litbook

Non-fiction


Земля Обетованная. Главы из новой книги «Колония Агриппины»0

(продолжение, начало в № 1/2016 и сл.)

 

Возобновление строительства собора

Обещанный в прошлом выпуске рассказ об истории кёльнской синагоги в Глокенгассе напрямую связан с возобновлением в середине XIX века строительства Кёльнского собора (после многовекового забвения).

После смерти короля Фридриха Вильгельма III (позорно сдавшему Германию Наполеону) на престол в 1840 г вступил его старший 45-летний сын Фридрих Вильгельм IV. С юности, ещё будучи кронпринцем, он много общался с людьми искусства, среди которых было немало замечательных художников, скульпторов, архитекторов, писателей, коллекционеров. Входил в этот ближний круг и Сульпиц Буассере, друг Гёте и известный коллекционер произведений древнегерманского искусства. Он был одним из активных сторонников завершения строительства Кёльнского собора.

Эту проблему много лет обсуждали с кронпринцем, особенно после того как в 1814 г один из рабочих, производивший ремонт гостиницы в Дармштадте, обнаружил на чердаке оригинальные строительные чертежи Кёльнского собора, выполненные в конце XIII в. Через пару лет ещё несколько листов первоначального кёльнского проекта обнаружили в Париже. Эти чертежи попали к выдающемуся архитектору Карлу Фридриху Шинкелю, который сделал с них целую серию эскизов и поддержал идею достройки собора по оригинальным чертежам. Однако поначалу следовало хотя бы сохранить уже построенное

предками и восстановить разрушенное французами. В 1823 г в Кёльне вновь создали соборную строительную артель (Dombauhütte), которая занялась самыми необходимыми ремонтными работами (она функционирует и ныне).

Взойдя на престол, Фридрих Вильгельм IV выпустил из заключения большинство «вольнодумцев», отменил многие смертные приговоры, прекратил преследование «старолютеран» (не желавших объединяться с кальвинистами) и добился мира с католиками. Он дал разрешение на учреждение Союза по строительству соборов, а в 1842 г, приехав в Кёльн, вместе с архиепископом Иоганнесом фон Гейсселем заложил первый камень в продолжение строительства собора (которое завершили уже после его смерти).

Во время пребывания в Кёльне король посетил дом банкиров Оппенгеймов, и Абраам Оппенгейм стал одним из спонсоров, присовокупивших к королевскому взносу немало собственных денег. Жители Кёльна основали Центральное общество по строительству собора, которое по сей день финансирует затраты на ремонт и реставрацию собора.

К моменту торжественного мероприятия по закладке королём и архиепископом первого камня Карлом Шинкелем были проведены тщательные подготовительные работы по реанимации первоначального проекта XIII в. Вместе с ним работал его ученик Цвирнер, который был назначен главным архитектором и руководителем строительства. Шинкель умер за год до праздника, и все заботы о строительстве легли на 40-летнего Цвирнера.

Эрнст Фридрих Цвирнер (Zwirner) окончил Архитектурную академию в Берлине, где его наставником был Карл Шинкель, приверженец классицизма. Однако Цвирнер тяготел к готическому стилю и, основательно изучив его, внёс большой вклад в возрождение готики

в Германии. Архитектор занимался реализацией соборного проекта до самой смерти. Он умер в Кёльне в 1861 г, не дожив до 60 лет и не завершив строительства, которое продолжил его помощник Фойгтель. Жители Кёльна по заслугам оценили усилия архитектора, включив его в список избранных персон, статуи которых украшают башню кёльнской исторической ратуши.

   

Фигура архитектора Эрнста Цвирнера на башне исторической ратуши Кёльна.

Чугунная крыша

В каком же состоянии находился собор к началу его возрождения?

 

Строительство собора в середине XIX века.

Между хором и южной башней располагался временно прикрытый неф длиной в 70 метров, а высотой лишь в 13 метров. Башни не были завершены. Только 59-метровая южная башня, упираясь могучим обломком в небо, давала возможность вообразить задуманные масштабы стремящегося ввысь западного фасада с двумя башнями. Работы над южной башней были прекращены уже около 1450 г, а потом и вся строительная деятельность была полностью остановлена.

После ухода французов, превративших собор в фуражный склад, немецкие романтики, вновь увлечённые готикой, мечтали увидеть достроенным задуманное в XIII в. чудо света, где даже в незавершённом виде невозможно было выделить глазом хотя бы одну чёткую горизонтальную линию за счет устремлённых в небо тонких вертикальных контрфорсов и заострённых арок. Подчёркивание вертикали было характерной особенностью готического стиля. На земле Кёльнский кафедральный собор следовал очертаниям своего предшественника — собора в романском стиле с главным нефом и четырьмя боковыми приделами, но значительно отличался от него во всех остальных отношениях.

В готической архитектуре стены стали пространством, на котором располагались каменные скульптуры ангелов, святых и других религиозных персонажей или наносились

богатые узоры в виде арок, окружностей, колонн или ниш. Арка над главным входом кафедрального собора на западном фасаде и ажурные каменные узоры его шпилей — яркие отличительные детали готического стиля. Пространства между контрфорсами в Кёльнском соборе были заполнены витражами площадью более тысячи кв. м. Стеклянные витражи на западном конце собора были установлены уже к моменту его освящения в 1322 г. В них был применён ещё один ключевой для готического стиля приём — ажурная каменная вязь или каменные переборки и так называемые средники, с помощью которых делились на части огромные пространства стекол.

Всё это удалось, в основном, восстановить к празднику продолжения строительства. Собравшиеся на праздник могли увидеть и основные достопримечательности собора, в частности: ларь с мощами волхвов; посох св. Петра; распятие Геро X века (древнейшее крупное деревянное распятие в Северной Европе); алтарь, изготовленный в 1320 г из единой плиты чёрного мрамора; часовню волхвов (с мраморной пластиной, покрывающей сердце Марии Медичи, которая была королевой Франции и умерла в Кёльне); триптих Лохнера:

 В центральной части триптиха было изображено подношение волхвами (на Западе прозываемых «святыми королями») даров младенцу Христу. Боковые створки посвящены покровителям Кёльна св. Урсуле и св. Гереону.

В 1863 г началось строительство башен высотой 157 м. Обе башни достраивали по средневековым чертежам, однако оригинальные чертежи фасадов поперечных пристроек не сохранились. Цвирнер успел незадолго до своей кончины (в 1861 г) детально разработать не только собственный проект этих пристроек, но также использовать самую современную по тем временам строительную технику, чтобы изготовить крышу, которая стала одной из первых в истории крупногабаритных чугунных конструкций. Для порталов были отлиты огромные бронзовые ворота, а количество скульптурных и витражных элементов, украшавших собор, было трудно даже сосчитать.

 

Синагога в Глокенгассе

Осуществляя надзор за ходом строительства собора, Цвирнер работал и над другими архитектурными проектами. По проектам Эрнста Цвирнера построены церковь св. Апполинария в Ремагене, замок князя Фюрстенберга в Гердрингене, замок Мойланд близ Клеве, две церкви в Эльберфельде. Банкир Абраам Оппенгейм нередко общался с архитектором (как один из главных спонсоров он следил за расходованием средств, выделяемых на строительство собора). Поняв, что Цвирнер именно тот архитектор, которому он может поручить реализацию своей давней мечты, Оппенгейм заказал ему проект кёльнской синагоги в Глокенгассе. Эту постройку Цвирнер успел закончить в 1861 г. С чертежом Цвирнера изображен на башне ратуши и заказчик строительства Абраам Оппенгейм .

    

Фигура банкира Абраама Оппенгейма на башне кёльнской ратуши

Синагога в Глокенгассе была первой из построенных в Кёльне в новое время (о средневековой синагоге, существовавшей до XV века, подробно рассказано в очерке «1700 лет еврейской истории…», опубликованном в блогах журнала «Семь искусств» в феврале 2014 г). Её внешний вид и интерьер изображены на рисунках XIX века.

Синагога в Глокенгассе (рисунок XIX века)

 

Интерьер синагоги в Глокенгассе (рисунок XIX века)

Во время «Хрустальной ночи» 1938 г прекрасное творение Цвирнера нацисты полностью уничтожили. Так как в самом конце XIX века эта синагога уже была тесновата для разросшейся еврейской общины, на Роонштрассе выстроили новую синагогу, ставшую главной в городе. Обсуждая план восстановления почти полностью разрушенного во время войны Кёльна, городские власти приняли решение восстановить лишь менее пострадавшую синагогу на Роонштрассе, а на месте синагоги в Глокенгассе установить памятную доску .

 

Памятная доска на месте уничтоженной  нацистами синагоги в Глокенгассе.

Синагога на Роонштрасе была окончательно восстановлена лишь в 1959 г

Современный вид синагоги на Роонштрассе

и ныне служит главным центром еврейской жизни в Кёльне.

 

Первая еврейская община

До недавнего времени проводили активные работы и по увековечению истории самой старой еврейской общины севернее Альп. Первое документальное упоминание об этой общине относится ещё к IV веку. В письме, датированном 321 г, кёльнские евреи спрашивали императора Константина (Великого) о возможности занимать муниципальные должности. Император дал положительный ответ, который ныне оценивают по-разному. Одни видят в этом подтверждение равноправия граждан империи независимо от вероисповедания. Другие считают, что этим Константин лишил евреев существовавшей ранее привилегии, освобождавшей их от тяжёлых пошлин городских общин.

Кроме того, еврейские общины облагали и целым рядом других дополнительных налогов, вводя к тому же дискриминационные законы. В частности, переход в иудаизм считался преступлением, тогда как обратный переход приветствовался. Евреи обязаны были освобождать без компенсации крещёных рабов. Им запрещалось проводить обрезание любого раба — христианина или язычника. Константин вновь ввёл в действие декрет Адриана, запрещавший им жить в Иерусалиме. Разрешалось посещать город только Девятого Ава, в годовщину разрушения храма.

Археологи много лет вели раскопки на месте средневекового еврейского квартала в связи с решением создать здесь один из самых крупных еврейских музеев Европы (подробно об этом было написано, в частности, в очерке Рафаэля Арена, переведенном Игорем Файвушовичем и опубликованном в блогах за 8 февраля 2014 г сетевого журнала Евгения Берковича «Семь искусств»). Уже давно в булыжную мостовую на этом месте вмонтирован отлитый из бронзы план квартала

  

План средневекового еврейского квартала Кёльна

Примерно полвека тому назад частично восстановили микве — резервуар для омовения с целью очищения от ритуальных нечистот .

 

Средневековая микве в еврейском квартале Кёльна

В Торе перечислены ситуации, когда наступает осквернение, и во всех случаях иудеям, запачканным прикосновением к мёртвым или контактом с прокажёнными (а женщинам после менструальных циклов), без предварительного омовения в микве запрещалось входить в синагогу. Евреи жили в квартале возле ратуши (построенной уже в XIV в.), хотя имели право проживать и в других частях Кёльна и владеть недвижимостью. Богато украшенную синагогу в этом квартале, построенную в первой половине XI в., трижды восстанавливали (а после изгнания евреев в XV в. превратили в часовню). Во время Второй мировой войны при взрыве бомбы открылся её фундамент, и была обнаружена гениза с уникальными рукописями.

Напомню, что гениза (от иврит. — «прятать, скрывать») — место хранения пришедших в негодность свитков Торы, священных текстов (Танаха, Талмуда, молитвенников), а также предметов ритуала, уничтожение которых запрещено в иудаизме. Древние генизы являются хранилищами ценных исторических источников. В квартале имелся также зал для свадебных торжеств и кладбище у городских ворот.

Накануне Крестовых походов

С момента укрепления христианства в Европе население довольно враждебно относилось к «нехристям», в частности, к жившим среди них соседям-евреям, не желавшим переходить в христианскую веру. Им приписывали немало злодеяний религиозного толка, но бытовой антисемитизм много веков всё же не принимал масштабов массовых нападений на иудейские общины. Светские и духовные владыки, напротив, нередко защищали общины, платившие им за покровительство солидную дань.

Немало богомольцев посещало «Святую землю» (так христиане называли Иерусалим и Палестину, принадлежащие Сирии). Пока Сирией владели арабы, от западных паломников требовали лишь уплаты разумной подати. Эти приверженцы ислама, несмотря на длившиеся уже несколько веков военные столкновения с христианскими государствами, всё же допускали сотрудничество с «неверными», особенно в области науки и культуры. Христианские, арабские и еврейские учёные вместе переводили на латинский язык труды арабских философов и Аристотеля (возвращая его Европе). Позже эти книги попали в библиотеки средневековых университетов. Такое культурное взаимодействие происходило даже на территории Испании, где христиане уже перешли в контрнаступление против арабских мусульман (мавров), и началась Реконкиста (от reconquistar — отвоёвывать).

Терпели арабы и христианских паломников в Святой земле. Новые завоеватели Сирии, турки-сельджуки, были менее снисходительны к богомольцам. Турки пришли на Запад, почти повторив маршрут гуннов. Они захватили Хорезм, Персию, Ирак, часть Сирии. Попытки Византии остановить продвижение сельджуков закончились её крупным поражением в 1071 г и обязательством выплатить огромную дань. Из-за дворцовых интриг в Константинополе это не было выполнено, и турки стали отнимать у Византии новые территории. Местные крестьяне, которых турки объявили свободными и лишь обложили податью, признали господство сельджуков.

Поручив персидским и арабским чиновникам наблюдать за порядком на завоёванных территориях, турки продолжили атаки на соседей. Ярые сторонники ислама, они были особенно агрессивны при столкновении с христианами. Сельджуки окончательно вытеснили византийцев из Сирии и захватили почти всю Малую Азию. Восточный император Алексей Комнин, несмотря на церковные разногласия, обратился за помощью к главе Западной церкви.

В Европе был избыток воинов, мечтавших о славе и новых землях. Возвращавшиеся из Святой земли возбуждали воображение рассказами о богатствах Востока. Этим настроениям способствовало и право майората, когда лишь старшие сыновья получали в наследство отцовскую землю. Младшие должны были заботиться о себе сами. Восток давал перспективу. Из-за турецкой опасности паломники стали объединяться в вооружённые отряды, чтобы добраться до Святой земли. Нахождение Гроба Господнего в руках мусульман рождало у христиан неодолимое желание отвоевать его. Эта идея требовала лишь благословения церкви, и папа Урбан II взял на себя ответственность.

В ноябре 1095 г в Клермоне при громадном стечении народа он произнёс пламенную речь о страданиях христиан в Палестине: «Необходимо, чтобы вы как можно скорее поспешили на выручку братьев, обитающих на Востоке, о чём те не раз просили вас...  Да станут отныне воинами Христа те, кто раньше сражался против сородичей. Так хочет Бог!». Толпа рвалась получить из рук папы лоскутки красной материи в виде креста, а самые одержимые выжигали крест на теле. Многие тысячи романтиков рвались в поход. Его объявили как покаянное паломничество, участники которого сознательно обрекали себя на любые лишения и даже смерть.

Урбан оправдывался, что не может лично возглавить крестоносцев по причине борьбы с симонией, инвеститурой и ересью в Европе, где в это время под отлучением за грехи находились правители трёх главных государств: Вильгельм II Английский, Филипп I Французский и Генрих IV Немецкий. Папа не хотел обращаться за помощью к грешникам

и сам занялся организацией похода. Геную он просил помочь флотом, византийского императора — кровом и продовольствием для крестоносцев, а одному из лидеров нового движения, графу Фландрскому, предложил начать поход 15 августа 1096 г.

Вскоре весть о походе на Восток распространилась по Западной Европе, в основном на территориях с франкоязычным населением, к западу от Рейна. Массы людей под предводительством бедных рыцарей или даже крестьян собирались на севере Восточной Франции, в Лотарингии, Фландрии и самой Германии, особенно в западной её части. Среди разношерстной публики, составлявшей эти ополчения, выделялась фигура Петра Амьенского (Пустынника), монаха-отшельника. Из Франции он прибыл в Германию, проповедуя в прирейнских областях, и в глазах масс превратился в пророка.

Общественное настроение быстро вышло из-под контроля церкви и стало неуправляемым. Еврейские хроники тех времен указывают на то, что после проповеди папы и призыва к походу в Святую землю в городах Франции и Германии начали раздаваться призывы убивать евреев, которые были восприняты не меньшими врагами, чем мусульмане, за вину в распятии Христа и неприятие христианской веры. Один из лидеров Первого крестового похода, герцог Готфрид Бульонский, поклялся «пойти в этот поход только после отмщения крови Распятого пролитием крови еврейской, полным искоренением тех, кто называется евреями, таким образом смягчив гнев Божий».

Более прагматической причиной погромов стала отчаянная нужда крестоносцев в деньгах, а рейнландские еврейские общины были богатыми и преуспевающими, что было вызвано разрешением властей заниматься ростовщичеством. Конкуренции в выдаче денег под проценты у них не было, так как католическая церковь запрещала христианам заниматься этим «грязным делом». Евреям же было запрещено владеть землёй и вступать в цеха ремесленников. Поэтому ростовщичество оставалось для них почти единственной доходной и незанятой «производственной нишей».

Нападения на евреев стали простейшим способом разбогатеть — будь то путём прямого грабежа или за счет выкупа, который были вынуждены платить попавшие в беду общины. Многим крестоносцам пришлось впасть в долги перед еврейскими ростовщиками ради приобретения оружия и другого снаряжения для похода, таким образом, убийства и грабёж евреев обосновывались святыми целями.

Крестьянский крестовый поход

Первыми в поход (оставшийся в истории под названием Крестьянского крестового похода) ещё до объявленного папой срока, весной 1096 г, ринулись крестьяне из Лотарингии, Шампани, рейнского левобережья. К ним присоединилось немало мелких рыцарей и горожан. Их отряды, собравшиеся в Руане, почти полностью истребили еврейскую общину, оставив в живых лишь немногих, согласившихся принять крещение.

Напуганные этим, а также клятвой Готфрида Бульонского отомстить евреям за кровь Иисуса, общины Франции предупредили об опасности евреев прирейнских общин Германии. Император Генрих IV, которого глава еврейской общины Майнца уведомил об угрозах герцога, приказал всем герцогам и епископам защищать евреев от крестоносцев. Готфрид Бульонский под давлением императора был вынужден отказаться от клятвы и, прибыв в Германию, даже обещал защиту общинам Кёльна и Майнца, правда, «подарившим ему за помощь» 500 серебряных марок (огромная сумма по тем временам).

Не призывал к погромам и Петр Амьенский. Войдя со своим отрядом в Трир, он ограничился взиманием с еврейской общины продовольствия для крестоносцев. Однако когда волны крестоносцев, в основном крестьяне и городская чернь, хлынули в Рейнскую область, гражданским и церковным властям не удалось удержать их от бесчинств. В Шпейере крестоносцы при поддержке части местных христиан убивали каждого еврея, отказавшегося принять крещение. Епископ, взявший евреев под защиту, выслал против погромщиков своих воинов, а горожанам, участвовавшим в беспорядках, велел отрубить руки. Евреи Майнца пытались дать отпор крестоносцам, но, преданные воинами епископа, были частью перебиты, частью покончили с собой. Сам епископ был вынужден бежать из Майнца. Лишь немногие евреи предпочли жизнь измене своей вере. Даже матери убивали своих детей, чтобы избежать их насильственного крещения.

В апреле 1096 г дошла очередь и до Кёльна. Местные христиане спрятали евреев в своих домах, и поначалу крестоносцы довольствовались разгромом еврейского квартала и синагоги. Кёльнский архиепископ (1089-1099 гг.) Герман III тайно вывел евреев из города и спрятал их в окрестных деревнях, где через три недели евреи были обнаружены и частью перебиты, частью насильственно крещены. Многие бросались в Рейн и тонули.

Продвигаясь на восток, летом 1096 г крестоносцы разгромили еврейские общины между Рейном и Дунаем. В Регенсбурге всех евреев загнали в реку и объявили, что они прошли обряд крещения. Конец бесчинствам в придунайских землях положили венгры. Многие евреи Франции, Лотарингии и прирейнских земель бежали через Венгрию в Византию, поселившись главным образом в Салониках и Константинополе. Когда толпы этих оборванных «богоборцев» достигли Константинополя, император Алексей Комнин предпочел поскорее избавиться от них, переправив их морем в Святую землю. Там их разрозненные отряды перебили турки-сельджуки, и лишь немногим удалось вернуться в Константинополь и продолжить крестовый поход с основными силами рыцарей.

Генрих IV позволил в 1097 г всем насильственно крещёным евреям вернуться в иудаизм. Спустя шесть лет император собрал в Майнце своих вассалов и вместе с ними принял торжественную присягу соблюдать «земский мир» (нем. Landfrieden), одним из условий которого была защита жизни евреев.

  (продолжение следует)

 

 Книги Гимельфарба можно заказать в Германии по телефону 0221/765721

 

Оригинал: http://www.berkovich-zametki.com/2016/Zametki/Nomer7/Gimelfarb1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru