litbook

Поэзия


«И удлинился день…»0

Владимир СКИФ

Иркутск

 

«И удлинился день…»

 

* * *

Мир деревенский, многогранный,

Земля моя, мой край желанный,

Я зрю проталины твои,

Я вижу твой рассвет туманный

На дне глубокой колеи.

 

Я вижу старенькие бродни,

К ручью построенные сходни,

В лощине – серую копну,

И лист подгнивший прошлогодний,

Как будто втоптанный в весну.

 

Рассвет к околице прилажен,

Спит детства давнего шалашик,

Где мы скрывались от дождя.

Ворс тишины рукой поглажу,

По тихой роще проходя.

 

Не вижу малого изъяна

В родном краю, на той земле,

Где блещет радугой поляна

И светит капелька тумана

У спящей птицы на крыле.

 

* * *

Век за веком тянется,

То гора, то падь.

«Что же с нами станется?» –

Думаем опять.

 

Пролетает утица,

Селезень – за ней…

Что же с нами сбудется

По скончаньи дней?

 

Полночь бредит зорькою,

На дворе – черно.

Выпиваем горькое

Тёмное вино.

 

Выпьем – и обманется

И душа, и кровь…

Что же в нас останется?

Истина? Любовь?

 

Где и с кем ты, истина?

Кормишься с ножа…

Вон уже освистаны

Память и душа.

 

Век стальной и каменный,

Горестные дни.

В мире неприкаянном

Мы совсем одни…

 

Улетает утица

В дальнее гнездо.

Что-то с нами сбудется…

Мы не знаем – что…

 

* * *

И удлинился день,

                        как хрусткая сосулька,

И оперился день, как лёгкая стрела,

Чтоб вдребезги разбить

                                 стеклянные сосуды

И вылить желтый мёд весеннего тепла.

 

И преломился свет,

                            и, к сердцу припадая,

Повысветил внутри угрюмые углы.

И подавился снег,

                              коросту льда глотая,

И выдохнули сон – могучие стволы.

 

К весне катился мир,

                            как звонкое колечко,

Дымилась в вышине небесная плита.

И посреди камней

                                 стремительная речка,

Как юная змея, снимала кожу льда.

 

Круглилась тишина,

                                 и в ледяной купели

Купались воробьи. Оттаивал причал.

Катились по душе,

                                  как шарики капели,

И разбивались в пыль тревога и печаль.

 

* * *

Гроза гремела на полсвета,

Катился гром из тишины.

Ты пряталась под крышей лета,

А я за пазухой весны.

 

Я по весенним дням шатался,

Там были у меня дела.

Я при весне бы и остался,

Да только ты меня нашла.

 

Корить, расспрашивать не стала,

Тебе ответы не нужны…

Ты, как щенка, меня достала

Из тёплой пазухи весны.

 

* * *

Под оловянною луной

Видны дороги белые.

Залиты тёмной тишиной

Поля заледенелые.

 

Снегами запечатал лес

Чащобы непролазные,

И звёзды сеются с небес,

Как семена алмазные.

 

Душа потянется к звезде

Среди пространства голого.

Чугунный ворон на кресте

Луны проглотит олово.

 

Земля и небо надо мной

Поделят вечность поровну.

Ничто не вечно под луной,

И только вечны – вороны!

 

ЗЕМЛЯ НИКОЛАЯ РУБЦОВА

Небеса тяжелеют свинцово,

Леденеет непрочная даль.

И земля Николая Рубцова

Расстилает в болотах печаль.

 

Глухо ропщут кусты бересклета,

И стенают леса и цветы,

Окликают земного поэта,

Но леса и болота пусты.

 

С неба льётся река дождевая…

Нет Рубцова. Не скачет верхом.

Он по небу идёт, окликая

Свою землю сердечным стихом.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1016 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru