litbook

Non-fiction


Заметки о Войне за независимость. Часть I. Игра в шахматы при определённой самостоятельности фигур+2

“There are some who pressed the trigger and some who pulled the strings”
(«Есть те, кто нажимает на спусковой крючок, и те, кто дергают за ниточки»).

Рене Невиль, французский генеральный консул в Иерусалиме в 1946-1952 годах, в разгар осады Иерусалима «Арабским легионом» под командованием Глаб-паши (генерала Джона Баготта Глабба)

 

Высказывание «Если хотите разобраться в предмете — напишите о нем книгу» приписывается Дизраэли. Даже если это апокриф, оно все равно остается верным. Именно так и появилась эта статья.

Итак, участники: Великобритания, играющая привычную партию управления колониями. Франция, не надеющаяся выиграть, но твердо рассчитывающая испортить игру Великобритании. США, вообще играющие свою игру. Ирак, Сирия, Ливан, Трансиордания, Египет и Палестина, назначенные пешками в игре. Многочисленные шпионы и авантюристы, часто путающие на какую страну они работают, подталкивающие «пешки» с клетки на клетку. Призовой фонд — привилегированное положение в нефтеносном районе.

И в центре этого политического детектива — борьба евреев за свой национальный дом в Палестине.

 

Преамбула

В израильской истории Война за независимость занимает особое место. К сожалению, эта война до сих пор не закончилась, она меняет формы и методы, какие-то участники выбывают, но появляются новые. Войны не заканчивается, пока не решены проблемы.

О Войне написано много исследований, сказано много слов, но вопросы всё множатся и множатся.

На Израиль одновременно напали армии пяти государств — Египта, Трансиордании, Сирии, Ливана и Ирака. В войне также участвовали: Саудовская Аравия, Судан и Йемен.

Для такой совместной акции нужен единый руководящий орган, координирующий военные действия. Что это за орган — не ясно. На роль такого органа есть всего один кандидат — Арабская лига. В июне 1946 года в сирийском Блудане, горном курорте в 60 км к северо-востоку от Дамаска, в импозантном «Гранд-отеле» проходила четвертая сессия ЛАГ. Она должна была определить отношение арабских государств к западным державам, подход к палестинской проблеме и решить, какая помощь может быть оказана палестинцам.

Речей там было много. О том, что необходимо сделать бойкот Израиля частью «символа веры арабских народов», о том, что «бойкот сионистских товаров и продукции» должен охватить все арабские страны, о том, что необходимо принять законодательство, которое сделало бы продажу земли сионистам преступлением, о создании Высшей арабской исполнительной власти Палестины для объединения различных палестинских группировок против сионистов…

Всё это требует денег, а платить не хотелось никому. Большее понимание находили малобюджетные идеи, в частности, что арабские страны не смогут помешать арабским добровольцам, желающим поддержать арабов Палестины деньгами, оружием и личным участием в вооруженной борьбе. Но решения о создании какого-то общего штаба или какого-либо координирующего органа — его не было.

Причина достаточно понятна. Король Трансиордании Абдалла особого доверия у соседей арабов не вызывал, никто не хотел отдавать свои войска под команду какого-то вполне возможно нелояльного штаба… А король Саудовской Аравии его просто ненавидел. У короля Абдаллы имелся хорошо подготовленный «Арабский легион». Он финансировался Великобританией, был неплохо вооружен, руководили им британские офицеры. В его состав входили свыше 6000 солдат (4 бригады и 7 отдельных полков), да еще и пограничная служба, насчитывающая около 3000 солдат. Командовал Легионом английский генерал Джон Баготт Глабб, арабы его звали Глабб-паша.

Англичане не зря тратили на него деньги, «Арабский легион» Глабба в 1941 г. оперативно подавил антианглийское восстание Рашида Али в Ираке. Восставшим арабским националистами настало время «считать раны, товарищей считать». Недосчитались очень многих — генерал Глабб не был сентиментален.

Последствия быстрого подавления беспорядков были стандартными. Сразу после падения Рашида Али и его «Национального правительства обороны», в Багдаде решили, что именно евреи помогали англичанам. Начался еврейский погром, сегодня известный как «Farhud». Еврейский квартал был разгромлен, около 120 евреев было убито и около 850 получили ранения. А потом иракские полицейские решили, что достаточно, и навели порядок. Боевые патроны бывают очень убедительны. К наведению порядка Джон Глабб отношения не имел, погром интересам Великобритании не угрожал.

Король Иордании Абдалла с Джоном Бэгот Глаббом (Глабб-паша) за день до его убийства

 После разгрома Рашида Али арабы еще больше уверились, что опасаться короля Абдаллы у них есть достаточные основания.

Как бы то ни было, скоординированное нападение на Израиль состоялось. В таком случае предположение о наличии какого-то если не кукловода, то координатора становится вполне обоснованным.

Что представляли из себя армии Египта и Сирии?

Это были вооруженные люди, одетые в форму и в общем-то готовые защищать режим, подавляя всякое неизбежное на Востоке желание любого активного политика устроить государственный переворот. Если нужно, они его и сами организуют. Для полицейских функций они годились, а вот воевать на каком-то удалении от своего государства — не очень. Кроме того, в случае поражения вернувшиеся домой военные обвинят в нём своих королей, министров (евреев, за компанию), но только не себя, и быстренько устроят военный переворот, что, собственно и было сделано.

Понимали ли это арабские руководители? — Вполне.

Готовы они были рисковать своими тронами и жизнями ради палестинских арабов? — Вряд ли.

 А раз так, то должна быть достаточно серьезная и скрытая причина участия их армий в Войне за независимость. В чем она? Причины, как всегда, в днях прошедших.

 

Экскурс в историю

Первая мировая война показала, что нефть в ближайшем будущем станет одним из важнейших ресурсов в военных действиях. Танки, самолеты, флот, все они ничего не стоят без топлива. Ну и, само собой, без транспортных средств не перебросишь войска, не обеспечишь армии необходимое снабжение. Союзники производили тысячи единиц транспортных средств для поддержания военных действий. Углем было не обойтись.

·     В Месопотамии.

«Английская партия»

Незадолго до войны Англо-персидская нефтяная компания, сегодня она называется British Petroleum, в 1908 году в горах северо-западной Персии в Масджид-и-Сулейман нашла нефтяное месторождение.

По мере продолжения войны, нефть становилась все более важным ресурсом и ее нехватка все более пугала английских штабных планировщиков. Сэр Морис Хэнки, секретарь британского военного кабинета, написал министру иностранных дел Артуру Бальфуру о том, что нефть приобрела жизненно важное значение для Великобритании, и что запасы нефти в Месопотамии будет иметь решающее значение в будущем. Он писал: «Контроль этих поставок нефти становится главной целью войны».

В августе 1918 года Бальфур заявил премьер-министрам британских доминионов, что Британия должна быть патроном Месопотамии, чтобы обеспечить ключевой ресурс, которого не хватает Британской империи. «Меня не волнует, как мы будем контролировать нефть, но мне совершенно ясно, что это все важно для нас, что нефть должна быть доступна».

И британские войска через несколько дней после подписания перемирия форсированным броском на север захватили ключевой город Мосул. Таким образом, Великобритания переиграла французов, поставив их перед свершившимся фактом своего военного контроля в нефтяной зоне Северной Месопотамии.

Французы были в ярости. Во время Версальской мирной конференции, премьер-министр Великобритании Дэвид Ллойд Джордж и его французский коллега Жорж Клемансо по свидетельству очевидцев едва не подрались из-за иракской нефти. Рассказывают, президент США Вудро Вильсон вмешался и с трудом остановил их.

В некоторой степени они примирились, когда в соглашении Сан-Ремо 1920 года, в обмен на признание британского контроля над Ираком, Франция получила долю в турецкой нефтяной компании, ранее принадлежавшую Германии.

Это урегулирование не учитывало интересы еще одного игрока. Американским нефтяным компаниям англо-французское соглашение ничего не оставило!

Конечно, в США и своих разведанных месторождений нефти было достаточно, но таких, практически безналоговых зон, не было. А это делало легко извлекаемую ближневосточную нефть очень желанной добычей.

И тогда, с конца 1920-х годов, в американской прессе начали призывать денонсировать англо-французское соглашение, как проявление «старомодного империализма», а молодой юрисконсульт Госдепа Аллен Даллес составил меморандум, настаивая на том, что концессионное соглашение с расчлененной Османской империей юридически недействительно и не будет признаваться Соединенными Штатами.

В октябре 1927 года британская нефтеразведка вблизи Киркука на севере Ирака нашла месторождение со значительными запасами нефти. Для спокойной эксплуатации пришлось договариваться. В июле 1928 года было достигнуто соглашение, известное как «Соглашение Red Line». Американцы и французы получили по чуть менее четверти акций и соглашение о совместной разработке месторождений во многих других странах Ближнего Востока, входящие в красную линию, отмеченную на карте переговорщиков. Британия получила примерно 50%, но практически все месторождения Ирака.

·       В Саудовской Аравии. «Американская партия»

Наступила Великая Депрессия. Благословенное время, когда основным источником дохода для правителей Хиджаза были налоги, уплачиваемые паломниками на их пути в Мекку и Медину, закончилось. Депрессия снизила их количество со ста тысяч до сорока и того менее.Срочно потребовались альтернативные источники дохода. Это заставило Абдул-Азиза Аль Сауда, будущего короля Саудовской Аравии серьезно отнестись к поиску нефти.

В 1922 году к нему обратился горный инженер из Новой Зеландии. Он представился, как майор Фрэнк Холмс. Звание майора он получил в Первой мировой войне, участвовал, к примеру, в Галлиполийской операции. Как горный инженер, он был уверен, что Саудовская Аравия — перспективный нефтеносный регион.

Британским чиновникам, чтобы как-то объяснить свою активность в регионе, он рассказывал, что является страстным энтомологом и ищет очень редкую бабочку — «Черный Адмирал». Он увлеченно говорил о её особенностях, о размахе крыльев, доходящих до 6 сантиметров, но это мало помогало. Его слушали, кивали и не очень верили. Британский Верховный комиссар, сэр Перси Кокс, убеждал Аль Сауда не подписывать Холмсу никаких бумаг, но в 1923 году Британия закончила финансовую поддержку Аль Сауда, и тот счел себя свободным от британского контроля. Вот тогда, в 1923 году король подписал секретное соглашение с Холмсом, позволяющее ему искать нефть в восточной части Саудовской Аравии. Впоследствии арабы звали Холмса «Abu Naft» (отец нефти).

Холмсу нужно было найти нефтяную компанию, заинтересованную в его проекте и обладающую достаточными ресурсами. Её он нашел в США. Этой компанией стала Standard Oil из Калифорнии (SoCal). Сегодня она называется Chevron Corporation.

И вот тут появляется первый в этой истории «рыцарь плаща и кинжала».

В 1932 году в Джидде Холмс вел переговоры о новой нефтяной концессии. Участвовали SoCal и IPC (Independent Petroleum Company). Об этом узнал советник Аль Сауда, бывший британский офицер Гарри Сент-Джон Филби. Он пытался сорвать переговоры, объявил Холмсу, что тот является персоной нон-грата в Джидде… Холмс не испугался. Концессия аль-Хаса досталась компании SoCal, которая создала операционную компанию, California Arabian Standard Oil Company (CASOC), объединила свои силы с Texas Oil Company и в марте 1938 г. начала добычу нефти вДаммам. CASOC пошла дальше и создала в 1944 году Aramco (Arabian American Oil Company). И потекли нефтедоллары.

Гарри Сент-Джон Бриджер Филби, также известный как Джек Филби или Шейх Абдулла, был британским арабистом, консультантом, исследователем, писателем и офицером разведки Министерства колоний Великобритании. Он принял ислам в 1930 году, стал советником Аль Сауда, призывая его стать королем всей Аравии, а когда нефть была обнаружена, помогал ему вести переговоры с Великобританией иСоединенными Штатами. Его наставником в непростых делах разведки, в тончайшим искусстве шпионажа была уникальная женщина Гертруда Белл.

Она свободно говорила на арабском, персидском, французском и немецком языках, неплохо знала итальянский и турецкий. Как офицер британской разведки, она была единственной женщиной, оказывавшей значительное влияние на формирование британской политики на Ближнем Востоке. Кроме того, как женщина, она имела эксклюзивный доступ к жёнам лидеров арабских племен, что давало ей совершенно исключительные разведывательные перспективы. Арабские мужчины просто не замечают женщин, воспринимая их, как деталь интерьера, а между тем жёны умеют слышать и жаждут почесать языки о своих суровых мужьях.

Гарри Сент-Джон Бриджер Филби (1885-1960) в арабских одеждах

Джек Филби был её способным учеником, но считать его безусловной удачей нельзя. Его единственный сын, Ким Филби, стал шпиономСоветского Союза в Великобритании. Но это будет позже, в 1963 году, а пока Джек Филби начал активно действовать против... британских интересов.

Дело в том, что США поддерживали Аль Сауда, а Великобритания — хашимитов. Он стал главным советником Аль Сауда в борьбе с Британской империей и западными державами. Филби начал тайно действовать в пользу Аль Сауда, хотя, как английский резидент, вроде должен был поддерживать хашимитов. В 1931 году Филби пригласил Чарльза Ричарда Крейна в Джидду для участия в нефтяных проектах.

Чарльз Ричард Крейн, богатый американский бизнесмен, наследник крупного состояния и знаток арабской культуры, в 1931 году помог финансировать первые изыскания нефти в Саудовской Аравии и Йемене и сыграл важную роль в получении США чрезвычайно выгодной концессии.

 

Антисемитские настроения Крейна не были секретом, в своем докладе Президенту он, в частности, писал: «Не только Вы, как президент, но американский народ в целом должны понимать, что если американское правительство решило поддержать создание еврейского государства в Палестине, это вынуждает американский народ к применению силы в этом регионе, так как только сила может создать и поддерживать еврейское государство в Палестине». Крейн выступал против создания еврейского государства на Ближнем Востоке, а как влиятельный человек в Саудовской Аравии, во многом влиял в этом вопросе на взгляды Аль Сауда.

 

В 1933 году Standard Oil из Калифорнии (SoCal) приняла Филби в качестве платного консультанта SoCal. Это помогло SoCal заключить 60-летний контракт с Саудовской Аравией и получить эксклюзивную концессию на разведку и добычу нефти валь-Хаса у побережья Персидского залива.

 

В конечном счете, деятельность Джека Филби подорвала британское влияние в Саудовской Аравии и привела к заключению политического союза между США и династией Аль Сауда.

 

Работал он профессионально. Вероятно, его истинная роль для английской разведки была не ясна. Так, например, когда в 1937 году началасьгражданская война в Испании, Филби организовал для своего сына, Кима Филби командировку в качестве военного корреспондента The Times в Испанию, что в случае подозрений в его нелояльности было бы невозможно.

 

«Американскую партию» Госдепартамент США выиграл и назвал свои контракты по саудовской нефти «Одной из самых больших материальных премий в мировой истории» .

Ближний Восток во время 2-й мировой войны. Игра «Великая Сирия»

Война на линии соприкосновения войск — только часть «Большой Войны». Дипломаты и разведки воюют не меньше, в том числе очень далеко от линии фронта. Особенно напряженно она велась на Ближнем востоке.

Весной 1941 года у Англии были трудные времена. «Лис пустыни» Эдвин Роммель рвался к Египту. В марте 1941 года его Африканский корпусзахватил ряд важных в стратегическом отношении городов, а затем устремился к Нилу. В те дни англичане отступали с такой скоростью, что немецкие передовые моторизованные подразделения не успевали их преследовать, а речь об организованном сопротивлении даже не шла.

И именно тогда, 1 апреля Рашид Али аль-Гайлани совершил государственный переворот в Ираке. Вместе с четырьмя высшими офицерами Ирака, известными, как «Золотой квадрат», захватил власть и провозгласил себя начальником «национального правительства обороны» и немедленно приступил к аресту многих пробританских граждан и политиков.

Это было совсем некстати. Ирак был одним из основных поставщиков нефти, и, кроме того, представлял из себя важнейший коридор между британскими силами в Египте и Индии. Глабб разобрался с «Золотым квадратом» и арабскими националистами быстро и радикально, но не мог же он своими силами контролировать всех радикалов Ближнего Востока. Требовалось иное решение.

Англичане сделали ставку на «панарабизм», считая, что это сильная приманка для арабов, способная обеспечить сотрудничество с арабскими странами. Агенты влияния стали подталкивать арабские страны к созданию «Арабской лиги», рассчитывая, что смогут поставить ее под контроль.

Деятельность таких агентов не любит рекламы. Но постепенно всё тайное становится явным. Важнейшим английским агентом влияния был бригадный генерал Клейтон. За время его почти тридцатилетней службы на Ближнем Востоке он стал близко знаком со всеми арабскими лидерами. Во время и после войны, на своем привычном месте на террасе отеля Шеферд (Shepheard) в Каире, он встречался с потоком местных и иностранных высокопоставленных лиц, прибывающих в город. Мимо него было сложно проскочить незамеченным. Он знал практически всех, кто этого стоил.

Британские чиновники на Ближнем Востоке хорошо знали, что личные связи с арабскими лидерами имеют важнейшее значение для проведения эффективной политики в арабском мире, и Клейтон умело осуществлял «личную политику», основанную близких отношениях с арабскими лидерами. Как разведчик с большим опытом тайных операций и дипломат с глубоким знанием межарабских политических реалий, он стремился формировать ход событий в ближневосточной политике через так называемую «политику махинаций».

Для политики «панарабизма» лучшего специалиста было не найти, «Лигу арабских государств» можно с полным основанием назвать его детищем. Клейтон поддерживал тесные дружеские связи с Абд аль-Рахман аль-Аззамом, генеральным секретарем ЛАГ, что позволяло ему влиять на деятельности Лиги, в том числе в Палестинском вопросе.

Многие арабские интеллектуалы считали, что англичане на самом деле не хотят создания реальной Лиги, как пути к арабскому единству, и планируют использовать Лигу, исключительно для своих целей. Каких?

Великобритания рассчитывала, что поддержав идею Лиги арабских государств, можно заполучить арабов, как союзников в войне против Германии. Но мало, мало, нужно что-то еще!

И тогда появляется проект «Великая Сирия». Англичане пообещали помочь арабам создать единое арабское королевство под управлением лояльной им Хашимитской династии в составе азиатской части арабского мира. Не всей, конечно. В состав «Великой Сирии» предполагалось включить Ирак, Сирию, Ливан, Палестину и Иорданию.

Проект «Великая Сирия»

Красивый проект, вот только мелочи мешают.

Эти мелочи назывались: Франция, имевшая мандат на управление Ливаном и Сирией и рассчитывающая после войны восстановить свои позиции в Леванте и США, которых вряд ли устроило бы резкое усиление Англии в ущерб интересам США в таком нефтеносном регионе.

Ишув вообще не предполагалось брать в расчет. Евреи на британский взгляд слишком серьезно воспринимали «Декларацию Бальфура» и категорически не соглашались на роль национального меньшинства под управлением арабов. Ну, так для этого усилим войсковую группировку в Палестине Шестой воздушно-десантной дивизией, а ВМФ перехватит новых репатриантов.

С «мелочами» предполагалось сыграть втемную, а потом поставить их перед фактом, так сказать, на местности.

А сами арабы, им нужна эта проанглийская хашимитская династия?

Англичане имели огромный опыт управления колониями, считали, что такие вопросы решали раньше, решат и сейчас.

Вторая часть Марлезонского балета. «Ближневосточная партия»

В октябре-ноябре 1942 года в сражении при Эль-Аламейне британские войска разгромили североафриканскую итало-немецкую группировку Роммеля, опасность немецкого вторжения для Ближнего Востока отпала. Для чего эта игра в «Великую Сирию»?

— Это никому не известно и никого не касается, — ответил он.
— Ну да, неизвестно, — послышался все тот же дрянной голос из кабинета, — подумаешь, бином Ньютона!
М. Булгаков. «Мастер и Маргарита»

Действительно, не бином Ньютона. Война заканчивается, но ведь значение нефти только возрастает. А еще нужна нефтяная труба через Сирию! Например, такая:

А её еще и охранять нужно. Значит, нужна власть лояльная Англии, да и вообще, много чего нужно…

Из второй мировой войны Англия вышла обескровленной, ей многое стало не по карману. Но в Палестине находится мощная группировка английских войск. Туда же была дополнительно переброшена 6-я воздушно-десантная дивизия. Черчилль, уже не имевший реальной власти, в парламентских дебатах 31 января 1947 говорил, об этом:

…происходящее в Палестине — огромный вред во всех отношениях. Там, на огромной скорости расходуются с трудом заработанные деньги при тяжелейшем весе налогообложения здесь. В Палестине находятся, по меньшей мере, 100 000 человек, которые должны были бы работать для подъема нашей промышленности. Что они там делают? 100 000 британских войск! Сколько это стоит? Около £30 — £40 млн в год. Сколько еще они остаться там? И для чего? Правительство утверждает, что мы должны оставаться там, потому что эвакуировались из Египта, и нам необходимо стратегический плацдарм для охраны канала, но тогда давайте оставаться в зоне канала и не будем заниматься стратегическими аспектами Палестины. Тогда нам сообщают другую версию, что мы там из-за возможной страшной ссоры между евреями и арабами за землю. Я думаю, что это для нас слишком тяжелое бремя стоимостью £30 млн. в год и нахождения 100 000 человек вдали от своих домов.

На самом ли деле Черчилль не знал ответа на вопросы, или наоборот, очень хорошо знал, сказать сложно.

«Тонкую» игру в Палестине вел глава МИДа Великобритании Эрнест Бевин. О нем говорили, что трудно было представить его на любой работе в МИДе, за исключением, возможно, старого и свирепого лифтера.

Он думал, что у него все получится.

·       Ирак

Ирак был почти колонией, его можно было его считать свободной страной только формально. Важнейшим проанглийским игроком в Ираке был Нури аль-Саид. В его верности британским интересам Бевин не сомневался. Англичане высоко ценили его лояльность, его благоразумное поведения и стратегическое мышление. В частности, в 1930 году во время своего первого срока премьер-министром (всего он занимал эту должность восемь раз), он подписал англо-иракский договор, который предоставил Британии неограниченное право размещать в Ираке свои вооруженные силы и транзита воинских частей через Ирак, а также оформил законность британского контроля нефтяной промышленности страны. Договор предоставлял определенную номинальную независимость Ираку, но только при условии, что он не конфликтует с британскими экономическими и военными интересами.

После разгрома попытки военного переворота аль-Гайлани и его «Золотого квадрата», с 1941 по 1944 гг. Нури аль-Саид возглавлял правительство под фактической британской оккупацией и видел свои связи с Великобританией, как лучшую гарантию его собственной позиции в стране.

В общем, он был фронтменом, подставным лицом, человеком-вывеской для многих английских задач, таких, как противостояние влиянию Аль Сауда в Сирии, как вытеснение Франции из Сирии и Ливана, продвижение проекта «Великой Сирии» и арабского единства. Он лоббировал английские интересы в формировании Лиги арабских государств, но особенно был активен в усилиях по предотвращению создания отдельного еврейского государства. Это и понятно, еврейским государством английский проект «Великой Сирии» разваливался, как карточный домик.

 

У Нури аль-Саида были, конечно, и свои собственные цели, но когда они вступали в противоречие с целями Британии, он отступал. Он был преданным человеком, находился под английским покровительством, и потому его убили (вместе с сыном) только в 1958 году.

 

Но это еще впереди, а пока Бевин мог считать, что Ирак у него в кармане.

 

·       Сирия

 

В Сирии главным действующим лицом был президент Шукри Аль-Куатли (Quwatli). С ним было намного сложнее, с августа 1944 по май 1945 года, он был основным препятствием для планов Великобритании. Он хорошо понимал, что план «Великой Сирии» фактически является для реальной Сирии потерей независимости, и потому на саммитах ЛАГ он был на стороне египетско-саудовского лагеря в действиях против Хашимитской династии. «Великая Сирия» под властью Хашимитов ему была совершенно не нужна.

 

Ну, так нужно было напугать его возвращением Франции в Сирию.

 

8 мая 1945 года в городе Сетиф в Алжире начались беспорядки, связанные с требованиями независимости от Франции. Выступление было подавлено. Сирийская толпа, как бы реагируя на действия французской армии в Алжире, начала громить французские учреждения, но уже в Сирии. С этим де Голль мог легко справиться. В конце мая 1945 года у французов лопнуло терпение, и французские войска атаковали сирийские правительственные учреждения.

 

Этот шаг де Голля сильно напугал сирийского президента. Куатли тут же сдался англичанам, подписал секретное соглашение с британским послом и согласился подчинить свою страну британской гегемонии в обмен на защиту от французов. Он пообещал ликвидировать независимость Сирии и согласился дать Хашимитской династии возможность править в Сирии, как в части «Великой Сирии».

 

Во французских архивах сегодня этот документ доступен.

 

Secret agreement between President Quwatli and Ernest Shone, the British Ambassador to Syria and Lebanon

Secret

Exchange of letters no. 1

I, the undersigned, Shukri al-Quwatli, President of the Republic of Syria, pledge on my honor, in my name, and in the name of the Syrian nation that has honored me by making me its President, to make the utmost effort to realize the unity of Syria in its natural borders, that is, from the Taurus to the desert, to Egypt and to the Mediterranean Sea.

I promise to do my utmost to realize the unity of Bar al-Sham and to be a soldier in the struggle for Syria's absolute unity, a natural step towards complete Arab Unity.

This is our agreement, and God is our witness.

Damascus, May 29, 1945

S/ Shukri al-Quwatli

Approved by the President of the Republic

S/ Jamil Mardam Bey

Секретное соглашение между президентом Куатли и Эрнестом Шоне, британским послом в Сирии и Ливане

Секретно

Обмен письмами № 1

Я, нижеподписавшийся, Шукри Аль-Куатли, президент Республики Сирия, гарантируя своей честью, от своего имени, и во имя сирийского народа, оказавшего мне честь, сделав меня своим президентом для приложения максимальных усилий в целях обеспечения единства Сирии в ее естественных границах, то есть от горТавра до пустыни, до Египта и до Средиземного моря.

Я обещаю сделать все возможное, чтобы реализовать единство Бар аль-Шам[1] и быть бойцом в борьбе за абсолютное единство Сирии, как естественному шагу на пути к полному арабскому единству.

Это наше соглашение, и Бог наш свидетель.

Дамаск, 29 мая 1945

S/ Шукри Аль-Куатли

Утверждено Президентом Республики

S / Джамиль Мардам Bey

(министр иностранных дел, экономики, обороны и заместитель премьер — министра Фариса аль-Хури)

 

Англичане тут же пришли на помощь Куатли.

30 мая генерал Бернард Пейджет, командующий британскими силами на Ближнем Востоке, предъявил ультиматум французам. Он потребовалнемедленно прекратить огонь и вернуться в свои казармы, в противном случае им придется столкнуться со значительно превосходящими британскими силами. У Де Голля и правительства Франции не было иного выбора, кроме как подчиниться.

В последующие недели, с молчаливого согласия англичан, десятки французских граждан были убиты сирийскими националистами, были разграблены и уничтожены офисы французских компаний и культурных, образовательных и религиозных учреждений. Так французскому правлению в Сирии настал конец.

В июне 1945 года в дебатах во французской Консультативной ассамблее по сирийскому кризису министр иностранных дел Бидо предупредил англичан: "Hodie mihi, cras tibi"[2] Действительно, в последующие годы французская разведка делала все возможное, чтобы подтвердить на практике это высказывание.

·       Ливан

С Ливаном было проще. Государство маленькое, многоконфессиональное, слабое. Армии практически нет. После получения странойнезависимости первым премьер-министром Ливана с 25 сентября 1943 по 10 января 1945 был Рияд аль-Сульх (Riad Al Solh). Опекал его, чтоб не слишком увлекался самостоятельностью, генерал Эдвард Спирс, английский консул в Сирии и Ливане. О том, насколько он контролировал Сульха говорит хотя бы такой факт: 5 августа 1944 года Спирс вызвал его в Дамаск, а цель приезда Сюльх узнал только по прибытии на встречу со Спирсом.

Сюльху было поручено передать сирийскому премьер-министру Садаллу аль-Джабири предложение от правительства Его Величества, а сам он нужен был, как ширма, чтобы прикрыть британскую активность.

Британское предложение включало, помимо других пунктов, объединение Сирии с Трансиорданией и Палестиной для создания “Великой Сирии”. Сирия также должна предоставлять льготный статус Британии в военных, экономических и культурных вопросах, а также не подписывать какие-либо соглашения с другими странами без предварительных консультаций с Лондоном. Для того, чтобы убедить сирийских лидеров согласиться с этими условиями, Великобритания была готова взять на себя обязательство защищать сирийскую независимость перед лицом внешней агрессии (Франции), продолжать политику Белой книги в Палестине и полностью пресечь «еврейские амбиции».

Такое предложение нужно передавать поаккуратнее, да и сделать все возможное, чтобы придать ему убедительность.

Проект «Великая Сирия» подавался как план премьер-министра Ирака Нури аль-Саида. Сама Сирия в существующих границах должна была прекратить свое существование радостно слиться с Трансиорданией, Палестиной, Ливаном и Ираком.

А как с христианами в Ливане и евреями в Палестине? Все просто, они будут пользоваться автономией.

За такие идеи, связанные с ликвидацией государства, убить могут?

Безусловно.

У арабов Ближнего востока просто местный национальный обычай такой, как сожжение вдов в Индии. Вот есть такая «Сирийская социальная националистическая партия». Ее основатель — Антун Саада. В 1949 году власти решили его казнить. Он бежал в Сирию под гарантии покровительства ее президента Хусни Аз-Заима, который его арестовал и выдал ливанцам для казни. Сам Хусни пережил Антуна на 5 недель и был расстрелян в сирийской тюрьме. Но обычай есть обычай и Сульха убили несколько позже, в 1951 году, через несколько месяцев после ухода с должности. Он был расстрелян 17 июля 1951 года в аэропорту в Аммане пока живыми членами Сирийской социальной националистической партии.

 

«Схватка бульдогов под ковром»

Черчилль писал о советской политике, что это борьба бульдогов под ковром, когда сначала происходит небольшое шевеление, а потом наружу выбрасывается труп побежденного. Но он из скромности умолчал, что им охарактеризовано более общее явление. Советская политика в этом не оригинальна.

Итак.

Франция мало что могла противопоставить английской активности в регионе, а вот французская разведка очень даже могла и имела в регионе давние связи. Летом 1944 года французы завербовали агента, имевшего доступ к сверхсекретной переписке между сирийскими лидерами. Появилась возможность читать переписку президента Шукри Аль-Куатли и министра иностранных дел Джамиля Мардам Бея с лидерами соседних государств. Доступными оказались так же сообщения сирийских дипломатов в Лондоне, Вашингтоне, Москве, Париже и ряде арабских стран в Сирию. Информация от этого агента немедленно переводилась на французский и на специальном самолете доставлялась в Париж.

Де Голль был потрясён, в том числе и тем, что против Франции в Ливане действовал человек, которого он считал своим другом. Этот человек, генерал Эдвард Спирс, в последнюю минуту перед нацистским завоеванием Франции вывез де Голля в Лондон. Уже в Британии де Голль подарил Спирсу свою фотографию с надписью «Генералу Спирсу, свидетель, союзник, друг».

Генерал Спирс и генерал де Голль в Лондоне 17 июня 1940 г.

Друг или не друг, но работал он не на Францию, их интересы в регионе были направлены друг против друга.

Но были и те, чьи интересы совпадали с интересами Франции. Французские агенты пытались наладить связи с различными антианглийскими движениями, группами и значимыми фигурами на Ближнем Востоке. Наиболее эффективной оказалась связь французской разведки с оперативниками «ШАЙ», службой безопасности, созданной ишувом в Палестине во время Британского мандата, прообразом знаменитого «Моссада».

Генерал Поль Бейни (Paul Beynet), руководитель французской миссии в Сирии и Ливане, встретился с Бен-Гурионом в Бейруте 15 октября 1944 г. Он уже тогда знал, основываясь на британских документах, представленных французским агентом, что Великобритания намерена продолжать политику «Белой книги», чтобы не допустить создания независимого еврейского государства. Британия пошла на многое, чтобы продвигать свои интересы на Ближнем Востоке.

Совпадение интересов Франции и ишува стало фактом.

В конце июня 1945 года Бейни писал де Голлю:

Мой Генерал, в недавнем кризисе (в Сирии) общественное мнение на Ближнем Востоке было против нас. Только евреи Палестины являются исключением. <...> Похоже, что, по крайней мере, на начальном этапе, работа вместе, может быть нам полезна.

Бейни, собственно и играл ключевую роль в сотрудничестве разведок Франции и ишува, благодаря ему в период 1945-1948, поддержка сионистского движения была самым эффективным французским оружием против Великобритании на Ближнем Востоке.

Генерал Стивен Пол Эмиль Мари Бейни (в центре)

12 апреля 1945 года президентом США стал Гарри Трумэн, а в августе генерал де Голль нанес официальный визит в США. В течение 22-24 августа лидеры двух стран провели три встречи. Скорее всего, вся информация, которой обладал де Голль по английским планам в Палестине, стала известна и Гарри Трумэну, что могло повлиять на решение Трумэна написать знаменитое письмо от 31 августа 1945 года британскому премьер-министру Эттли. В письме Трумэн настаивал, на необходимости согласия Великобритании на иммиграцию 100 000 еврейских беженцев из европейских лагерей перемещенных лиц в Палестину.

Эффект от своего визита де Голль вскорости узнал из донесений разведки. К нему на стол легло секретное сообщение сирийского посла в Вашингтоне Назима аль-Кудси. Тот докладывал в Дамаск, что 24-го августа был срочно вызван в Государственный департамент США, где его попросили представить ответ своего правительства на вопрос о том, было ли согласовано Сирией объединение с Ираком, и состоит ли сирийское правительство в сговоре с британским правительством с этой целью.

Значит де Голль был услышан.

Эрнеста Бевина не так легко было сбить с цели. Уж если он чего решил… Только вперед, отступать некуда!

Но разведка всё читала и опять донесла, что Великобритания пыталась использовать поддержку Трумэном еврейской иммиграции в Палестину в качестве пугала для короля Саудовской Аравии. Английские эмиссары убеждали его отозвать нефтяные концессии, предоставленные американским компаниям в его стране (альтернативой им были, естественно, английские компании). Убеждали секретно, естественно, но секреты, как известно, утекали к де Голлю, Трумэну и Бен-Гуриону.

В октябре 1945 года британские чиновники попросили президента Сирии Куатли пообщаться с Аль Саудом по еврейскому вопросу. Позже в том же месяце Куатли передал ответ короля в письме британскому послу в Дамаске:

Я не согласен на еврейскую иммиграцию в Палестину, которая является страной священной для арабов. Россия заверила меня, что будет поддерживать нас, если мы займем бескомпромиссную позицию в этом вопросе. Что касается американцев, я готов угрожать им отменой уступок, которые я им дал.

Американцы, узнали об этом из своих собственных источников и, видимо, из французских, и смогли вовремя принять меры.

Французские заявления о поддержке сионистского движения не заставили себя ждать. Марку Жарблюму, руководителю сионистской организации во Франции, на встрече 6 октября 1945 года, де Голль заявил, что «евреи в Палестине являются единственными, кто может выдворить англичан из Ближнего Востока». Вслед за этим, 10 ноября, во время визита в Париж Давида Бен-Гуриона, министр иностранных дел Бидо уверил его, что Франция поддерживает сионисткие устремления в Палестине.

Очевидно, что во время этого визита Бен-Гуриону дали возможность в определенной степени ознакомиться с секретными англо-сирийскими соглашениями. Стало понятно, что Англия уже сформулировал ближневосточную политику, основанную на иракско-сирийском альянсе и «Великой Сирии». В этот проект никак не вписывалось создание независимого еврейского государства в любой части Палестины.

Тогда Бен-Гурион 1 октября срочно послал из Парижа свою директиву Моше Сне, главе Хаганы. Он распорядился прекратить политику «сдержанности» (авлага) и, совместно с силами ЭЦЕЛя и Лехи, развернуть вооруженном сопротивлении против британского правления.

В Палестине распоряжение Бен-Гуриона о совместных действиях всех сил сопротивления было принято не всеми и не сразу. Совсем недавно в операции «Сезон» руководство ишува преследовало бойцов «Эцель» («Иргун») и «ЛЕХИ», и вдруг такое указание. Но Бен-Гурион не был человеком «приятным во всех отношениях», он знал, как добиваться выполнения своих указаний. На протяжении почти всего 1946 и в начала 1947 года он остался в Париже, направляя борьбу против англичан из своей временной штаб-квартиры в отель Royal Monceau на Avenue Hoche. Это место было привлекательно близостью к секретным документам, добываемым французской разведкой.

Распоряжение Бен-Гуриона нужно было выполнять. Было создано объединенное «Движение еврейского сопротивления» (Тну‘ат ха-мери ха-‘иври), объединившее все три военные организации ишува — Хагану, Эцель и ЛЕХИ. И тогда под ногами у англичан загорелась земля.

Операции ишува планировались основательно, делая упор на одновременные атаки по всей Палестине. Они так и назывались — «Ночь аэропортов», «Ночь мостов», диверсионная операция против британских железных дорог — «Ночь поездов»… Англичане перехватили судно с эмигрантами «Берл Кацнельсон». В ответ бойцы Пальмаха подорвали 2 полицейских участка, вывели из строя радар на горе Кармель, взорвали здание полиции в Гиват-Ольге, а затем в порту Хайфы потопили 3 патрульных судна, устроили взрыв Хайфского нефтеперегонного завода, организовали налёт на британский военный лагерь и вывезли оттуда достаточно много необходимого им оружия.

Французы ничего против не имели. Через французского связного поступила важная информация. Благодаря ей, 15 декабря 1947 года, бойцами Хаганы был захвачен британский грузовик. В нем находились секретные документы, отправленные из британской дипломатической миссии в Бейруте в порт Хайфы, откуда их должны были морем отправить в Англию. Всего было захвачено около полутонны документов, упакованные в восемь запечатанных стальных контейнеров и 12 мешков с дипломатической почтой.

Попали они не в Англию, а на стол Бен-Гуриону, и были переданы французскому консулу в Иерусалиме для отправки в Париж.

«Тонкая игра» у Бевина получалась плохо. Тогда он решил, что дальнейшую судьбу Палестины пусть решает ООН. Вероятно, он предполагал, что охотников лезть в этот серпентарий не найдётся.

Но решение было принято. 29 ноября 1947 года резолюцией № 181 Генеральной Ассамблеи ООН (33 голоса «за», 13 «против», 10 воздержались) британский мандата в Палестине с 1 августа 1948 года прекращал свое действие, а на территории Палестины было рекомендовано создание двух неназванных государств: еврейского и арабского. Иерусалим и Вифлеем, согласно решению ООН, должны были стать территорией под международным контролем.

План ООН по разделу Палестины выглядел так:

Территория каждого из государств должна была состоять из трех территорий соединенных между собой «точками поцелуя». Такой, мало жизнеспособный план разработала созданная в мае 1947 года Особая комиссия ООН UNSCOP (United Nations Special Committee on Palestine). В ее состав входили: Австралия, Гватемала, Индия, Иран, Югославия, Канада, Нидерланды, Перу, Швеция, Чехословакия и Уругвай.

Генерал сэр Алан Гордон Каннингем (Cunningham) был высоко профессиональным офицером британской армии, известный своими победами над итальянскими силами во время Второй мировой войны. Его служба в качестве седьмого и последнего Верховного комиссара Палестиныоказалась не такой успешной. Это на него пала вся тяжесть проигранной войны с Хаганой, Эцелем и ЛЕХИ.

Генерал сэр Алан Гордон Каннингем: «Мне кажется, что политика HMG[3] теперь — просто выйти из Палестины как можно быстрее, без учета последствий в Палестине»[4]

Но в его военной компетенции у Правительства сомнений не было. В декабре 1947 года сэр Каннингем представил в министерство по делам колоний прогноз, согласно которого территория, выделенная под создание арабского государства, будет в результате предполагаемой войны разделена между Сирией (Восточная Галилея), Трансиорданией (Самария и Иудея) и Египтом (южная часть). Какие шансы у территории, выделенной для еврейского государства, Правительство Его величества домыслило самостоятельно.

Хвост, виляющий собакой. «Арабская партия»

Лиге арабских государств нужно было как-то реагировать на английское запугивание еврейской экспансией. Но интересы у всех были разные. Абдалла хотел стать главой мощного государства, Куатли (Сирия), Аль Сауд с королем Фаруком I, этого совершенно не хотели, но антиеврейская риторика и сочувствие арабам Палестины было той общей точкой, которая позволяла собираться вместе.

Однако, риторика — это еще не война. Арабские лидеры все надеялись избежать войны, которая обещала мало преимуществ и много опасностей. Куатли и сирийское руководство в целом прекрасно знало недостатки сирийской армии, ну а уверенности в успешности скоординированных действий арабских государств вообще не было. Египет и Саудовская Аравия стремились к войне ещё меньше. Премьер-министр Египта, Нукраши-паша, также признавал превосходство иорданской армии над египетскими и сирийскими войсками. Поэтому он и предложил Лиге арабских государств в октябре 1947 года платить иорданской армии, и пусть воевала бы в Палестине именно она. Для Куатли такое решение было бы кошмаром. Он был уверен, что следующей целью стала бы его страна. Потому так оказалось, что из всех арабских государств, Сирия была самым непреклонным сторонником войны.

То есть, президент Шукри аль-Куатли стремился воевать не ради панарабских представлений о единстве или братстве, а для того чтобы блокировать стремление короля Абдаллы от попытки проведения в жизнь идеи Великой Сирии. Корпус генерала Глабба создавал достаточно оснований для беспокойства.

Куатли был уверен, что король Абдалла по прежнему стремится к «Великой Сирии» и может попытаться воплотить ее в жизнь. Для начала он расширит свою территорию за счет арабской части Палестины, заработает политический капитал у арабских националистов, которых хватало в любой арабской стране, а затем ударом на север, непосредственно на Дамаск, захватит и Сирию. Противопоставить ему будет нечего. Да и Абдалла своих стремлений, поддерживаемых Англией, особо и не скрывал. А в случае общеарабской войны, такой сценарий можно предотвратить.

Когда Британия объявила, что она в палестинском вопросе доверится авторитету ООН, арабские надежды на Великобританию, которая «никогда не согласится потерять Палестину», рухнули. ЛАГ резко осудила решение о разделе Палестины.

В арабских странах всерьез началась «Война слов» — любимое восточное развлечение; каждая из стран утверждала, что именно она является истинным представителем арабизма и лучшие других может защитить интересы палестинцев, в то время, как другие руководствуются гнусными амбициями и мелкой корыстью.

Проблема в том, что всё это напоминает тюбик с зубной пастой, выдавить легко, а вот запихнуть обратно…

Арабские газеты стали полны требованиями к своим правительствам срочно спасать палестинских арабов. Как отметил сирийский депутат Хусни аль-Барази, «желание общественности к войне является непреодолимым».

И Куатли нашел выход.

Он предложил создать армию арабских добровольцев — Освободительную арабскую армию (Arab Liberation Army — ALA). Одним из руководителей ALA был назначен Фавзи аль-Кавукджи, он в течение первой половины ХХ века участвовали почти в каждом крупном арабском восстании. Кавукджи не был просто бандитом, как никак он закончил французскую военную школу Сен-Сир.

Причин создания «освободительной армии» было несколько. Куатли знал, что сирийская армия — ненадежный инструмент войны, и намного безопаснее для Сирии влиять на ситуацию в Палестине созданием силы, которая должна быть оплачена и вооружена всеми странами Лиги арабских государств.

Посылая её в бой, Куатли сберегал свои войска. А если ALA понесет потери и потерпит поражение, то это будет проблема всей Лиги арабских государств в целом и палестинцев в частности, а не одной Сирии.

Кроме того, нерегулярную армию можно послать в Палестину задолго до того, как англичане покинут страну, то есть до 15 мая 1948 г. Ни одна из арабских стран не была готова открыто конфликтовать с англичанами. Таким образом, Сирия не будет официально открывать военные действия против британских войск, это будут формально независимые партизаны.

Таким образом Сирия сохранит рычаги влияния в Палестине, сможет показать сирийскому обществу, что сделано больше других арабских стран в деле помощи палестинцам. А самое главное, ALA должна быть инструментом пресечения план Абдаллы по «Великой Сирии» в зародыше.

Премьер-министр Сирии (с 5 октября 1947 г.) Джамиль Мардам бей достаточно честно это объяснил[5]:

Если арабские армии, не в последнюю очередь — сирийская армия, потерпят поражение при внезапном нападения еврейской Хаганы, то это приведет к такой потере репутации, которую арабские правительства будут не в состоянии восстановить.

Лучше всего оставить работу палестинцам и снабжать их с помощью арабских правительств. Обеспечение эффективного руководства в Палестине имеет первостепенное значение и должно быть сделано с величайшей поспешностью. Если произойдет провал, не дай Бог, тогда это будет провал народа Палестины, который терпит неудачу, а не арабских правительств и их армий. <…> это единственная разумная политика.

Освободительная армия арабских государств была сформирована. Ее спешно готовили на военной базе в Катана, на юго-западе Сирии в 20 км от Дамаска. Правда офицеры предпочитали использовать черкесские и курдские отряды в качестве ударных войск вместо арабов из-за их «личной храбрости». Их личная храбрость видна и сегодня.

Фавзи аль-Кавукджи установил свою штаб-квартиру в 20 км от Натании в деревне Нур аль-Шамс, восточном пригороде Туль-Карма. Как только он более менее разместился, его навестил Джошуа Пальмон один из способнейших офицеров разведки Хаганы, свободно владеющий арабским языком. Встреча с Кавукджи состоялась по приказу Давида Бен-Гуриона, и Пальмон должен был убедить Кавукджи держаться в стороне от борьбы между Хаганой и местными арабскими силами, подчиняющимися муфтию Аль-Хусейни.

Пальмон доказывал, что муфтий был единственной причиной того, что мирное решение арабо-еврейского конфликта не было найдено, что было бы лучше для всех вести переговоры после ухода британцев и избегать открытых боевых действий. Пальмон предъявил Кавукджи ряд важных документов немецкой разведки, в которе «сыпали соль на раны старой вражды» между Кавукджи и муфтием. Вражда эта была крепкой, устойчивой, выдержанной, не для мусульман будь сказано, как хорошее вино. Она тянулась со времен палестинского восстания 1936 года.

Кавукджи согласились, что боевые действия ишува против муфтия — не его проблема, но заявил, что ему в политических целях нужна всего одна военная победа. Пальмон не мог ему это подарить. Он сказал, что если нападение произойдет, то сопротивление будет очень серьезным. В общем, они не договорились, но Пальмон был удовлетворен тем, что ALA не придет на помощь муфтию.

Что было дальше — известно достаточно хорошо.

Что муфтий, что Кавукджи, были разбиты. А вот умыть руки и сказать «это провал народа Палестины, а не арабских правительств и их армий»не удалось. Хвост начал вилять собакой, арабским армиям пришлось вступить в Арабо-израильскую войну, которая принесла им и палестинским арабом множество проблем, смертей, военных переворотов, но не принесла ничего палестинским арабам. Но такой цели вроде бы и не было?

Англия, как политический игрок, своё влияние в регионе вскоре потеряла, Бевин ушел в небытие… «Игра в шахматы» народами и государствами возможна при готовности к ничем не ограниченному насилию, но эти времена прошли, правда многие политики не успевают это заметить.[6]

Приложение.
Заметки консультанта

Борис Тененбаум

С данной работой В.Янкелевича я познакомился до ее публикации — автор в качестве одного из главных своих источников пользовался книгой на английском, и пригласил меня в качестве консультанта. Прямо скажем — консультант ему не понадобился, с английским тектом он прекрасно справился и без меня — но вот по поводу источника, этой самой книги на английском, есть смысл поговорить поподробней.

Во-первых, ее нелегко найти — как оказалось, на всю необъятную Америку есть только сорок ее копий, хранящихся в сорока разных библиотеках, в основном в университетах. Ту, что на время раздобыл я, разыскали в Гарварде.

Во-вторых — никогда в жизни я не видел более документированного труда.

Приведу только один пример: в книге содержится 485 страниц, из которых авторский текст (номинально) кончается на 181 — дальше идут подлинные документы. А сто восемьдесят страниц авторского текста на добрую четверть состоят из подробнейших примечаний — с именами, ссылками и разъяснениями контекста.

И вот о контексте мне хочется поговорить поподробнее.

Книга Меира Замира посвящена скрытой и глубоко спрятанной войне между секретными службами Англии и Франции, происходившей на Ближнем Востоке в период с 1940 по 1948 год.

Поражение Франции летом 1940 года поставило французские колонии в очень трудное положение: стало 100% понятно, что метрополия больше не в силах их защищать.

И в надежде спастись им пришлось как-то выкручиваться. Французские колонии в принципе присягнули правительству Виши. В Индокитае было понятно, что французская администрация в держится только на милости Японии, французская Северная Африка до поры была оставлена в покое и Германией и Англией — но вот положение в Леванте оказалось неустойчивым.

В ходе подавления националистического восстания в Ираке в 1941 англичане поставили под контроль и подмандатные французские территории в современных Сирии и Ливане.

Естественно, возникла мысль о том, чтобы сохранить это положение дел и на послевоенный период.

Сопротивляться этому Франция в тот момент не могла: Де Голль ожидал, что управление в Сирии/Ливане будет передано его организации, но англичане и не подумали пойти ему навстречу.

Вместо этого они занялись поисками союзников на местах.

Делалось это посредством офицеров-арабистов, имевших опыт службы в английских протекторатах на Ближнем Востоке. Арабских политиков — как, впрочем, и и особенности арабской политики — они знали очень хорошо.

Книга М.Замира, в частности, построена на публикации их переписки с политическими деятелями тогдашней Сирии, с эмиром Трансиордании, с королем Саудовской Аравии — и назвать эту переписку «регистрацией движения внутри клубка змей» было бы сильным преуменьшением — клянясь в верности, все обманывают всех, и все отправители и все получатели писем прекрасно об этом знают.

Так зачем В.Янкелевич роется во всей этой переписке?

Дело в том, что именно тогда зародились проекты, некоторые из которых живы и сейчас. Скажем, идея “Великой Сирии”, со столицей в Дамаске, в которую должны были войти территории Сирии, Ливана, Британской Палестины и современной Иордании возникла именно в это годы. Первоначально англичане планировали сделать ее королем Абдаллу, эмира Трансиордании.

Из этого ничего не вышло, но “Великая Сирия” оставалась в планах Асадов вплоть до кончины основателя династии.

Лига Арабских Государств тоже родилась именно в эти годы — и поскольку арабские лидеры яростно конфликтовали друг с другом, в качестве объединяющей идеи была выдвинута борьба с сионистским проектом.

Фокусом другой крупной (и пока еще не опубликованной) работы В.Янкелевича являются судьбы польских евреев, пойманных в Европе в смертельную ловушку, ценой неимоверных лишений добравшихся до Израиля, и разом оказавшихся там в окопах Войны за независимость.

Но этой войны могло бы и не случиться — если бы не рвение английских арабистов, вроде генерала И.Клейтона.

Ну, и в заключение еще пара слов.

Усилия британских разведчиков оказались тщетны. Они воистину «строили на песке». Сначала французы сумели в какой-то степени отомстить: раздобыв документальные свидетельства их деятельности, они положили копии писем на стол президента Трумэна.

Американцев в ту пору не слишком интересовал Ближний Восток — но вот идея британского исключительного влияния на всем пространстве от Средиземного Моря и до Евфрата им сильно не понравилась.

В США еще со времен Рузвельта считалось желательным разобрать по кирпичику европейские колониальные владения и сделать их «открытыми для свободной торговли».

И результатом стало довольно резкое письмо Трумэна, в котором английским властям «дружески предлагалось» немедленно принять порядка ста тысяч еврейских беженцев в подмандатной Палестине — что способствовало созданию еврейского государства, и, в принципе, ломало идею про-английской «Великой Сирии» просто на корню.

Британские арабисты, что называется, «неверно прочли свое время». То, что полвека назад прекрасно работало в Индии, к середине ХХ века оказалось полным анахронизмом. Вроде бы совсем недавно, в 1941, Черчилль мог мановением руки сместить шаха Ирана — но всего через 15 лет, в 1956, суэцкий проект его наследника, Энтони Идена, оказался авантюрой и кончился полным крахом.

Мир изменился, и столь же быстро он меняется и сейчас.

Может быть, это один из выводов, которые следует сделать и нам?

(продолжение следует)

Примечания

[1] Левант

 

[2] Латинское выражение «Сегодня мне, завтра тебе» — парафраза из Библии, Книга Иисуса Бен-Сира (апокриф), 38. 22: «Вспоминай о судьбе моей, потому что она и твоя; мневчера, а тебе сегодня».

[3] HMG — His Majesty's Government — Правительство Его Величества

[4] General Sir Alan Cunningham wrote “It appears to me that H.M.G.’s policy is now simply to get out of Palestine as quickly as possible without regard to the consequences in Palestine”

[5] Colonel Muhammad Safa, Asrar al-Inqilabat fi suriya: tashih li-zaa`im mu`ali Akram al-Hawrani, (np) (nd, 1958?), стр. 167.

[6] При написании статьи использовались материалы из книги: The Secret Anglo-French War in the Middle East. Intelligence and Decolonization, 1940-1948. Meir Zamir. 2015 by Routledge 2 Park Square, Milton Park, Abingdon, Oxon OX14 4RN

 От редакции: По теме статьи см. также работу Меира Замира «Как британская разведка подталкивала арабов напасть на Израиль в 1948 году», "Заметки по еврейской истории", №2-3/2015.

 

Оригинал: http://berkovich-zametki.com/2016/Zametki/Nomer7/VJankelevich1.php

Рейтинг:

+2
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Комментарии (1)
Игорь Сергеев 28.08.2016 14:11

Замечательная статья, иллюстрирующая тот факт, что демократия, ака становление государств открытого доступа и победа вин-вин над вин-лост в отношениях между странами и людьми не только растянута по времени, но и в на мировой карте происходит неравномерно. И те государства, которые внутри себя, уже совершили этот качественный переход, во вне остаются теми же бандитами, с их противостоящими всему окружающему интересами(в том числе и в отношении тех стран, которые, как и они, внутри государственных границ совершили переход к демократии - отделили власть от собственности). Выгоды от насильственного решения проблем тем выше, чем менее содержательно сотрудничество и чем менее значим для тебя партнер, как таковой. Кого в Британии-Франции-Америке, в то время, интересовало "сотрудничество" с дикими арабскими племенами? Лучший вариант, если не полное уничтожение "партнеров", живущих на землях богатых ресурсами, так получение их по-дешевке, в результате обмена на высокомаржинальные "стеклянные бусы". Ничего личного, только бизнес. Но, также, как соображения выгоды, покончили с бесконечными войнами внутри и между европейскими государствами, они же заставили отказаться от их колоний и породили зачатки международного права, как альтернативу права сильного. Ничего личного, только бизнес и в 21-м веке он "принуждает" к дружбе и сотрудничеству. Те, кто плохо считает бабки и не умеет договариваться на введение безличных судей, ака диктатуры закона, отстанут навсегда.

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru