litbook

Проза


Дарвинизм, Ницше, Гитлер и Холокост.0

Каждому человеку однажды в жизни открывается жестокое, фатальное знание, с которым невозможно смириться. О неотвратимости смертельного окончания человеческой жизни я узнал в возрасте 6-и лет. Это случилось в один холодный зимний московский день, когда родители, как обычно, ушли на работу и я остался с моей няней, суровой, скучной, но преданной деревенской женщиной. Для более интересной няни наша семья была недостаточно богата. Живя в коммунальной квартире, я часто проводил время в комнатах наших четырех одиноких соседок. Обычно им нравилось иметь единственного в квартире ребенка своим гостем.

Больше всего я любил приходить к тете Вере, строгой, пожилой, хорошо образованной даме, владевшей несколькими европейскими языками. Революция разорила ее, но пощадила. Она осталась в своей шестикомнатной квартире, и по своему выбору поселила в 4 ее комнатах одиноких и благодарных ей по гроб жизни старых дев. На пятую свободную комнату ордер получил мой отец. Будучи до Революции достаточно богатой, тетя Вера путешествовала по всему миру. Она стала известным экспертом по Голландской живописи и работала в Музее Изящных Искусств, одном из лучших московских музеев и расположенном близко от нашего дома. В ее, самой просторной комнате нашей квартиры была большая библиотека книг по искусству, изданных главным образом в Европе. Мне было разрешено их аккуратно листать, дотрагиваясь до страниц только сверху. Обычно я усаживался в ее большом мягком кресле и с интересом рассматривал иллюстрации в тяжелых, хорошо изданных книгах, часто с золотыми обрезами страниц.

B этот памятный день я смотрел книгу о голландских офортах. Это были всевозможные деревенские пейзажи, мельницы, крестьяне в широкополых шляпах, портреты пожилых людей. На одном из офортов я увидел пугающую фигуру скелета, одетого в черные лохмотья и держащего в костлявых руках косу на длинном шесте. Я спросил тетю Веру, кто это страшное существо? Наверное, она поняла, что я был еще незнаком со смертью людей, но не сделала ни малейшей попытки смягчить объяснение этого принципиального факта человеческой жизни, представить его в менее страшной для ребенка форме. Детей у нее никогда не было. Онa посмотрела на меня с некоторым любопытством и с удовлетворением просто сказала, что каждый человек в конце своей жизни умирает. Я был поражен и испуган перспективой потерять мою маму. В панике я пошел в коридор и позвонил ей на работу. Мама как смогла утешила меня, хотя ее мудрых слов я уже не помню.

Сейчас, по прошествии большей части жизни, в этой маленькой истории, через которую так или иначе проходят все люди, обращает внимание не обычный шок в момент постижения неотвратимости абсолютного исчезновения из жизни, а удивительно быстрое привыкание, смирение с этим фактом, его забвение и продолжение существования, сознавая временность своего бытия, без малейшего бунта против этого.

Иную реакцию у меня вызывали события Холокоста во время Второй Мировой войны, о котором я узнал в сознательном возрасте 20 лет. Шок был схож с узнаванием неизбежности смерти, но привыкания Холокост так никогда и не вызвал. Главным впечатлением от этого страшного события была потеря веры в дружелюбие и человечность людей, в незыблемость человеческой морали, в надежность прочных границ, отделяющих преступления от допустимых моралью поступков. Когда все детали ужасающего нацистского проекта, который они скрывали по возможности, стал доступен миру у меня и многих людей возникло ощущение ненадежности границ, разделяющих добро и зло.

Я не верю, что нацистский Холокост был лишь страшным исключением из нормального состояния европейского общества, затронувшим главным образом немцев. Мне кажется, что это было глубочайшим падением всего человечества, случившимся после двух тысячелетий христианства и двух веков европейского гуманистического просвещения, Декларации прав человека, объявившей существование незыблемых универсальных прав человека и гражданина на жизнь, свободу и собственность. Захотелось разобраться в этическом процессе, приведшим к неистовому разгулу Холокоста.

Невозможно измерить гуманность общества в убедительных для всех единицах, но можно утверждать, что возникновение необъяснимого, бездонного морального провала в сознании европейцев в конце 19-ого и начале 20-го столетий случилось в результате трагического сдвига в чувствах ценности человеческой жизни.

Так, венское общество, еще беззаботно танцевавшее вальсы в конце 19-ого столетия под музыку Иоганна Штрауса в начале 20-ого столетия породило венца Адольфа Гитлера, (которому уже было 10 лет в год смерти великого мастера вальсов), запустившего открыто, на законном для его страны основании, ужасающий механизм Холокоста - истребления невинных и беззащитных людей.

Глубинные причины этого этического краха не ясны. Возможно лишь наметить внешние, сопутствующие ему факторы и проследить последовательность отдельных этапов произошедшего обвала морали и гуманности.

В первые послевоенные недели в Москве появилась информация о казни в 1940 г. в Катынском лесу вблизи Смоленска 22.000 польских офицеров армии и полиции, интернированных советской армией в годы совместного нападения Германии и России на Польшу. Казнь произошла по приказу Сталина при полном одобрении руководящего страной политбюро. Это зверское преступление было совершено тайно, как уголовный криминальный акт, во время союза Сталинской России с нацистской Германией во Второй Мировой войне. Хотя идея массакра поляков связывается с именами двух грузинов (Сталина и Берии) эта акция целиком вписывается в историю и нравы россиян. Достаточно вспомнить Кровавое Воскресение в январе 1905 г., расстрел петербургских горожан, которые мирно шли к царю в надежде на его помощь, расстрел семьи последнего российского императора или ужасающие еврейские погромы в южных провинциях России, прокатившиеся по стране после убийства царя Александра Второго.

После обнаружения Катынского преступления Советские власти неуклюже пытались обвинить немецкую армию в массакре польских офицеров, подложив при захоронении поляков рядом с их трупами какие-то немецкие документы.

Официальное признание российской думой Сталинского преступления наступило лишь в ноябре 2010г., после 70-ти лет попыток скрыть свою ответственность за беспрецедентный массакр, столь характерного для сталинской политики.

Именно в эти первые послевоенные недели я открыл для себя чудесные слова Эммануила Канта, которые высечены на его могильной плите, и которые широко известны как символ веры в моральность человека и в его ощущение космичности мира.

Кант сказал: «Две вещи наполняют душу новым и все возрастающим удивлением и благоговением и тем больше, чем больше я размышляю над звездным небом надо мной и моральным законом внутри меня. То и другое как бы покрыто мраком или бездной, пребывает за моим горизонтом, я не должен исследовать этого, я могу это только предполагать; я вижу их перед собой и непосредственно связываю их с сознанием своего существования». Наверное, христианство с его недостатком реализма в понимании человека настроило Канта на ощущение морального закона «внутри нас». Этот символ веры в моральность человека был провозглашен великим философом 250 лет назад! Что бы сказал великий мыслитель сегодня после событий, происшедших под властью Сталина, Гитлера, Мао, Пол Пота, Ратко Младича? Существуют ли еще современные люди, верящие в моральный закон внутри нас?

История начала 20-ого столетия показала, что наиболее глубокий провал гуманистических достижений европейской культуры произошел в Германии и странах, втянутых нацистами в орбиту Второй мировой войны. Этот провал безусловно явился результатом изменений идеологического климата в Европе. Успехи естественных наук и утрата влияния христианской церкви на умы людей являются одними из видимых причин изменений в морали.

Ужасающая природа нацистского Холокоста, начавшегося в Германии в начале Второй мировой войны, распространилась не только на захваченные Германией страны. Она затронула и европейские демократии, сражавшиеся с нацистской Германией и ее союзниками. Не вызванные жизненной стратегической необходимостью полное разрушение незащищенного Дрездена в феврале 1945 г. в результате массированной совместной бомбардировки британской и американской авиацией (с участием 1249 тяжелых бомбардировщиков), а также испепеляющая ядерная атака двух японских городов Соединенными Штатами в августе 1945 г. тому примеры.

В многочисленных анализах Холокоста и Второй мировой войны авторы очень редко затрагивают проблему изменения в идеологии европейских интеллектуалов в конце 19 и начале 20-ого столетий. Нацизм, война и Холокост обычно описываются с момента прихода к власти Гитлера в Веймарской республике. В большинстве анализов Гитлер представляется как бесчеловечный фанатик, «бесноватый фюрер», политический авантюрист, стремящийся завоевать Европу и весь мир.

В работах большинства историков зарождение политического движения национал-социализма, приход к власти Гитлера и связанной с ним группы нацистских политических и военных лидеров и последовавший за этим страшный взрыв истребления человеческих жизней, редко ассоциируется с пересмотром существующих норм морали, возникшим в Европе в период, задолго предшествующий Второй Мировой войне.

Лишь полное постижение идеологии предвоенного времени и возникновение начале 20-ого столетия у нацистов интереса к дохристианской идеологии античного мира позволили бы понять изменения в сознании поколения европейцев, приведшие к Холокосту. Такой анализ требует совместного усилия историков, антропологов и психологов и в этом очерке затрагивается лишь кратко.

Многие авторы считают, что ничего не может и не должно быть сказано о Холокосте, кроме выражения ужаса, скорби и надежды, что он никогда не повторится. Тема Холокоста вызывает ощущение чудовищности, отвратительности, невозможности ее понять. Но понять Холокост необходимо именно для того, чтобы он не повторился. Здесь будет сделана попытка проследить цепь исторических фактов и их влияние на умы людей, завершившихся Бабьим Яром, крематориями Челмно, Бельзеча, Собибора, Треблинки, Майданека, Аушвица–Биркенау и других пунктов уничтожения людей. Именно идеология того времени, как главный проводник к Холокосту, должна быть изучена и понята.

 *

Несомненно, что Холокост в течениe Второй мировой войны был взрывом зла самого большого масштаба, известного в истории. Он выражался не только в массовом и систематическом истреблении невинных людей, но и в дегуманизации людей, к отказу от нравственных и духовных ценностей, от культуры, сведение деятельности человека к законам механики и физиологии. Впервые метафора Холокост появилась в прессе и литературе в связи с нацистским геноцидом физически и психически неполноценных немцев, гомосексуалистов, цыган и евреев в 1960 г. Эли Визель, переживший Аушвица, писатель и лауреат нобелевской премии, использовал эту метафору в своей книге «Ночь», вышедшей в 1960г.

Часто понять это значит простить. В попытке понять сознание германских нацистов, предшествующее Холокосту и приведшее к нему, не содержится элемента прощения, поскольку выбор зла был сделан его инициаторами добровольно, в состоянии нормальных функций их сознания. До тех пор, пока человеческая жизнь видится как высшая ценность Холокост будет рассматриваться как величайшее зло в истории людей.

 *

Нередко в основании кардинальных исторических событий, положительных или отрицательных для человечества, лежат существенные научные, религиозные и философские открытия, сделанные великими умами. Обычно такие открытия обещают более углубленное понимание мира, улучшение человеческой жизни, но нередко заканчиваются огромными потерями. Идея коммунистического переустройства мира, возникшая в первой половине 19-го столетия и обещающая счастливую и справедливую жизнь людей, принесла человечеству неисчислимые беды. (Несмотря на отрицательный опыт коммунизма эта неумирающая доктрина и в наши дни созывает некоторое число сторонников под свои знамена). Религиозные доктрины, провозглашенные, как великие откровения воинственными пророками, ведут к кровавым и бессмысленным войнам с момента их возникновения до наших дней. Открытие термоядерного синтеза, обещающего новый могучий источник энергии, содействовало созданию самого разрушительного на сегодня вида оружия.

Но и далекие от человеческих страстей, научные открытия, странным и непредсказуемым образом оказывают мощное влияние на историю людей. Так великое открытие естественного отбора, сделанное Чарльзом Дарвином, бородатым английским джентльменом-ученым, как единственного двигателя эволюции животного мира, не имело никакого отношения ни к социальным и политическим доктринам устройства человеческого общества, ни к оружию массового уничтожения. Однако это биологическое открытие оказало в конце 19-го и начале 20-го столетий огромное влияние на историю людей, вызвав новый подход к видению жизни человека и человеческого общества. Появление дарвинизма ознаменовало для большого числа людей отказ от религиозной метафизики и переход к естественно-научному объяснению мира. Наиболее сильное влияние дарвинизм оказал на английских мыслителей, особого класса ученых-джентльменов, существовавших лишь в богатой британской колониальной империи. Именно английские мыслители, свободные от религиозных концепций, в своем мировоззрении начали опираться на современные им научные достижения в биологии, палеонтологии, геологии и социологии. Дарвинизм пробудил новое направление в видении реальности человеческого существования, которое выражалось в более жестком, порой жестоком взгляде на ценность человеческой жизни. Открытое Дарвином возникновение и эволюция животного мира и растений без участия божественной силы сняла покров религиозного благоговения в видения мира, придуманного людьми как логическая система, в которой все происходит по разумной и в большинстве случаев объяснимой воле Всевышнего. Научное мировоззрение открыло доступ прорыву непостижимого, холодного и вовсе не дружелюбного космического вакуума в атмосферу планеты Земля, показало незащищенность человека, ограниченность его разума. Кантовское «звездное небо» перестало выглядеть столь таинственно очаровательным.

 *

Дарвинизм, социализм и философия Ницше интенсивно обсуждались в кругах европейской интеллигенции в конце 19-го и начале 20-го столетий. Социалистический взгляд на коллективное владение собственностью и коллективную организацию жизни приводил к выводу о необходимости изменения структуры и функций существующих в Европе государств. Возникли сторонники как эволюционного, так и революционного преобразования структуры государства. Появились приверженцы анархизма, полной отмены государства и организации общества на основы добровольной кооперации без обращения к силе и принуждению. В отличие от индивидуалистского laissez faire капитализма, при котором каждый был ответственен за свое состояние забота о гражданах социалистического государства вручалась правительству государства. В социалистическом государстве все подчинялось «благу большинства населения», как это виделось его избранным лидерам.

Социализм, как новая форма организации человеческой жизни на основе равенства, с его этическим, организационным и экономическим порядком, возникший в середине 19-ого столетия, привел к идеям нового типа государства. Социалистические идеи во многом опирались на христианство, однако, как политическая концепция социализм возник главным образом как ответ на социальные и экономические последствия индустриальной революции.

После окончания Первой мировой войны диктаторские, тоталитарные и корпоративные социалистические государства последовательно возникли в России, Италии и Германии. Несмотря на их анти-либеральную внешнюю и внутреннюю политику в 1930-е годы эти корпоративные государства вызвали заметный интерес во многих демократических странах. Социализм корпоративных государств России и Германии создал много поклонников внутри и во вне этих государств. Фашистские партии появились почти во всех демократических странах Европы. Подобный же эффект произвело и Российское коммунистическое государство, щедро поддерживающее коммунистические партии многих стран мира через созданный Лениным в 1919 г. Коммунистический Интернационал. В сталинской России политика Гитлера и успехи Германского Рейха произвели большое впечатление на многих чиновников и военных.

Гитлер и его окружение считали себя социалистами. В кругу своих единомышленников Гитлер признавался, что многому научился, читая Маркса и Ленина. Он считал, что эти лидеры социалистического переустройства мира, перехода от индивидуализма капиталистического общества к социализму, ясно видели цель, но выбрали ошибочный путь. В отличии от Маркса, который считал, что у пролетариата нет родины, Гитлер, также, как и Муссолини считал, что социализм вовсе не интернационален, а глубоко национален. Он считал, что при переходе от индивидуалистического капитализма к социализму следует сохранить антрепренёриал класс, а не уничтожать его, как это сделали большевики. Гитлер считал, что вовсе не следует уничтожать и старых индивидуалистов при переходе к социализму. Он показал, что государство может контролировать и планировать экономику без владения средствами производства, без лишения собственников их собственности. Лишение собственности означает противоестественную войну немцев против немцев, гражданскую войну как это было в России. Для эффективного управления государством требуется лишь однопартийная система и квалифицированная администрация. Нацистское государство базировалось на принципе, устанавливающим что «общее благо преобладает над частным». Реальная власть принадлежала государству. Государство определяло, что производить, какое качество требовалось от продукта, какая технология должна применяться, среди каких потребителей продукт должен распределяться, какова должна быть оплата труда и какие прибыли разрешается получить предпринимателям.

Нацистская расовая теория, которую Гитлер внушал своим сторонникам задолго до своего прихода к власти, стала идеологической основой нацизма. Она базируется на идее иерархии наций и является примером антинаучной, лишенной логики догмы, которая с уничтожением нацизма утратила всякий интерес к себе. Нацисты верили, что в соответствии с чистотой расы различные народы обладали различными правами и различной судьбой. Они считали, что наиболее чистая и совершенная раса, это нордическая арийская раса господ, призванная руководить другими народами. Арийцы это рослые, голубоглазые блондины, властные, смелые и умные. За нордами следуют подрасы арийцев из других районов мира. В самом низу расовой иерархии находятся унтерменшен (неполноценные люди), к которым относятся славяне, в частности русские, сербы и поляки. В зависимости от исторических обстоятельств унтерменшен должны быть порабощены арийцами или уничтожены. После славян самыми низшие в нацистской расовой системе были народ рома (цыгане) и евреи, которые в соответствии с расовой теорией были просто недостойны жизни. В расовой теории есть и странные исключения. Так, далеко не голубоглазые иранцы и японцы считаются арийцами в то время как китайцы и турки относятся к унтерменшен.

Дарвинизм, социализм и расовая теория являются не единственными компонентами нацистской идеологии и двигателями нацистской политики. Упрощенно и поверхностно истолкованная нацистами концепция супермена, являющаяся идеалом великого германского философия Фридриха Ницше, во многом определяли поведение немцев в годы нацизма. Без понимания приверженности нацистов к концепции супермена, созданной Ницше, невозможно понять возникновения в центре Европы этого наиболее устрашающего исторического процесса, приведшего к холокосту.

Схематично ницшевский суперман (сверхчеловек), есть идеализированный индивидуум с сильной волей к власти, многими талантами и способностью к творчеству, но отрицающий существующую мораль, стесняющую его свободу. Ницше понял, что дарвинское открытие естественного отбора неизбежно окажет влияние на ценность человеческой жизни. Последствия дарвинского открытия, утверждавшего что человек, происходит от обезьяны неизбежно изменит значимость человеческой жизни. Ницше считал, что необходимо поднять достоинство человека, сделать его хозяином мира. Другая сторона концепции супермена затрагивала ницшевскую критику идеи равенства людей. Философ полагал, что люди, расширяющие границы человеческого существования, открывающие новые горизонты жизни людей не должны считаться с нуждами людей, которые проходят свою жизнь, не оставляя в ней следа. В существующей морали Ницше видел гарантированное равенство сильных и творческих людей с ничтожными членами человеческого сообщества.

Ницше в юности боготворил и дружил с Вагнерем и Козимой, восхищался музыкой большого композитора, считал его человеком, держащим ключ от новой эпохи в искусстве и жизни. В Вагнере он видел гения, личность с волей к власти, человека, переступившего границу добра и зла, супермена. Позже Ницше глубоко разочаровался в Вагнере, в его гедонистическом стиле жизни, его эгомании, германском национализме и его антисемитизме. Ницше опубликовал два антивагнеровских эссе.

Образ супермена, переступившего границу между добром и злом, человека с психологической потребностью власти, правом доминирования может показаться оправданием тирании и садизма. Это неверное понимание концепции супермена. Важным качеством супермена является его владение собой, его сила к преодолению своих страстей, исключающая деспотизм.

Идея супермена является сложной философской концепцией, непонятой гитлеровскими идеологами. Однако нацисты с восторгом приняли идею супермена, которая в их интерпретации оправдывала их отказ от морали и право на бесчеловечную практику.

Гитлер обожал Ницше. Он несколько раз посетил музей Ницше, созданной его сестрой Елизаветой Фостер-Ницше, восторженной поклонницей Гитлера и убежденной нацисткой. Книга Ницше «Так говорил Заратустра», в которой прославляется супермен, давалась немецким солдатам. Книги Ницше Гитлер подарил своему другу и учителю Муссолини.

Идеи Ницше оказали сильное влияние на многих его современников в разных странах. Из всех многогранных аспектов философии Ницше, затрагивающих проблемы метафизики, эпистемологии, эстетики именно концепция супермена вызывала наибольший интерес. Большое внимание к идее сверхчеловека возникло в России. К страстным поклонникам Ницше и во многом его последователям относятся русские писатели Горький, Маяковский, Белый, Брюсов, Гумилев. В кабинете Горького всегда висел портрет Ницше. Мысли Ницше по-прежнему остаются важным вкладом в философию, идеологию и мировую политику. Его книги и эссе читаются во всех странах мира. Многие политические лидеры испытывали влияние Ницше. Американские президенты Теодор и Франклин Рузвельт, Ричард Никсон были его поклонниками. Муссолини испытывал сильное влияние Ницше. Теодор Герцль, редактор венской газеты Neue Freie Press опубликовал семь некрологов на смерть Ницше в 1900 г. Утверждающие человеческую жизнь идеи Ницше, его смелый и честный взгляд на природу человека, его вызов консерватизму и предрассудкам продолжает пробуждать большой интерес среди мыслящей интеллигенции.

Поверхностно и ложно истолкованные идеи Ницше во многом определяли поведение германских нацистов после их прихода к власти в стране. Однако призыв Ницше к поддержке творческих, свободных и сильных людей никак не совпадал с политикой Гитлера. При всем почитании Ницше нацистами и их стремлении к идеалу сверхчеловека за 12 лет режима национал-социалистов арийские супермены, отвергшие существующую мораль и пользующиеся неограниченной свободой в своих действиях, не создали в Германии ничего заслуживающего внимания ни в области искусства, ни в области науки. Несмотря на то, что немецким ядерным проектом руководил Вернер Гейзенберг, один из ведущих мировых специалистов в квантовой механике того времени, в судьбоносном соревновании за создание ядерного оружия нацистская Германия проиграла объединенному международному коллективу физиков, успешно работавших в Америке над созданием атомной бомбы.

 *

Фридрих Ницше (1844-1900) считал анализ нравственности смыслом своей жизни и работы. Он не признавал существующую мораль и страстно отвергал концепцию равенства людей, лежащую в основе как христианской, так и сменившей ее альтруистической морали. Он находил их фальшивыми и противоположными утверждению силы человеческой жизни. Очевидно, что идея супермена возникла у Ницше как индивидуалистическая реакция великого философа на растущее влияние дарвинизма и социалистических тенденций в обществе. Ницше был непримиримым критиком социализма. Он писал: «Кого я больше всего ненавижу среди теперешних подонков? Подонков- социалистов, апостолов чандалы [санскрит, члены индийской касты неприкасаемых, занимающихся уборкой трупов], которые отвергают инстинкт, удовольствие, чувство удовлетворенности рабочего человека его малым бытьем, которые делают его завистливым, учат его мести…в неравных правах нет несправедливости. Несправедливость есть в притязании на равные права…в социализме содержится продуманная до конца тирания ничтожнейших и глупейших, поверхностных и завистливых, на три четверти актеров, продвинувших эту тиранию в зенит».

Почему супермен отвергает мораль? Потому что Ницше считает, что существующая в обществе мораль направлена против сильных и творческих людей, подавляет их способности и развитие, опускает сильных до уровня слабых. Сильный и творческий человек не нуждается в защите, которую мораль предоставляет слабым.

Идеи Ницше относительно морали представлена в двух его книгах «Рассвет дня» и «Веселая наука». Для неподготовленных людей Ницшевская критика морали часто звучит странно, необоснованно, ошибочно и опасно.

В своей книге «По ту сторону добра и зла» Ницше критикует христианскую мораль. Он считает, что она вовсе не выражает универсальную любовь, а есть лишь голос рабов, мятеж низости против благородства, мотивированный страхом, ненавистью и завистью. Современная мораль, говорящая в пользу общества и даже всего человечества, является опасной практикой потому что требует подавления жестокости и неосторожности, которые являются качествами сильных и творческих индивидуумов. Человек, стремящийся достичь высшей точки своей самореализации не может слишком много концентрироваться на других и их реакциях на его действия. Ницше анализирует фундаментальный конфликт между стремлением к творчеству и совершенству и подчинение морали большинства. Именно отсюда исходит идея супермена, отвергающего мораль общества. Призыв Ницше подняться над понятиями добра и зла является призывом к созданию новых ценностей вместо христианских ценностей и современной этики любви к ближнему. Его критика морали концентрируется на отказе от правил, мешающим «высоким» и способствующих «низким».

«Каждый считает мораль, как нечто данное, чьи нормы никогда не вызывают сомнений, не дают оснований видеть в них проблему. Чтобы видеть проблему и разрешить ее необходимо возвыситься не только над частными нравственными воззрениями, как бы широко распространены и общепризнаны, как бы глубоко не укоренились они в наши чувства, жизнь, культуру. Нужно встать выше и вне всяких нравственных оценок, перейти «по ту сторону добра и зла», и перейти не только отвлеченно, в мыслях, но и в чувствах, и в жизни. «Что бы увидеть, высоко ли подымаются башни над городом, нужно выйти из города».

Те, кто знает немецкий язык, находят литературный дар Ницше равным таланту Гете. Многие критики называют Ницше философом-поэтом.

И Ницше совершает этот подъем, и «выходит из города». Он бросает вызов основам современной ему (и нам) этики. Не многие мыслители обладали смелостью и интеллектуальной силой чтобы поставить под сомнение существующую мораль.

Главный аргумент философа заключается в том, что никому не известно поднимает ли современная мораль человечество на более высокий уровень существования, расширяет ли она границы жизни человека на планете Земля. Ницше анализирует мораль альтруизма, мораль сострадания, как ощущение чужого страдания наравне со своим собственным. Ницше утверждает, что опыт решительно противоречит тому, что сострадание равно страданию. Ницше спрашивает: «Вы полагаете, что мораль милосердия выше, чем мораль стоицизма. Докажите это! Только если человечество имело бы какие-либо высокие цели в своих действиях и жизни, из которых мораль исходила бы, как логическое следствие, только в этом случае можно сказать, что мы должны действовать тем или иным образом. До того момента, когда такая цель определится предъявлять людям моральные требования невозможно». Ницше утверждает, что мораль служит слабым членам общества для того, чтобы уровнять их с сильными и творчески одаренными. Слабые нуждаются в правилах, основанных на морали для ограничения человеческих действий. Без них они не могут существовать.

Ряд интеллектуалов, заинтересовавшихся ницшевской критикой современной морали, не будучи осведомлены о реальной гитлеровской практике, видели в нацистской политике поиск новой формы морали в духе идей великого философа. Подобная же «аберрация зрения» имела места при оценке сталинскогр социализма в России, как попытка создания нового прогрессивного и справедливого общественного строя.

Нацисты с радостью приняли Ницшевскую критику морали и его призыв подняться над «добром» и «злом». Они интерпретировали ее как привилегию на отказ от человечности и от права всех людей на жизнь. Ничего подобного учение Ницше не содержит. Ницше призывал к поддержке сильных и творческих людей, их освобождению от заботы соблюдения общей морали. Нацисты не проявляли никакой заботы о творческих людях и за все время их неограниченной свободы действий не достигли каких-либо прогрессивных результатов.

 *

Появление книги Дарвина привлекло большое внимание читающей публики. Сильное впечатление теория эволюции произвела и на Ницше. Открытие Дарвина, показавшее, что эволюция растений, животных и человека является естественным процессом, свободном от всяких метафизических влияний и каких-либо направляющих процесс внешних сил, вдохновило философа. В Дарвинизме Ницше увидел подтверждение тому, что у природы нет цели, нет морали, нет милосердия и нет законов. Дарвинизм стал одним из факторов, из которых Ницше развил свою оригинальную философию. Однако 10 лет спустя после долгих размышлений над проблемой эволюции Ницше стал убежденным критиком Дарвинизма. От восхищения Дарвином и его школой, которую он назвал «Великими именами Англии» он перешел к названию Дарвина «наш обезьяний генеалог». Среди нескольких положений, вызвавших несогласие с дарвинской теорией эволюции, Ницше опровергал Дарвинскую идею прогрессивности эволюции, его утверждения, что естественный отбор происходит в пользу сильных особей, что эволюция идет в сторону усовершенствования видов. Ницше утверждал, что в реальной действительности происходит «устранение всякого случая удачи, бесполезность более совершенных типов, неизбежное доминирование средних, даже ниже средних типов…в борьбе за существование человека не высший, не сильнейший, не умнейший, изобретательнийший и успешный, а низкий и слабейший преобладает через свои благоразумие и хитрость».

Ницше утверждал, что «человек, как вид не прогрессирует, что уровень развития видов не представляет прогресс. Весь мир животных и растений не эволюционирует от низкого к высокому, но оба типа развиваются одновременно, в полнейшем беспорядке в борьбе всех против всех».

В течение всей своей жизни Ницше был оппонентом «народного пангерманизма» и антисемитизма. В письме своему другу он писал, что «следует расстрелять всех антисемитов». Он защищал идею транснационального европеизма, объединение культурной и духовной элиты всех западных наций, включая еврейский анклав в Палестине.

 *

Биологическая теория Дарвина привлекла внимание современников и особенно соотечественников- англичан. Гитлер был тоже знаком с теорией естественного отбора и считал ее величайшим достижением. После опустошения, принесенного Европе Первой мировой войной, английские интеллектуалы, размышлявшие об более эффективном способе организации человеческой жизни, увидели в дарвинизме ключ к усовершенствованию человеческой расы. Троюродный брат Дарвина Френсис Галтон был автором социальной философии, посвященной улучшению человеческой расы. Он назвал свою теорию «евгеника». Евгеника предлагала улучшение генетических параметров людей посредством селективного размножения и введения обязательной стерилизации душевно больных и физически неполноценных индивидуумов. Именно с появлением Дарвинизма и возникновением евгеники в мире начался новый прагматический взгляд на жизнь мужчин и женщин.

Вышедшая в 1859 г. главная книга Дарвина «Происхождение видов посредством естественного отбора в борьбе за существование» произвела сильное впечатление на Герберта Спенсера, английского философа, биолога и антрополога. Спенсер распространил идею естественного отбора и выживания наиболее сильных особей, существующего в мире диких животных, на человеческое общество. Он считал поражение слабых и плохо приспособленных людей в жестоком соревновании за место под солнцем явлением вполне естественным. Спенсер был один из влиятельных герольдов возврата в жестокий мир далекого прошлого. Применение концепции естественного отбора к человеческому обществу было названо социальным дарвинизмом и Спенсер считается одним из крупнейших авторитетов среди мыслителей, обсуждающих перенесение социального дарвинизма и теории эволюции животных в область социологии и этики. Спенсеру принадлежит емкая формулировка дарвинского естественного отбора как “survival of fittest” - выживание наиболее приспособленных. Спенсер был последователем теории французского биолога Ламарка, утверждающего, что приобретенные характеристики передаются потомкам. Такой взгляд на эволюцию не требовал заметных физических изменений в человеческом теле и мог легко прилагаться к человеческому обществу. Теория наследственности Ламарка, как научная гипотеза был оставлена после открытия генетики Грегором Менделем, но в последние года вновь начала обсуждаться биологами. В Советской России Лысенко боролся с учеными- генетиками и безуспешно пытался воскресить модифицированный ламаркизм в 1920-60 гг.

Для улучшения человеческой расы Спенсер рекомендовал подавить гуманные импульсы и требовал от общества невмешательства в борьбу людей за существование. Этим призывом Спенсер способствовал отказу от гуманизма, завоеванного человечеством в долгой и трудной борьбе.

Наиболее важным идеологическим последствием дарвинского открытия эволюции живых организмов было утверждение, что этот процесс происходит без вмешательства Бога. Дарвинизм дал мощный импульс атеизму и сильнейший аргумент против религиозной концепции создания человека «по образу и подобию Бога». Теория эволюции оказала мощное воздействие на этику, отрицая Иудео-Христианский моральный код и гуманистические концепции Века Просвещения. Дарвинизм придал законность евгенике. Дарвинское утверждение того, что происхождение человека является результатом развития обезьян, вызвав глубокий кризис Христианства не только отменой божественного происхождения человека, но и связью человека с обезьянами, как его предками. Это критическое открытие приобрело широкое внимание и преподавалось в большинстве школ во всем мире. И оно сильно повлияло на представление о ценности человеческой жизни. Жизнь потомков обезьяны воспринималась на много менее ценной, чем жизнь потомков божественно созданных мужчины и женщины. Хотя эта проблема никогда прямо не обсуждалась, снижение ценности человеческой жизни незаметно проникло в сознание поколения Дарвина и достигло чувств современных людей. (Страховые компании оценивают человеческую жизнь в весьма скромных денежных суммах).

Нечто подобное случилось в 18-ом столетии. Сильный социальный шок в результате отмены христианской религии после победы радикалов в Великой Французской Революции и введения во Франции культа Разума вызвал в стране значительное увеличения убийств и преступлений против собственности. Рост преступности заставил Робеспьера срочно ввести новый религиозный культ-Культ Верховного Существа. В этот культ была введена религиозная этика, близкая к христианской. Атеизм был запрещен в революционной Франции и карался смертной казнью.

 *

С появлением корпоративных социалистических государств, в которых гражданские права были отменены, старая проблема эвтаназии стала широко и интенсивно обсуждаемой темой. Эвтаназия (по-гречески намеренное мягкое и легкое окончание жизни), зародившаяся в античном Риме, как способ освобождения от физических и психологических страданий, которые невозможно облегчить, в корпоративном германского социалистического государства начала рассматриваться как легитимная мера «защиты благополучия здорового населения от трудностей, связанных с поддержкой психических и физических инвалидов». Эвтаназия интенсивно обсуждалась и в демократических странах Европы, особенно в Англии.

Перед началом и в течение Первой Мировой войны в европейских странах и в Соединенных Штатах появились различные практические предложения для проведения так называемой социальной гигиены, уменьшающей возможность размножения душевно больных, физически неполноценных людей и людей со злобным и нетерпимым характером, а также других типов физически и умственно неполноценных людей.

Открытие Менделем в 1865г. закона наследственности сыграло важную роль в решении ввести практические меры улучшения человечества посредствам поддержки размножения физически и умственно полноценных людей и препятствий размножению психически и физически неполноценных, чьи дефекты могут быть генетически переданы их потомкам. Возникновение идей контролируемого размножения во многом явился результатом широкого обсуждения социалистических методов организации жизни. Интерес к социализму не только во времени совпадал с появлением дарвинизма. Обе концепции несмотря на их различие были во многом созвучны.

*

Дарвин признавал вредные последствия размножения физически и умственно дефективных людей и видел необходимость в введении специальных мер против этого. Он также ясно видел жестокость евгеники и внешнего вмешательства в столь деликатную сферу, как размножение людей. Размышляя над возможными средствами для исключения воспроизводства нежелательных членов человеческого сообщества, Дарвин был очень осторожен в своих рекомендациях практических мер. По проблеме евгеники он писал: «если мы намеренно пренебрежем неадекватными, слабыми и беспомощными это даст нам лишь временную пользу вместе с преобладающим злом. Несомненно, мы должны смириться с отрицательным эффектом выживания слабых и их размножением. Однако существует еще одна мера контроля, заключающаяся в том, что слабым и недоразвитым членам общества не давать возможности свободно вступать в брак, как это делают нормальные люди».

Об улучшении человеческого рода посредством контроля гражданского населения говорил известный писатель Г.Д. Уэллс. Его беспокоил вопрос о самом выживании людей на нашей планете без усовершенствования природы человека. Он писал: «Я убежден, что если бы предоставить возможность проголосовать всем людям мира… решение большинства было бы чтобы люди лучшего типа женились на себе подобных и имели множество детей, в то время как недоразвитые люди должны воздержаться от размножения. В стерилизации несовершенных, а не в поддержка размножения нормальных людей лежит ключ к улучшению человечества».

В его хорошо известном романе «Машина времени» события происходят в английской сельской местности в году 802.701-ом. Уэллс рисует страшную картину периодического уничтожения наивных, нежных и беззащитных людей племени Елои, которых систематически поедают живущие под землей троглодитоподобные гуманоиды, названные морлоки. Экипаж машины времени покидают эту точку времени и пребывают в еще более отдаленное будущее. Земля слабо освещена солнцем и населена гигантскими крабоподобными существами. Человечества на ней больше не существует…

Лорд Бертран Рассел, философ, создатель школы логических позитивистов и социальный критик левой ориентации, считал, что государство должно обладать правом стерилизации тех, кто не является желательными родителями.

Социолог Томас Мальтус, современник Дарвина, оказавший на него сильное влияние, считал нежелательным поддержку бедных и неудачливых людей, которых он обвинил в «безответственном размножении». По его мнению, благотворительность лишь ухудшает состояние неуспешных людей и увеличивает социальные проблемы общества. Практически это был призыв к отмене всех достижений гуманизма, поддержки слабых и к отказу от христианского милосердия.

В таком же ключе были рекомендации антрополога Френсиса Галтона, который писал, что такие социальные институты, как государственная благотворительность или больницы для душевно больных позволяют неполноценным людям выживать и размножаться успешнее, чем полноценным индивидуумам. Он предостерегал, что в конечном итоге общество захлебнется в массе неполноценных типов.

Бернард Шоу, талантливый драматург, чьи пьесы до сих пор не сходят со сцен театров во всем мире, автор столь любимого публикой пьесы Пигмалион, был одним из наиболее радикальных сторонников так называемой «негативной эвтаназии». В 1910 г. задолго до описаний жестокостей Первой мировой войны, наполнявших европейские газеты, Шоу опубликовал в английской газете Daily Express статью с предложением использовать «камеры смерти» потому, что, по его мнению, есть много людей, от которых следует избавиться. «Часть политики, вытекающая из евгеники, в конечном итоге приведет нас к интенсивному использованию камер смерти. Большое количество людей должно быть умерщвлено просто потому, что это пустая потеря времени заботиться о них». Это заявление делает его одним из ранних изобретателей газовых камер. Шоу был социалистом фабианской школы. После посещения Москвы и беседы со Сталиным в 1931 г. он стал убежденным сторонником английской коммунистической партии. Шоу защищал Гитлера и поддерживал убийство людей, которые «не могут оправдать своего существования». За 23 года до прихода нацистов к власти в Германии Шоу призывал к созданию отравляющего газа «джентельменского газа, безусловно смертельного, но не жестокого».

Вирджиния Вульф, одна из наиболее модернистских и существенных английских авторов начала 20-го века, вступила в хор сторонников «негативной эвтаназии». Однажды в 1915 г., гуляя загородом, она встретила «процессию слабоумных, каждый в этой длинной процессии был ужасен, беспомощен, измученное идиотское создание, без лба или подбородка, с глупой улыбкой или злобным диким оскалом. Это было абсолютно нетерпимо. Эти люди безусловно должны быть умерщвлены», заключила писательница.

 *

Однако практические действия в области евгеники произошли не в Англии, где она возникла, но где общество не было готово к столь радикальным антигуманным мерам, а в англо-саксонской среде Соединенных Штатов Америки, в которую в начале 20-го века идеи евгеники были импортированы, претерпев существенное изменения. Чистая евгеника, которая концентрировалась на совершенстве физических и умственных качествах человека, в Штатах объединилась с проблемой расовой принадлежности людей. Именно в Штатах, задолго до появления германского нацизма, возникла идея высшей и совершенной нордической расы, позже ставшей центральным пунктом гитлеровской расовой политики. Этнические чистки, как результат слияния евгеники с расовой теорией, произошли в Соединенных Штатах в начале 20-го столетия, задолго до возникновения нацизма.

Калифорния стала эпицентром американского евгенического движения. Научный Институт Карнеги, Фонд Рокфеллера и Фонд Гарримана субсидировал евгеническую кампанию в стране при поддержке ученых-евгенистов из университетов Стэнфорда, Йеля, Гарварда и Принстона. Под флагом прагматизма генеральным планом евгенистов стало полное уничтожение репродуктивной способности всех тех людей, которые были объявлены несовершенными и неспособными к существованию. По оценкам американских евгенистов этот план затрагивал 10% населения страны. С возникновением идеи прагматизма в социальной сфере в американском обществе евгенистами было предложено 8 практических методов выполнения этого плана. Восьмым методом была принудительная эвтаназия. Наиболее общим решением для принудительной эвтаназии были «камеры смерти» или существующие на местах камеры для распределения газа. В 1918 г. венеролог доктор Поль Попеное издал учебник «Прикладной евгеники». В главе «Летальная селекция» умерщвление «недостойных жизни» предлагалось проводить с помощью вредных агентов из окружающей среды, чрезмерного охлаждения, микробов и причинения урона человеческому телу.

Евгенисты пришли к выводу, что американское общество еще не готово к евгенециду - применению организованного летального решения проблем евгеники. Тем ни менее в ряде психиатрических госпиталей доктора в индивидуальном порядке практиковали импровизированную летальность и пассивную эвтаназию. Так в одном из госпиталей города Линкольн (штат Иллинойс) доктора давали больным молоко туберкулезных коров. В результате смертность достигла 30-40%. В других случаях к больным применялась летальная заброшенность.

С отказом от евгеницида усилились запрещения браков по генетическим причинам и увеличилось число случаев стерилизации. В течение первых 25 лет со времени введения законов Евгеники было запрещено большое число браков и стерилизованы 9.728 человек, большинством которых были женщины. Показаниями для стерилизации часто являлись диагнозы типа «плохие женщины», «слишком страстные», «слишком сексуальные», «сексуально своенравные». Стерилизованы были женщины с слишком большим клитором и со слишком большим влагалищем.

Лишь после утверждения евгеники в Штатах, она была перенесена в Германию. Калифорнийские евгенисты издали множество брошюр, идеализировавших стерилизацию, и распространили их среди германских чиновников и ученых. Рокфеллер был большим поклонником немецкой науки. В 1924 г. он предоставил фонд в 410.000 долларов немецким ученым, занимающимся евгеникой. В 1928 г. Рокфеллер предоставил 317.000 долларов на расширение психиатрического института, ставшего впоследствии центром нацистской расовой политики и медицинских репрессий. Во главе института был назначен доктор Эрнест Рудин, главный советник Гитлера в расовой политике и летальной эвтаназии. Гитлер изучал американское законодательство, регулирующее практическую евгенику. Интеллектуальные объяснения евгеники, которые Гитлер усвоил в 1924 г., были взяты из американских источников. В 20-е годы Институт Карнеги культивировал глубокие личные и профессиональные связи с немецкими нацистскими евгенистами. В Штатах евгеника тесно переплелась с расизмом и конфликтом с негритянским населением. Евгенические нормы затрагивали и правила иммиграции.

В Мейн Кампф Гитлер цитировал американских евгенистов. Он писал «есть только одно государство, в котором наметилось наконец слабое начало лучшей концепции иммиграции. Конечно это не в нашей модели Германской республики. Это в Соединенных Штатах. Я с большим интересом изучил законы нескольких американских штатов, касающихся защиты общества от воспроизводства нежелательных элементов, засоряющих генофонд»

На Нюренбергском процессе обвиняемые нацисты в качестве оправдания ссылались на американскую евгенику.

 *

В начале 20-го столетия идея принудительной эвтаназии постепенно стала выглядеть в интеллектуальных кругах не настолько бесчеловечным и невозможным как, например, каннибализм или средневековое сожжение ведьм. Очевидно, что ветер атеизма, дующий со страниц дарвинского учения, а также социалистическая идеология абсолютного, лишенного всякой сентиментальности, прагматизма, являются ответственными за эти чувства. Демистификация истории возникновения людей оказало сильное отрицательное влияние на чувство ценности человеческой жизни. Это вовсе не означает, что религиозный нарратив о создании мужчины и женщины содержит крупицу правды, но, как показала жизнь, победоносное вытеснение религиозной мифологии наукой имеет этическую цену.

Следует отметить что Ницше, чья философия часто, но незаслуженно, ассоциируется с нацизмом и рассматривается, как источник вдохновения для мифа об арийском супермене, в это критическое время вторжения прагматичной науки в сознание людей придерживался совершенно иного, чем многие интеллектуалы мнения об обращении со слабыми и неприспособленными к существованию людьми. Он писал: «что где бы прогресс не происходил, отклонения от природы имеют величайшую значимость. Каждый полный прогресс и усиление должен сопровождаться частичным ослаблением».

 *

Со времени публикации книги Дарвина «Происхождение видов» развитие евгеники в Англии и Америке обсуждение вопросов социального дарвинизма проникло в ряд европейских стран и привело к введению мер «негативной евгеники» для предотвращения размножения людей с физическими и ментальными дефектами. Как известно пик практического применения «негативной евгеники» возник в Германии в начале Второй мировой войны.

Нацистский Холокост начался с подписания Гитлером закона о начале проведения «программы эвтаназии», то есть насильственного уничтожения людей, которые по нацистской терминологии «недостойны жизни». В это время идея этой бесчеловечной акции была в умах ряда европейских мыслителей и ее осуществления в Германии не вызвало протеста ни со стороны демократических государств, ни со стороны отдельных деятелей культуры и науки. Объяснение для введения этого закона заключалось в необходимости «освобождения нации от генетического и финансового бремени». Жертвами нового закона стали отсталые в своем умственном развитии и физически неполноценные немцы, граждане Германии, Австрии и Судетского анклава. Программа «насильственной эвтаназии» проводилась под наблюдением врачей и с помощью врачей, которые определяли кто из их пациентов должен быть умерщвлен. Процесс умерщвления часто проводился под наблюдением «лечащих врачей». Знаменитая и всеобщая для всех врачей мира клятва Гиппократа была забыта.

В начале имплементации этой программы протестантская церковь Германии не противилась кампании убийств потому, что она виделась как акция, предпринятая в интересах нации в состоянии войны. Германская христианская церковь согласилась с этой ужасающей кампанией, проводимой государством. С возрастанием числа жертв и недовольством части населения протестантская церковь потребовала остановить убийства, но была проигнорирована властями. Некоторые католические священники в частном порядке заявили протест против этой программы, ссылаясь на шестую заповедь библии «Не убий». Нацистский министерский советник, наблюдавший за проведением программы, сообщил им мнение правительства по этому вопросу. Он написал «Шестая заповедь не есть заповедь Бога, а является еврейским изобретением». Умерщвление людей осуществлялось с помощью летальной инъекции, путем прекращения кормления и смерти от голода. Позже стал применяться газ Циклон Б, содержащий гидроген цианида, первоначально синтезированного для целей дезинфекции.

Начиная с 1939 г. до конца существования германского рейха в 1945 г. путем насильственной эвтаназии были умерщвлены около 250.000 немцев. Этот, подписанный Гитлером, закон был исторической точкой полного отказа от концепции гуманистической морали, уничтожения границы между добром и злом и открытия ворот газовых камер, унесших жизни шести миллионов европейских евреев.

В течение первых месяцев после окончания Второй мировой войны и развитием интернационально признанных прав человека большинство стран постепенно отказались от применения насильственных мер в области евгеники. В наши дни «отрицательная евгеника» рассматривается как нарушение фундаментальных прав человека, в которые включено и право на размножение.

Начатая в 1939 г. кампания по эвтаназии немецких граждан с психическими и физическими дефектами через 3 года плавно переросла в еврейский Холокост. Технология убийства, оборудование для умерщвления и необходимые материалы, использованные для программы эвтаназии, а также тренированные ассистенты были успешно использованы для геноцида европейских евреев. После начала кампании по эвтаназии германских граждан с дефектами, следующим шагом по «очищению европейского населения» явилось уничтожение евреев, которых нацисты рассматривали как дефективных людей и величайших врагов арийцев. Еврейский Холокост рассматривался нацистами, как продолжение кампании эвтаназии в европейском масштабе.

В отличие от англичан и американцев, евгеницид не вызвал протест у германской нации.

Теоретическим базисом еврейского геноцида была изданная в 1930 г. книга Альфреда Розенберга «Миф 20-го века», содержащая антисемитское и лишенное реализма описание мировой истории, как борьбы нордических арийцев с международным еврейством, стремящимся захватить контроль над миром. Эта вторая по значимости книга нацистского движения, из которой нацисты исходили в своей политике, написана на уровне достоверности, равному фальшивке «Протоколов сионских мудрецов», брошюры, привезенной Розенбергом-балтийским немцем- из России в Германию и переданной Гитлеру, который цитировал ее в «Мейн Кампф». Гитлер не оценил книгу Розенберга, но не возражал против ее распространения.

Массовое убийство евреев началось в сентябре 1941 г. в овраге Бабьего Яра вблизи от Киева. Убийству евреев и в этот раз предшествовал расстрел 700 пациентов психиатрической больницы, расположенного вблизи Бабьего Яра. Киевских евреев, обманутых германскими офицерами, свезли в Бабий Яр, их наскоро собранные вещи, одежда и даже нижнее белье были отобраны украинскими полицейскими. Евреи были расстреляны из автоматического оружия солдатами зондеркоммандо, состоящей из полицейских батальонов СС и СД и местной украинской полиции. Расстрел продолжался несколько недель и число жертв достигло 150.000 человек. Бабий Яр был самой массовой экзекуцией евреев, доходившей до убийства 30.000 человек в день.

 *

Из всей палитры современных Гитлеру политических идеологий он выбрал концепции социалистического государства и усовершенствования и очищения германцев через насильственную евгенику и эвтаназию. Гитлер объявил Германию светским государством с идеологией, основанной на науке. Социальный дарвинизм он рассматривал как логическое продолжение дарвинского естественного отбора в животном мире, перенесенное на человеческое общество. В своей политике евгенецида Гитлер опирался на поддержку ряда известных ученых, врачей, психиатров, антропологов, философов и экономистов конца 19-го – начала 20-го столетий. Принятие евгеники рядом уважаемых интеллектуалов совпадало с гитлеровской психикой.

Нацисты рассматривали человеческую совесть и мораль как функции закона причинности, а не как неизменный универсальный этический стандарт. Наиболее научным подходом к морали они считали ее соответствие с политической необходимостью. Дарвинизм, который Гитлер и его окружение считали приложимым к человеческому обществу, содержал моральный релятивизм. Гитлер видел в эволюционной этике здоровье и физическую силу как единственные критерии моральных стандартов. «Тот, кто здоров-морален. Все, что делает человека больным-уродливо и грешно».

Нацистский Холокост является прямым следствием убежденности Гитлера и нацистских идеологов в том, что дарвинская теория эволюции через естественный отбор есть величайшее открытие и практическое указание для создания великой арийской германской нации. В 4-ой главе «Майн Кампф» Гитлер писал: «Дарвинизм есть единственная основа успешной Германии». Планируя очищение и усиление германской нации Гитлер не рассматривал улучшение образования и усовершенствование спорта. Он мало интересовался спортом. Успешные Олимпийские игры 1936 г., прошедшие в Берлине, были организованы по настоянию Геббельса. Более быстрый и эффективный способ улучшения Германской нации Гитлер видел в евгенике, в процессе искусственного отбора, который может быть предпринят немедленно. Не нужно ждать тысячелетия, необходимые для естественного отбора. Гитлер считал, что суть дарвинизма заключается не в эволюции, а в отборе. Он заявил, что «для того, чтобы создать лучшее общество необходимо следовать науке. Долг арийцев в подчинении других рас». Нацисты видели мир, как джунгли, в которых разные нации борются за место под солнцем.

 *

Геополитическая агрессия Гитлера и членов узкого круга близких ему лидеров и идеологов германская пропаганда представляла внешнему миру как стремление к созданию нового, мирного и совершенного порядке на территории Европы, управляемой арийцами. Развязав самую опустошительную войну в истории, Гитлер часто и много говорил о стремлении Германии к миру. Успешная нацистская пропаганда создала Гитлеру немало сторонников внутри и во вне Германии. Гитлер безусловно был харизматичным лидером и эффективным администратором. Однако при всей его личной привлекательностью и грандиозными планами исторического преобразования Европы он оставался бессовестным политиком, не брезгующий убийством своих соперников в борьбе за власть, вероломным лидером в переговорах с европейскими странами, индивидом, полностью лишенным уважения к человеческой жизни. Во внешней политике он вел себя как гангстер. Он нарушал договоры, врал своему народу и предавал своих друзей. Тем не менее своей политикой Гитлер вызывал восторг у немецкого народа и обожание и преданность у близких ему нацистских лидеров. Гитлер отличался от своего современника и союзника в начале Второй мировой войны, во многом сходного с ним тиранического лидера России Сталина, для которого также как для Гитлера, человеческая жизнь была полностью лишена ценности. В отличие от Гитлера, который восстановил свою побежденную и опустошенную в Первой мировой войне, страну российский лидер принес беспримерный вред своему народу, уничтожив российское крестьянство и сельское хозяйство, вызвав всеобщий голод в стране, задушив остатки русской интеллигенции и уничтожив активных, выжившей в годы революции и гражданской войны людей, установив кровавый террор в стране, уничтожая мыслящих граждан. Гитлер тоже безжалостно уничтожал своих реальных врагов, в то время, как Сталин убивал своих потенциальных врагов и своих граждан, которые никогда его врагами не были. Сталин допустил ошибку вступив в союз с нацистской Германией, закончившийся войной с ней. Он был коварным восточным деспотом, деятельность которого была направлена лишь на укрепление его личной власти. Он вызывал обожание нации и лево - настроенной мировой интеллигенции посредством лживой пропаганды, но внушал страх и ненависть людей из близкого ему кругу советских лидеров. Гитлер был одержим идеей создания великой Германии и новой Европы управляемой совершенными арийцами. Сталин стремился к укреплению военной мощи России и устрашал мир «гремя огнем, сверкая блеском стали». Дальше этого его воображение не шло.

 *

Гитлер не изобрел евгенику и евгеницид, практикуемый в Германии и завоеванных немцами странах. Нацисты копировали обычаи, существовавшие в древней Спарте, небольшом городе-государстве на юге Пелопонесского полуострова, возникшем в 10 веке до нашей эры. Окруженный большой и, в несколько раз более населенной, Афинской республикой, враждебной Спарте, маленькое царство Спарты могло существовать только как военное государство-город с жестокими правилами отбора лучших воинов. Для того, чтобы обладать превосходной армией спартанцы ввели жестокие законы жизни. В Спарте не каждый рожденный ребенок (мальчик или девочка) обладал безусловным правом на жизнь. По спартанским обычаям рождение ребенка должно произойти от физически развитых и сильных родителей. Все новорожденные дети подвергались испытанию посредством их погружения в ванну с вином. Если ребенок выживал ему даровалась право на существование. Если младенец оказывался хилым или деформированным ему отказывалось в праве на жизнь, и он сбрасывался в пропасть с горы Тейгетос.

Обычной практикой для Спарты было обращение пожилого мужчины к молодому и сильному мужчине оплодотворить его жену. Спартанские женщины были полигамны и вступали в стабильные сексуальные отношения с несколькими мужчинами. Спартанцы были националистичным племенем. Только чистокровные спартанцы пользовались всеми гражданскими правами. Даже право на могильный камень давалось только чистокровным спартанцам. Очевидно Спарта была первым расистским государством.

Гитлер восхищался спартанцами. В 1928-ом году он рекомендовал подражать спартанцам путем ограничения численности немцев, которым давалось право на жизнь. Он подчеркивал, что только такие мудрые меры и расовое превосходство позволило 6.000 спартанцев держать в повиновении 350.000 хелотс. Гитлер копировал спартанскую евгенику. Для того, чтобы увеличить число совершенных арийцев он практиковал внебрачное совокупление молодых немецких женщин с молодыми и сильными мужчинами. Нацисты не считали семейные отношения, ограничивающими полигамию. Они полагали, что интересы нации выше личных интересов отдельных людей. Немецкие женщины пользовались равными с мужчинами правами. Они были готовы участвовать в производстве детей, у которых был хороший шанс быть сильным солдатом. Гитлер практиковал политику производства внебрачных детей от молодых немецких женщин и отобранных молодых арийцев, главным образом офицеров СС.

 Гитлеровская идея создания совершенной нации арийцев посредством евгеницида основывалась на упразднении права на жизнь всех рожденных людей. Нацисты приняли спартанскую концепцию, состоящую в том, что не каждый новорожденный ребенок должен жить. Право на жизнь должно даваться посредством внешнего решения. Эта нацистская концепция была радикально противоположна основному положению иудаизма, запрещающего убийство. Современная Иудео-христианская этика основана на безусловном праве на жизнь всех людей, здоровых и больных, на право инвалидов быть поддержанными обществом.

 *

Знаменитая вилла Ванзее расположенная, в 25-ти километрах от Берлина в живописном зеленом пригороде, во время нацизма принадлежала гестапо. Теперь в ней один из музеев Холокоста, которых в стране много. В январе 1942 г. 14 германских чиновников высокого ранга из администрации Рейха, связанной в своей области с еврейским вопросом, съехались на вилле Ванзее на конференцию по «окончательному решению еврейского вопроса в Европе».Председателем конференции был Рейнхардт Гейдрих, глава германской службы безопасности, который прибыл на виллу в собственном одноместном самолете. Конференция была созвана по приказу Гитлера, хотя имя фюрера произнесено не было. Все участники конференции были люди с университетским образованием, четыре участника имели докторскую степень. На Нюрнбергском процессе было обнаружено, что два участника конференции были коллегами Альфреда Розенберга. Гейдрих был одной из наиболее страшных фигур нацистской элиты. Хотя он родился в семье композитора и оперной певицы, получил музыкальное образование и стал талантливым скрипачом, музыкальные происхождение и успехи в игре на скрипке не помешали ему стать одним из наиболее ужасающих по жестокости гитлеровских ассистентов.

В течение нескольких часов интенсивного обмена мнений детали плана «окончательного решения еврейского вопроса» были согласованы и приняты. Уничтожение одиннадцати миллионов европейских евреев, чьей проживание было аккуратно и точно установлено и зарегистрировано, было решено провести на всей европейской территории от стран Южной Европы до Скандинавских стран. Удушение газом было избрано, как наиболее общий метод, зарекомендовавший себя, как эффективная техника массового умерщвления в процессе негативной эвтаназии (евгеницида) недостойных жизни немцев. Решение Ванзейской конференции явилось не только результатом патологического антисемитизма нацистов, но и безуспешные старания рейха заставить евреев покинуть Германию. Была учтена и окончившаяся неудачей попытка увеличении очень незначительной эмиграционной квоты для евреев на международной Эвианской конференции 1938 года. Участвовавшие страны отказались принимать большее число еврейских беженцев. Наци также учли опыт судьбы 937–ми еврейских пассажиров-беженцев, которые в 1939 г. с разрешения германских властей вышли из гамбургского порта на германском океанском лайнере Сент Луис с целью найти спасение в странах, далеких от европейской войны. Мир не оказал помощи евреям, чья жизнь в Европе находилась в смертельной опасности. Ни одному из пассажиров не было разрешено высадиться ни на Кубе, ни во Флориде и не в Канаде. Лайнер со своими пассажирами был вынужден возвратиться в Европу.

Эти события ясно показали нацистам, что мир не готов к защите евреев и их уничтожение не вызовет оппозиции со стороны демократических стран. Как показала история это было правильным предположением. Уничтожение физически и умственно неполноценных немцев прошло практически незамеченным в других странах. Мир считал это внутренним делом Германии. Подобное равнодушие мировых лидеров антигитлеровской коалиции было продемонстрировано и в течение пика Еврейского Холокоста 1942-45 годов. Несмотря на предоставление им добытой с огромной опасностью для жизни информации о лагерях смерти, ничего для спасения заключенных, обреченных на смерть в газовых камерах, предпринято не было. Просьба еврейских организаций разбомбить подъездные пути к лагерям смерти и таким образом остановить эшелоны товарных вагонов с евреями, привозимых в лагеря для уничтожения, была проигнорирована.

Только отдельные люди со святыми сердцами протягивали спасительные руки евреем, часто рискуя собственной жизнью.

Работа Ванзейского совещания закончилась прекрасным ужином со сменой французских вин. Музыкальное сопровождение состояло из музыки Шуберта.

 *

Евгеницид по отношению к еврейству питался не только идеологией нацизма, но и германским антисемитизмом, существовавшим задолго до возникновения национал социализма и усилившийся после еврейской эмансипации в Германии в 1871 г. Участия евреев во всех сферах культурной жизни страны и в бизнесе вызвало резкую антиеврейскую реакцию в культурной среде немцев.

Теоретическим базисом для нетерпимости евреев явилась концепция «Крови и почвы», служившая манифестом национал-социализма. Эта псевдо-философская доктрина, возникшая в Германии в 19 столетии, являлась типом аграрного романтизма. Она формулировала код условий, способствующих созданию совершенной арийской расы. Совершенные арийцы, свободные от болезней, обладающие физическим совершенством и благородными помыслами, создают расу господ, способных властвовать. Такие люди могут возникнуть только в аграрных районах страны, близких к природе. Совершенный ариец владеет землей и сам обрабатывает ее. Альфред Розенберг обвинил евреев в упадке немецкой культуры и любви к сельской жизни. Он заявил, что «Евреи есть существа городского асфальта и мы должны пересилить их!» Из доктрины «Кровь и почва» возникло германское стремление к расширению «жизненного пространства», к экспансии германской территории посредством захвата плодородных земель Украины. Нацисты объявили, что украинская почва может стать по настоящему продуктивной только в случае ее обработки арийскими аграриями.

Немцы обожали Кнута Гамсуна, классика норвежской литературы, лауреата нобелевской премии, горячего сторонника арийской Европы совершенных людей. Гамсун считал скандинавов и особенно норвежцев наиболее чистыми арийцами, высшим эшелоном Новой Арийской Европы. Его известный роман «Соки земли» рассказывает историю норвежской семьи, поселившейся вдали от города на краю могучего леса, построившей себе дом и обрабатывающей целинный участок земли. Своим трудом семья создает процветающую ферму, полностью обеспечивающую все их потребности. Этот роман явился прекрасной литературной иллюстрацией к теории «Крови и почвы». Германские солдаты, из оккупировавших Норвегию частей, нередко посещали старого Гамсуна, жившего одиноко на краю деревни, и получали его автограф на своих копиях немецкого перевода «Соков земли». В то же самое время норвежские соседи Гамсуна, обожавшие его до войны, а теперь ненавидевшего его за поддержку германской оккупации, в знак презрения выбрасывали его книги через забор его участка. Гамсун в своем одиноком деревенском доме не имел радио и получал лишь местную прогерманскую норвежскую газету. О германских лагерях смерти он ничего не знал. Когда после войны ему были показаны документальные фильмы с горами трупов, сталкиваемых во рвы бульдозерами в одном из лагерей смерти в восточной Европе старый писатель потерял сознание. В наши дни Гамсун прощен и его имя возвращено в пантеон мировой литературы.

 *

Хана Арендт, мыслитель с необычной человеческой судьбой, ученица, подруга и защитница Хайдеггера, последнего крупного философа германской школы (симпатизировавшего нацизму), проницательный политический мыслитель, сионист, в ряде своих книг и статей исследовавшая природу власти, сущность политики, демократии и тоталитаризма. В 1962 г. Арендт была послана от журнала New Yorker наблюдать за процессом Эйхмана в Иерусалиме. В своей защите Эйхман ссылался на категорические императивы Канта. В серии своих статей в журнале и в отдельной книге о процессе она высказала много критических замечаний в адрес еврейского руководства в годы Холокоста, вызвав лавину критика со стороны еврейских деятелей. Однако ее глубокое суждение о «банальности зла» и в наши дни не утрачивает своего значения. Самое ужасающее зло может твориться обычными банальными людьми, чьи естественные инстинкты заглушены бесчеловечной идеологией.

На фоне событий Второй мировой войны и устрашающей деятельности германского нацизма, оставивших «зубы дракона» в умах заметного числа современных людей, иудаистская мораль, внедренная в умы евреев, лишь недавно освободившихся из египетского рабства и ставшими человеческим обществом, поражает своей мудростью и гуманностью. Отказ от иудаистской морали показал его невообразимые губительные последствия.

Глиняные таблички с 10-ю заповедями, запрещающими людям поклоняться идолам, убивать, красть, давать ложные показания и совершать другие разрушающие человеческое общество поступки, создали современную иудео-христианскую цивилизацию и послужили примером для народов других культур. С древних библейских времен до наших дней в человеческом обществе произошли существенные изменения. Несмотря на несовершенство существования людей нельзя не видеть, что Десять заповедей, принесенных Моисеем с горы Синай, существенно изменили мышление людей и условия их жизни, сделали людей менее враждебными друг другу, дали им чувство безопасности.

С развитием материальной цивилизации и ускоряющимся ростом народонаселения планеты условия человеческого существования неизбежно изменяются. Соответствует ли существующая мораль наиболее эффективным этическим параметрам, обеспечивающим выживания человечества, защиты жизни людей и их достоинства является вопросом. Критика современных этических ном, высказанная Фридрихом Ницше, призывает к размышлению над этой фундаментальной для людей проблемой.

Нацисты с презрением отвергли существующие правила морали в отношениях людей. Они ненавидели народ, принесший человечеству законы совместной жизни на нашей планете. Идеалом нацистов был лишенный моральных ограничений прагматизм. «Непродуктивные люди» не имеют права на жизнь. Рождение совершенных арийцев может происходить не только в условиях семьи». Рождение детей от людей, не состоящих в браке, поддерживалось нацистской идеологией. Изъятие собственности еврейского населения было возведено в рамки закона. Иудаистская мораль, принятая современным обществом, была одной из причин нацистской ненависти к евреям, желания уничтожить курьеров, принесших гуманизм.

Тем не менее во время наивысшего развития германского рейха корпоративное нацистское государство привлекало внимание национальных лидеров демократических стран. Президент Соединенных Штатов Франклин Делано Рузвельт получил моральную поддержку Муссолини и Гитлера. В связи с рузвельтовским администрированием программы национального восстановления американский президент получил поздравительное письмо от Гитлера

 *

Нацистский Холокост в течение Второй мировой войны – не единственный известный Холокост, случившийся уже в новое время. Эти исторические эпидемии убийств уносили жизни тысяч людей, приводили к уничтожению целых народов. Только в 20-ом столетии произошла серия геноцидов, организованных легитимными правительствами государств. В течение Первой мировой войны в 1915 г. в Турции и Азербайджане были уничтожены 1,5 миллионов армян, греков и ассирийцев. Это бол один из наиболее жестоких и садистских из известных геноцидов. Его организаторами было ксенофобское правительство Младотурков. Ряд историков полагают, что армянский геноцид был моделью для сталинских репрессий и депортаций. Для нацистов он стал примером для подражания в деле уничтожения евреев и цыган. Десятки миллионов граждан России были репрессированы и уничтожены в сталинских чистках в период между 1930-53 гг., результаты которых до сих пор чувствуются в стране. Целые народы были депортированы по приказу Сталина. Сотни тысяч китайских граждан были уничтожены императорской японской армией в нанкинском массакре 1937 г. В 1940 г. польские офицеры армии и полиции в количестве 22.000 были расстреляны солдатами российских сил безопасности в Катынском лесу. Пол миллиона китайцев были вырезаны в Индонезии в 1965-66 гг. Два миллиона камбоджийцев были уничтожены солдатами Кхмер Руж 1975-76 гг. Более 700.000 африканцев из племени Тутси были убиты солдатами племени Хуту в Руанде в 1994 г. Более 8.000 боснийцев были уничтожены сербами в 1995 г.

Хотя еврейский Холокост, организованный германскими нацистами в годы Второй мировой войны – далеко не единственная геноцидная эпидемия, обрушившаяся на человечество, однако уничтожение целого поколения европейского еврейства является невосполнимой потерей для всей человеческой расы. Ели Визель мудро заметил, что «если у людей все еще нет медицины против рака, если мы все еще не ассимилировали Марс, окончательно не победили голод, не нашли новый экономически эффективный источник энергии это произошло только потому, что еврейские гении, которые должны были сделать эти открытия были сожжены в печках Освенцима».

В век небывало быстрого развития материальной цивилизации аргумент материалистов о бытие, определяющим сознание, о фундаментальном материальном базисе, на котором строится хрупка надстройка из идей кажется убедительным и реальным. Однако открытие Дарвиным естественного отбора, от которого тянется прочная ниточка к нацистскому Холокосту трудно приписать какой-либо материальной причине. Исторические события движутся идеями. Хотя историки, объясняющие причины разрушительных войн, прокатывающимся по различным районам планеты, ищут веские материальные факторы, в действительности в их основании преобладают ненависть и амбиции.

 

Напечатано: в журнале "Заметки по еврейской истории" № 5--6(192) май-июнь 2016

Адрес оригинальной публикации: http://www.berkovich-zametki.com/2016/Zametki/Nomer5_6/Andres1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1003 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru