litbook

Политика


Между христианской солидарностью и вероотступничеством+1

Встречу в Гаване 12 февраля 2016 года назвали исторической, первой такой за тысячелетие. Папа и Патриарх приветствовали друг друга братским троекратным целованием. Во время общения, которое транслировали все ведущие телеканалы мира, собеседники сидели рядом, улыбались, каждый из них понимающе кивал в ответ на слова партнера.

Однако оценки встречи в разных кругах сильно расходятся. В официальных православных СМИ ее называют долгожданным прорывом в деле христианской солидарности для защиты мира и безопасности на планете. В православных консервативных кругах наоборот: страшатся как знака близкого отступничества церковных функционеров МП от Православия, ибо подписание общей декларации означает признание еретиков-католиков Церковью вопреки церковным канонам и прежним анафемам. Некоторые политические комментаторы предполагают, что речь идет всего лишь о внешнеполитической миссии первоиерарха РПЦ МП по поручению президента Путина для нормализации отношений с Западом.

Возможно, все эти оценки отчасти верны. Вряд ли данная встреча состоялась без одобрения Путина, который и сам недавно имел встречу с Папой, надеясь на его посредничество в конфликтах на Украине и в Сирии, и высказался о несущественности различий между Православием и другими христианскими конфессиями. И межхристианская солидарность уместна на оборонном уровне и на определенных условиях. Но она переходит в отступничество, если носители христианской Истины из земных политических соображений уравнивают свою Церковь со структурами, отклоняющимися от Истины, а еще хуже — когда это происходит из лукавого приспособленчества под властителей мира, все более погрязающего во зле. И в этом опасения православных ревнителей могут быть небеспочвенны.

Встречаться можно и с друзьями, и с врагами, главное — с какой целью. Сам Христос имел «встречу на высшем уровне» — беседу с диаволом в пустыне о власти и земных благах, наглядно разоблачив этим искусительные соблазны диавола, применяемые им к человечеству, и это дало образец противостояния им. Папа Римский не диавол, но возглавляемая им часть христианского мира давно запуталась в диавольских сетях, подпав под те самые соблазны власти и материальных земных благ — откуда произросли и оправдывающие это догматические ереси католицизма и затем соответствующая иудаизация антикатолического протестантизма.

Разумеется, хранители неповрежденного христианства — Православия — должны относиться к отступившим, как и к любым заблуждающимся, с любовью. Но святые отцы Церкви всегда учили, что подлинная любовь проявляется не в «толерантном» замалчивании грехов и опасных еретических уклонов, ведущих в погибель, а в откровенном разъяснении заблуждений и опасностей ради спасения хотя бы части заблудших. Разумеется, при этом необходимо чувство меры, чтобы не отталкивать их и не возбуждать обратную неприязнь. Следует также отделять властных насадителей заблуждений от их благочестивых пасомых, верных своей традиции и не умеющих распознать в ней неправду. Необходимо и трезвомыслие, отличающее желаемое от реально возможного, чтобы избегать иллюзий и самообмана. Особенно всё это требуется от носителей православной духовной власти, ответственной прежде всего за собственный церковный народ, чтобы не сеять в нем ложных надежд и не ослаблять его стояние в Истине в столь опасные времена.

С этой точки зрения обсуждаемая сейчас историческая встреча глав Православия и Католицизма вызывает серьезные сомнения. В опубликованной совместной Декларации собеседники ограничились заботой о важных проблемах земных («насилие и терроризм» против христиан Ближнего Востока и Северной Африки; скорбь о «противостоянии на Украине» с призывом к примирению; нарастающая «дискриминация» христиан в ЕС, защита традиционной семьи, осуждение абортов и эвтаназии; проблема мигрантов и беженцев, вызываемая «несправедливой системой международных отношений»), — всё это отмечено правильно.

Но как решить эти проблемы? В Декларации оставлены в стороне их духовные причины, движущие силы и грядущие последствия. А они понятны только в рамках христианской эсхатологии: с учетом того, на каком историческом отрезке сейчас находится человечество. Но об этом — о строящемся царстве антихриста и его движущих силах — в Декларации «толерантно» не сказано ни слова... Авторы Декларации выступают лишь как политики-гуманисты и моралисты, забыв о духовном знании и опыте христианской Церкви. И их слова в Декларации, что «человеческая цивилизация вступила в период эпохальных перемен», — можно истолковать как оптимистические, а не тревожные...

Способны ли вообще это сказать нынешние «духовные вожди» человечества? Сознают ли они как масштаб проблемы, так и свою личную ответственность, за которую им придется отвечать перед Богом? Есть много признаков, что и те и другие надеются приспособиться к Новому мировому порядку — уже близкому царству антихриста. Западные религиозные начальники — потому что они просто утратили богословскую способность его распознания (по их мнению, якобы еврейский мошиах будет одновременно и Христом в Его втором пришествии!), нынешние же функционеры МП успокаивают себя и народ тем, что якобы «нет власти не от Бога» и Церковь может существовать при любой власти.

Однако от богословских и исторических противоречий нам никуда не уйти, поскольку раскол между западным и восточным христианством был одним их главных успехов диавола в завоевании мира сего. Христианская солидарность должна основываться не на их заметании под ковер, а на их честном осознании.

 

О католицизме вчера и сегодня

Раскол XI века произошел не на ровном месте, причины накапливались постепенно как вследствие собственного греха римских епископов (их греха гордыни и похоти власти), так и под воздействием тех антихристианских сил, которые пользовались этими грехами для искажения христианства, его приземления, обмирщения, иудаизации и прочего приспособления к симфонии с миром, во зле лежащим («Возрождение», «Реформация», «Просвещение», гуманизм). Первичные внутренние причины римской гордыни были политическими (соперничество и борьба за первенство); богословские новшества папистов были продиктованы потребностью проявить свое первенствующее право на вероучение, и, уже исходя из этого, были направлены на переориентацию спасения с Неба на землю (это общий знаменатель большинства их нововведений).

Западное духовенство пыталось силой власти устроить Царство Божие на земле, непригодной для этого из-за ее поврежденности грехом. Эта утопия не могла удаться, и по мере вырождения западного христианства лишь облегчала сатане завоевание мира для иного земного царства — царства антихриста. Сатана не способен создать свой мир, он может лишь отнимать и подчинять себе части мира, созданного Богом, обманно соблазняя людей своим первым и главным оружием — гордыней построения «рая на земле». Все идеологии, ставящие себе эту цель (от антихристианского марксизма до «православного хилиазма»), вследствие своей утопичности позволяют сатане уводить их от осознания смысла истории (цель которой — Царство Небесное) и задействовать их в построении царства антихриста.

В эпоху «великого раскола» XI века западное христианство (католичество) в Европе активно атаковало восточное Православие, прибегая даже к военным агрессиям, как, в частности, разрушение Константинополя в крестовом походе 1204 года, затем были попытки тевтонских рыцарей и шведов покорить западнорусские земли, воспользовавшись нашествием на Русь татарской орды с Востока. В Малой Азии на Второй Рим наступали турки-агаряне. Поэтому в то время и физическая и духовная угрозы Православию были очень серьезными, и непоколебимая стойкость свт. Марка Эфесского подкреплялась этой опасностью. Благодаря ему Православная Церковь выстояла в духовном сопротивлении Западу, и хотя второй Рим затем пал в XV веке под натиском турок, но успел передать преемство Руси — Третьему Риму, который расширил православные пределы до Америки. А агрессивное наступление католичества продолжилось на Третий Рим в Малороссии и Белоруссии.

Оставим сейчас в стороне общеизвестную причину падения Третьего Рима под ударами уже не агарян, а мировой «тайны беззакония», которая опять-таки воспользовалась и нашими грехами. Не станем вспоминать и то, как католицизм пытался достичь соглашения с жидобольшевицкими оккупантами России для утверждения там своего влияния (миссия кардинала д’Эрбиньи), или совсем недавнюю роль Ватикана в агрессии НАТО в Югославии. Обратим внимание на сегодняшнее состояние постхристианского западного мира, в котором для здания царства антихриста уже созданы мощные технологические инструменты и конструкции, и само западное христианство превращается в гонимое даже в быту. А у православных к гонимым принято относиться с сочувствием и оказывать помощь.

В таком мире на первый план для миллионов простых христиан выходит уже не разрешение богословских споров или борьба иерархов за титулы и территории влияния, а элементарные вопросы сохранения традиционной человеческой семьи, христианского воспитания детей и самого христианского имени под напором легализации греховных мерзостей как нормы: однополых браков, эвтаназии, ювенальной юстиции, запрета христианской символики и праздников...

Эта проблема сейчас наиболее остро затрагивает западных христиан, но она постепенно расширяется и на Восток вместе с расширением НАТО и американского глобализма. И полагаю, что в такой ситуации мы, православные, тем более не можем быть равнодушны к этому натиску откровенного антихристианства и к сопротивлению христиан западных конфессий. Мы не можем отказать им в поддержке несмотря на несогласие с их богословскими заблуждениями и на всю прошлую историю вражды.

Можно вспомнить, что уже в прошлом имело место политическое сотрудничество православной России с инославными христианами в сопротивлении явным силам зла. Это продемонстрировали и наши православные Цари: Император Павел I оказал помощь католикам, спасавшимся от антихристианской Французской революции. Затем для совместного противодействия революциям были заключены «Священный Союз» (Императором Александром I в 1815 г.) и «Союз трех Императоров» (России, Австро-Венгрии и Германии в 1873 г.). Правда, они оказались недееспособны, но это не отменяет оправданность их цели.

Русской православной эмиграции, пребывавшей большей частью в инославном христианском окружении, еще со времен Белого движения приходилось вступать в деловое солидарное сотрудничество и с католиками и с протестантами, пытавшимися раскрыть глаза западной общественности на богоборческую сущность большевизма и его иудейских покровителей. Идеологи Русской Зарубежной Церкви выражали симпатии и поддержку католическим правителям — генералу Франко и профессору Салазару в их обороне своих народов от масонско-коммунистических богоборческих сил. В годы Второй мировой войны надежды на создание «третьей силы» против Сталина и Гитлера опирались на сотрудничество с немецкими христианами, оппозиционными нацизму.

После Второй мировой войны христианская солидарность продолжилась в деле защиты верующих и Церкви в СССР от богоборческих репрессий. Это сотрудничество было в области правовой (защита узников совести гласностью в западных СМИ, в том числе на международных мероприятиях и в дипломатических сношениях западных стран с СССР), в области информационной (радиопередачи на СССР), в издательской (печатание и переправка в СССР Священного Писания и иной религиозной литературы), материальной (денежная помощь в печатании самиздата, в ремонте и восстановлении храмов). Со стороны западных христиан в основном это были не официальные церковные структуры, а организации мирян и низового духовенства. В частности, базирующаяся в Швейцарии протестантская организация «Вера во Втором мире» в 1985–1986 гг. предоставила эмигрантскому издательству «Посев» средства для оплаты двух длительных поездок (их поручили мне) по портам Северной Америки от Аляски на юг до Нового Орлеана, и на восточном побережье на север до Нью-Фаундленда с целью создания точек распространения православной литературы в местах пребывания советских моряков. Причем именно с христианами, ранее мне совершенно незнакомыми, в беседах о главном удавалось находить общий язык.

Большинство из наших нынешних «ревнителей» судит о католиках отвлеченно, никогда лично ни с одним католиком не встречавшись, тем более в одной тонущей лодке или в одном «окопе». А назревающая общая опасность многое меняет.

Ведь как писал видный богослов РПЦЗ о. Михаил Помазанский, при всем неприятии еретических уклонов католиков, их и даже протестантов, отказавшихся от церковных таинств, не следует ставить наравне с приверженцами нехристианских религий: «Нельзя отрицать, что чтение слова Божия оказывает благодетельное влияние на каждого, ищущего в нем назидания и укрепления веры; что благоговейные размышления о Боге Творце, Промыслителе и Спасителе имеют возвышающую силу и там; не можем утверждать полной бесплодности их молитв, если они идут от чистого сердца, ибо “во всяком народе боящийся Бога приятен Ему”... Они являются сдерживающими силами против нравственной распущенности, пороков и преступлений... Но все это не дает основания считать их принадлежащими к Церкви» (Помазанский Михаил, протопресвитер. Православное догматическое богословие. Джорданвиль, 1963. С. 158).

В то же время, отстаивая единственную истинность нашей Православной Церкви, мы, по моему скромному разумению, не можем уверенно утверждать, что все миллионы инославных христиан, непременно попадут в ад (как это порою приходится слышать). Даже разбойник на Кресте, исповедавший Христа без всяких богословских догматов, попал не в ад, а в рай. У инославных тоже были праведники и мученики за Христа. Не их личная вина, простых западных благочестивых христиан, что они родились и были воспитаны в лоне своих конфессий и остались верны вере своих родителей, не обладая богословскими знаниями, должными учителями-наставниками или условиями для самостоятельного обретения истины, как это с Божией помощью удалось о. Серафиму (Роузу) и Иосифу Муньосу. И если мы «не можем утверждать полной бесплодности их [инославных] молитв», то, возможно, милосердный Господь, снисходя к их молитвам и таким личным смягчающим обстоятельствам, может предусмотреть для благочестивых инославных соответствующие обители: «В доме Отца Моего обителей много» (Ин. 14, 2). Во всяком случае нам, русским, следует быть скромнее и думать о собственных великих грехах (нам-то было больше других дано!), не решая за Господа Бога, кто чего заслуживает.

Разумеется, с образованного духовенства западных инославных конфессий у Бога спрос будет более строгим, чем с мирян, и чем выше их иерархическое положение, тем меньше у них может быть оправданий незнанием. Тем более что в западном христианстве явно усиливается отступление (в январе 2010 года папа Бенедикт XVI в связи с предстоявшим посещением Римской синагоги заявил в своей воскресной проповеди, что иудеи и христиане «молятся одному и тому же Богу», а недавно католическая комиссия по диалогу с иудеями уже официально признала необязательным их крещение).

Впрочем, и в католическом духовенстве не все согласны с этим продолжающимся «аджорнаменто». Католики-традиционалисты во главе с кардиналом Лефевром не признали апостасийные решения II Ватиканского Собора 1960-х гг. и основали консервативное направление, которое может вызывать у нас сочувствие. Известно, что и протестанты в США вступают в конфликты с властями своей страны, выступая против абортов, против запрещения христианской символики, против преподавания в школах дарвинизма, публикуют книги по откровенному христианскому анализу еврейского вопроса.

 

О православном начальстве

Другая сторона нынешней проблемы в том, что и руководство РПЦ МП весьма далеко от «неповрежденного Православия». До сих пор не дана четкая оценка коммунистическому богоборческому периоду, оправдывается «сохранение Церкви» ее сотрудничеством с богоборческой властью и предательством Новомучеников, поощряется восстановление новой олигархической властью символов советской идеологии с замазыванием богоборческой сущности марксистского режима (якобы для него самым главным было «стремление к социальной справедливости»). Показательно выбранное место исторической встречи: Куба — страна как бы католическая по своей истории и в то же время социалистическая, просоветская страна, к революционным памятникам которой Патриарх возложил венки. Своего рода религиозная демонстрация идейной конвергенции «капиталистического» и «социалистического» миров...

Отметим также, что утвердившаяся в советское время еретическая трактовка слов апостола, что «нет власти не от Бога» (повторенная патриархом Алексием при инаугурации недееспособного упыря Ельцина в 1996 году), не менее оправдывает будущее принятие антихриста, чем католическая готовность признать мошиаха Христом. И в МП, и в руководстве большинства православных поместных православных Церквей очевидны апостасийные тенденции с участием в экуменическом движении, уравнивающем истину Православия с прочими религиями. Именно это отступничество беспокоит верующих в МП, что тоже никак не благоприятствует солидарности нашего православного народа с западным христианским сопротивлением. На этом фоне всё более очевидны и опасения насчет прагматичной унии РПЦ МП с католичеством. Поводов для этого достаточно.

В нынешней гаванской Декларации, на первый взгляд, отвергаются прозелитизм (агитация за приобщение к своей Церкви) и метод унии (католицизма восточного обряда), однако лишь как устаревшие этапы. Вместо этого переходного «полуфабриката» выражается надежда на полное единство католической и православной Церквей: «Осознавая многочисленные препятствия, которые предстоит преодолеть, мы надеемся, что наша встреча внесет вклад в дело достижения того богозаповеданного единства, о котором молился Христос. Пусть наша встреча вдохновит христиан всего мира с новой ревностью призывать Господа, молясь о полном единстве всех Его учеников». — А ведь богозаповеданное единство может быть только в единой вероучительной Истине, но об этом в Декларации не говорится. Более того: отказ от прозелитизма предполагает и отказ Православной Церкви отстаивать свое понимание вероучения в диалоге с католиками...

Напомню еще раз, что первоиерарх Кирилл недавно говорил о целях диалога с католиками: «Врагу рода человеческого удалось разделить мировое христианство. Трудно сказать, как развивалась бы история, если бы не произошло разделение христиан на восточных и западных. Наверное, течение истории было бы совершенно иным. Мы надеемся, что в некий момент, может быть, по молитвам Церкви, Господь приклонит милость ко всем, кто призывает Его святое имя, и снова единство Вселенской Церкви будет явлено роду человеческому...». — Странно такую историческую концепцию слышать из уст высокого духовного лица. Разумеется, «течение истории было бы совершенно иным», если бы в мире не было диавола и его воздействия на историю, и известно, чем история закончится. Выходит, первоиерарх МП тоже допускает возможность переосмысления Священного Писания в пользу благостного «рая на земле»?

Митрополит Иларион (Алфеев, председатель Отдела внешних церковных связей МП) считает, что общие задачи должны объединить православную и католическую Церкви. «Мы должны, не дожидаясь решения всех проблем, научиться действовать как единое целое, как единая структура». — Как же возможно единое целое с разными пониманиями самого важного: Боговоплощения, человеческого происхождения и достоинства Божией Матери, сущности греха, посмертной судьбы и проблемы антихриста? Не говоря уже о непогрешимости Римского папы.

Несмотря на всё это митр. Иларион заявил, что «Православная Церковь признает всю полноту благодати в католической Евхаристии». Он имел в виду семена унии, посеянные митрополитом Никодимом Ротовым (которого даже подозревали в криптокатоличестве) и узаконенные в ряде официально опубликованных документов МП: «Определения Священного Синода Русской Православной Церкви» от 16 декабря 1969 г.: «В тех случаях, когда старообрядцы и католики обращаются в Православную Церковь за совершением над ними святых таинств, это не возбраняется» (Журнал Московской Патриархии. 1970. № 1. С. 5); «Разъяснение председателя Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима... о невозбранном допущении к Святым Таинствам старообрядцев и католиков» от 17 марта 1970 г.: «При этом следует иметь в виду, что Православная и Римско-Католическая Церкви имеют одинаковое учение о Святых Таинствах и взаимно признают действенность этих таинств, совершаемых в них. Упоминаемое решение Священного Синода, как мы надеемся, будет иметь значение и окажет доброе влияние на укрепление братских отношений Русской Православной Церкви с Церковью Римско-Католическою и Старообрядчеством и таким образом облегчит следование по пути к вожделенному вероисповедному единству, заповеданному Христом Спасителем всем, кто исповедует Его всесвятое Имя» (Журнал Московской Патриархии. 1970. № 5. С. 25)

В 1986 году Синод МП отложил применение определения «О допущении к Святым Таинствам» «до решения этого вопроса Православной полнотой». Однако это не отменяло, а лишь приостанавливало действие определения 1969 года, которое официально существует и может быть реанимировано в любой момент. Посмотрим, что об этом скажет «Православная полнота» — намеченный на лето «Всеправославный Собор» на о. Крит...

Напомним также, что ранее на Крите «Смешанной международной комиссией по богословскому диалогу между католической церковью и Православной Церковью» (27 сентября–4 октября 2008 г.) был разработан совместный православно-католический документ, признающий главенство папы: «Роль епископа Рима в единстве Церкви в первом тысячелетии» (The Role of the Bishop of Rome in the Communion of the Church in the First Millennium). Документ признает за Римским епископом первенство не только чести, но и власти, как наследника свв. апостолов Петра и Павла в католическом смысле. За папой утверждается право выступать судьей, если обвиненный в чем-либо епископ Поместной Церкви захочет обратиться к нему.

Документ этот держался в секрете и в 2009–2010 гг. дорабатывался председателем ОВЦС МП митрополитом Иларионом. Правда, Синодом МП «было решено не придавать официального статуса этому документу... Было признано целесообразным после доработки использовать этот документ в качестве материала для подготовки нового документа, который был бы ориентирован на решение насущных богословских вопросов во взаимоотношениях между Православной и Римско-Католической Церквами. Среди этих проблем — соотношение первенства и соборности в жизни Церкви. Для подготовки нового документа был сформирован специальный комитет, в состав которого вошел митрополит Волоколамский Иларион». (https://mospat.ru/ru/2010/10/07/news27520/)

Из этого можно видеть, что камень преткновения для объединения МП с Ватиканом лишь в неурегулированной пока еще различной трактовке первенствующей роли папы Римского («первенство чести» или также и «власти»), а взаимное признание таинств — это главное условие для унии — уже имеется (вопреки церковным канонам: богословские ереси оставлены вне рассмотрения). Можно предположить, что в результате такого диалога руководства МП с Ватиканом и православное учение об антихристе будет приведено в соответствие с иудейско-католическим — для вхождения в Новый мировой порядок.

Ведь уже Патриарх Алексий II на встрече с раввинами в Нью-Йорке в 1991 г. сообщил им о своей вере в «единого Бога — Отца всех... ваши пророки — наши пророки». И принятые в 2000 году «Основы социальной концепции РПЦ» содержат предпосылки для такой «реформации» Православия. Эти «Основы» не дают разъяснения о расстановке духовных сил в мире, разделяющих ныне каждый народ, и не выявляют структур зла, через которых диавол стремится уничтожить Церковь и построить свое царство земное. Полностью обходится молчанием драматичная суть еврейского вопроса: в разделе «Церковь и нация» еврейский народ называется то «прообразом народа Божия», то «народом Божиим, призвание которого — хранить веру в единого истинного Бога и свидетельствовать об этой вере перед лицом других народов», — но умалчивается об измене еврейского народа этому своему избранию и призванию, о выборе им себе иного «отца» и соответственно об ожидании иного мессии-антихриста, после чего уже невозможно «спасение от иудеев» («Основы социальной концепции РПЦ». //Сборник документов и материалов юбилейного Архиерейского Собора РПЦ. 2000. С. 173–175). При этом не дается никакой характеристики православного народа как Народа Божия и преемника богоизбранности, не дается и характеристики русского народа, в наибольшей мере исторически воплотившего эту преемственность в своей православной государственности Третьего Рима.

Итак, «духовные вожди» западного и восточного христианства в своих заботах о земном не хотят внимать предупреждению: «Ибо, когда будут говорить: “мир и безопасность”, тогда внезапно постигнет их пагуба» (1 Фес. 5, 2–3).

 

О христианской солидарности мирян

Однако, в отличие от церковных начальников, в христианском народе и на Западе и на Востоке присутствует более откровенное понимание опасного духа времени. Недавно автору этих строк пришлось лично соприкоснуться с проблемой, вынесенной в заглавие данной статьи. В декабре 2015 года я был приглашен в знаменитый Ягеллонский университет в Кракове на конференцию, организаторы которой, будучи католиками, искренне желают совместного с нами, православными, сопротивления Новому мировому порядку. Потому и пригласили нескольких русских его критиков. Атмосфера на конференции была дружественной, богословские противоречия были вынесены за скобки, да и были они не в компетенции мирян-участников встречи, хотя я в своем докладе вежливо пытался следовать приведенным выше советам отцов Церкви об откровенности, в то же время не нарушая правил приличия в гостях. В любом случае уровень совместного осознания общих проблем в Кракове был выше, чем в гаванской Декларации Папы и Патриарха.

Можно также надеяться, что по мере усугубления опасности в среде западных христиан будут больше осознаваться исторические и богословские причины разногласий с Православием. В известных эсхатологических произведениях и филокатолика В.С. Соловьева («Три разговора») и православного идеолога Л.А. Тихомирова («В последние дни. Эсхатологическая фантазия») вполне оправданно предполагается межхристианская солидарность и мирян и духовенства в сопротивлении антихристу. Вопрос лишь в ее объеме и масштабе: вряд ли она будет обширной, как и само сопротивление антихристу... Но желать такого объединения не Церквей, а усилий (и даже не только с христианами) в сопротивлении злу — это не имеет ничего общего с объединением для строительства царства антихриста, чтобы заслужить его благосклонность, о чем, похоже, мечтается церковным функционерам.

Лучшей же нашей помощью западным христианам будет сохранение нами, русскими, чистоты вероучения и понимания нашего христианского долга на конечном этапе мировой истории.

Если в чем-то мною допущены неточности, — прошу более сведущих в богословии поправить.

14 февраля 2016 года

Рейтинг:

+1
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 998 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru