернул. «Теперь ты и сама знаешь, как готовить зелье для приручения». Женщина засмеялась. И согласилась с ним.

 

История IV (продолжение предыдущей)

Тут бы можно было и закончить эту историю, но обо всём узнал отец колдовской жены, и когда узнал – тут же взял с собой большой охотничий лук, а заодно и стрелы, и пошёл в гости, чтобы вовремя забрать свою дочь, если еще не поздно.

По счастью, колдун успел пригласить дорогого гостя в свою хижину и усадить на думательное место. И пока жена ощипывала петуха, он подал гостю пиво и сказал:

– У тебя хорошая дочь, тате. И вот ты сидишь в моей хижине на почётном месте, где так хорошо думается... На чём ты сидишь?

Из вежливости гость огляделся. И подпрыгнул.

– Очень правильно, – сказал колдун, – это шкура льва, которого я убил ещё в глупой молодости, когда хотел, чтобы моя первая жена посмотрела на меня и вышла за меня замуж. Но сейчас эта шкура помогла мне превратиться во льва, когда я посылал твою дочь к серому камню.

Гость пошевелил морщинами и положил лук и стрелы.

– Это мой подарок тебе, о мудрейший колдун, муж моей дочери.

Колдун пожал плечами и убрал подарок.

– ...И сидел я у серого камня все дважды по четыре дня, но видел твою дочь только в первый, да и то издали.

– Но что это значит?

– Это значит, что у твоей дочери зоркие глаза, тате. Она сказала, что лев, на которого я указал ей, был слишком старый и у него выпала вся грива... И ведь правда - сколько уже лет этой шкуре...

* * *

Вечером все сидели у костра, пили пиво и толковали о всяческих и всевозможных волшебствах и чудесах, которые, хоть и редко, но иногда бывают в жизни. Мальчик уже спал, положив голову на колени женщины, поскольку разговор казался ему поздним и не очень интересным: зачем тратить слова на то, что и так ясно? И действительно: когда поднялась луна, или как здесь говорят, «выглянул Глаз Оленя», колдовской пёс вдруг жалобно заскулил – он первый учуял, как за оградой вежливо скрёбся и пофыркивал лев, которому женщина из-за гостя не успела принести вечернюю миску молока. Женщина встала и тихо, чтобы не мешать беседе мужчин, пошла доить корову.

Ильин Игорь Волеславович родился 3 мая 1956 года. Учился на отделении перевода факультета иностранных языков (дипломная работа про особенности перевода эпиграмматической поэзии под руководством И.В.Гаврильченко (Мельницкая)). С 1978 по 1981 служил в Анголе военным переводчиком. Работал зам. декана подготовительного факультета иностранных граждан ХГУ им. А.М.Горького, преподавателем кафедры английской филологии. Учился в аспирантуре Крымского государственного университета.  С 1994 года – преподаватель английского языка в Лингвистическом центре Streamline (Языковой центр «Международный дом»  - International House Language Centre).

 

 

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 997 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru