litbook

Политика


Ожидание подвига0

Человек — народ — культура — судьба Отечества

 

 

9-го марта под председательством Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла состоялось заседание Патриаршего совета по культуре, на котором было учреждено Общество русской словесности. На заседании были обсуждены вопросы реального состояния государственного языка в России, преподавания гуманитарных дисциплин в целом, и прежде всего — русской филологии в школах и вузах России. Настоящая статья отвечает теме и содержанию прошедшей дискуссии, сосредоточивая внимание прежде всего на вопросах национального возрождения духовной культуры в России в условиях агрессивной глобализации.

 

1

Первое слово в размышлении о здоровом и достойном бытии человека — народ.

Народ (нация) — издревле сложившееся общественно-историческое и духовно-мистическое единство. Предметное и духовное. Единство людей, связанных: этнической общностью, языком, преобладающей верой, укладом жизни (лад), культурой, глубинными традициями и корневыми духовно-нравственными представлениями, вековой общностью судьбы, обретённым пространством («родная земля»), наконец — историческим предназначением (последние три признака относятся к народу в целом).

Отсутствие у человека каких-то из названных признаков нации — восполняется иногда глубинной укоренённостью в остальных. Глубинная укоренённость означает преимущественную и несомненную духовную склонность по реальному родству, природной и исторической близости и осознанной причастности — к одному народу и его культуре. Становление людей, с детства возрастающих и воспитываемых одновременно из источников двух самобытных культур, — не исключение. Будучи счастливым наследником этих культур, такой человек актом своего волеизъявления по духовно-национальной ориентации, по своей деятельности и судьбе принадлежит какой-либо одной нации.

Определяющее значение в реальном установлении национальности имеют духовные начала правообладающей личности и её волеизъявление. Но нельзя забывать, что политическое пренебрежение этнической составляющей — чревато лукавой фальсификацией в установлении национальной идентичности и зачастую может способствовать этноциду, национальному унижению или шовинистическим манипуляциям «со стороны»… Повторю: народ (нация) — общественно-историческое и духовно-мистическое единство, «особое, довлеющее себе целое» (В.С. Соловьёв), которому государство необходимо, как защита «его от насилия чужих исторических стихий»[1]…

Народ — понятие духовно-сокровенное. Народ нельзя «выдумать» или искусственно «создать», даже если много лет стараться. Тому яркий пример: есть страна Америка, но нет национальности[2] — американец, нет природного американского языка, нет корневого исторического уклада американской народной жизни (лада), нет духовно доминирующей веры, одухотворяющей историю страны, нет и не может быть здесь и национальной культуры, а есть лишь пёстрая американская цивилизация, характеризуемая модернизированным вариантом английского языка и типом человека с обострённым практицизмом и деловитостью, направленными на материальное обогащение, комфорт и государственный эгоизм. Есть достижения культуры представителей разных народов (наций), жителей Америки. Не случайно К.С. Аксаков заметил, что в этой стране «нет смиряющей родной почвы, ни чувства народности, ни исторического предания. Условное устройство взаимных политических отношений заменило здесь вполне чувство любви. Северо-Американские штаты — это великолепное общество-машина»[3]. Это значит, что Америка как особое государство, внесшее весьма много ценного в развитие научных, технических и цивилизационных достижений в мире, остаётся «пёстрой смесью» народов-наций, соединённых и объединяемых практическими жизненными интересами и политическими корыстными предпочтениями в административно-государственном «цивилизационном котле». Наконец, есть и там конкретные национальности, которые реально (а не на словах и во всяческих официальных документах) владычествуют в этой стране, то есть для своих национальных выгод, в своих национальных интересах определяют в том или ином отношении её реальную политику, используя тайно или явно аппарат государства

Народ национален. Без национальности народ — сброд, толпа, вавилонское столпотворение, сборище не связанных мистическими и духовно-историческими скрепами родов. Принадлежащий к такому смешению — лишь часть сброда, не более. Спасти от такого состояния может только истинный национализм. Это понятие толкуют по-разному и неслучайно нарочито искажают его смысл в политических целях. Здесь необходима ясность.

Национализм (в переводе) значит: народность. Это означает причастность, верность и благочестивую преданность народу, к которому принадлежит человек (личность). Национализм воплощает благодарную память о предках своей нации и её истории, благородное ощущение долга перед родным народом, способность оценивать в связи с ним смысл своей жизни и ответственность за его будущее.

Националист служит национальному единству народа (нации), его утверждению в самобытной культуре, развитию этой культуры на основе истинных ценностей, обретаемых в русле национальных традиций, сложившегося национального единства и державно-исторических связей. Почитание своего народа зиждется в национализме на нелицемерном уважении ко всем другим народам. Национализм чужд всякой лжи, эгоистической или враждебной национальной обособленности, фальшивого сепаратизма или слепого возвышения своего народа над другими народами и за их счёт. Нелишне вспомнить в связи с этим замечания академика Б.В. Раушенбаха: «…Ни одному баварцу не приходит в голову бредовая идея о суверенитете… Если баварцам предложить выйти из объединённой Германии, они будут считать это идиотизмом…»[4].

Истинный националист — враг всякого шовинизма и нацизма. «Национализм, — свидетельствует И.А. Ильин, — есть любовь к историческому облику и творческому акту своего народа во всём его своеобразии. Национализм есть вера в инстинктивную и духовную силу своего народа, вера в его духовное призвание. Национализм есть воля к тому, чтобы мой народ творчески и свободно цвёл в Божием саду… Национализм есть система поступков, вытекающих из этой любви, из этой воли и из этого созерцания. Вот почему национальное чувство есть духовный огонь, ведущий человека к служению и жертвам, а народ — к духовному расцвету»[5].

Пренебрежение сказанным опасно. Извращённое толкование слова национализм возникло не случайно. Врагам самобытности и свободы народов, так называемым космополитам (в действительности же — тайным шовинистам-трюкачам!) — нужно было бросить тень на понятие — нация. Извращённое толкование слова национализм неизбежно влечёт за собой осквернение связанного с ним этого понятия. Коварные осквернители прекрасно знают это. Цель их — внушить людям, любящим свой народ, какое-то смущение перед чувством, которым можно только гордиться…

Нация утверждает себя через право на свободное бытие и развитие сообразно с исторически сложившимися национальными духовными ценностями. Это требует прежде всего исполнения человеческого долга. «Всем известно слово долг, — писал выдающийся учёный профессор И.А. Сикорский, — известны и два другие слова “национальный долг”. Слова эти не вычеркнуты ни из словарей, ни из жизни… Долг подлежит исполнению. Долг националистов состоит в охранении и развитии величайшего наследия веков — национальной души… со всеми её атрибутами: языком, поэзией, художественным творчеством, школой, прессой, религией. Охранной силой может быть не армия и флот, но великое напряжение национального духа»[6]. Национального духа, проникнутого чувством национального достоинства и благожелательностью к умеющим ценить родное.

Чувство родного — свойство, лежащее в основании человеческого достоинства, благородства и истинного счастья... Без него невозможно глубинно-соприродное, сердечно-влекущее, дорогое, благодатно-благочестивое отношение к миру и людям. Это свойство освящает человеку весь мир.

Обладающий истинным духовным чувством родного, чувством родства, священным чувством Родины — способен ценить это чувство в каждом человеке, одухотворённом любовью к своему родному, а потому — отвергает презрение и ненависть к «чужаку», только потому, что он «не свой» и у него своё родное.

Весь мир открыт чувству родного, а человек, обладающий им, надёжен и справедлив. Надёжен, потому что умеет любить и любит свой народ всем существом своим и готов пожертвовать ему жизнью. Надёжен, потому что признаёт на тех же основаниях право чужого любить для того — родное. На чувстве родного возникало замечательное свойство уважительности к чужому и способность видеть в любом инородце человеческое начало. Обрести любовь к родному можно только проникнувшись полнотою культуры своего народа.

Глобализм, навязываемый сегодня народам, всякого рода космополитизм — несомненные враги в исполнении этого нашего национального долга. «Глобализм, — писал В.Г. Распутин, — это… могила всего индивидуального и заповедного, <…> где из всякого своеобразия, и прежде всего из национального, вырабатывается стандартный продукт…»[7]. Пока ещё наши усилия в утверждении долга национального достоинства — минимальны…

Национальность — корень и проводник сознания человека как личности, как исторического существа, это — корневая система духа[8]. Дух нации, закреплённый исторической традицией[9], — законный представитель её самобытности.

Национальность — залог сознания исторического человека, причастного своему народу, она — основа национального долга. Государству, опирающемуся на это свойство народа, открывается путь к благоденствию, ибо «сила государства, — говоря словами С.Н. Трубецкого, — в его жизненных принципах, во внутреннем единстве духа, которое обусловливает его политический и культурный слой…»[10].

 

2

Единство духа присуще всей полноте подлинной культуры, непременном признаке народа и принадлежащего к нему человека. Даже те, кого называют некультурными, обладают элементами культуры. Ибо они «привычно» считаются со многими установленными представлениями и правилами, вынужденно или по убеждению принимают то, что сосредоточивает национально обустроенные, социальные созидательные нормы и традиции.

Культура — воплощённое в разных областях содержание созидательных представлений, идей, опыта, направляющих традиции и плоды творческой деятельности, сформировавшихся и освящённых в многовековом самобытном историческом бытии какого-либо народа.

Культура — национальна. Народ может иметь или свою самобытную культуру, или — никакой, ибо чужая культура ему не принадлежит. Народ неповторим. Его культура воплощается в полноте содержания этой неповторимости. Каждый народ имеет свой идеал человека. Этот идеал «всегда выражает собою, — говоря словами К.Д. Ушинского, — степень самосознания народа… народную совесть»[11].

Народная совесть объединяет нацию в мирное время и в годы испытаний. Она, как знамя в сражении, направляет народ к правде-истине и оберегает от измены своему долгу, историческим, земным святыням и святыням Небесным. Она возвращает его к самому себе, к чувству родного, к долгу перед родным, когда во время болезненного затмения сознания — дробится тело народное, теряется у иных память, немеет честь и гаснет вера. И невольно вспоминается речь гоголевского Тараса Бульбы перед запорожцами:

«Хочется мне вам сказать, панове, что такое есть наше товарищество. Вы слышали от отцов и дедов, в какой чести у всех была земля наша: и грекам дала знать себя и с Царьграда брала червонцы, и города были пышные, и храмы, и князья, князья русского рода, свои князья, а не католические недоверки. Все взяли басурманы, все пропало; только остались мы, сирые, да, как вдовица после крепкого мужа, сирая так же, как и мы, земля наша! Вот в какое время подали мы, товарищи, руку на братство! Вот на чём стоит наше товарищество! Нет уз святее товарищества! Отец любит свое дитя, дитя любит отца и мать; но это не то, братцы: любит и зверь своё дитя. Но породниться родством по душе, а не по крови, может один только человек. Бывали и в других землях товарищи, но таких, как в русской земле, не было таких товарищей... Знаю, подло завелось теперь в земле нашей; думают только, чтобы при них были хлебные стоги, скирды да конные табуны их, да были бы целы в погребах запечатанные мёды их; перенимают чорт знает какие, басурманские обычаи; гнушаются языком своим; свой с своим не хочет говорить, свой своего продает, как продают бездушную тварь на торговом рынке. Милость чужого короля, да и не короля, а паскудная милость польского магната, который жёлтым чоботом своим бьёт их в морду, дороже для них всякого братства. Но у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и в поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства; и проснётся оно когда-нибудь, и ударится он, горемычный, об полы руками, схватит себя за голову, проклявши громко подлую жизнь свою, готовый муками искупить позорное дело».

Сегодня мы видим драматическое повторение подобных заблуждений и измен…

 

***

Многообразие сосуществующих и взаимодействующих самобытных народов и культур России стало возможно благодаря получившей мировое признание великой русской культуре, восходящей к Древней Руси и сформировавшейся в лоне Православия (это и есть именно та общерусская культура, триединые ветви которой составляют великороссы, малороссы и белорусы). Несомненное этно-историческое, культурно-историческое, языковое, духовно-религиозное, историко-культурное, судьбоносно-историческое и провиденциально-предначертанное единство триединого русского народа — это цивилизационная тождественность, «обладающая в раскрытии общей для всех сущности индивидуальной неповторимостью»[12]. Корневые свойства и традиции общерусской культуры имеют основание в соборном миросозерцании, чувстве совести, стремлении к правде-истине и правде-справедливости и вере в несомненную победу добра. Черты культуры государствообразующего народа определили благодатные условия для со-бытия культур народов России.

Даже в эпоху ожесточённой средневековой религиозной розни и резни — святой Феодосии Печерский проповедовал терпимость и человеколюбие ко всем народам разных вер, твёрдо следуя христианской заповеди любить своего ближнего, как самого себя: «Свою веру непрестанно хвали... И подвизайся в своей вере добрыми делами, и милостью одаряй не только единоверцев, но и чужих. Если видишь раздетого, или голодного, или от стужи или от беды какой страдающего, будет ли то иудей, или сарацин, или болгарин, или еретик, или латынянин, или язычник любой — всякого помилуй и от беды избавь, и не будешь лишен воздаяния от Бога»[13].

Смирение, милосердие, сострадание человеку, к какому бы народу он ни принадлежал, способность чистосердечно отзываться нуждающемуся в сочувствии, — всё это нашим западным соседям зачастую «кажется унижением», ибо «чуждая стихия не срастается с духовным складом славянским», но мы будем, как «всегда были,…представителями чисто человеческого начала, благословляющего всякое племя на жизнь вольную и развитие самобытное…»[14] — свидетельствует А. Хомяков.

О том же коренном свойстве русского характера писал Ф.М. Достоевский: «В русском человеке нет европейской угловатости, непроницаемости, неподатливости… Он сочувствует всему человеческому вне различия национальности, крови и почвы… У него инстинкт общечеловечности…Если общечеловечность есть идея национальная русская, то прежде всего надо каждому стать русским, то есть самим собой, и тогда с первого шагу всё изменится. Стать русским значит не презирать народ свой»[15].

Именно поэтому-то, — писал П.И. Новгородцев, — «все живущие в России, выросшие в колыбели русской культуры и под сенью русского государства, и могут и должны объединяться и ещё одним высшим началом, прочнее всего связывающим, а именно — преданностью русской культуре и русскому народу… Это и есть именно высшая духовная связь. Она отнюдь не означает отрицания национальных и культурных особенностей отдельных групп населения. Пусть каждая из них чтит и развивает свою культуру, но чтит и развивает её на почве уважения и преданности великим сокровищам русской культуры…»[16]. При этом нельзя забывать, что «…русская душа, — свидетельствовал Вальтер Шубарт, — ощущает себя более счастливой в состоянии самоотдачи и жертвенности»[17].

Нельзя забывать, что историческая Россия — это и во времени осуществлённое единство. Единство это отразилось и в древних народных преданиях. Символично, что муромский мужик, богатырь Илья Муромец, —

Он стоял заутреню во Муроме,

Ай к обедне поспеть хотел он в стольный Киев град…

В образе исторической России мы имеем дело с особым духовным пространством, с Православным Царством, приобретшем название Святой Руси. Понятие святости во всей Руси имело особый смысл. «Для Руси святость — идеал, но идеал обязательный и общий, предполагающий сознательную мобилизацию всех сил духовных для осуществления его. Это абсолютная ценность, которая не только возглавляет пирамиду ценностей, но и поглощает их все», — пишет архимандрит Константин (Зайцев)[18]. «…Русские люди ощущали себя принадлежащими непосредственно к одному Мiру, всё ему отдавая и всё от него получая, никак себя ему не противопоставляя — ни общественно, ни единолично. Это и было Русское Православное Царство…»[19].

Против России, корнями своими уходящей в это царство, против её многовековой светозарной культуры и ведутся подлейшие козни тёмных сил, предпринимается «массированная попытка подавить независимость русского сознания, унизить и смешать его с грязью. Так, радио «Свобода», — пишет академик И.Р. Шафаревич, — утверждало, что «перестройка должна…изменить духовный строй русского человека, приблизить его к западному складу сознания», добиться «мутации русского духа», а «русского человека выбить из традиции»[20].

Не раз наши недруги похотливо желали такого для нас, сынов и дочерей России. И не раз общим народным подвигом были опрокинуты их нечестивые планы. Но горько, что по сей день всё ещё остаются во многом справедливыми слова митрополита Иоанна: нам «нечего предъявить во свидетельство своей принадлежности к радетелям великого русского дела, наследникам вековой славы. Мы разметали, развеяли по ветру державное наследие предков, политое не нашей кровью, оплаченное не нашей скорбью, оплаканное не нашими слезами»[21].

Наш долг сегодня — на незримом поле великой битвы — быть русскими, сохранить и укрепить в сознании поколений осиянные правдой и добром национальные принципы и идеалы. Наша задача — вернуть в сознание молодых поколений достойно изложенную историю России, имена наших великих предков и славу того великого, что совершено ими. Наше дело — наполнить сознание молодёжи живым представлением о деяниях и подвигах людей прошлого, сынов и дочерей Русской земли, которым мы, нынешние граждане России, обязаны всем лучшим — в настоящем…

 

3

Защитить и сохранить отечественную культуру — значит сохранить народ и Россию. Неслучайно наши «недруги в законе» и недруги скрытые, разного рода наёмники информационной войны, информационные террористы, враги рода Христова, — активно и открыто разрушают и уничтожают «официальными средствами» систему государственного образования в России и иные культурные учреждения. Они знают, что урон, нанесённый современной школе умалением знания родного языка и уничтожение на деле литературного образования, — чреват подрывом культурного потенциала всей страны. Они знают, что уже проведённые «изъятия» из школьных программ, умаление и подмена в них классики за счёт введения «новых», но ни в коей мере не подходящих для изучения в школе произведений, — вполне отвечают геростратовским задачам ослабления и разрушения здорового национального, в том числе — патриотического, сознания новых поколений в нашем Отечестве…

Русской культуре присущи прирождённые идеи и образы, воссоздающие коренные черты русского мира. Они проникнуты православным миропредставлением, мыслью о радении Великой русской земле, осиянной светом истинной веры, чаянием природного стремления к правде-истине и правде-справедливости, ощущением исторического долга и верного служения Отечеству земному и Небесному, наконец — энергии духовного единения, соборности, чистоте человеческих помыслов, всечеловечности и всемирной отзывчивости. Это отразилось и в русском фольклоре, и в литературе, и в изобразительном искусстве. И всё это духовное наследие нашего народа всеми способами стараются «выскоблить» сегодня из современной информационной среды наши недруги.

Президент России В.В. Путин недавно заметил, что «настоящий патриотизм — это образованный патриотизм». Справедливо, что цель школы — готовить «не только любящих родину, но и знающих… какие накопленные в ней долгими веками ценности нужно охранять и отстаивать»[22]. Перед Великой Отечественной войной в отечественном образовании было достойно представлено литературное наследие русского народа и его героическое прошлое. И мы вправе сказать, что ту войну выиграла школа и русский учитель словесности. Нынешние программы не годятся даже для формирования сознания «средненького», убого мыслящего обывателя. Это важно понимать во время разрушения отечественного образования «на государственном уровне»[23]. Будем же помнить: в ХХ веке у нас была школа, достойная великой страны.

Не случайно один из крупнейших учёных США вице-адмирал Г.Дж. Риковер в 60-х гг. ХХ в. заявил: «Серьёзность вызова, брошенного нам Советским Союзом, состоит не в том, что он сильнее нас в военном отношении, а в том, что он угрожает нам системой образования»[24]. Отлично понимали за рубежом также и другое: «…Сила нации, — писал в своё время, оценивая гуманитарные достижения школы в России, советник президента США по образованию Морис Стерлинг, — заложена в её искусстве, музыке и литературе в такой же степени, как в её достижениях в области физики, химии и электроники. Тот, кто полагает, что знание мировой поэзии и классической литературы не является существенным не только для качества, но и для жизнеспособности нации и её культуры, пренебрегает уроками прошлого»[25]…

Борьбу с Россией в третьей мировой информационно-психологической войне недруги наши ведут упорно и настойчиво, «изымая» из нашего образования идеи русского национального созидания и уходящую в глубины национального самосознания идею народного патриотизма, наследие нашей культуры. Патриотические идеи, пронизывающие русскую литературу, нынешние «реформаторы-образованцы» пытаются во всех источниках, где только могут, — обойти или подменить, подменить чем угодно, но только чужим и противным русскому созидательному духу, стремятся всеми средствами выхолостить их смысл, отвлечь от них молодёжь.

Всеми силами отодвигая здоровую и естественную опору на русскую литературу, на взаимодействие и взаимообогащение национальных культур России, протаскивают они всюду чуждый нам «свальный грех» растлевающего смешения культур и их противоестественного, искусственного и беспорядочного спутывания. Познакомившись со многими современными школьными книгами по литературе — легко убедиться в этом…

Сегодня учащийся лишён полноты знания русской классики, необходимой для формирования первоначального фундамента полноценного гражданина России. Это свершившееся «преобразование» требует решительного ответа разрушителям отечественной культуры на административном и законотворческом уровне! Уклонение от кардинального решения названного вопроса ставит любую власть в России, имеющую отношение к образованию, в ряд с врагами народа и предателями Отечества.

Необходимо «отдавать себе отчёт: проводимая последние годы политика жёстко предполагает денационализацию русского сознания и российской государственности, утрату нашей религиозной и культурной индивидуальности, «унификацию» русской жизни согласно «общемировым» стандартам и превращение страны в один из плацдармов создания «нового мирового порядка», то есть единого масонского мирового сверхгосударства»[26]. Эти слова, сказанные в конце прошлого века, остаются в силе, особенно в свете церковной встречи «в верхах».

«Теневая власть» стремится путём откровенных и скрытых геополитических и государственно-административных манипуляций «растворить в азиатском потоке русский народ, чтобы он не имел права называться государствообразующим и чтобы не было в России восьмидесяти процентов русских»[27]. Нынешние господа-товарищи-предводители то и дело публично, демонстративно, нарочито ставят, где только можно, «командирами» в важных государственных учреждениях представителей национальных меньшинств, весьма часто глубоко равнодушных к общим интересам всей России, а бывает иногда (так «получается» в итоге!) и — враждебных этим интересам... Не сопротивляясь этой подлой политике, русские сегодня недопустимо молчат, будто лишённые совести, остерегаясь «показательных» упрёков в каком-то «экстремизме».

Десять с лишком лет назад Г.А. Зюганов с болью заявил: «Русофобия превратилась в основу информационной политики. Русских продолжают изгонять из многих структур управления и средств массовой информации»[28]. С тех пор не произошло сколько-нибудь заметных изменений; только изощрённее стала эта преступная кадровая политика. Невольно вспоминается известное стихотворение А.Н. Майкова, написанное полтора столетия назад, но, как видно, в подобной же обстановке позорного принижения русского духа чужеродными запевалами:

Благодарю Тебя, Творец, благодарю,

Что мы не скованы лжемудростию узкой!

Что с гордостью я всем сказать могу: я — русский!

Что пламенем одним с Россией я горю,

Что слёзная о ней в душе моей забота,

Что тот же мощный ветр расправил парус мой,

Которым движимы неслися под грозой

Громады кораблей Нахимовского флота!

Сегодня русским должно во имя защиты всей России самоотверженно отстаивать свою самобытность, защищать свои святыни, отзываясь сокрушительными ответами на подлые и изощрённые посягательства явных и тайных врагов отечественной культуры и их пособников, засевших в иных высших эшелонах власти!.. И начать нужно, как справедливо было замечено, с ликвидации «инородческого засилья в ключевых сферах русской жизни»[29]. Народы должны иметь пропорциональное представительство в органах центральной власти! Это необходимо для того, чтобы сохранить нашу историческую «святую Русь», многонациональную, монолитную, единую Россию.

Россия — цветник национальных культур. Выражение «российская культура» — отражает элементарную неграмотность в понимании культуры, ибо национальность, а не интернациональная свалка и мешанина является непременным, корневым, органическим её признаком. Ведь «племена и нации на протяжении столетий сохраняют присущий им характер, и даже когда он подвергается большим изменениям, в нём всё же видны следы исходного состояния»[30]. Культуры могут сосуществовать и обогащать друг друга, лишь оставаясь самобытными.

Для наглядности приведу такую аналогию: люди, имеющие разные группы крови, могут сотрудничать и дружить, а мужчины и женщины — вступать в брак, иметь детей и т.д. Но если одному из супругов перелить кровь другой группы, — он умрёт.

Культуры сосуществуют, успешно взаимодействуют и взаимообогащаются, но! (аналогично): искусственное или насильственное «смешение» и «навязывание чужого» уничтожает культуры. Это особенно необходимо помнить нам, в России, в нынешних обстоятельствах искусственно создаваемого с помощью продажных СМИ, работающих на территории страны, «вавилонского столпотворения» и отравления отечественного эфира блевотиной западной массовой культуры, засильем маниакально-агрессивной рекламы и тошнотворного навязывания английского языка — в условиях поистине колониального угнетения родной речи и практического разрушения отечественного образования, прежде всего его гуманитарной составляющей…

Во имя и для сохранения и развития существующего в России многообразия культур нам необходимо ответственно решать задачу, поставленную ещё И.А. Ильиным: продолжать «творить русскую самобытную духовную культуру — из русского сердца, русским созерцанием в русской свободе». Нужно помнить, что основой внутренней энергии и общественного устройства русской нации (так сложилась историческая судьба) является Православие, державная государственность и весь народ как соборный носитель духовно-нравственных представлений и преданий.

Достойно вспомнить сказанное П.И. Новгородцевым в обстоятельствах, имеющих много общего с современностью: «Теперь перед всеми русскими людьми стоит задача… сделать родину нашу из умирающей — живою. И для этой новой задачи… нужно решительное изменение нашего отношения к нашей родине-матери… Воссоздание России может быть совершено только подвигом и порывом общего национального объединения, только духом связанности высшими началами и святынями, сознанием ответственности перед целым…

Для возрождения России нужно знамя — «восстановления святынь», –– и прежде всего «восстановления святыни народной души, которое связывает настоящее с прошлым, живущие поколения с давно отошедшими и весь народ с Богом, как жребий, возложенный на народ, как талант, данный Богом народу»[31].

Это требует возрождения национального достоинства, чувства национальной чести и национального долга русских. Сегодня словно забыты нами слова великого А.В. Суворова: «Я — русский! Какой восторг!» Русские должны помнить, что они, русский народ, дважды «своею кровью искупили Европы вольность, честь и мир!» (А.С.Пушкин). Русские должны помнить, что никто другой как они, русский народ, «громили псов-рыцарей на Чудском озере в 1241 году, секли полчища Мамая на Куликовом поле в 1380-м, очищали Москву от интервентов-поляков в 1612-м, насмерть стояли на Бородинском поле в 1812-м!.. Русскими костями на 90 (да как бы не поболее!) процентов усеяны с нашей стороны поля сражений первой и второй мировых войн.»[32] Нужно держать в памяти: после победы в Великой Отечественной войне И.В. Сталин решительно свидетельствовал о ведущей роли русского народа, назвав его руководящей силой страны «потому, что у него имеются… общеполитический здравый смысл и терпение»[33].

Русские обязаны помнить, что не с кого-нибудь, а прежде всего — с них, с русских, будет спрошено потомками за всё, что было и будет с Россией!..

 

4

В России любовь к Отечеству — главное качество настоящего человека. Мы ведём разговор о настоящих людях, или, так можно сказать, — о нормальных… Нормальное, здоровое образование у нас должно быть глубоко проникнуто воспитанием любви к Отечеству. Эту азбучную истину, кажется, не нужно бы и повторять в нормальных условиях. Но мы живём и действуем в условиях тяжелейшей информационной войны, к воздействию которой многие недопустимо привыкли. Такая привычка опасна, а может стать и смертельной. Не от этой ли «привычки» возникает наше равнодушие к нынешнему разрушению разных областей нашей духовной Родины?..

За четверть века хорошо организованного, квалифицированного и системного разрушения образования в России, осуществляемого через командные образовательные учреждения, наша молодёжь в значительной своей части уже не владеет русским языком на культурообеспечивающем уровне, а весьма многие из окончивших школу затрудняются в грамотном выражении своих мыслей. Вместе с тем мы потеряли литературу как научный предмет школьного изучения. В созданных ныне «реформами» условиях почти невозможно научить главному: вчитываться в книги, верно и полноценно осознавать художественный мир произведения…

Нетрудно понять, к чему привело такое «реформирование».

Ведь художественный мир русской литературы нёс в себе главное содержание: «разумное, доброе, вечное», то, что возвышало и укрепляло в читателе человеческое начало. Литература наша воспевала стремление к идеальному и отторжение от неправды и зла; она воспламеняла чувство священного благоговения перед великим прошлым Отечества и направляла к добрым намерениям и делам, достойным чести, соприродным истинной человечности. Она учила любви к человеку, к народу, воспитывала глубокое уважение к труду, к благородному подвигу, к народному единству и достоинству нации. Она призывала к духовной брани и очищению от скверны грехов во имя возрождения страны, её святынь и достойного будущего.

Отечественной культуре присущи прирождённые идеи и образы, воссоздающие коренные черты русского мира. Они проникнуты православным миропредставлением, радением о Великой русской земле, осиянной светом истинной веры, чаянием природного стремления правды-истины и правды-справедливости, ощущением исторического долга и верного служения Отечеству земному и Небесному, наконец — энергии духовного единения, соборности, чистоты человеческих помыслов, всечеловечности и всемирной отзывчивости. Это отразилось и в русском фольклоре, и в литературе, и в искусстве…

Намеренное ограничение, принижение, замалчивание и вытеснение явлений русской культуры из повседневной действительности, из учебных программ и прочих средств духовного жизнеобеспечения — вот преобладающая политика, проводимая в России агентами и резидентами информационной войны…

В России под прикрытием «хороших слов» и благостной политической трескотни о возрождении — продолжается de facto духовный геноцид русского народа. Об этом ранее, и не так давно, писал В.Г. Распутин:

«…Отечество наше во всех его материальных, духовных и нравственных ипостасях извращено так, что и смотреть нет сил, когда тысячелетние его приобретения выбрасываются на свалку или, как вторчермет, идут в переплавку в печах мирового порядка, когда культура отдана в руки разнузданных шоуменов, а образование преобразуется в функциональное натаскивание и программное выскабливание родного духа…»[34] Мне также приходилось неоднократно свидетельствовать об этом в своих статьях и книгах [35].

Преступное «выскабливание родного духа», русского духа, в иных случаях приобретает чудовищные размеры. Русский народ оказывается при этом самым незащищённым и постоянно испытывающим никак не заслуженные упрёки и оскорбления. А иные представители нынешней власти то и дело обнаруживают своё невежество (или политическую тенденциозность?) не только в знании его истории, но и в понимании его миссии и государственной значимости (или нарочито выражают презрение к нему?).

Экстремистская антирусская политика разрушения и угнетения русской культуры и образования в действии. Невозможно «не замечать» этого. Отсюда — рождается предположение: возможно, что некая группировка во власти хочет спровоцировать бурный протест, который, несомненно, возникнет когда-то, если не изменится в этом отношении реально проводимая национальная политика. Протест возникнет, несмотря на то что «подручные» СМИ, «представляющие (говоря словами одного из честнейших публицистов — В.Т.) — бастион тотальной лжи, средоточие инородческих кадров, главный инструмент оболванивания доверчивых русских простаков»,[36] будут продолжать прикрывать благопристойнейшими словами — грандиозный и наглый погром…

Мы же обязаны добиться восстановления полноценной школы в России, школы, научающей видеть целостно, разуметь главное, чувствовать по-человечески, любить Отечество, хранить святыни народа и осознавать себя в историческом строю преемников и защитников великого русского духовного наследия. Мы обязаны вернуть русскую созидающую культуру в лоно государственной жизни!

Но пока что продолжается разрушение.

Вот лишь немногие примеры нынешней откровенной разрушительной политики в области русской культуры и образования и только в прошлом 2015 году, объявленном Годом литературы.

В начале года были значительно повышены цены на бумагу, а значит, на печатную продукцию, на литературу.

В том году были «сверху» ликвидированы кафедры литературы во многих «провинциальных» вузах. По некоторым гуманитарным вузам были нанесены разрушительные удары путём противоестественного «объединения», подрывающего их уклад, целостность и научный статус.

В том году продолжалось, диктуемое «сверху», разрушительное насильственно-обязательное сокращение гуманитарных программ (прежде всего по русскому языку и литературе) и сокращение часов по гуманитарным предметам в вузах; санкционировано также несомненно разрушительное увеличение «нагрузок» профессуры и преподавателей вузов.

В том году продолжались стимулируемые агентами развала заведомо бесплодные словопрения об улучшении преподавания в школе литературы и русского языка. Однако улучшение разрушенного — нелепость. Продолжалось поспешное обсуждение новых «кустарных» заведомо ущербных и совершенно не пригодных для полноценной школы концепций и нелепых новых программ по литературе, обсуждение, нарочито отданное по преимуществу руководству непрофессионалов! Да и какой может быть толк, когда, например, начальственное «важное лицо», имеющее техническое образование, человек совершенно невежественный в гуманитарной сфере, «авторитетно» рассуждает о программах по гуманитарным предметам или «авторитетно» оценивает эти программы?..

Произведённое «перестройщиками» разрушение нормального (полноценного) образования в России — тягчайшее государственное преступление и прежде всего — преступление перед русским народом, молодые поколения которого нагло ограблены «реформаторами», ибо у них отняли имевшиеся в школьных программах ХХ века, законно принадлежащие им сокровища русской национальной культуры, в объёме, необходимом ныне для становления сознания гражданина независимой России!

Школу лишили должной полноты фундаментальных знаний, базовых образовательных дисциплин, составляющих основу русского просвещения ХХ века периода его расцвета. Тем самым господа, активно содействовавшие разрушению отечественного образования, все эти Днепровы, Асмоловы, Адамские, Калины, Любимовы, Ливановы и иже с ними — в сущности проявляют себя на деле как недруги русской культуры и нашего Отечества… Когда враги буквально «обложили» Россию со всех сторон чуждой и ложной информацией, из их лагеря вызывающе провокационно было провозглашено, что нужно избавиться от маниакального «образа врага» в сознании людей… Доколе же будем мы терпеть таких «руководителей»?!..

В том году продолжались никем не запрещённые издевательства над русской классикой в иных театрах России, о чём некогда писал Ю. Селезнёв, определяя иные режиссёрские «новации» словом: геростратизм.

В том же году не прекращались разнузданные «преобразования» в Главной библиотеке страны, проводимые вопреки необходимому бережному её сохранению и укреплению, «преобразования», следствием которых легко может стать со временем и уничтожение накопленного веками каталожно-справочного фонда этого замечательного книгохранилища…

Большинство СМИ, игнорируя Год литературы, продолжало активно «демонстрировать» нелитературную речь и ничуть не заботилось о том, чтобы в Год литературы звучала в эфире (так было в ХХ веке!) грамотное литературное слово.

Из информационного пространства России нарочито вытеснены духовные потоки родной культуры, ранее животворно омывавшие наше бытие и дававшие народу энергию жизни и созидания: русские песни, русская народная музыка, русская музыкальная классика, русская классическая литература. Всё это если и блеснёт случайно в СМИ, то обязательно будет «потоплено» последующим шквалом пошлой, банальной и вульгарной информационной стихии. Упомянутое должно определённо назвать антинародной политикой или актами преступного духовного поражения масс!

Такое духовное насилие не получает сколько-нибудь действенного законного препятствования, то есть разрешается «властными структурами» разных уровней вопреки существующей Концепции национальной безопасности, вопреки национальным интересам, и у нас нет практических средств изменить эту беспредельно наглую самоуправную душевредительную деятельность!..

Не пора ли в условиях жестокой информационной войны ввести наконец государственным законом ответственность СМИ за распространяемую ими нравственно растлевающую и разрушительную информацию, за использование эфира в разрушительных целях? У нас нет до сих пор даже законов, которые могли бы прекратить эту варварскую антикультурную вакханалию, исполняемую вполне в соответствии с фашистской доктриной А. Даллеса!

Обозначенные негативные явления никак не соотносятся со словом свобода. Свобода — это право выбора за пределами постановлений и законов, защищающих безусловные общие интересы человека, народа, государства (в целом).

Свобода зиждется на защите непременных свойств человека, включающих: духовность, слово (словомыслие), историческое бытие, веру и культуру. Всё противоречащее этим свойствам и национальным духовно-нравственным традициям и нормам — выходит за пределы понятия свободы.

Свобода — обеспечивается абсолютным и безусловным запрещением любого плюрализма в вопросах, в основании которых лежат подтверждённые традицией народа духовно-нравственные константы (основополагающие «традиционные духовные ценности»).

Подлинная свобода зиждется на обязанности государственной власти выражать интересы несомненного созидающего большинства и ограничивать произвол везде, где он приносит или может принести ущерб всему народу, национальным и общегосударственным интересам. В обществе, не придерживающемся такой естественной установки, — и власть и подвластные становятся толпой, стадом или бандой. Интересы же большинства в духовной сфере заключаются прежде всего в возможности осуществлять всеми и каждым устроение жизни на основе национальной культуры, гарантированного обеспечения условий её существования, развития и её государственной защиты. Всё, противоречащее такой политике, называется свободой разрушения.

Геноцид наций получил в ХХ веке название фашизма. В отношении к современной России он ясно спланирован в упомянутой даллесовской доктрине. Скажем «нет!» ползучему фашизму в духовной сфере, не находящему должного противодействия властей и законотворцев в России! Вернём школам и вузам страны сокровища русской культуры, входившие в программы гуманитарных дисциплин в ХХ веке! «Нет!» — политике «улучшения разрушенного»! Культурный и научный потенциал программ школ и вузов России должен быть всесторонне и решительно восстановлен!

Те, кто «командовал» в учреждениях, содействовавших разрушению, культуры и образования, должны быть выявлены, названы и отстранены от руководства! Любое реформирование крупных образовательных и культурных учреждений и структур должно впредь обосновываться, исходя из интересов России.

Каждое из вносимых изменений должно иметь персональных ответственных, с которых можно было бы официально спросить (в том числе и в судебном порядке!) за произведённые преобразования и за их последствия… Закон истории таков: каждый из сидящих «у власти» рано или поздно ответит за навязанную «сверху» политику!

Отечество в опасности!.. Люди русские, «сейчас, когда другой враг угрожает Родине — враг, пытающийся растоптать её душу, разве мы не обязаны защищать Россию, не щадя жизни?»[37] Восстанем же против экстремистского тоталитарного разрушения образования и культуры в России! Станем наконец во главе защиты нашей великой культуры и образования! Во главе защиты страны от наглой духовной оккупации навязываемой нам «массовой культуры»! Эта антикультура сегодня — основное оружие против духовного здоровья нации.

Наши героические предки ждут от нас достойных подвигов! Подвигов, исполненных трезвости, мудрости, настойчивости, победных подвигов против оккупационного устроения нашей жизни во имя любви к своему народу, к многонациональной России и её достойному будущему!

Русский человек! Помни имя своё и свой долг перед Отечеством!

 

[1] Соловьёв В.С. Что требуется от русской партии? // Соловьёв В.С. Литературная критика. М. Современник. 1990. С. 311.

[2] Не представляя собой единый народ ни в историко-культурном, ни в духовном смысле, жители Америки, получившие «географическое» наименование, — не случайно в политических целях нарочито вводят слово «национальный» в государственные документы, дабы как-то «утвердить» на языковом уровне отсутствующую у них духовно-мистическую общность. Всё у них — «национальное», а не государственное: банки, парки, зоопарки, хранилища и т.д. Да и чем ещё можно им утвердить «духовно историческое единство»: неужели — исторически реальным «подвигом» в варварском уничтожении коренных жителей страны, благородных индейцев, за каждый из скальпов которых их «славным предкам» в оные времена давали вознаграждение?

[3] Аксаков К.С. О современном человеке // Аксаков К.С. Эстетика и литературная критика. — М., 1996. С.429.

[4] Раушенбах Б.В., акад. Постскриптум. АГРАФ. 2011. С.229.

[5] Ильин И.А. О русском национализме // Ильин И.А. Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. Статьи 1948 — 1954 гг. В 2-х томах. Т.1. М.1992. С.282.

[6] Сикорский И.А., проф. О психологических основах национализма. Киев. 1910. С. 12–13 (выделено мной — В.Т.).

[7] Распутин В.Г. Сегодня Родина ещё молчит // Земский вестник, 2002, № 2. С.9.

[8] Дух — воплощённая реальность, основополагающий элемент «иного мира», подчиняющийся духовным законам и не определяемый в категориях вещественного мира.

[9] Традиция — путь естественного наследования созидательного человеческого опыта. Она лежит в основе образования и всей духовной жизни общества. Через неё осуществляется связь времён; она придаёт человеческому бытию, человеческой истории истинный толк, устойчивость, высокое значение и нравственный смысл. Она есть созидательный обычай, соприродный жизни наследуемый порядок человеческого отношения к человеку и миру.

[10] Трубецкой С.Н. Сочинения. М.1994. С.560.

[11] Ушинский К.Д. О народности в общественном воспитании // К.Д. Ушинский. Избранные педагогические сочинения в двух томах. Том первый. М.1953. С.99.

[12] Тростников В.Н. Кто мы? Русские, украинцы, белорусы. М.2011. С.239.

[13] Слово святого Феодосия игумена Печерского монастыря о вере христианской и латинской//Златоструй. Древняя Русь X-XIII веков. М .1990. С. 162.

[14] Хомяков А.С.. Церковь одна. Семирамида. ИХТИОС. М. 2004. С. 119 — 120.

[15] Достоевский Ф.М. Полн. собр. соч. в тридцати томах. М. Т. 25. С.23.

[16] Новгородцев П.И. Восстановление святынь // П.И.Новгородцев. Об общественном идеале. М. Пресса. 1991. С.574.

[17] Вальтер Шубарт. Европа и душа Востока. М. «Русская идея». 1997. С.29.

[18] Константин (Зайцев), архим. Чудо русской истории. Издание второе, исправленное. М.Форум. 2007. С.147.

[19] Там же, с 155.

[20] Шафаревич И.Р. Будущее России. Минск. 2005. С. 4.

[21] Митр. Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн. Любовь к Отечеству — сила творческая (Воинам армии и флота ко Дню Победы) // В кн.: Русские святые воины. Жития. Издание третье, дополненное. Держава, с.372.

[22] Бiлецький О. Зiбрання праць у пяти томах. Том 1. Киiв. 1965. С.80.

[23] См.:О.Н. Четверикова. Разрушение будущего. Кто и как уничтожает суверенное образование в России. 2015, а также: В.Ю. Троицкий Защита русской школы. Российское образование перед судом истории. М. 2015.

[24] M.Mc. Murrin Sterling. Education. // “Art Education”, vol. 15, N 7, October, 1960.

[25] M. Mc Murrin Sterling. Education. // “Art Education”, vol. 15, №7. October, 1960, August, 22 (выделено мной — В.Т.).

[26] Высокопреосвященный Иоанн, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. Одоление смуты. Слово к русскому народу. Спб. 1995. С.192.

[27] Хатюшин В. Протуберанцы. Размышления и воспоминания 2005 — 2013. Москва. Алгоритм. 2013, с.298.

[28] «Советская Россия», 2002, №7 (12203), 22 января, с. 2.

[29] Любомудров М. Русское сопротивление на рубеже тысячелетий // Марк Любомудров. Каноны русского мира. Идеология. Культура. Искусство. М. 2014. С.232.

[30] Гумбольдт В. Язык и философия культуры. М.Прогресс. 1985. С.328.

[31] Новгородцев П.И. Восстановление святынь // П.И. Новгородцев. Об общественном идеале. М.1991. С.570, 575 (выделено мною — В.Т.).

[32] Высокопреосвященный Иоанн, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. Одоление смуты. Слово к русскому народу. Спб. 1995. С.100.

[33] «Выступление товарища И.В. Сталина на приеме в Кремле в честь командующих войсками Красной армии 24 мая 1945 года». Неправленая стенограмма (Материалы РГАСПИ).

[34] Кожемяко В. Валентин Распутин. Боль души. Алгоритм. М. 2007. С.216.

[35] См. мои книги: «Пути русской школы» М.,1994; «Судьбы русской школы» М., 2010; «Слово и культура», Свято-Алексиевская пустынь, 2010; «Слово и образование», Свято- Алексиевская пустынь, 2013; «Защита русской школы», М., 2015; «Словесность в школе» Изд. 2-ое. М., 2015.

[36] Любомудров М. Каноны русского мира. Идеология. Культура. Искусство. М. ИРЦ. 2014. С.156.

[37] Бирюков В., прот. На земле мы только учимся жить. Непридуманные рассказы. — М.: Даниловский благовестник, 2004. — 136 с.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru