litbook

Поэзия


В разорванных душах надежду храня0

(перевод с лезгинского Евгения ЧЕКАНОВА)

 

***

 

С боков обмазан глиной

Наш казанок кипящий.

Наседки крик старинный

Твердит о настоящем.

 

Следит с плетня за нами

Кувшин, как ранний кочет.

Пар во дворе — клубами:

Наш мед свариться хочет.

 

А мать, с шумовкой медной,

В подоткнутом халате,

Навар снимает пенный,

Вся в сладком аромате.

 

Повсюду — запах мёда...

И я от вас не скрою:

Найдутся у народа

Хешил и чул* зимою.

 

1972

 

*Хешил, чул — мамалыга (соответственно, из кукурузной и пшеничной муки).

 

 

***

 

— Редеют наши сёла,

Дома тихи и голы,

Немало паутины,

Но не видать скотины.

А где лаваш духмяный,

Где базламач* румяный?

Буханку сами ешьте, —

Мать шепчет, как и прежде, —

Ни хара, ни тандыра**

Не сохраним для мира.

А где арба, где крики

Детей? И где их лики?

— Ах, мама, мир всё краше

И жизнь вперед шагает!

— Сынок, за жизнью вашей

Народ не успевает.

 

1972

 

* Базламач — круглый хлебец из кислого теста.

** Хар, тандыр — специальные печи для выпечки хлеба.

 

 

ЭЛЕГИЯ

 

Корни твои — и прочней, и сильней, тополь мой,

Мил тебе двор наш средь райских теней, тополь мой,

Я тут лишь гость, ты — хозяин всех дней, тополь мой,

Но холодок засквозил меж ветвей, тополь мой.

 

Низенький дом мой храня, в небеса упираешься ты,

Я, поскитавшись, вернулся — а здесь разрастаешься ты,

Только с тревогой смотрю, как средь туч возвышаешься ты,

Ты ж одноногий, — а ну как, устав, зашатаешься ты?

 

Тихо поёшь на ветру, и нежна твоя песнь, тополь мой,

Но не могу я уснуть, хоть и сладко мне здесь, тополь мой,

Ежели мама почует недобрую весть, тополь мой,

Песней своею покой помоги ей обресть, тополь мой.

 

Корни твои — и прочней, и сильней, тополь мой,

Мил тебе двор наш средь райских теней, тополь мой,

Я тут лишь гость, ты — хозяин всех дней, тополь мой,

Но холодок засквозил меж ветвей, тополь мой.

 

1977

 

 

***

 

Благодарю, врази мои,

братья по плоти.

Ночью и днем вы по пятам

стойко идете.

Каждый из вас сердцу-огню —

ветер-ветрило.

Каждый из вас чувству-клинку —

камень-точило.

Знаю, что зла ваша хула;

ранит и наглость.

Но уж зато в этом бою

я не расслаблюсь.

Благодарю, врази мои,

верные ближним.

Ваша хула — это хвала

перед Всевышним.

 

1983

 

 

***

 

Неужто кто-то есть тебя прелестней?

Откуда ж ты, земная песня песней?

Проходишь мимо, сердце истязая —

И всё грустней оно, всё бессловесней.

 

Как подойти мне со своей мольбою?

Ведь тысячи тебя зовут судьбою.

О, нежная! Замедли шаг немного —

Не поспевает сердце за тобою.

 

Есть время солнца, есть ночное время

С его луной... А ты бываешь всеми.

Начну мечтать, но путаются мысли.

Я не султан. Ты тоже не в гареме.

 

Когда б у льва ты оказалась в пасти,

Я кинулся б спасать, дрожа от страсти.

Жаль, нет ни бури, ни дождя, ни града.

Сама одолеваешь все напасти.

 

Но с лаем вдруг бросается собака.

Как, мы пришли? Вон дом твой у оврага...

«Эй, пегий, фу!.. А ты беги, несчастный!»

Что ж, я спасён. Но как мне жаль, однако!

 

1986

 

 

***

 

Курись, моя трубка! Дымись, головня!

Рождайся, огонь, в очаге у меня!

Снимаю с невольников-дум кандалы —

И вот уж тепло согревает углы.

 

И вот уж струится сквозь пальцы судьба

И время пылает в бесстрашных речах.

Дом счастлив, покуда дымится труба,

И хворост бросаю я в отчий очаг...

 

Мечты!.. Сколько лет я копаюсь в золе —

И ни уголька не нашел для огня!

Мечи наших предков ржавеют в земле.

 

Отчизна, к какой же мы вере придем,

В разорванных душах надежду храня?

...Умою лицо твое думой-дождем...

 

1987

 

 

НЕ ДАНО

 

Живое сердце разрубив,

Потом не склеишь, — не дано.

Очаг соседский захватив,

Мир не согреешь, — не дано.

 

Сосцов у мамки два, но вкус

Один, — второго не дано.

Коль ты однажды был рожден,

Родиться снова — не дано.

 

Предавшему родной очаг

Жить, как мужчине, — не дано.

Душевной не уймет тоски

Трон на чужбине, — не дано.

 

Забыть про сладость наших рек

Мечтам запретным не дано.

Пока народ наш разделен —

Покоя нет нам. Не дано.

 

1990

 

 

***

 

Ты поцелуй мне должна, — так отдай поцелуй!

Сладкий и терпкий, медовый, как май, поцелуй.

 

Первый, второй и десятый... Но счёт ни к чему:

Пашню любви целиком орошай, поцелуй!

 

Губы от губ не отходят, игра за игрой.

Это клубника? Кизил? Отгадай, поцелуй!

 

Лунная ночь, ты подруга нам — скрой от людей,

Смолкни и длись, и продлится пускай поцелуй.

 

Звезды над нами целуются тоже, взгляни,

Но только раз: в пустоту не роняй поцелуй.

 

Пьяной пчелою на маке, в дурманном огне

Пью твой нектар и шепчу: отдавай поцелуй!

 

Губы потрескались наши, а души слились.

Ветром цветущей любви обдавай, поцелуй!

 

Мы должники друг у друга. В плену у тебя

Юный Фаиз... Так и быть, забирай поцелуй!

 

1992

 

 

***

 

Вдаль унеси меня, светлая грёза,

Прочь уведи, как слепого за локоть.

Дай мне, увязшему в яме навоза,

Лестницу в небо ладонью потрогать.

Тайное вервие дёрни без спроса,

Вдаль унеси меня, светлая грёза!

 

Зрячие мы — но еще не прозрели,

Уши заткнули, сопим еле-еле,

Ждем на коленях... И, как от мороза,

Наши мольбы в пустоте онемели.

Только моя еще не безголоса:

«Вдаль унеси меня, светлая грёза!»

 

Ложь наступает, всё ближе угроза,

Сил не хватает... И разве я воин?

Даже и смерти-то я недостоин:

Где-то гуляет, суха и безноса.

Но от словесного самогипноза

Вдаль унеси меня, светлая грёза!

 

Да, мы сироты с момента рожденья,

Судного Дня очевидцы... О, Боже,

Наши сердца — купола омертвенья.

Дай нам, идущим на смертное ложе,

Саваны мужества: нет им износа!

Вдаль унеси меня, светлая грёза!

 

1994

 

 

ЗАВЕЩАНИЕ

 

Нет, не срослись разорванные крылья,

Орел отчизны не взлетел, ликуя!

С сердечной болью, с горечью бессилья,

С глухой тоской из жизни ухожу я.

 

Оденьте в белый саван — и по горсти

Земли, что разделенной остается,

Мне на могилу горестную бросьте —

Хоть на могиле пусть она сомкнется.

 

Гаргар-река пусть даст мне в изголовье

Свой синий камень с рокотом приветным,

И пусть цветы лезгинские с любовью

Самур покроют ситцем разноцветным.

 

Тогда на миг два берега сомкнутся

И свет улыбок встретит праздник жизни...

Когда-нибудь счастливо улыбнутся

Все, кто ушли, тоскуя по отчизне.

 

1996

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru