litbook

Культура


Сто лет еврейской музыки.0

Какие сто лет, – удивится тот, кто знает историю, – ведь уже в Библии говорится о еврейских музыкантах! «Хвалите Бога со звуком трубным, хвалите Его во струнах и органе». Или: «Там на ивах повесили мы наши арфы, ибо требовали от наспоработители наши: "Пойте нам песни Сиона!"»

   Действительно, еврейский народ жить не может без музыки. Говорят, что если с трапа самолёта сходит еврей без скрипки, значит он пианист.

   В 2008 году в Санкт-Петербурге состоялся фестиваль в честь столетия Санкт-Петербургского Общества еврейской народной музыки. Программа фестиваля включала концерты, встречи и научные конференции, на которые были приглашены музыканты из разных городов России, из США, Германии, Бельгии и других стран – все, кто в 80-е годы возрождал в Петербурге еврейскую музыку. Был среди них и я: в 1987-90 г.г. я сделал аранжировки для ансамбля еврейской песни «Фрилинг» и организовал серию концертов из никому тогда не известных произведений композиторов Общества еврейской народной музыки. Во всём этом я участвовал и как виолончелист.

  В конце 80-х годов в СССР стало легче дышать, но слово «еврей» ещё произносили шёпотом, а сочетание «профессиональная еврейская музыка» вызывало недоумение даже у музыкантов. Между тем, сто лет назад, ещё в начале XX века, в Петербурге сложилась еврейская композиторская школа. Петербургская консерватория, основанная в 1862 году крещёным евреем Антоном Рубинштейном, была единственным высшим учебным заведением царской России, в котором не было процентной нормы для евреев. Талантливые композиторы еврейского происхождения были и в классе Н. А. Римского-Корсакова, который поддерживал их интерес к еврейской музыке.

  К началу XX века в России проживало более 70% всех евреев мира – и здесь они были самыми бесправными: жить им разрешалось только в маленьких городах окраинных губерний (в «черте оседлости»), было запрещено заниматься многими профессиями, наложена более тяжёлая воинская повинность. Но когда людей дискриминируют, они объединяются – и одним из еврейских объединений стало Общество еврейской народной музыки. Оно было зарегистрировано в Петербурге в 1908 году, в год смерти Римского-Корсакова. Шестеро из состава музыкального комитета Общества были его учениками.

 Учредители хотели назваться просто «Обществом еврейской музыки», но петербургский градоначальник генерал Драчевский, ведавший учреждением новых обществ, сказал, что еврейская музыка – понятие несуществующее, и предложил название «Общество еврейскойнародной музыки», которое и было принято.

  Вчерашние студенты сначала и сами не думали, что им суждено стать основателями новой композиторской школы. Начав со скромных обработок народных мелодий, сыновья канторов и клезмеров, прошедшие консерваторскую школу, пришли к органичному соединению еврейского мелоса с формами современной европейской музыки.

 Но как же получилось, что народ, музыканты которого славились ещё в библейские времена, оказался без собственной профессиональной музыки? Конечно, музыка у евреев была, и даже двух видов: синагогальная (культовая) и клезмерская (клезмеры – народные музыканты): и та, и другая исполнялась на очень высоком профессиональном уровне. Но из-за религиозных барьеров евреи были вынуждены жить обособленно, и, как следствие, их музыка тоже существовала обособленно. Синагогальные песнопения оставались по сути одноголосными, а бытовая музыка находилась под сильным влиянием музыки других народов и воспринималась как подражательная. 

Неудивительно, что до начала XX века никто из профессиональных композиторов не интересовался еврейской музыкой. Правда, одно исключение всё же было: немецкий композитор Макс Брух в 1881 году написал пьесу для виолончели с оркестром на тему еврейской молитвы «Кол нидрей», из-за чего в нацистской Германии его объявили евреем и не исполняли его произведений.

 В 1900 году в Москве состоялась лекция критика и композитора Юлия Энгеля, посвящённая еврейской народной песне. После лекции несколько песен в обработке докладчика были исполнены. В 1909 году по приглашению петербургского Общества еврейской народной музыки Энгель выступил в концерте, где прозвучали его обработки еврейских песен.

   Собирание народной музыки было для Общества одной из первостепенных задач. Несмотря на финансовые трудности, был куплен фонограф, вещь в то время недешёвая, с которым члены Общества ездили по черте оседлости и записывали народные мелодии – бесценный материал для творчества композиторов. Валики с этими записями сохранились.

 Между Юлием Энгелем и одним из лидеров Общества Лазарем Саминским возник спор о значении еврейской бытовой музыки, в которой было очень много заимствований из песен и танцев других народов. Саминский считал, что только синагогальная музыка сохранила в чистом виде своё национальное своеобразие. Энгель возражал, что и в бытовой музыке его достаточно. Теория теорией, а на практике Саминский в своей «Маленькой рапсодии» использовал типичную клезмерскую танцевальную мелодию, а Энгель написал «Хабадскую мелодию» в характере синагогальных песнопений.

  Несмотря на регулярные выступления в качестве дирижёра в Тифлисе, Баку и Екатеринодаре, Саминский с 1913 года возглавил музыкальный комитет Общества. Под его руководством в 1013 году прошёл «Большой концерт еврейской народной музыки» в Малом зале консерватории, посвящённый пятилетию Общества. Вступительное слово произнёс Михаил Гнесин. Большой успех имела пьеса Гнесина для скрипки и фортепиано «A Nigun fun Schaike Feifer» на тему его деда, кантора Иешияху Флейтзингера по прозвищу Шайке-Файфер. В концерте прозвучала часто исполнявшаяся в концертах Общества фантазия Льва Цейтлина «Eli Zion», написанная на народную тему и библейский напев «Schir-haschirim».

 Общество еврейской народной музыки быстро росло. В 1913 году число его членов приближалось к тысяче, открылись отделения в Москве, Киеве и Харькове. К 1917 году было издано 81 произведение композиторов Общества, состоялись десятки концертов в Петербурге и во многих других городах России. При Обществе были организованы струнный квартет и секстет «Зимро», для которого Сергей Прокофьев написал «Увертюру на еврейские темы».

 Исполнительский уровень концертов Общества был очень высок: в них участвовали замечательные оперные певцы Иосиф Томарс, Мария Бриан, Анна Мейчик, пианисты Эммануил Бай, Михаил Бихтер.Постоянным участником концертов был Иосиф Ахрон, талантливый композитор и скрипач-виртуоз, ученик Л. Ауэра. Аккомпанировал ему и исполнял его фортепианные произведения младший брат, пианист Исидор Ахрон, друг и аккомпаниатор великого скрипача Яши Хейфеца. В 1915 году четырнадцатилетний Яша Хейфец блестяще сыграл в концерте Общества пьесы Ахрона и Саминского.

  В 1917 году в России разразилась революция, а за ней – гражданская война. Несмотря на это, в 1919 году в Малом зале консерватории состоялся концерт в честь десятилетия Общества.Вступительное слово произнёс композитор Соломон Розовский, бессменный член  правления Общества с первого до последнего дня его существования. В 1922 году состоялся «Грандиозный концерт еврейской народной, духовной и светской музыки» в Большом оперном театре Народного дома. Этот концерт стал одним из последних в деятельности Общества: оно уже юридически не существовало как «не прошедшее реорганизацию». После этого многие входившие в него композиторы (Иосиф Ахрон, Лазарь Саминский, Борис Левензон, Лев Цейтлин, позже – Соломон Розовский) покинули Россию.

   В 1923 году на базе московского отделения было создано новое общество еврейской музыки, но и оно просуществовало всего пять лет. Были изданы произведения Юлия Энгеля, Александра Крейна, его брата Григория Крейна, Александра Веприка и других авторов. С 1928 года, когда установилась диктатура Сталина, профессиональная еврейская музыка в СССР вступила, по определению профессора А. Г. Юсфина, в «период своего официального несуществования». В 1928 году в Москве были изданы «Две пьесы на народные темы» профессора Московской консерватории Александра Веприка, автора «Песен и плясок гетто», «Еврейских песен» и вокализа «Каддиш». На этот раз автор умолчал о том, какой народ он имел в виду.

  Еврейские композиторы были поставлены перед выбором: писать в казённом стиле «социалистического реализма» или создавать музыку тех народов, у которых её раньше не было. Одно из самых точных определений социалистического реализма – «восхваление начальства в доступной для него форме». Многие композиторы, в том числе еврейские, отдали дань «партийному искусству», но и среди основоположников новых национальных композиторских школ было немало еврейских имён. Александр Веприк за поддержку поносимого властями Шостаковича был арестован как «еврейский националист» и после четырёхлетнего заключения был отправлен в Киргизию, где написал первую киргизскую оперу «Токтогул». Александр Крейн стал одним из первых кабардинских композиторов, Рейнгольд Глиэр – автором азербайджанских опер «Шахсенем», «Лейли и Меджнун» и «Гюльсара», Моисей Вайнберг – одним из авторов оперы «Меч Узбекистана». Композитор Борис Зейдман, Заслуженный деятель искусств Азербайджанской ССР и Узбекской ССР, как-то грустно пошутил: «Только я могу отличить азербайджанскую музыку от еврейской».

На Западе, за исключением нацистской Германии, еврейская музыка могла развиваться более свободно. В 1910-е гг. к еврейской тематике обратился швейцарский композитор еврейского происхождения Эрнест Блох («Три еврейские поэмы» для оркестра, симфония «Израиль», рапсодия для виолончели с оркестром «Шломо»). В 1916 г. Блох переехал в США, где написал сюиты «Баал Шем» для скрипки и фортепиано и «Из еврейской жизни» для виолончели и фортепиано. Выдающийся испанский виолончелист Пабло Казальс считал Блоха одним из самых значительных композиторов современности.

 Трагедия массового уничтожения нацистами во Второй мировой войне стала общей для евреев многих стран Европы. Нидерландский композитор Ламбертус ван Лир после войны написал душераздирающую «Молитву еврея из гетто» на стихи польско-еврейской поэтессы М. Квятковской. В 1947 г. глава нововенской композиторской школы Арнольд Шёнберг создал кантату «Уцелевший из Варшавы» на собственный текст.

 В 1948 году евреи, наконец, получили возможность жить в собственном государстве. Среди композиторов Израиля – последователи разных направлений, от классики до авангарда. Марк Лаври родился в Риге, учился в Лейпциге, с 1935 года жил в Палестине. Он – автор двух опер, четырёх симфоний, пяти концертов, собиратель и исследователь палестинского фольклора. Пауль Бен-Хаим, уроженец Мюнхена, жил в Палестине с 1933 года, автор трёх симфоний, оратории, кантаты, четырёх концертов, изучал и использовал фольклор восточных евреев. Иоахим Стучевский, композитор, виолончелист и фольклорист, родился на Украине, учился в Германии, жил в Вене и с 1938 года, после её захвата нацистской Германией, поселился в Тель-Авиве, посятив себя изучению еврейского фольклора и сочинению музыки, в основном камерной, где часто этот фольклор использовал.

 Еврейская музыка, несмотря на официальное непризнание, существовала и в Советском Союзе. В 1923 году в петербургском Большом драматическом театре была поставлена и сразу же снята с постановки первая еврейская опера «Небеса пылают» члена Общества еврейской народной музыки Моисея Мильнера. В 1933 году Мильнер закончил оперу «Новый путь», но поставлена она не была. Работая заведующим музыкальной частью Московского еврейского театра и Еврейского театра в Харькове, Мильнер писал музыку к драматическим спектаклям этих и других еврейских театров, а перед войной стал руководителем популярного еврейского вокального ансамбля «Евоканс» в Ленинграде.

  Михаил Гнесин в 1923 году закончил оперу «Юность Авраама», но на её постановку надеяться не приходилось. Александр Крейн перестал писать еврейскую музыку, но её продолжал писать Григорий Крейн – большая часть его произведений осталась в рукописях. Не были изданы пять еврейских танцев скрипача и композитора профессора Ленинградской консерватории Вениамина Шера. Неизданной осталась еврейская музыка композитора и альтиста профессора Московской консерватории Григория Гамбурга – зато были изданы его увертюра на башкирские темы «Салават Юлаев» и сюита на якутские темы. Ученик одного из основателей Общества еврейской народной музыки Михаила Гнесина Израиль Финкельштейн задумывал крупные композиции на основе синагогальных мелодий: этим планам не суждено было осуществиться, но 2-я часть его Концерта для виолончели, «Ария», имеет многие признаки синагогальной музыки, а гротескный «Танец» – 1-я часть Сюиты для виолончели и фортепиано – написан с типично еврейским юмором.

  В середине XX века в СССР существовали еврейские театры, хотя их становилось всё меньше. Были и певцы, исполнявшие еврейские песни – Михаил Александрович, Эмиль Горовец, Анна Гузик, Сиди Таль. Но наиболее известной и популярной стала самая молодая из них – Нехама Лифшицайте. В 1958 году она победила на Всесоюзном конкурсе и получила возможность выступать в лучших залах страны. На протяжении двадцати лет, до её репатриации в Израиль, певица с триумфом выступала с концертами, целиком состоявшими из еврейских песен – народных и написанных специально для неё.

В 1983 году студентка Ленинградской консерватории Марина Вайнштейн (Гольдина) защитила диплом на тему «Некоторые вопросы истории и теории древнееврейской музыки». Это было очень смело для того времени. Мало того – в том же году она написала статью о петербургском Обществе еврейской народной музыки и даже попыталась это общество воссоздать. Статью напечатали только через четыре года, в регистрации общества отказали.

  В 1989 году Марина Гольдина познакомила меня с М. Д. Тендлер, родственницей члена Общества еврейской народной музыки Иосифа Ахрона, у которой хранились изданные в начале прошлого века произведения композиторов - членов Общества, и через самое короткое время мы с моими коллегами исполнили вновь обретённую музыку.Вступительное слово читала М. Гольдина. Вскоре после этого она уехала в США. После её отъезда мне удалось организовать ряд концертов еврейской музыки, в том числе – композиторов Общества еврейской народной музыки. В 1990 году я уехал работать в Нидерланды, где из произведений композиторов Общества и их последователей составил несколько концертных программ. Мои концерты с успехом прошли во многих городах Нидерландов, Германии, Бельгии, Швейцарии и России.

 Композитор и музыковед Абрам Юсфин учился у Михаила Гнесина, был членом правления Союза композиторов Санкт-Петербурга и профессором Института иудаики. На протяжении многих лет Юсфин писал еврейскую музыку и книги на еврейские темы без всякой надежды на исполнение и публикацию – только в конце 80-х годов евреи России получили возможность развивать собственную культуру. Мне посчастливилось познакомиться с Абрамом Григорьевичем в 1989 году, когда он читал вступительное слово к одному из организованных мною еврейских концертов. С тех пор я не раз встречался с ним, чтобы рассказать о своих выступлениях, в которых часто играл его музыку, узнать о его планах и показать свои опусы.

 Выпускник Ленинградской консерватории Яша Немцов с 1992 года живет в Германии. Многочисленные концертные выступления он сочетает с деятельностью музыковеда. В 2004 году он защитил в Школе еврейских исследований Потсдамского университета докторскую диссертацию о «Новой еврейской школе» в академической музыке первой половины XX века. Его открытие – сочинения композиторов, репрессированных при тоталитарных режимах в СССР и Германии. Как пианист он исполнял и записывал еврейскую музыку со многими известными музыкантами. В апреле 2013 года профессор Яша Немцов возглавил кафедру истории еврейской музыки Веймарской Высшей школы музыки имени Листа.

Сейчас в Петербурге, как и сто лет назад, звучит еврейской музыка.При Еврейском общинном центре Санкт-Петербурга существует Центр еврейской музыки, который проводит встречи с музыкантами, организует еврейские концерты. Его директор композитор и пианист Евгений Хаздан, создатель, руководитель и участник ансамбля «Кле-земер», автор талантливых еврейских произведений, регулярно выступает с лекциями о еврейской музыке.

 8 февраля 2016 года в зале Дома композиторов Санкт-Петербурга состоялся концерт «Еврейская музыка в России: прошлое и настоящее». В программе были произведения композиторов петербургского Общества еврейской народной музыки и еврейская музыка современных петербургских композиторов. Перед концертом прошла презентация 3-го выпуска сборника работ музыковедов России, США и Израиля под общим названием «Из истории еврейской музыки в России» – истории, о которой я вкратце рассказал в этой статье. 

 

Напечатано: в журнале "Заметки по еврейской истории" № 5-6(192) май-июнь 2016

Адрес оригинальной публикации: http://www.berkovich-zametki.com/2016/Zametki/Nomer5_6/Oratovsky1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 997 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru