litbook

Культура


Вера и разум0

(окончание. Начало в №2-3/2016 и сл.)

4. божественное указание и человеческая этика

Определим заново наш вопрос. В то время как один подход видит источник этики в Божественном указании, противоположный подход утверждает, что человек имеет независимую, автономную этику, существующую параллельно с Божественным указанием.

Прежде всего, обсудим предположения о независимой этике. Ави Саги рассматривает множество еврейских источников и приходит к однозначному выводу: «Центральная линия в еврейской литературе принимает теорию моральной автономии» («Иудаизм: между религией и этикой», стр. 270). Мы проанализируем здесь два источника, которые, казалось бы, поддерживают идею независимости морали.

Рамбан (Нахманид) пишет о стихе «Святы будьте» (Ваикра, 19:2): «Человек может совершить все плохие поступки, не запрещенные Торой, и тогда он станет «негодяем с разрешения Торы». И так всегда в Торе: перечислив конкретные запреты, она включает их в общее указание. Так, после изложения подробных законов о сделках и имущественных отношениях с людьми – таких, как запрет красть, грабить и обманывать, – Всевышний дает нам общее указание: «И поступай справедливо и хорошо в глазах Бога» (Дварим, 6:18), что включает в себя также предписывающую заповедь поступать справедливо и идти на компромисс, когда это нужно, и уступать товарищу ради мира с людьми, как я еще объясню в комментарии к этому стиху».

Что говорит здесь Нахманид? Может ли еврей в самом деле соблюдать все 613 заповедей и при этом быть «негодяем с разрешения Торы»? Дело в том, что помимо конкретных заповедей, Тора предписывает нам и определенный вид поведения. В добавление к заповедям, еврей должен еще и вести себя определенным образом. «И поступай справедливо и хорошо в глазах Бога» – это означает, что нужно не только соблюдать заповеди, вести себя в соответствии с буквой закона, но и в определенных случаях не доходить до крайней черты строгости закона, соблюдая его дух, а не букву. Это и есть правила еврейской морали. Нельзя отделить «этику заповедей» от общей еврейской этики и назвать эту общую этику «естественной, независимой моралью». Независимой от чего? От Торы? Но ведь сама Тора и говорит: «И поступай справедливо и хорошо в глазах Бога», закон этот и есть призыв к уступкам и компромиссам.

Второй источник – это спор Авраама с Богом о судьбе Содома (Берешит, 18:25): «Не подобает тебе делать подобное, чтобы губить праведного с нечестивым, чтобы праведный был сравнен с нечестивым. Не подобает это тебе, неужели Судья всей земли не будет судить справедливо?» Мы могли бы сказать, что уже сама возможность такого высказывания Авраама доказывает существование у него внутренней, независимой морали. Только человек с таким основательным собственным моральным чувством может вступить в спор с Богом. И все-таки, здесь нет доказательства существования независимой, автономной морали. Моральная позиция Авраама не автономна – она является результатом его постоянной связи с Всевышним. Для того чтобы понять это, достаточно сравнить этику Авраама с этикой его соседей. Если такое сравнение слишком сложно, давайте сравним ее с этикой наших соседей или с этикой моей биологической родины, где миллионы – и праведников, и нечестивых вместе, приносились на алтарь губительной идеологии.

Рассказ о жертвоприношении Ицхака убедительно показывает, что поведение Авраама определяется только словом Бога. У Авраама нет своих собственных критериев, которые могли бы «проверить» моральность указания Бога. То, что Бог говорит, и является моралью. Авраам должен быть только уверен в том, что это и в самом деле слово Бога, и здесь у него нет никаких сомнений.

Мы можем сказать, что источником еврейской морали является, прямо или косвенно, Тора. Но что же тогда мы скажем о периоде до дарования Торы на горе Синай? В этом вопросе мы находим разногласия между раввинами. Рав Аарон Лихтенштейн полагает, что тогда, как и теперь, человек обладал внутренним, естественным моральным чувством (Фокс, Современная еврейская этика, стр. 64). Он отмечает, что Всевышний наказал и Каина, и поколение потопа, за их поступки, несмотря на то, что у них не было явного указания Торы о том, что так поступать нельзя. Рамбам же высказывает противоположную точку зрения (Законы царей, 80:9), и говорит, что законы, данные Адаму и Ноаху, записаны в Торе. В любом случае, «Человек сотворен по образу Бога. В нем спрятана Божественная искра» (Рав Соловейчик, Человек Галахи – явное и сокрытое стр. 154). Значит, у человека есть моральная ответственность, даже если у него нет письменного указания Торы. Но только избранные осознают эту ответственность без установленной системы морали и установление этой системы и есть цель Торы, и миссия еврейского народа.

Теперь давайте отвлечемся от доисторических времен и древних периодов и вернемся в настоящее. Человек рождается, растет и воспитывается в конкретном обществе. Его душа привязана к определенному духовному миру 3. Этот мир 3 может быть коммунистической идеологией (в которую до недавнего времени верила половина человечества). Может он быть и миром нацистской лжи, христианства, ислама, светского гуманизма или миром, сочетающим в себе религиозные и светские культуры. В большинстве случаев, мир 3, в котором человек родился и вырос, влияет на его душу. Только в отдельных редких случаях его душе удается освободиться от ловушки фальшивого мира 3, как мы это покажем в следующем абзаце. На этой фотографии мы видим группу ученых, которая принимала участие в несанкционированном научном семинаре, нелегальном с точки зрения Советской власти, которая преследовала и притесняла его участников. Можно задать типичный вопрос: что необычного в этой фотографии (кроме того факта, что среди участников только одна женщина)? Ответ такой: все люди на этой фотографии – евреи, кроме одного – Андрея Сахарова.

Москва, 1977 г. Стоят, справа налево: Наум Мейман, Вениамин Левич, Марк Азбель, Вениамин Файн,

Андрей Сахаров, Виктор Брайловский, Яков Альперт.

Сидят: Соломон Альбер, Аркадий Зинобер, Ирина Брайловская 

Сахаров не еврей, он русский («Сады Сахарова» на въезде в Иерусалим названы так в честь него, в знак признания его значительного вклада в еврейское движение в Советском Союзе) Жизнь Андрея Сахарова – это выдающийся пример освобождения души от западни советского мира 3. Когда-то Сахаров, блестящий ученый-физик и честный человек, верил в догмы коммунистического режима. Более того, он внес существенный вклад в этот режим – его называют «отцом советской водородной бомбы». Но в какой-то момент Сахаров стал понимать ложь этого режима и превратился в его яростного противника. Его авторитет сослужил ему хорошую службу в его борьбе против советского режима. Все ученые на вышеприведенной фотографии являют собой, каждый по-своему, пример освобождения от лживого советского мира 3; но русский ученый Сахаров, в отличие от всех остальных, не принадлежал к преследуемому национальному меньшинству – поэтому его протест более примечателен.

Выше мы объяснили, что духовный мир 3 объективен, но может лежать очень далеко от истины. Этические системы коммунизма, фашизма, исламского экстремизма и различных гуманистических движений являются совершенно различными. Но разве же этическая истина не одна для всех? Мы можем ответить на этот вопрос так: еврейская этическая система отличается от всех других тем, что она представляет собой слово Бога. Это ясно всем, кто родился и воспитывался евреем. Однако нееврею или человеку, недавно присоединившемуся к еврейскому народу, такой ответ может показаться необоснованным и даже расистским. Давайте поэтому уделим этой теме дополнительное внимание.

5. почему евреи?

Библейская терминология приписывает евреям особый статус (ам сгула – то есть, избранный, особый народ). То, что происходит в Израиле или среди евреев в любой другой стране, приковывает внимание всего мира, независимо от важности происходящего: «Евреи – это новости». Количество нобелевских лауреатов-евреев непропорционально велико по сравнению с их относительным количеством среди мирового населения. Страдания евреев тоже экстраординарны. Эти характеристики отражают уникальность евреев. Попытаемся понять это явление.

Прежде всего, давайте сформулируем некую бесспорную истину. Еврейская мысль оказала значительное влияние на мировую культуру.

1.         Евреи подарили человечеству идею монотеизма.

2.         Тора заложила основы моральных систем крупнейших (по числу исповедующих их) мировых религий – христианства и ислама. Эти моральные системы не идентичны еврейской. Мы не можем логически доказать истинность еврейской морали. Не можем мы доказать и истинность слова Бога, это вопрос веры. Понятно, что нужно использовать логику настолько, насколько возможно. Но в главе 2, посвященной науке, мы уже показали, что логика имеет свои ограничения. Даже научные теории являются верованиями – действительность проверяет их, и порой их подтверждают эксперименты. Этим они отличаются от ничем не обоснованных убеждений, которые вообще не проверяются. Так же, как научные теории (да и Божественные откровения тоже, как об этом говорилось в главе 2) проходят проверку действительностью, так же ее проходят и верования, зафиксированные в Библии. Они влияют на мир и изменяют его, и мы – свидетели тому.

3.         Тот факт, что силы зла никогда не прекращали преследовать еврейский народ, свидетельствует об истинности еврейских ценностей. Эти силы и по сей день не оставили надежд уничтожить евреев – как физически, так и духовно. Зло – это антитезис иудаизма.

4.         Мы уже отмечали, что наука играет в историческом развитии решающую роль – при этом наука развивается в рамках культуры, основанной на еврейской мысли.

Ниже мы попытаемся объяснить два наших первых тезиса; следующий раздел будет посвящен объяснению четвертого. Третий тезис требует более подробного объяснения, и мы займемся им в одном из последующих разделов.

Еврейский народ составляет на сегодняшний день пятую часть процента населения земного шара. Тем не менее, его влияние на мир огромно, совершенно непропорционально его численности. Как сказано в Торе (Дварим, 7:7): «Не потому, что многочисленнее вы прочих народов, возжелал вас Бог и избрал вас, ведь вы малочисленнее всех народов...» Духовное влияние на другие народы – это основная миссия евреев, для этого они и избраны из всех других народов, как сказано (Шемот, 19:5-6): «Вы будете Мне избранным из всех народов, ибо Моя – вся земля; вы будете Мне царством священнослужителей и народом святым», (Ваикра, 20:24): «Я – Бог, Всесильный ваш, Который выделил вас из всех народов» (там же 20:26): «Будьте же Мне святы, ибо свят Я, Бог, и Я выделил вас из народов, чтобы быть вам Моими».

6. наука и еврейская цивилизация

Фукуяма в своей книге «Конец истории» пытается найти механизм, который объяснил бы «направленность» истории. Он приходит к выводу, что за этим механизмом стоит современная естественная наука. Наука обладает способностью накапливаться, что дает ей возможность влиять на историю. В третьей главе мы показали в графической форме влияние науки на рост мирового народонаселения. Но какова же движущая сила, лежащая за стремлением к научному исследованию?

«Вряд ли сможете найти среди глубоко мыслящих ученых хотя бы одного, у которого нет собственного религиозного чувства» (Эйнштейн, Идеи и мнения, Ideas and Opinions, 49).

Какая же связь существует между развитием науки и еврейской культурой, основанной на книгах Библии? Даже если согласиться с высказыванием Эйнштейна, говорящим, что религиозная мотивация жизненно важна для любого фундаментального исследования, нам все равно еще нужно понять, как эти исследования соотносятся с иудаизмом.

После канонизации Библии началось ее влияние на развивающийся мир – и в течение всех этих двух тысяч лет это влияние было огромным. В семнадцатом веке в Европе началось быстрое развитие естественных наук. Почему это произошло только в Европе, на Западе, а не в Китае или Индии, которые могут похвастаться богатой древней цивилизацией? Известный английский математик и философ Альфред Уайтхед полагал, что это не случайно. Он считал, что естественные науки могли развиться только в лоне иудео-христианской культуры. Только основанная на Библии культура могла стать питательной средой для научного исследования. Перед тем, как проанализировать эту позицию, мы должны отметить, что, в сущности, она прежде всего относится к еврейской цивилизации. Когда Уайтхед говорил о Библии, он имел в виду и христианскую Библию, но тот уникальный вклад в развитие мира науки, о котором он говорит, выводится из еврейской цивилизации. Можно, конечно, возразить, что на протяжении веков евреи практически не занимались естественными науками. Но в этот период они были просто лишены возможности этим заниматься. В любом случае, мы говорим здесь не об ученых, а об основе мировоззрения, которое имеет свои корни в Библии.

Метафизика предшествует физике. Наука основывается на определенном взгляде на мир. В разделе 2.7 мы говорили о еврейском взгляде на научное познание. Вот основные положения еврейского подхода.

А. Бог сотворил мир; этот мир обладает единством.

Б. Сотворение мира, как оно описывается в Торе, – это процесс упорядочивания хаоса. Бог создал общий порядок для всего мира. Законы, управляющие Землей, такие же, как и законы, управляющие солнцем и другими галактиками.

В. Мир можно воспринимать и познавать. Это – необходимое условие для научного исследования. Не может быть никакой науки, если законы природы не поддаются познанию, даже если они и существуют. С другой стороны, возможность познания мира и его закономерностей логически не вытекает из научных законов. В рамках научной мысли это остается тайной. Как писал Альберт Эйнштейн: «Вечная загадка мира – это его познаваемость... Сам факт этой познаваемости – это чудо» (А.Эйнштейн «Собрание научных трудов IV», стр.201-202). Постижимость мира – это основное метафизическое положение, лежащее вне науки. Это положение вытекает из перспективы Торы.

Это те еврейские метафизические воззрения, на которых основывается наука. Что касается периодов различных этапов развития науки, это уже зависит от Божественного Провидения. Это один из каналов, через которые оно действует.

7. зло как антитеза иудаизму

Мы только что изложили нашу фундаментальную веру в то, что еврейский народ имеет особую миссию в истории. Осуществление этой миссии связано со столкновениями с другими народами и является причиной антисемитизма на метафизическом уровне (рационального объяснения антисемитизм не имеет). Чудо выживания еврейского народа, народа, который является постоянным объектом враждебного отношения народов мира, может быть объяснено только Божественным вмешательством. «И это обещание поддерживало отцов наших и нас, потому что не один только фараон восстал на нас, чтобы погубить нас, но во всяком поколении встают на нас враги, чтобы погубить нас, но Бог (верный обещаниям, которые дал Он Аврааму) всегда спасает нас от их рук» (Пасхальная Аггада, перевод на русский язык под редакцией П. Полонского, Маханаим, 1996, стр. 49).

Хорошо известно, что ненависть к евреям не имеет рационального основания и не поддается логическому объяснению. Но есть одна исторически последовательная характеристика антисемитизма: враги евреев всегда на стороне зла. Об этом писал американский писатель Синклер Льюис: «Не может быть большего комплимента евреям, чем тот факт, что степень враждебности к ним всегда строго пропорциональна жестокости и глупости режима, при котором они живут» («Здесь это не может случиться», It Can't Happen Here, р. 293). Двадцатый век занял в истории человечества особое место, поскольку в этот период произошла Катастрофа европейского еврейства. Такие мыслители, как Эмиль Факенхайм, Эли Визель и Шалом Розенберг, считают, что Катастрофа воплотила в себе совершенно особое зло, не поддающееся рациональному объяснению. По словам Розенберга, Катастрофа была «открытием зла, почти мистическим открытием несравненного космического зла, проявившегося в преступлениях неслыханной величины... чем-то, подобным антитезе Дарованию Торы; мы должны изучать это полностью изменившее наши жизни явление» (Шалом Розенберг, «Добро и зло в еврейской философии», стр. 83).

Евреи преследовались во все исторические эпохи, но в двадцатом веке сплочение народов мира в борьбе против евреев достигло небывалых высот. Катастрофа произошла в двадцатом веке. Абсолютное зло нацизма является, вне всяких сомнений, антитезой иудаизму.

Здесь нам нужно уяснить меру ответственности человека за участие во зле. Бог сотворил человека и дал ему свободу воли. Ответственность за совершение добрых и злых поступков передана человеку. Божественное провидение заняло место «за кулисами», и человек не может его ни понять, ни объяснить. Но у человека остается свобода воли и вместе с ней ответственность за его поступки. Если бы Бог отнял у него свободу выбора, человек не мог бы творить зло. Но тогда он уже не был бы человеком – он был бы роботом или куклой. Это уже не был бы мир, который Бог хотел сотворить. «Я – Господь, и нет иного, кроме Меня, Я создаю свет и творю тьму: делаю мир и навожу бедствия, Я, Господь, совершаю все это» (Исайя, 45:6-7).

Давайте попытаемся отвлечься от метафизической плоскости и займемся человеческим фактором. В конечном счете, вся ответственность за поступки человека лежит на нем самом. Обсудим поэтому волнующий нас вопрос: злодеяния антисемитов, одно за другим, начиная с событий Второй мировой войны.

Нацистская Германия: Нацистская Германия несет ответственность за злодейство созданного ею режима и уничтожение шести миллионов евреев.

Страны оккупированной Восточной Европы: Украинцы, литовцы, венгры, поляки, латыши и другие народы поддерживали Германию и принимали участие в ее ужасных деяниях. Сотрудничество с Германией в ее чудовищных преступлениях превратило их участников в совершенных злодеев; впрочем, некоторые из них и до этого были злодеями.

Союзники: (Я основываюсь здесь на книге Элиэзера Берковича «Вера после Катастрофы») Мы часто слышим, что союзники были безразличны к творимому нацистами злу. Но на самом деле их отношение было не просто апатией: зачастую они саботировали все попытки спасти евреев. Еще до того, как немецкие власти занялись Окончательным Решением, когда у евреев еще была возможность эмигрировать, союзники закрыли евреям въезд в Землю Израиля и в Америку. В начале восьмидесятых годов я слышал в Оксфорде лекцию, основывающуюся на материалах, опубликованных после того, как сорок лет они хранились как секретные. Из этих документов следовало, что главы ряда восточноевропейских государств обратились к Британскому правительству с просьбой разрешить евреям въезд в подмандатную Палестину. Эти главы государств понимали, что надвигающееся вторжение немцев означают неминуемую смерть для евреев в их странах. Проконсультировавшись со своими советниками, Уинстон Черчилль отказался разрешить евреям этих стран въезд в Палестину под тем предлогом, что под видом иммигрантов в страну могут проникнуть нацистские агенты. Что касается американского госдепартамента, то он сделал все возможное, чтобы не позволить информации о нацистских преступлениях достигнуть Америки – чтобы не всколыхнуть там общественное мнение.

В течение долгого времени, когда уничтожение евреев уже шло полным ходом, союзники не публиковали никаких официальных документов, осуждающих ужасающие действия нацистской Германии против евреев. Московская декларация 1943 года, предупреждавшая нацистов об ответственности, упоминала много военных преступлений, но ни слова не говорила о евреях, главной мишени фашистской ненависти. Такая политика, без сомнений, поощряла нацистскую Германию продолжать осуществлять Окончательное Решение еврейского вопроса. Многие западные страны разделяли немецкий антисемитизм, поскольку антисемитизм имел глубокие корни в христианской культуре. Верно, что нацистская идеология ничего общего с христианством не имела. Но нацисты были продуктом двухтысячелетней истории христианской культуры. Немецкие нацисты впитали в себя дух нетерпимости, ненависти, ревности и притеснения евреев, который в течение веков превалировал в христианской Европе.

Советский Союз: Советский Союз был на стороне союзников во время Второй мировой войны, и разделял их отношение к евреям. Но у Советской империи был свой, особый вариант отношения к евреям, отразившийся в ее историческом прошлом с традицией еврейских погромов царской России. Десятки миллионов ни в чем не повинных граждан Советской державы погибли в яростной борьбе за «светлое будущее», и еще миллионы людей страдали в лагерях Гулага (советских концентрационных лагерях).

После Второй мировой войны Советский Союз продолжал бороться с евреями. До войны борьба шла с иудаизмом как с религией, но после войны это уже была борьба со всеми признаками еврейства, вообще со всем еврейским. Антисемитизм стал государственной политикой Советской власти. Если целью нацистской Германии было физическое уничтожение евреев, то Советская власть стремилась к их полному духовному уничтожению. Примеры нацистской Германии и Советской России ясно демонстрируют, что зло – это антитеза иудаизму. Советский Союз развалился в конце 80-х годов. Разве можно не видеть в этом Божественного откровения?

Двадцатый век стал свидетелем события, значение которого мы можем оценить только по прошествии времени.

Я имею в виду создание государства Израиль. Представьте себе человека, жившего несколько веков назад и прибывшего в середину двадцатого века на машине времени. Путешественник этот, конечно, увидит бесконечное множество удивительных вещей – машины, самолеты, радио, телевидение. Он станет изучать карты мира – и вот здесь его ждет огромный сюрприз: государство Израиль! Все другие удивительные вещи, которые видит этот путешественник, хотя бы имеют естественнонаучное объяснение, но здесь уже нет никакого объяснения! Здесь уже речь идет о какой-то другой плоскости, вне человеческой логики – и это Божественное Провидение.

Затем, в 1967 году, мир опять оказался перед испытанием. Двадцать два года спустя после Второй мировой войны крошечному государству Израиль угрожает смертельная опасность. Арабы поклялись смести это государство с лица земли, а евреев сбросить в море. Мир был явно готов это принять. Государственные деятели, религиозные лидеры, церковь – все безразлично молчали. Совесть мира готова была переварить новую трагедию, так же как она переварила гитлеровские лагеря смерти. Но арабы ошиблись в своих расчетах, и их планы были посрамлены. Народы мира, впрочем, не приняли никакого участия в спасении евреев; евреи просто сами сумели себя защитить.

И снова мы видим здесь «зло как антитезу иудаизму». Зло нацистской Германии и Советского режима – это абсолютное зло. Эта идея как нельзя лучше подтверждается фактом, что оба этих представителя зла боролись с евреями и иудаизмом. Это ясно как день. Однако антисемитизм послевоенного западного мира спрятан и завуалирован под антисионистскую и антиизраильскую политику. Новые антисемиты представляют арабских террористов, убийц женщин, детей и невинных граждан как «борцов за свободу», а их жертв – как «агрессоров». Не весь мир, однако, стоит против нас единым фронтом. Здесь очень важно учитывать тонкости, так же, как и степень антисемитизма. Политика большинства европейских стран определяется прежде всего их собственными интересами, а не принципами; отношение их к государству Израиль состоит из смеси антисемитизма и антисионизма. Но отношение Америки несколько иное, поскольку ее позиция больше основывается на моральных принципах. Не случайно Америка осталась единственной сверхдержавой в мире – это в то же время единственный друг Израиля в мире.

Я жил в период после Второй мировой войны в Советском Союзе и хорошо узнал советский антисемитизм. Я опишу этот личный опыт подробно во второй части этой книги.

8. ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ: БОЖЕСТВЕННОЕ ПРОВИДЕНИЕ И СВОБОДА ВОЛИ

Объективное знание – мир 3 – влияет на человеческую историю, и это, казалось бы, и могло определять законы, управляющие историей. Однако предсказать изменения в нашем знании мы не можем, и поэтому не можем также и определить исторические законы. Невозможность предсказания изменений в знании внутри известной нам системы (в данном случае, человеческом обществе) происходит из логического суждения, доказанного Карлом Поппером (Открытая Вселенная – см. ниже). Из всего изученного нами мы приходим к выводу, что мир 3, мир объективного знания, управляется Божественным Провидением. Мы находим высокую степень соответствия между Божественным Провидением и логической структурой знания. Тот факт, что мы не можем предсказать будущее знание, в точности подтверждает невозможность предсказания Божественного Провидения. Ведь Бог – это Тот, кто определяет развитие мира 3, и Он же и Тот, кто управляет историей.

Но в историческом процессе участвует не только Бог. Человек – партнер Бога по созданию истории. Человек – обладатель свободы воли. Рав Соловейчик говорит об этом так: «Тора, основавшая весь Иудаизм на принципе Творения и Провидения, с одной стороны, и на принципе избранности Израиля, с другой, поставила в самом центре своего мира идеи любви и добрых дел. Сотворение мира – это проявление Божественной любви. Божественное вмешательство в жизнь всех его созданий, и в особенности, избрание Израиля – это выражения Его бесконечной любви. Всякий, кто говорит: человеку заповедано любить Бога, но Бог не отвечает ему взаимностью – отвергает фундаментальное убеждение иудаизма» (Человек Галахи – явное и сокрытое, р. 121, примечание 2).

Вера в Провидение – это один из основных принципов иудаизма. Я хочу здесь подчеркнуть, что мы не способны понять, как действует Божественное Провидение. Например, мы не можем понять, как Бесконечный разум Всевышнего соединяется с конечным человеческим интеллектом, – мы можем только понять необходимость этого. Но так или иначе, если отвлечься от вопроса «как», на который мы не можем ответить, мы все-таки можем описать некоторые каналы, через которые действует Провидение. В современной физике ученые тоже научились отвлекаться от вопроса «как», и это не мешает им успешно описывать действительность.

Человек рождается и оказывается в некотором мире культуры, технологии, науки, религии, философии, духовного и материального знания. Карл Поппер называет этот мир миром 3. Мир знания оказывает на нас влияние; человек воспитывается внутри этого мира; без этого мира человечество не существовало бы. В дополнение к миру общей культуры существует еще мир еврейской культуры, философии и религии – «еврейский мир 3». Еврей, если он еврей по своей сути, является таковым не только по обстоятельствам рождения или прозелитизма, но и потому, что он воспитывался и формировался в еврейском мире 3, – так же, как человек вообще является продуктом общего мира 3. Если еврей, родившийся у еврейской матери, оторван от своих еврейских корней и традиций, как это случилось с большинством евреев в Советском Союзе, у него еще остается его еврейская идентификация (кто он?), но нет его еврейской сути (что он?). Но это можно исправить. Когда еврей знакомится с миром еврейского духовного знания, он может, если захочет, пересмотреть свои поступки и стать евреем по сути. Этот процесс может занять много лет. Гершом Шолем, исследователь Кабалы, родился в 1895 г. в Германии в ассимилированной семье. Он писал, что присоединение к сионистскому движению не заняло у него много времени, но для того, чтобы стать евреем по сути, ему понадобилось более десяти лет («Дварим бе-го, О евреях и иудаизме в кризисе»).

До сих пор мы рассматривали мир 3, мир духовного и материального объективного знания как некую данность. Но мы должны понять также и как мир 3 развивается, его эволюцию. Здесь уже вовлечено Божественное Провидение: оно взаимодействует с индивидуумом, который получает пророчество или Божественное откровение, и так рождается новое знание ex nihilo. Новое знание индивидуума входит в мир 3 и различными способами фиксируется в нем.

Ниже приводится диаграмма, схематически изображающая переход, который совершает новое знание. Новое знание отделяется от Бесконечного Разума, проходит стадию некой личности и ее конечного знания, и переходит в мир 3, мир объективного знания. Так мир объективного знания постепенно наполняется с помощью человеческих существ, которые являются посредниками между Бесконечным Разумом и миром 3:

С другой стороны, человек дает миру 3 возможность влиять на мир 1 (материальный мир):

Теперь мы вернемся к диаграмме в разделе 1.5, с тем, чтобы завершить предыдущую диаграмму Карла Поппера идеей открытости мира для Бога. Как мы уже объясняли, и демонстрировали это в первой диаграмме выше, личность открыта для Бесконечного Разума, и это приводит нас к развитию мира 3, и всего мира в целом. Но Божественное Провидение влияет также и на мир 1, включая сотворение мира и биологическую эволюцию на земле. Соответственно, стрелки на диаграмме перед нами направлены на мир 2 и 3. Божественное Провидение влияет на мир 3 косвенно, через человека. Стрелка, указывающая наверх от мира 2 ведет к Бесконечному Разуму, обозначая взаимную связь между человеком и Богом.

Мы уже говорили, что Бесконечный Разум излучает изобилие материального знания, такого, как научные теории, моральные представления и этические принципы.

Давайте еще раз рассмотрим передачу материального знания, которую мы уже обсуждали в разделе 2.9. Мой коллега Альбин Радковский, религиозный ученый, писал в своем эссе «Снова о вере ортодоксального еврейского ученого»: «Я верю, что научные открытия приходят благодаря Божественному вдохновению, как сказал Иаков (Берешит, 27:20): «И Господь, Бог твой дал мне удачу». Я сам испытал ощущение появления научных идей, которые приходили ко мне как некое озарение, подобное вспышке света. Открытие – это почти пророчество» (Б'ор тора, 1:22).

В таком же духе писал и Карл Поппер, нерелигиозный философ, специализировавшийся в истории науки:

«Интуиция, некое мистическое проникновение в природу вещей, скорее, чем логические рассуждения – вот что создает великого ученого. Творческая способность – это нечто совершенно иррациональное, мистическое» (курсив мой – Б.Ф. «Открытое общество и его враги», т. 2: Гегель и Маркс, The Open Society and Its Enemies, vol. II: Hegel and Marx, р. 228).

Эти две цитаты еще раз подчеркивают Божественное происхождение человеческого научного знания.

Однако культурный мир человека, мир 3, начался не с науки. Истинная драма началась с сотворения человека. Здесь следует отметить, что мы говорим не о естественной истории человека, которая основывается на материалистической теории и не может описать человеческую сущность, которая не является ни материальной, ни биологической. Мы уже подчеркивали это в первой главе, «Душа и тело». Более того, Божественный разум соединяется с человеческой душой. Соответственно, мы должны направить наш поиск истинного понимания исторического развития на духовную плоскость; для нас это означает Тору и другие еврейские источники.

Бог сотворил человека как партнера по творению истории и наделил его свободой выбора. «И благословил их Всевышний, и сказал: Плодитесь, и размножайтесь, и наполняйте землю, и овладевайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся на земле» (Берешит, 1:28). Для того чтобы человек был партнером Всевышнего, ему необходима свобода воли. Без нее человек будет лишь роботом, выполняющим волю своего хозяина. Но и свобода воли тоже создает свои проблемы. У каждого человека своя воля, и они могут сталкиваться друг с другом. Свободная воля позволяет человеку поступать в соответствии со своим пониманием, или, в противоположность ему; прислушиваться к голосу Всевышнего, или игнорировать его, как это сделал Адам в райском саду (Берешит, 3).

В соответствии с натуралистическим представлением, отрицающим божественность, человечество включает в себя все разнообразные воли индивидуумов, каждый из которых обладает свободой выбора (мы здесь продолжаем придерживаться принципа свободы выбора, хотя в этом может крыться противоречие отрицанию божественности). У истории нет никаких законов, – значит, она представляет собой полный хаос. Это – логическое заключение материалистического, натуралистического взгляда на историю человеческой расы, если она является лишь продуктом бессчетного числа человеческих желаний, ничем не управляемых и не направляемых.

Картина станет совсем иной, если мы предположим, что человеческая история осуществляется и контролируется Бесконечным Разумом. Правда, мы не знаем, как именно вмешивается в нее это Провидение, так же, как мы не знаем, как связан Бесконечный Божественный Разум с конечным человеческим.

Является история результатом человеческой свободы выбора или же Божественного плана? Этот вопрос занимал много поколений еврейских философов. Мы приближаемся сейчас к самой сущности исторической проблемы. Все предвидено, но свобода выбора дана. Это и есть суть исторического развития. Ниже я сделаю обзор различных точек зрения по этому вопросу, включая и мою собственную.

9. ЧТО ГОВОРЯТ ЕВРЕЙСКИЕ ФИЛОСОФЫ О ПРИНЦИПЕ

«Все предвидено, но свобода выбора дана»

9.1. Божественное Провидение и свобода выбора

Вера в Божественное Провидение – одно из главных положений иудаизма. Бог вмешивается в дела человека, руководит историей. Он – Бог истории. Это провозглашается в первой из Десяти заповедей: «Я – Господь Бог твой, который вывел тебя из Египта, из дома рабства» (Шемот 20:3). Другое важное положение – это вера в то, что Всевышний дал человеку свободу выбора. История – это рассказ о противостоянии Бога и обладающего свободой выбора человека. В следующих главах мы остановимся на проблеме свободы выбора и ее соотношении с Божественным Провидением.

Сказал рабби Акива: «Все предвидено, но свобода выбора дана». Рамбам в своем комментарии к Мишне подчеркивает, что «это высказывание говорит о великих вещах, и подобает рабби Акиве говорить об этом». Рабби Акива говорит здесь о двух великих принципах: о Божественном Провидении и о свободе выбора. Казалось бы, эти принципы в корне противоречат друг другу. Первое положение, «все предвидено», означает, что существует всемогущий Бог, который заранее знает все человеческие поступки и с самого начала определяет все действия человека. Таким образом, как говорит Рамбам, «человек к каждому своему поступку принужден свыше». Но это противоречит второму положению, свободе выбора.

Мы не можем отказаться от принципа свободы выбора. Без свободы выбора заповеди не имеют никакого смысла. Рамбам говорит об этом совершенно определенно: «Если бы человек был вынужден совершать те поступки, которые он совершает, заповеди Торы и ее запреты не имели бы никакой силы. Все было бы сплошной ложью, так как человек не имел бы никакой альтернативы в своем поведении. Это означало бы бессмысленность учения Торы и изучения всей философии. Все это стало бы пустой глупостью» (Восемь глав, гл. 8).

Но и принцип Божественного Провидения – это важнейший принцип иудаизма. По мнению рабби Акивы, Божественное Провидение включает также и знание Бога о будущем, даже если это знание, казалось бы, противоречит свободе выбора.

Мы можем воспринимать слова рабби Акивы как неразрешимый – с точки зрения человека – парадокс. Еврейские философы, однако, делали попытки разрешить его различными способами. Мы приведем ниже обзор этих попыток; среди них особого внимания заслуживает точка зрения Рамбама. Поэтому я начну с описания его подхода. В разделе 9.3 я приведу также в хронологическом порядке точки зрения других философов, а в разделе 10 предложу еще один взгляд на этот вопрос.

9.2 Подход Рамбама к проблеме свободы выбора и Божественного предвидения

Человек обладает полной свободой выбора. Всемогущий Бог знает будущее, но знание Его не таково, как знание человека. Поэтому не существует противоречия между свободой выбора, тем, что мы знаем (или думаем, что знаем), и знанием Бога, которое мы не понимаем и неспособны понять. «Не Мои мысли – ваши мысли, и не ваши пути – Мои пути» (Исайя 55:8). Рамбам говорит: «И поэтому нам невозможно понять, каким образом Всевышний знает обо всех творениях и обо всем происходящем. Но мы должны твердо знать, что поступки человека – в его собственных руках, и Всевышний не принуждает его и не решает за него, поступить ему так или иначе» (Мишне Тора, Законы о раскаянии, 5:5, перевод М. Шнейдера, Шамир, 1985).

Рамбам призывает нас различать знание человека и знание Бога. Человеческое знание отделяет субъект от объекта. Человек (то есть, субъект) может знать что-то об определенном факте или о другом человеке (то есть, объектах). Это знание никак не влияет на положение объекта. Не так обстоит дело со знанием Всевышнего: «Он – Тот, кто знает, и то, что Он знает, и само знание – все это едино (Законы об Основных Принципах Торы, 2:10). «Он, да будет имя Его благословенно, тождествен Своим атрибутам, и Его атрибуты – Ему, так что можно сказать, что Он есть знание, знающее и знаемое, и Он есть жизнь, живущее и источник Своей собственной жизни, что верно и в отношении других Его атрибутов» (Восемь глав, гл. 8). В своей книге «Наставник колеблющихся» Рамбам снова объясняет, что знание Бога – не таково, как наше, и мы не можем представить себе ничего, похожего на него; Его знание совершенно иное.

Давайте подведем итог. Человек обладает полной свободой выбора; идея «все предвидено» имеет трансцендентный источник и для нас непонятна; поэтому нет смысла говорить о противоречии между этими двумя принципами – человеческий разум не в состоянии их сопоставить. Впрочем, Рамбам не удовлетворяется этим выводом и в своем знаменитом «Наставнике» еще заостряет этот парадокс. Если перед человеком открыты два пути, он может выбрать один из них. Но знание Бога о том, что случится, «не лишает его свободы выбрать то, что он захочет, и для наших несовершенных разумов это – большая загадка» (там же). И далее: «Знание Бога, да будет Он благословен, не вынуждает одну из этих двух возможностей реализоваться, несмотря на то, что Он, да будет Он благословен, знает наверняка, какая из этих возможностей осуществится» (там же). Иосеф бен-Шломо отмечает в своем комментарии к «Наставнику»: «Бог не служит причиной осуществления одной из возможностей, хотя Ему в точности известно, какая из них осуществится».

Возможно, мы не можем применить к Богу понятие времени. Может быть, поэтому трудно понять знание Бога. Но нам трудно также и различать свободу выбора, с одной стороны, и необходимость, с другой – ведь вся наша жизнь представляет собой цепочку решений – выборов, и Бог «знает наверняка, какая из этих возможностей осуществится» (Рамбам отвергает возможность того, что Бог знает, но не вмешивается; для Бога, говорит он, нет различия между субъектом и объектом). Таково, пока что, краткое резюме взгляда Рамбама на этот вопрос.

9.3. Другие еврейские философы

Мы уже отмечали, что проблема свободы выбора и ее совмещения с Божественным знанием появляется и в ТАНАХе, и в Талмуде. Свобода выбора – это метафизическое понятие, которое не может быть подтверждено экспериментально. Свобода выбора – это предмет веры. Эта вера пронизывает весь ТАНАХ; она является бесспорным религиозным убеждением, которое ясно сформулировано в Талмуде: «Все в руках Небес, кроме страха Небес» (Трактат Брахот, 33 б). Еврейские мудрецы отдавали себе отчет в наличии противоречия между свободой выбора и Божественным предопределением. Они не пытались его разрешить; вместо этого они формулировали два положения веры в одном: «Все предвидено, но свобода дана; мир судится милосердно, но главное – это поступки человека» (Поучения Отцов, 3:19). Что касается еврейских философов, они приложили немало сил для разрешения парадокса свободы выбора и Божественного предопределения.

Вот детерминистский подход Филона Александрийского (примерно 20-й год до нашей эры – 50-й г. н.э.): все действия, приписываемые сотворенным существам, включая и человека, на самом деле совершаются Богом. Слова Торы не адресуются человеку как обладателю свободной воли; они сказаны лишь для пользы людей, которые не осознают тайну величия Бога и незначительность Его творений.

Рабби Саадия Гаон (882-942) писал, что Божественная справедливость «зиждится на двух метафизических посылках: свободе воли и вере в Мир Грядущий. Вместе с верой в Бога, это три основные истины религии: Бог, свобода и бессмертие души...» (Ю. Гуттманн, «Философия иудаизма», стр. 82). В противоположность исламской теории о предопределении, рабби Саадия доказывает, что без предположения о наличии свободы воли, заповеди Бога не имеют смысла. Если человек не может нести ответственность за свои грехи, его нельзя наказать по Божественной справедливости. Более того, рабби Саадия считал, что свобода воли – это непосредственная часть сознания, что означает, что мы сами определяем свои поступки. Рабби Саадия разрешает противоречие между всеобъемлющим знанием Бога и свободой воли человека, утверждая, что Божественное знание не является причиной свободно принимаемых человеческих решений. Эти решения независимы от Бога, хоть Бог и определяет эти решения заранее.

Понятно, что этот подход (сходный с подходом Рамбама) не разрешает это противоречие. Если все поступки человека заранее известны, понятия свободы выбора теряет свой смысл.

Бахья бен-Иосеф ибн Пекуда (раббейну Бахья, II век) говорит, что человек не может разрешить противоречие между свободой выбора и Божественным знанием. «Мнение, гласящее, что человек не может правильно ответить на этот вопрос, является более приемлемым, чем все остальные... оно спасает человека от заблуждений и ошибочных мнений, в которые он может впасть, запутавшись в этих вопросах. Честность и здравый смысл должны заставить нас признать, что у нас недостаточно знания по этому вопросу – по слабости нашего интеллекта и недостаточному осознанию мы не можем его постичь – и это происходит из мудрости Создателя. Недостаточность нашего знания существует ради нашего добра, тайна эта скрыта от нас ради нас самих. Если бы для нас было лучше понимать эту тайну, Всевышний открыл бы ее нам» (Обязанности сердца, гл. 8).

Подход рабби Иеhуда Галеви (1075-1141) близок к подходу рабби Саадии Гаона. Он поддерживает теорию свободы выбора. Выбор этот неотделим от Божественного управления. По Иеhуде Галеви, Бог – первопричина всего сущего. От Него исходят промежуточные причины. В зависимости от типов этих причин, можно разделить все происходящее на естественное, случайное и произвольное (то есть, совершенное по выбору человека). Таким образом, человеческий выбор не является исключением, его первопричина – тоже

Божественное управление. Галеви осознает противоречие «свобода выбора / Божественное знание». Он считает, что «знание о каком-либо явлении не является его причиной» (Кузари, 5:20, перевод Голды Липш, Шамир, 1980, стр. 317); парадокс, однако, состоит в том, что знание о будущем событии противоречит его возможному развитию. По мнению Галеви, это знание не ограничивается только лишь знанием Всевышнего. «Все это верно как в отношении знания Бога, так и в отношении знания ангелов, пророков или прорицателей» (там же, стр. 318). Доказательство этого утверждения основывается на том, что в противном случае мы оказываемся перед парадоксом, тем самым парадоксом, который Галеви хотел разрешить: «Если бы знание было причиной возникновения [поступка], из этого следовало бы, что некоторые люди могли бы удостоиться рая, потому что Бог знает, что они праведники, даже если они Ему не служили, а другие – ада, потому что Он знает, что они согрешат, хотя они не грешили» (там же).

Как и Галеви, Ибн Дауд, Аврахам бен-Давид (известный также под именем Раавад, прибл. 1110-1180 гг.) подразделяет все причины на естественные, случайные и произвольные. По его мнению, у некоторых людей добрая или злая воля так сильны, что они вообще не пользуются имеющейся у них свободой выбора. Но большинство людей находятся между этими двумя полюсами, и они должны выбирать между добром и злом. Их выбор дает им право на награду или наказание. В то время как другие еврейские философы распространяли всеведение Всевышнего и на поступки человека, совершенные им по его свободному выбору, утверждая, что на свободу принятия человеком решений предварительное знание Бога не оказывает влияния, Раавад выводит человеческие поступки из области Божественного предвидения. Раавад смело заявляет, что Бог «...ограничил Свое всеведение, так же, как Он ограничил Свое всемогущество по отношению к поступкам человека» (Ю. Гуттманн, Философия иудаизма, стр. 171). По Рааваду, Всевышний не может заранее знать о событии, «которое не является объективно предопределенным».

Если придерживаться хронологии, здесь следовало бы привести подход Рамбама (1135-1204), но из-за важности его мнения по этому вопросу я уделил ему отдельный раздел в начале этого обзора.

Авнер Бургосский (после перехода в христианство получил имя Альфонсо из Вальядолида, 1270-1340 гг.) пытался ввести в область еврейской мысли детерминистскую исламскую идею предопределения. В соответствии с этой теорией, принцип естественной причинности относится к деяниям человека так же, как он относится ко всем внешним событиям. Решения человека не являются результатом его воли – они непременное следствие действующих в нем процессов. Человек взвешивает различные возможности, но решение принимается им в соответствии с законами причин и следствий. Авнер логично и разумно отвергает принятые аргументы против теории предопределения. Неверно, говорит он, что эта теория делает невозможными заповеди. Награда и наказание – это необходимые следствия человеческих поступков, и то, что всякий поступок непременно ведет к определенным результатам, вовсе не является искажением справедливости. Свобода воли в ее простой форме приводит к отрицанию и всеведения Бога, и Его всемогущества.

Рабби Моше Иосеф из Нарбонны – Моше Нарбони (около конца XIII века) – пишет в своей работе о свободе воли, что «то, что человек способен [действовать], а Бог все знает, – это противоречие» (статья о свободе выбора в книге «Мир Мудрецов» под редакцией Элиэзера Ашкенази, цитируется по: Ю. Гуттманн, Философия иудаизма). Но он разрешает это противоречие, говоря, что Бог знает только Самого Себя. Это знание включает в себя знание «всего сущего», но в целом, а не в частностях. В соответствии с аристотелевой традицией, Нарбони отрицает существование полного предопределения всех событий в мире.

Несколько иной подход мы находим у рабби Леви бен-Гершона (Ралбаг, 1288-1344). Ралбаг верил в историческое развитие, но не приписывал его постоянному Божественному вмешательству. Он хотел узнать, существуют ли еще законы, кроме тех, которые были априорно определены при Сотворении мира, – и нашел их в законах астрологии, которые он считал эмпирическими. В этом смысле он был как бы предтечей материалистической теории Карла Маркса, которая стремилась привязать прогресс к законам, действующим в применении к материи. Ралбаг считал, что все сотворенное живет в соответствии с предопределением, заданным случайными движениями небесных тел. Человек, однако, обладает способностью размышлять и принимать решения. Он обладает этой способностью потому, что до определенной степени он может представить себе будущее. Влияние небесных тел нельзя изменить, но его результат можно изменить с помощью действий человека, осуществляемых по его свободной воле, и этот результат можно назвать Божественным Провидением, определяющим награду и наказание. Если человек действует в соответствии с правильным пониманием будущего, он будет вознагражден; если же действует неправильно, то будет наказан. С помощью этого механистического подхода Ралбаг устраняет морально-религиозный принцип, который был важен для Рамбама: Провидение как система взаимоотношений между Богом и человеком.

Рав Хисдай Крескас (1340-1410) поддерживает идею детерминизма, ссылаясь на арабскую философскую традицию, господствовавшую во времена Авиценны. Эта теория утверждает, что выбор человека полностью определен действием предшествующих этому выбору факторов: внутренних факторов, содержащихся в его характере, и внешних факторов, влияющих на его решение. Мы уже встречались с этим взглядом в случае Авнера Бургосского, но, в то время как Авнер долгое время был отдален от иудаизма, а потом вообще перешел в христианство, Крескас полностью идентифицировал себя с иудаизмом. Когда человек с таким мировоззрением отстаивает теорию абсолютного предопределения, это имеет гораздо больше веса для еврейской философии, чем мнение Авнера.

Крескас признает, что «событие может считаться возможным, если смотреть на него с точки зрения индивидуального объекта. С этой точки зрения, человек может по своей воле принимать то или иное решение, и в этом смысле верно, что человек обладает собственной волей. Существование этических заповедей также предполагает, что природа человека не будет предписывать ему то или иное действие, и что человеческий выбор не предопределен. С другой стороны, если мы сконцентрируемся не на индивидууме, а на причинах, которые на него действуют, здесь будет правильно говорить о детерминизме. Человеческая воля как таковая имеет возможность различных альтернатив, но причины, действующие на волю человека, определяют, по какому пути он пойдет в каждый заданный момент. Если поместить двух людей в абсолютно одинаковые внутренние и внешние условия, их решения будут одними и теми же» (Ю. Гуттманн, стр. 270). Это совершенно не самоочевидно, как мы разъясним ниже.

По мнению рабби Иосефа Альбо (прибл. 1380-1444 гг.), идеи Крескаса представляли собой некое отклонение от еврейской традиции. Сам рабби Иосеф Альбо, хоть и был учеником Крескаса, не пошел по его стопам. В своей «Книге Основ» (гл. 4) он различает три типа человеческих поступков:

A.   Поступки, совершенные абсолютно добровольно – как те, которые совершены легко и естественно, так и те, для которых человеку пришлось приложить немало стараний и усилий, и за которые он достоин похвалы или осуждения. Такие поступки могут быть заповеданы или, наоборот, запрещены, и за них человек получает награду либо наказание Поступки такого типа не определяются предшествующей цепочкой причин (Крескас не признавал существования такого типа поступков).

Б. Абсолютно неизбежные поступки – как те, которые предопределены природой, так и те, которые предопределены Всевышним. Эти поступки вообще не контролируются человеческим свободным выбором.

B.  Поступки, которые являются сочетанием первых двух типов – то есть, определяются и свободным выбором, и волей Всевышнего. Поступки такого типа являются результатом сочетания усилий человека и Божественного Провидения. «Большинство человеческих поступков, которые являются результатом Божественного Провидения, посылающего их человеку в качестве награды или наказания, – это поступки такого типа (выделено мной – Б.Ф.). По рабби Альбо (там же, 1:9) положение о свободе выбора является «основой всех поступков, соглашений, доброжелательного поведения, с помощью которых мы достигаем того положения, без которого мы не можем продолжать жить»

* * *

Мы сделали здесь краткий обзор взглядов выдающихся еврейских философов на этот вопрос. Большинство из них были верующими богобоязненными евреями, соблюдавшими еврейские заповеди. Несмотря на это, спектр их мнений весьма широк – от признания полной свободы выбора до полного детерминизма, отрицающего какую бы то ни было свободу выбора. Иудаизм, по-видимому, позволяет здесь большую свободу внутри границ основ веры.

Понимание этого разнообразия взглядов может помочь нам продвинуться в направлении новых подходов к этому старому парадоксу. Мы посвятим следующий раздел нашим собственным поискам пути понимания этого кажущегося парадокса.

10. другой подход к парадоксу «все предвидено, но свобода выбора дана»

А. Свобода выбора – метафизическое понятие

Понятие свободы выбора можно понимать в рамках закона причинно-следственной связи. Мы, как правило, так объясняем этот закон: в природе все находится в постоянном движении и развитии, каждое событие имеет одно или несколько предшествующих ему событий, которые являются его причинами. Например, если стукнуть по столу, это вызовет шум – значит, мы можем сказать, что удар по столу – это причина, а шум – следствие. Когда мы бросаем камень вверх, он падает. Бросание камня – это причина его падения, а падение – следствие. Если мы говорим о причине и следствии, два действия должны связываться между собой законом. В данном случае закон гравитации соединяет бросание камня (причину) и его падение (следствие).

Изучение связи между событиями приводит нас к закону о причинно-следственной связи. Казалось бы, каждое событие в мире имеет причину – какие-нибудь предшествующие события вызывают последующее, которое является результатом предыдущих. Но у закона причинно-следственной связи нет доказательств. Более того, Юм доказал, что мы не можем логически вывести такой закон с помощью экспериментов и наблюдений, сколько бы экспериментов ни ставили. Юм не доказал неверность закона причинно-следственной связи, он лишь показал, что этот закон не выводится логическим путем из экспериментов. Из этого мы можем заключить, что закон причинно-следственной связи (если он существует) является законом метафизическим.

Утверждение, что всякое событие в мире имеет причину или систему причин, однозначно ведущую к какому-то определенному явлению, – это детерминистское утверждение. Если некое событие однозначно определяется предыдущими, значит, эти предыдущие события однозначно определялись событиями, предшествующими им. Если мы дойдем так до сотворения мира, то сделаем вывод, что все события в мире были заранее предопределены. Это означает, что и разумные существа, люди, подчиняются закону причинно-следственной связи. Но это предположение противоречит идее свободы воли. Если мы допустим, что человек обладает свободой воли, то мир перестанет быть детерминистским, даже если материя, может быть, и подчиняется полностью закону о причинах и следствиях. Но как же нам все-таки решить, обладает человек свободой выбора, или нет? Рабби Крескас говорит, что если два человека находятся в абсолютно одинаковых внутренних и внешних условиях, они принимают одинаковые решения. Но это неубедительно и не является логическим доказательством, поскольку не бывает двух людей, которые принимают решения одинаково. Более того, никакой эксперимент не может подтвердить или опровергнуть это различие, и, если они придут к разным решениям, это будет вполне естественно. Если «внутренние условия одинаковы», то получается, что мы говорим о двух одинаковых людях, и тогда утверждение, что они примут одинаковые решения, является не логическим следствием, а неявным предположением, что свободы воли нет.

Идея свободы выбора не базируется ни на каком логическом предположении; она основывается на непосредственном знании, прямом опыте человека. Я уже цитировал (в разделе 1:2) слова Иммануила Канта: «...Самой утонченной философии, так же как и самому обычному человеческому разуму, не возможно устранить свободу (выбора) какими бы то ни было умствованиями (Wegzuvernunfteln)». Поскольку мы не можем ни доказать, ни опровергнуть свободу выбора, это убеждение является, в сущности, вопросом веры. Это фундаментальная идея, глубоко укорененная в человеческом сознании, некий прототип веры в Бога, которая тоже является непосредственным прямым переживанием и не может быть логически доказана.

Б. Два типа развития – материальное и духовное

Мы определили два типа развития: развитие материального мира, управляемого законами природы, и развитие человеческого разума. Закономерности материального мира могут подчиняться закону причинно-следственной связи. Причинность может иметь детерминистский характер, при котором всякое событие несомненно вызвано предшествующими ему. Но детерминизм не обязательно присущ всем событиям материального мира. Пример недетерминистского закона – квантовая механика, в которой некое событие или серия событий могут вызвать некий результат. Это означает, что заранее не определено, к какому именно результату приведет предсказанное событие – законы квантовой механики лишь определяют вероятность различных возможностей.

Развитие в области человеческого разума имеет совершенно иной характер. В этой области то, какой из возможных вариантов будет реализован, определяет воля человека. Выпускник школы может выбрать, какое академическое или профессиональное образование он получит, даже в какой местности он будет учиться. Он сам выбирает одну из возможностей. Это в корне отличается от индетерминизма законов квантовой механики, где спектр возможностей носит случайный характер, описываем вероятностным распределением. Решение человека, как правило, разумно, или, по крайней мере, может быть таковым. Оно достигается цепочкой рациональных соображений. В нашем примере эти соображения могут быть такими: интерес к определенной профессии, престиж учебного заведения, возможность заработать на жизнь с помощью выбранной профессии, и т.п. Как правило, решения человека принимаются на основании его системы ценностей, то есть его убеждений и воспитания. Иногда в принятии решений принимают участие и эмоции. Но и в этом случае это совсем не похоже на случайный характер законов квантовой механики.

Таким образом, можно выделить две совершенно отдельные системы: материальный мир с его законами, законами природы; и человеческий разум и душу. Как мы уже отмечали, Поппер называет материальный мир миром 1, а мир духовный – миром 2. Эти два мира, безусловно, связаны, и мы говорили об этом, когда рассматривали «психофизическую загадку» (гл. 1.1), вопрос о теле и душе. Согласно еврейскому подходу, мир души соединен с Богом.

В целом наш мир, включающий в себя и материальный, и духовный мир, а также Божественное Провидение, не является детерминистским, поскольку в нем есть свободная воля человека и Божественное Провидение. Это можно заключить независимо от того, является ли детерминистским материальный мир. Связь с миром 2 (разум человека и его душа) дает нам индетерминистскую Вселенную.

В. Знание будущего

Может ли индивидуум знать будущее? Предположим, что человек обладает свободой выбора. Я утверждаю, что знание индивидуумом будущего противоречит его свободе выбора. Определенное действие, совершенное в результате свободного выбора, порождает определенную цепочку событий. Теперь давайте предположим, что в противоречие моему предыдущему утверждению, некий человек может предсказать результат цепочки событий, порожденной поступком, который он решил совершить. Если он приходит к выводу, что этот результат нежелателен, он, возможно, захочет применить свою свободу выбора, чтобы совершить другой поступок, который даст более желательный результат. Это, однако, противоречит возможности знать будущее, и если это так, то, значит, не может быть однозначного предсказания будущего (или, не может быть однозначного будущего). Например, человек собирается купить определенный товар. Будучи способен знать будущее, он может предвидеть, сколько будет стоить этот товар на следующей неделе. Допустим, он знает, что цена товара упадет, и он потеряет деньги. Тогда человек изменит свое решение – ведь оно приведет к денежным потерям – и купит другой товар или вообще ничего не купит. В этом случае получится, что предвидение его ошибочно, и человек не может предсказать собственное будущее. Такое предсказание противоречит свободе воли человека. Но мы можем сделать и более широкий вывод: индивидуум вообще ничего не может предсказать по той простой причине, что результаты его решений зависят еще и от решений других индивидуумов, которые вступают с ним во взаимоотношения в процессе покупки товара. Иными словами, человек не является замкнутой системой.

Теперь мы обсудим знание будущего в рамках некой системы, например, определенного человеческого общества. Человеческое общество является в какой-то степени замкнутой системой, во всяком случае, таковой мы можем его считать (тоже лишь с определенной точки зрения, потому что для Бога она все-таки открыта). Когда мы говорим о системе, мы предполагаем, что между ее компонентами существует какое-то взаимодействие. В нашем примере индивидуумы и общество могут взаимно влиять друг на друга благодаря обмену информацией. И в обществе тоже предварительное знание будущего противоречит свободной воле общества совершать различные поступки. Знание будущего меняет поступки, и эти изменения влекут за собой другое будущее. Это означает, что знание будущего меняет будущее. Следовательно, знание будущего невозможно для системы, для общества, так же, как оно невозможно для индивидуума. Возьмем для примера Америку 1939 года и предположим, что Альберт Эйнштейн предвидел применение атомной бомбы в 1945 году. Более того, он знал бы (в рамках своего знания будущего), как производится атомная бомба. В этой ситуации Эйнштейн поделился бы этой информацией с другими учеными. Америка собрала бы все свои ресурсы, и атомная бомба была бы готова гораздо раньше 1945 года, скажем, в 1940-м. Если предположить, что сбрасывание атомной бомбы привело бы к поражению фашистской Германии, можно заключить, что война окончилась бы в 1940 году. И снова мы приходим к внутреннему противоречию – знание будущего меняет ожидаемое будущее.

В этом разделе мы не использовали никаких теологических или религиозных доводов, только чисто логические. Нашей исходной посылкой было то, что система может менять решения и выполнять их, когда появляется новая информация. В случае индивидуума эта способность является частью свободы выбора, а «свобода выбора системы» – это производная индивидуальной свободы выбора.

После того, как мы продемонстрировали невозможность предвидения будущего, зададим вопрос: как же наука может делать предсказания? Классическая (не квантовая) физика предполагает, в принципе, полное разделение между субъектом и объектом. Экспериментатор (субъект) влияет на объект своего наблюдения, в незначительной степени, такого рода влиянием можно пренебречь. Внешний наблюдатель, не вовлеченный в систему, может предсказать будущее (Это означает, что предварительное знание не влияет на систему до тех пор, пока наблюдатель не сообщает системе свое предсказание). Но классическая физика – это лишь некое приближение к реальности. На самом деле экспериментатор все-таки влияет на объект исследования. Квантовая физика учитывает взаимовлияние между объектом и субъектом. В микромире элементарных частиц не существует полного разделения между субъектом, инструментом эксперимента, и объектом. Это не означает, что квантовая механика не может предсказать будущее; точность предсказания, однако, имеет ограничения. С этими ограничениями связан известный принцип неопределенности. Мы начали с простых логических соображений, а заканчиваем квантовой физикой.

Теперь мы можем задаться вопросом: как совместить все сказанное выше с Божественным предвидением, которое является одним из проявлений Его всемогущества? Мы показали, что точное знание будущего внутри заданной системы, где субъект и объект совпадают, противоречит логике. Поппер тоже так говорит в своей книге «Открытая Вселенная»:

«Самопредсказание невозможно». Рамбам утверждает, что для Бога нет никакого различия между объектом и субъектом (см. 9.2). Здесь мы должны разъяснить, что всемогущество Бога не распространяется на алогичные понятия. Рамбам приводит пример треугольника, сумма углов которого не равняется 180 градусам. Такой треугольник представляет собой логическое противоречие (в Эвклидовой геометрии) и не может существовать. Соответственно, будет ошибкой сказать, что поскольку «Он не может» создать такой треугольник, значит, Его всемогущество имеет границы. Когда мы говорим, что Бог (сущность и существование которого не поддаются разделению) знает будущее наверняка, в этих словах уже кроется внутреннее противоречие. Здесь не поможет идея, предложенная Раавадом, говорящая о намеренном ограничении власти Бога над человеком. Более того, то, что Бог знает будущее наверняка, ограничивает Его всемогущество, потому что это означает, что и Он сам не сможет изменить то, что Он заранее предвидел. К тому же вмешательство в прошлое не может быть одним из свойств всемогущего Бога: такая возможность привела бы нас к логическому противоречию. Например, предположим, что вы можете совершить путешествие в прошлое, встретить там вашу мать, и убить ее до вашего рождения или помешать ей выйти замуж за вашего отца. Это повлияет на настоящее, в котором вы не можете существовать. Противоречие состоит в том, что вы живы, в то время как вмешательство в прошлое должно привести к тому, что вас не будет.

Невозможность вмешательства в прошлое не является ограничением всемогущества Бога или уменьшением Его власти. Понятие «точного знания будущего Богом» включает в себя внутреннее противоречие и поэтому не может быть применимо к описанию Бога.

Г. Будущее не заложено однозначно в прошлом

Выше мы обсуждали знание будущего. Эти слова означают возможность в определенный момент в настоящем определить что-то как будущее и знать это будущее. Иными словами, настоящее вместе с прошлым – это то, что определяет будущее. Теперь зададим вопрос: возможно ли вообще знать будущее? Мы не можем узнать, определяется ли будущее прошлым (детерминизм), с помощью эксперимента или научных гипотез. Вопрос о детерминизме – это метафизический вопрос. В целом, наука не выводится из эксперимента, а метафизика не выводится из науки. Как мы писали во второй главе, у науки есть статус Божественного откровения. А какой источник у метафизики? И у нее тот же источник, Божественное откровение, засвидетельствованное в Торе.

Я понимаю, что утверждение, что метафизика вытекает из Торы, вызовет яростные нападки тех, кто называет себя атеистами или агностиками. Ну что ж, пусть они найдут другой источник для своей метафизики. Вполне может оказаться, что, по крайней мере, некоторые из их метафизических положений, кажущиеся «самоочевидными», на самом деле являются продуктом еврейской культуры и, таким образом, взяты из того же источника – Торы. Когда Альберт Эйнштейн пытается доказать детерминизм материального мира – метафизическое положение – он тоже обращается к понятию о Боге, говоря: «Бог не играет в кости».

Анализ метафизических основ современной науки не может быть сведен к одному абзацу. Этому посвящена целая книга, «Метафизические основы современной науки» (E.Burtt), где разбираются достижения таких гигантов мысли, как Коперник, Галилей и Ньютон, которые заложили метафизические основы современной физики.

Ньютон (а также и другие, но у него это видно особенно ярко) черпал метафизические основания своей научной мысли в своих религиозных взглядах, которые в том, что касается сотворения мира и его порядка, явно продолжали линию еврейской философии.

Тора начинается с рассказа о сотворении мира. Сама идея сотворения мира уже имеет метафизические следствия. Если мир был сотворен, значит, у него есть смысл. Но если, как утверждают детерминисты, уже первый момент творения включал в себя все его будущее, то развитие мира совершенно излишне! Это означает, что детерминизм приводит нас к заключению о бессмысленности творения. Мы истолковываем это отрицание как утверждение, что верно противоположное: мир не является детерминистским. Человек вносит в мир элемент неопределенности. Мир не может быть полностью детерминированным, если в нем есть человек, обладающий свободой воли. Будущее не заложено в прошлом, и прошлое не определяет явным образом будущее.

Тора подчеркивает верность этого утверждения: «И увидел Бог, что велико зло человека на земле и что весь образ мыслей сердца его зол во всякое время. И раскаялся Бог, что создал человека на земле, и сожалел в сердце своем» (Берешит, 6:5-6). «И растлилась земля пред Всесильным, и наполнилась земля злодеянием» (там же, стих 11). В этих строках утверждается, что действительность, сотворенная Богом, не была изначально скрыта в акте творения, но была результатом действий, осуществленных человеком по его свободному выбору.

«Если по установлениям Моим будете вы поступать, и заповеди Мои соблюдать, и исполнять их, то дам Я вам дожди вовремя, и земля даст урожай свой, и деревья полевые дадут плод свой... Но если не послушаете Меня и не будете исполнять все заповеди эти... попусту истощаться будет сила ваша, и не даст земля ваша урожая своего, и деревья земли не дадут плодов своих» (Ваикра, 26:3, 4, 14, 20)״ «Так все эти люди, видевшие славу Мою и знамения Мои, которые Я совершал в Египте и в пустыне, но испытывали Меня уже десять раз и не слушались голоса Моего, не увидят они страны, которую Я обещал отцам их, и все, кто гневил Меня, не увидят ее!» (Бемидбар, 14:22, 23). Тора ясно определяет здесь и в других местах, что будущее зависит от поступков человека и что эти поступки являются результатом его свободного выбора.

Д. Все предвидено...

Тора считает, что у творения и его развития есть смысл и цель, и придает особое значение истории человечества. Однако свобода воли, данная каждому человеку, может привести к серьезным отклонениям от определенной Всевышним цели, и в этом случае Бог может открыто вмешаться и сделать необходимые исправления. Вмешательство такого рода является чудом, и Тора рассказывает нам о целом ряде таких исправлений. Один из примеров – Потоп: «А Я вот наведу потоп, воду на землю, чтобы истребить всякую плоть, в которой есть дух жизни, из поднебесья; все, что на земле,

–          погибнет» (Берешит, 6:17). Другой пример – Вавилонская башня: «И рассеял их Бог оттуда по всей земле, и они перестали строить город» (там же, 11:8). Третий пример мы видим в Казнях египетских: «И сказал Бог, обращаясь к Моше: «На пути обратно в Египет помни обо всех чудесах, которые Я поручил тебе совершить...» (Шемот, 4:21). Тем не менее, мы можем сказать, что такие откровенные вмешательства

–          исключение, а не правило. Они характерны для ранних этапов развития человечества и еврейского народа, когда сами люди еще не были вполне зрелыми. На более поздних стадиях исторического развития (стадии «зрелости» человечества) явного вмешательства Бога уже больше не видно. Рав Кук связывает слово «история» с еврейским словом «хестер», «сокрытие»: история развивается, когда Бог скрывает Свое лицо. Это означает, что в наше время Божественное Провидение не показывает себя открыто, и поэтому нам его обычно не видно.

Мы показали, что человеческая история имеет смысл. Божественное Провидение определяет направление и цель развития человечества. В иудаизме Бог – это Бог истории. Заповеди Бога имеют историческое значение. Человек

–   партнер Творца в процессе человеческого развития. Но мы все-таки не можем объяснить, как Бог движет человечество в определенном направлении, если сам человек обладает полной свободой выбора. Парадокс рабби Акивы противопоставляет не свободу воли человека и Божественное знание будущего каждого индивидуума во всех подробностях. Скорее, парадокс этот говорит о том, что история развивается в определенном направлении, установленном Богом, несмотря на то, что каждый индивидуум обладает свободой выбора. Тора демонстрирует нам предопределенное развитие, которое происходит несмотря на осуществление конфликтующих стремлений индивидуумов, – возьмем, к примеру, историю об Иосифе и его братьях в книге Берешит. Некоторые комментаторы видят в том, что Израиль перешел в землю Гошен в Египте, звено Божественного плана. В земле Ханаан еврейское меньшинство подвергалось опасности ассимиляции и вовлечения в идолопоклонскую ханаанейскую культуру. Напротив, в земле Гошен сыны Израиля с местным населением контактов почти не имели. Этот план был претворен в жизнь индивидуумами, каждым из которых двигали свои желания и своя свободная воля. Эти желания не всегда имели положительную окраску. Иосиф вел себя заносчиво по отношению к своим братьям. Братья сначала хотели его убить, но потом продали ишмаэлитам. Намерения жены Потифара тоже были отнюдь не чистыми. Тора полна таких примеров – и в конце концов, все эти люди своими руками осуществляют план Бога.

Парадокс заключается в том, что будущее развитие событий запланировано заранее (все предвидено), но люди осуществляют его своими поступками, совершенными по их свободной воле (но свобода дана). Предположение, что все предвидено, не противоречит правилу Поппера: «Самопредсказание невозможно»: большинство понимало это как знание будущего развития каждого индивидуума. Проблема здесь не в том, что Бог не может знать будущее каждого индивидуума. Будущее индивидуума, который обладает свободой воли, не может быть определено, тогда как для того, чье будущее четко определено, этика и заповеди не имеют смысла. Поэтому знание определенного индивидуального будущего – это терминологическое противоречие, поскольку оно не существует. Проблема не в том, что мы не можем понять природу Божественного знания, как говорит Рамбам, а в том, что мы не можем знать индивидуальное будущее, поскольку оно не существует в настоящем. Невозможно знать то, что не существует. Неопределенность будущего – это результат свободы выбора каждого индивидуума. Более того, для каждого отдельного человека неопределенность будущего является максимальной.

Человек не способен все понять и объяснить. Раньше или позже, мы сталкиваемся с тайной мира, которую знает только Всевышний. «Ты знаешь секреты Вселенной и сокровенные тайны всего живого» (из молитв в Йом-Кипур – Судный День). Для того чтобы еще заострить этот парадокс, приведем аллегорию, основанную на квантовой физике. Впрочем, этот пример – нечто большее, чем аллегория, для тех, кто верит в единство мира, пример из материальной части мира может отражать и общие законы, управляющие и материальной, и духовной сферами. Возможно, и различие между ними – это результат ограниченности человеческого интеллектуального восприятия. Независимо от этого, мы намеренно берем пример из квантовой физики, поскольку в ней объект и субъект полностью не отделены друг от друга.

Мы приводим ниже описание эксперимента с двумя щелями. Для того чтобы описать этот эксперимент и понять его следствия, не нужно быть специалистом в квантовой физике. Нужно только знать, что этот эксперимент может быть произведен, и он производился бесчисленное множество раз, в различных вариациях. Пучок электронов (или других частиц) посылается на экран с двумя щелями. Часть этих электронов проходит через щели и достигает второго экрана (см. картинку). Мы можем посылать электроны по одному или несколько сразу. Когда электрон доходит до экрана, на экране появляется черная точка. Квантовая теория утверждает, что мы принципиально не можем предсказать точное место соприкосновения конкретного электрона с экраном. Не существует закона, который задает электрону точный путь. Теория может только вычислить вероятность, с которой электрон попадет на какое-то конкретное место экрана, но для того, чтобы подсчитать эту вероятность, нужно послать большое количество электронов. Поскольку никакой закон не определяет путь конкретного электрона, физики метафорически называют это свойство электрона его «свободой выбора».

В этой аллегории электрон символизирует человека, который свободен выбрать свою дорогу – «свобода дана». Что символизирует «все предвидено»? Если мы посылаем на экран очень большое количество частиц одну за другой, через доску с двумя щелями, то постепенно, с течением времени, появляется волновая картина (которая не является, как мы могли бы ожидать, простым наложением картин, созданных отдельными частицами, проходящими каждая через свою щель). Законы квантовой физики предсказывают нам эту картину, хоть они и не могут предсказать путь, который проходит каждая частица в отдельности.

Этот пример, описывающий реальный мир, является зримой иллюстрацией противоречия между неопределенностью, характеризующей индивидуума (в нашем примере – электрон) и определенностью, характеризующей результаты действий многих индивидуумов.

Как объясняет квантовая физика (или физика вообще) этот странный эксперимент, центральный для квантовой физики? Физика не может его объяснить! Ричард Фейнман пишет: «Быть может, вам все еще хочется выяснить: «А почему это? Какой механизм прячется за этим законом? Так вот: никому никакого механизма отыскать не удалось. Никто в мире не сможет вам «объяснить» ни на капельку больше того, чем «объяснили» мы (то есть, дали описание эксперимента и привели соответствующие уравнения квантовой механики)» (Лекции Фейнмана по физике, 3, стр. 214). Таким образом, мы видим, что даже в физике существует парадокс: «все предвидено, но свобода дана».

Я сам понимаю фразу «все предвидено» как относящуюся не к будущему каждого конкретного индивидуума, но к Божественному плану, который непременно исполнится, несмотря на то, что индивидуум обладает свободой выбора. Я понимаю здесь под словом «индивидуум» как отдельного человека, так и целую общину. Например, вторая часть молитвы Шма (Дварим, 11) утверждает, что дарование дождя зависит от того, соблюдают ли евреи заповеди.

Е. «Я буду тем, чем Я буду». (Шемот, 3:14)

Когда Всевышний открывается Моше из горящего куста, Моше просит Его сказать ему Его имя. Бог отвечает:

«אהיה אשר אהיה» – «эhьэ ашер эhьэ». Эту фразу переводили по-разному.

Один из переводов (Holy Scriptures, издательство Корен, 1988) понимает ее как: "I will be ever what I now am." «Я всегда буду тем, кто Я сейчас». Из этого мы можем заключить, что то, кем «Я буду» однозначно определено тем, «что Я сейчас». То есть, настоящее полностью определяет будущее – полный детерминизм. Я понимаю эту фразу совершенно иначе (дословно): «Я буду тем, чем Я буду». Будущее («Я буду») определяется будущим развитием («тем, чем Я буду»). Развитие – это реализация Божественного плана, Божественного замысла, посредством людей, обладателей свободы выбора. Так Бог направляет человеческую историю и руководит ею. Он заранее определил ее общий план (ср. последнюю картинку в нашем примере с электроном), но осуществление его зависит от человечества. В течение хода истории появляются новые сущности и явления, которые не присутствовали при создании плана. Исторические события, которые не были заранее предусмотрены, порождают новые развития. «Я буду тем, чем Я буду», означает, что будущее определяет будущее, тогда как Божественный план предопределен.

Ж. Резюме

«Все предвидено, но свобода дана». Многие еврейские философы понимают это как противоречие между знанием всемогущего Бога будущего каждого индивидуума и свободной волей человека. Я не претендую на то, чтобы разрешить этот парадокс, но мне кажется, что он лежит в несколько иной плоскости.

а) Рамбам уже отмечал, что знание будущего невозможно потому, что мы не можем отделить субъект от объекта. Рамбам утверждает, что человек не может понять природу Божественного знания – таким образом, он освобождает себя от необходимости разрешать этот парадокс. Для него нет противоречия между наличием свободы выбора – чем-то, что мы можем считать, что понимаем, – и знанием Бога, которое мы понять не можем. Раавад, в отличие от него, говорит, что Бог ограничивает свою возможность знать будущее. Другие еврейские философы отстаивают различные другие точки зрения и метафизические подходы, среди них можно отметить крайние позиции Авнера Бургосского и рабби Крескаса – полный детерминизм одного и отрицание свободы выбора другим. Мой подход основывается на предположении, что мы не можем приписывать Богу качества, противоречащие логике. Полное самопредсказание противоречит логике. Поскольку для Бога нет разделения между объектом и субъектом, предположение, что Бог точно знает будущее, нелогично.

б)         Творец наделил человека жизненно важным свойством – свободой выбора. Поскольку наш мир включает в себя создания, обладающие свободой выбора, он не детерминистичен. Будущее не определяется прошлым однозначно. Мы не можем предсказать будущее, потому что само будущее не определено однозначно. Это верно и в целом, но в отношении индивидуума это имеет особый смысл – неопределенность будущего для индивидуума вызвана его свободой выбора. Мы не можем знать то, что не существует. Поскольку будущее индивидуума явно не существует, и, разумеется, оно не определено настоящим (поскольку существует свобода выбора), значит, оно не может быть известно наверняка. Человек вносит в мир неопределенность, и люди определяет историческое развитие. У каждого человека есть собственная воля, и воли разных людей могут сталкиваться. Благодаря свободе выбора они могут осуществлять свои намерения и желания – по крайней мере, частично, насколько позволяют жизненные обстоятельства.

в)         Истинный парадокс принципа «Все предвидено, но свобода дана» – это не противопоставление Божественного знания будущего человеческой свободе выбора, но осуществление Божественного плана несмотря на индивидуальную свободы выбора. По моему мнению, истинное значение слов «Все предвидено» – это заявление о существовании Божественного плана, пункта назначения исторического развития. Истинный парадокс - это то, как осуществляется Божественный план в рамках человеческой истории, посредством человеческих поступков – при том, что человеком движут противоречивые устремления, и он обладает полной свободой воли. Пример из квантовой механики, приведенный нами выше, иллюстрирует этот парадокс в неодушевленном мире.

ГЛАВА 5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы рассмотрели здесь два противоположных взгляда на мир и пришли к выводу, что один из них основывается на слепой вере, тогда как второй – рационален. Какой из них основывается на слепой вере, а какой – на рациональных рассуждениях? Слепую, нерациональную веру мы нашли в материалистическом, натуралистическом восприятии мира и вообще в «светском», лишенном Бога подходе. В противоположность этому, мы показали рациональность мировоззрения Торы и иудаизма.

1. Душа и тело

Мы начали с обсуждения самой важной для каждого человека вещи: его души. Понятия «души» и «свободы выбора» взаимосвязаны, к материальному же миру они отношения не имеют. В соответствии с материалистическим мировоззрением, все в мире, включая внутренний мир человека, его «я», – все является производной материи и физического мира, который включает в себя свет, фотоны и другие элементарные частицы.

Эта слепая вера не основывается ни на экспериментальном, ни на теоретическом доказательстве. Это все равно, что сказать, будто наш мозг определяет наши мысли, и разум – это то же самое, что мозг. В нашей речи уже появились выражения, подтверждающие, что эта идея получила большое распространение: аналитический мозг, еврейский мозг, и т.п.

Но это и в самом деле слепая вера. Мы посвятили первую часть этой книги тому, чтобы показать, что этот подход нерационален. Я вернусь здесь к некоторым аспектам этого вопроса. Это – метафизическая тема. Материалистический взгляд на этот вопрос носит такой же метафизический характер, как и взгляд иудаизма. Это означает, что мы не можем вывести их из эксперимента, так же, как нельзя вывести метафизику из науки. В любом случае, мы можем оценить, является тот или иной метафизический подход рациональным. И как же?

Предположим, что действительно, в соответствии с материалистической догмой, материя (мозг) определяет наши мысли. Это предположение приведет нас к нерациональным выводам. Ни логическое мышление, ни вера не определяют наше поведение – только движение атомов и молекул в мозгу. Я повторю здесь утверждение Поппера: «Я не стану утверждать, будто я доказал, что учение материализма неверно. Но думаю, что показал, что материализм не имеет права утверждать, будто он основывается на рациональных доводах в соответствии с законами логики. Может быть, материализм и верен, но он не сочетается с рационализмом, с правилами критического спора, поскольку для материализма эти правила – всего лишь иллюзия, или идеология» (The Self and Its Brain, р. 81).

Таким образом, материалистическое мировоззрение – это лишь слепая вера, оно нерационально. Мы уже показали выше, что всякая «светская» вера нерациональна, и мы к этому еще вернемся.

Мы подчеркивали, что нет ничего более реального в мире, чем человеческое «я». Как сказал Рассел: «Я думаю, то, что мы знаем, не нуждаясь для этого в логических доказательствах, – это и есть наша интеллектуальная сущность». Вера в единого Бога, которую евреи приняли как Божественное откровение и которую передали всему человечеству, эта вера соединяет мою душу, мое «я», Божественным интеллектом, с Бесконечным Разумом, а не с материей, как нас учит материализм. Иудаизм – это не слепая вера, он основывается на многочисленных библейских свидетельствах, рассказывающих нам о связи с Божественным. Именно в этой-то вере и существует рациональность, чего нет в материализме. Иррациональность материализма происходит из убеждения, что человеческий интеллект связан с материей, и материя направляет интеллект. Еврейский же взгляд соединяет человеческий интеллект с Бесконечным Разумом Всевышнего. Эта связь – залог рациональности еврейского подхода.

2. Наука

Поппер считает себя светским реалистом. Он и другие светские философы успешно критиковали материализм и показали его нерациональность. Что же означает «светский?» Во вступительной главе мы привели словарное определение этого слова: «не святой, не связанный с религией, со святостью веры». Нематериалистический дуалистический светский подход, который признает реальность двух сущностей, материи и духа, занимает особое место в системе научного познания. Эйнштейн и Поппер признают тот факт, что мир можно до какой-то степени понять – это величайшее чудо мироздания. В этом уже видно банкротство светского подхода, признание его нерациональности. Если создание какой-то фундаментальной теории – это чудо, как говорит Поппер, тогда «светское» объяснение научного познания уже нерационально. Так же, как материализм не может ответить на вызов, который бросает ему проблема души и тела, так и нематериалистический светский подход не может ответить на вызов проблемы понимания мира.

Иудаизм предлагает рациональное объяснение возможности постижения мира (см. выше, гл. 2, и мою статью «Comprehensibility of the world: Jewish outlook», BDD [Bar Ilan University], № 9 – лето 1999, 5-21). Человеческий интеллект, сам по себе, не может создать новую научную теориюex nihilo. Но в соответствии с еврейским мировосприятием, человеческий интеллект связан с Бесконечным Разумом. Создание новой теории является, по сути дела, Божественным откровением. Величайшие светские философы – такие, как Юм, Кант и Поппер – видели в этом неразрешимую загадку: как может возникнуть новая научная теория? Но иудаизм дает этому рациональное объяснение.

Если мы игнорируем Божественный источник нашего знания (или не замечаем его), мы впадаем в слепую веру в законы природы. Мы полагаем, что с помощью интуиции или чудесной случайности нам удалось предложить новую теорию, которая в точности соответствует результатам экспериментов. Откуда мы можем быть уверены, что эта теория позволит нам правильно предсказывать результаты будущих экспериментов или хотя бы одного из них? Не существует никакого рационального доказательства, что на основании какой бы то ни было теории можно предсказать будущее; принцип индукции тоже не является правильным. При светском подходе это – лишь слепая вера. Вообще светский подход к научному познанию нерационален и заключается только в слепой вере. Иудаизм же предлагает рациональное объяснение.

3. Эволюция

Тот факт, что в развитии жизни на земле имела место некая цепочка событий, не доказывает истинности теории эволюции. Даже если эта цепочка имела эволюционный характер, этого недостаточно для того, чтобы установить закон природы. Одноразовое историческое событие не может служить основанием для установления закона природы, и процесс эволюции не доказывает, что и в будущем она будет происходить. Как сказал Поппер:

«...Не существует закона эволюции, имеется лишь исторический факт изменения растений и животных, или, точнее, факт того, что они изменялись. Представление о наличии закона определяет направление и характер эволюции – и это типичная ошибка науки девятнадцатого века, происходящая из общей тенденции приписывать «природному закону» (the Natural Law) ту функцию, которая традиционно приписывалась божеству (K. Popper, Conjectures and Refutations, р. 340).

И в самом деле, закона эволюции не существует. А что же есть? Здесь я должен объяснить очень важный общий принцип. Понятие «эволюция» применяется к любому медленному, постепенному изменению какой-либо сущности. Существуют две парадигмы развития. Одна следует законам природы, как, например, космологические теории. Вторая парадигма относится к жизни человека, истории и личным биографиям человеческих существ. Эта вторая парадигма характеризуется понятием creatio ex nihilo (сотворение из ничего), или открытостью для Бога. Эволюция включает в себя много событий, которые подпадают под категорию сотворения: сотворение самой жизни, сотворение различных видов, человека с его творческой способностью и свободой выбора, сотворение человеческого гения. Все это – и многое другое – сотворение из ничего.

Рациональное объяснение, которое объясняет creatio ex nihilo и указывает на возможность развития, содержится в одном из фундаментальных понятий иудаизма – Божественном Провидении. Не закон эволюции, а Божественное Провидение – вот что руководит развитием жизни на земле.

Что касается светского подхода, то он не способен дать понятию creatio ex nihilo рациональное метафизическое основание и вынужден воспринимать его как чудо.

4. История

Ясно, что мы не можем применить к историческому развитию человечества парадигму первого типа. В истории нет никакой закономерности, тенденции или направления. Только материалистические школы придумали такие идеи, как историческая закономерность, и они уже устарели. Тем не менее, «светская интеллигенция» отказывается это признавать.

Альтернатива этому устаревшему подходу – признание роли Божественного Провидения в истории. Но эта альтернатива содержит также парадокс «все предвидено, но свобода дана». Бог, сотворивший человека, дал ему свободу воли и предоставил ему самому выбирать. Бог ведет человечество в направлении заранее заданной цели – «все предвидено». Но реализацию этой цели он отдал в руки наделенного свободой воли человека – «свобода дана». Секрет Божественного Управления заключается в невидимом противостоянии Бога и человека, также как и в участии человека в Божественной драме. Свобода выбора означает, что человек сам определяет этапы своего будущего. Каждый этап зависит от выбора человека, но результаты действий человека зависят также и от существующих ограничений. Будущее индивидуума не заложено в его настоящем и прошлом, и поскольку невозможно в настоящем знать то, чего еще нет, мы не можем знать индивидуальное будущее человека. Знание Бога – «все предвидено» – касается Божественного плана, конечного пункта назначения. На протяжение веков еврейские философы приписывали Богу именно знание индивидуального будущего и видели в этом знании парадокс, противоречащий положению «свобода дана». Но я считаю, что истинный парадокс, содержащий в себе суть Божественного Провидения, заключается в том, как реализуется Божественный план человеческой истории через поступки человека, с его разнообразными страстями и его свободой воли.

 

Оригинал: http://www.berkovich-zametki.com/2016/Zametki/Nomer7/Fajn1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 995 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru