litbook

Проза


Два рассказа0

Женщина в доме

 

1

У учительницы Зои Федоровны было молодое, подвижное и по-детски задорное лицо... А над ее пухленькими губками чернели явно нарисованные усики.

«Бред какой-то, — думал Мишка. — Откуда усики-то?!..»

— Ваш сын — одно сплошное недоразумение, — между тем продолжала жаловаться юная учительница. — Он дерется на переменах с мальчиками, девочками и собаками.

«Собаки в школе?!..» — снова удивился Мишка.

— Для вашего сына нет ничего невозможного!.. — не без иронии заметила Зоя Федоровна. — Я не удивлюсь, если завтра ваш Вовочка подожжет школу.

«Школа — ладно. Школу любой пацан запросто спалить может, — мучительно соображал Мишка. — А вот как Вовка ухитрился этой училке усики нарисовать, а?»

Зоя Федоровна тронула указкой плечо Мишки.

— Послушайте, о чем вы все время думаете? — не без ехидства спросила она. — Вы умеете думать? Тогда попробуйте научить этому своего сына.

— Хорошо, — коротко согласился Мишка.

 

2

Дома, в комнате отца, толстенький Вовка долго рассматривал ремень на столе. Мишка задумчиво курил у окна.

— Все прощу, — наконец сказал Мишка сыну. — Только объясни мне, как ты усики учительнице нарисовал?

— Какие усики? — довольно искренне удивился Вовка.

— Выпорю, сукин сын, — грозно пообещал Мишка.

— Чей сын? — прищурился малыш.

— Ты, значит, на отца, да?.. — зашипел Мишка — Ты так, да?!

— Почему я?

— Больше всего не люблю, когда врут. Учти, буду пороть, пока не признаешься, — Мишка взял ремень. — Иди сюда, вундеркинд.

 

3

На следующий день, после уроков, Вовка положил на стол Зои Федоровны большую коробку конфет.

— Ага, проспорил! — девушка радостно хлопнула в ладоши. — Выпороли все-таки, да?

— Не за что и выпороли, — вздохнул Вовка. — Вы усики сами себе нарисовали. И врать не хорошо.

— Подумаешь!.. Кстати, я и не говорила твоему отцу, что усики нарисовал ты.

— Тогда это провокация называется, — назидательно заметил Вовка. — Причем довольно хитрая провокация.

Зоя пожала плечами и открыла коробку.

— Класс!.. — восхищено заключила она, любуясь конфетами. — Кстати, отец тебя еще раз выпорет — за то, что ты у него деньги украл.

— Я не крал.

— Ага, вот ты снова врешь, — засмеялась Зоя. — А врунов нужно пороть больше, чем хулиганов. Потом сам спасибо скажешь… Иди домой!

За дверью класса стоял Мишка. Толстенький Вовка хмуро взглянул на отца.

— Все слышал, да?.. — спросил мальчишка.

— Иди домой, — тихо сказал Мишка. — Потом поговорим.

— Я посмотреть хочу! — заупрямился Вовка.

— Мал ты на такое смотреть, — Мишка подтолкнул сына к выходу. — Иди отсюда!..

 

4

Зоя положила в сумочку коробку конфет и, что-то весело напевая под нос, направилась к двери.

«Педагогика очень сложная штука, — размышляла про себя девушка. — А вранье довольно условное понятие. Например, если соврать во благо педагогике, то тогда...»

В пустом коридоре стоял рослый Мишка с ремнем в руках.

— Ой!.. — тихо выдохнула Зоя и попятилась в класс.

— Я… это самое... — Мишка покраснел от смущения — В общем, надо... Понимаете? Потом сами спасибо скажете. Врать никто не имеет права.

— Я понимаю... — согласилась девушка, с кроличьим ужасом рассматривая ремень в руках Мишки. — Я только на минуточку, хорошо?

Она юркнула в класс и захлопнула дверь. На дверь тут же навалилась огромная тяжесть. Каблучки Зои заскользили по паркету.

— Я больше не буду! — сквозь горячие слезы отчаяния и стыда закричала она. — Давайте по-хорошему договоримся.

Мишка молчал. Через полминуты отчаянной борьбы он вошел в класс.

— Только не здесь, пожалуйста!.. — у Зои были огромные, жалобные глаза.

— А где?

Мишка не без участия рассматривал симпатичное лицо учительницы.

— Какой же вы тупой! — Зоя пришла в себя, и в ее глазах вдруг появились чисто женские и воинственно-обаятельные огоньки. Она быстро спросила: — Кстати, что вы делаете сегодня вечером?..

 

5

Мишка пришел домой только после одиннадцати вечера. Вовка смотрел футбол, сидя в отцовском кресле.

— Счет-то какой, сынок? — мягко спросил Мишка.

— Два — один, — Вовка взглянул на отца. — Наши проигрывают, пап.

— Балбесы, — безразлично сказал Мишка. — У нас пожевать найдется?

— Я картошку пожарил, суп сварил...

Мишка аккуратно повесил костюм в шкаф, чего никогда не делал раньше, и молча ушел на кухню. Вовка потерял интерес к футболу.

— Понимаешь, сынок, педагогика довольно сложная штука, — Мишка ел, стараясь не смотреть на сына. — Например, вас в классе сколько?.. Тридцать хулиганов и двоечников. Короче, с ума сойти можно. А ремнем, оказывается, воспитывать никого нельзя...

— И вчера нельзя было? — напомнил Вовка.

Мишка виновато потупился.

— Подумаешь, два раза шлепнул, и то совсем чуть-чуть.

— Три, — уточнил Вовка.

Мишка почесал тыльную сторону ладони.

— Два с половиной, — уточнил он. — И еще неизвестно, кого я стукнул сильнее.

 

6

Целый месяц Мишка возвращался домой не раньше двенадцати. Он долго стоял возле уже спящего Вовки, а потом вздыхал и целовал сына в пухлую щеку.

На чисто прибранной кухне Мишку ждал ужин. Иногда он заглядывал в дневник сына — там стояли одни пятерки, украшенные замысловатой подписью Зои Федоровны.

Однажды Мишка вернулся домой не один. Рядом с ним стояла Зоя и чему-то радостно улыбалась.

— Это тебе, Вовочка! — сказала она, протягивая мальчику коробку конфет.

Вовка тихо поблагодарил и тут же отвел глаза.

— Вот что, сынок, — решительно сказал Мишка. — Теперь мы будем жить втроем. Понимаешь?..

Вовка молча кивнул и поплелся в свою комнату.

 

7

— Нет, ты только послушай, что Вовка вчера написал в изложении: «Жирная акула проплывала мимо океана», — Зоя уткнулась лицом в тетрадку и захохотала. — Мамочки, я сейчас лопну от смеха!..

Мишка взял тетрадку сына и пробежал глазами несколько строк.

— Что поставишь? — улыбнулся он. — Двойку?

— Почему двойку? Пятерку, конечно, — Зоя с трудом уняла смех и провела ладошкой по горячей щеке Мишки. — Ведь ты меня любишь, правда?

— Люблю, — Мишка поцеловал Зою. — Но если честно, то раньше в школе я тоже не понимал, почему, например, Баренцево море называют морем. Ведь его не отделяет от океана суша...

— Лучше скажи еще раз, что ты меня любишь! — перебила Зоя.

...Вовка почесал пальцем в ухе и отошел от двери. Он включил свет в своей комнате и мучительно долго переписывал изложение… Чуть ли не до самого утра.

 

8

Вовка старательно тер шваброй пол. Зоя сидела в кресле, поджав ноги. Она ела конфеты и просматривала тетрадки.

— Вовочка, конфетку хочешь? — спросила она.

— Нет, — не оглядываясь, буркнул Вовка. — И «пятерку» тоже не хочу.

— Ну и глупо, — Зоя сладко потянулась. — Так, кажется, пора идти готовить ужин.

Она прошлепала босыми ногами на кухню. Все конфорки плиты были уже заняты кипящими кастрюлями. Зоя осторожно подняла крышку одной из них.

«Опять Вовка борщ варит, — фыркнула она. — Так, а тут у нас что?..»

Во второй кастрюльке тушилось вкусно пахнущее мясо.

«А мне что делать? — подумала юная жена. — Только хлеб нарезать, да?»

 

9

Стрелки часов показывали половину первого ночи. Мишка лежал, заложив руки за голову, и рассматривал потолок.

— Да, он меня не любит, — Зоечка нервно барабанила пальчиками по широкой груди мужа. — Но зачем же ставить ребенка за это в угол?

— Полюбит! — уверено сказал Мишка. — Почему он на тебя так смотрит?

— Как?

— Как на чужую.

— Ага!.. А полюбить меня Вовка должен в углу? — съязвила Зоя. — Пойми, я же только мачеха. Черт!.. Слово-то какое-то ненормальное — мачеха, — голос Зои трагически дрогнул. Она на секунду задумалась. — Господи, что я могу дать Вовке кроме «пятерок», конфет и поцелуя в щеку?

— Вовка должен тебя полюбить, — повторил Мишка.

— Упрямый дурак! — Зоя отвернулась от мужа и натянула на голову одеяло. — Вчера я в магазине была… Стою, перебираю свитера для мальчиков, а в голове вдруг мысль: «Может быть, подешевле купить?» Мишка, я кто после этого?.. Сволочная мачеха, да?

Во рту Зои было горько, как после шоколада... Она укусила подушку, но легче не стало.

 

10

Возле детской больницы рядом с автобусной остановкой на скамейке сидела женщина. Она громко рыдала, уткнувшись лицом в ладони. Прохожие бросали испуганные взгляды на женщину, потом на большую вывеску «Детская больница № 18» и торопились пройти мимо.

Зоя вдруг с ужасом почувствовала, как у нее отяжелели ноги. Она замедлила шаги... Чужое горе казалось настолько огромным, черным и тяжелым, что это мешало дышать.

Неожиданно двери больницы с шумом распахнулись и на улицу выбежал человек в белом халате с красным от злости лицом.

— Я же вам уже двадцать раз сказал, что с вашим сыном все будет хорошо! — закричал он женщине на лавочке. — Вы нам всех посетителей тут перепугаете!

Незнакомка подняла лицо... У нее были заплаканные, светлые и счастливые глаза.

Зоя облегчено улыбнулась.

«Но как же она плакала!..» — подумала она.

Потом Зоя вдруг вспомнила, что забыла купить Вовке новые ботинки. Мысль обожгла так, что молодая женщина невольно поежилась. Прежде чем войти в подъезд, Зоечка долго рассматривала окна своей квартиры...

 

11

На следующий день Мишка выгнал сына Вовку из дома.

На столе лежала любимая Мишкина книга «Автомобиль — своими руками», а рядом с ней громоздилась целая горка самолетиков сделанных из страниц книги. Крылья самолетиков украшали по-детски большие красные звезды.

— Пусть идет куда хочет, хоть к бабушке, хоть к тете Наде! — Мишка расхаживал по комнате, заложив руки в карманы брюк. — Подумаешь, испугал, мол, ремнем его бить нельзя. А эту книгу, между прочим, мне еще мой дед подарил. Лучше бы этот маленький негодяй мой гараж сжег.

Вовка укладывал свои вещи в потертый чемоданчик, с которым ездил летом в деревню. Зоя стояла возле окна и безучастно смотрела на улицу.

— Иди-иди, тебя никто не держит, — Мишка подошел к Зое и остановился рядом. — И без тебя как-нибудь проживем.

Гнев Мишки таял прямо на глазах.

Он посмотрел на жену и спросил:

— Я правильно говорю, да?

Зоя ничего не ответила... У нее было напряженное лицо и какие-то странные, тусклые глаза.

Вовочка ушел… На дороге к автобусной остановке он появился через пару минут. Мальчишка шел медленно, опасливо посматривая на большую черную собаку возле киоска. Маленькая фигура Вовки, казалось, стала еще меньше. Собака подошла к мальчику и понюхала чемодан. Вовка затравленно оглянулся на окна дома...

У Зои задрожал подбородок. Она машинально провела рукой по лицу и вдруг поняла, что плачет.

Мишка все еще стоял рядом. Окурок обжигал пальцы, но он не обращал на боль никакого внимания.

— Он… это самое... — глухо сказал Мишка. — Он обязательно вернется.

— Почему ты ничего не боишься?! — громко крикнула Зоя и бросилась к двери.

 

12

— Вовочка, солнышко мое!.. — Зоечка рыдала и смеялась одновременно. — Прости меня, прости, пожалуйста!

Ее губы крепко и торопливо целовали потупленное лицо Вовки. Зоя стояла на коленях на мокром асфальте и на нее оглядывались прохожие.

— Я хотела, но я не могла... Я знала все, но я не знала как... Я же любить не умею! — сбивчиво, глотая слезы, говорила Зоя. — Я же просто мачеха, понимаешь меня?.. Это как заколдованный круг, из которого нет выхода. Ты еще маленький, но ты поймешь потом... Ты обязательно поймешь и простишь.

Слезы вдруг хлынули неудержимым потоком, и у Зои задрожало лицо.

— Я любить не умею!.. Я любить не умею! — уже во весь голос со звонким надрывом закричала она. — Я все знаю, но ничего не умею. Я могу научить любого, но я ничего не умею сама. Пороть нужно таких учительниц!.. Пороть их до тех пор, пока они сами хоть чему-нибудь не научатся, — женские ладони, судорожно сжимающие Вовкину куртку, стали трясти мальчишку. — Я любить не умею, понимаешь?!.. Я же даже борщ варить не умею. Вовочка, прости!

Старушка с двумя авоськами осуждающе покачала головой.

— Довел мамашу, шельмец, — сказала Вовке старушка. — Правильно вас «тинэйджерами» называют. Это же не дети, а крокодилята какие-то.

Вовка наконец решился взглянуть в заплаканное и удивительно счастливое лицо Зои. Он улыбнулся…

Зоя встала и потянула Вовку за собой.

— Идем домой, Вовочка!.. Идем же!

 

13

Зоя сидела в Вовкиной комнате и весело рассказывала ему, как в прошлом году она работала воспитательницей в детском летнем лагере. Вовка слушал молча, изредка и смущено улыбаясь в ответ.

— Представляешь, меня тоже ночью измазали пастой, — счастливо смеялась Зоя.

В комнату вошел бледный, как полотно, Мишка. В одной руке он держал бумажный самолетик с красными звездами, в другой «учительскую» авторучку Зои.

— Это ты, оказывается, сделала? — ошарашено спросил Мишка, протягивая жене обе улики. — Зачем, а?!.

Зоя замолчала и покраснела до кончиков волос.

— Бред какой-то, — повысил голос Мишка. — Я же сына родного из-за тебя чуть из дома не выгнал.

Вовка вскочил и схватил отца за руку.

— Пап, поговорить нужно, — он потащил за собой отца. — Пошли.

Мишка слабо упирался и смотрел на жену остекленевшими от удивления глазами.

— Нет, ну зачем?!.

 

14

Прошел еще час… Вовка вернулся на кухню, сел за стол и пододвинул к себе стакан с горячим чаем.

— Ну, что?.. Не плачет больше? — Мишка с надеждой смотрел на Вовку.

— Нет, — Вовка сделал осторожный глоток. — Она уже спит.

Мишка облегчено вздохнул.

— Да, сынок, женщина в доме... Это такая штука... Очень сложная, в общем, штука, — Мишка виновато улыбнулся. — Зойка мне говорит, мол, я Вовке кто? Только мачеха. А мачехи не плачут, это любой дурак знает. А тогда любить как?..

— Да понял я все, пап — перебил отца Вовка. — Еще, когда из дома уходил, все понял.

— Потому и не спешил?

Вовочка кивнул. Мишка долго смотрел в темное окно, думал и снова вздохнул.

— Да-да… Она ведь и полюбила тебя, сынок, когда ты уходил… Маленький такой, толстенький и совсем несчастный… Мол, выгнали малыша. Конечно, это почти такая же провокация, как тогда с нарисованными усиками, только что же еще Зойке оставалось делать?.. Она же мама, а не мачеха, она любить должна больше жизни.

Мишка немного помолчал.

— Кстати, Вовка, ты как насчет братика, а?.. Возражать не будешь?

— Не буду.

— А если еще сестричка появится?

Вовка поперхнулся чаем.

— Пап, ты мне на шею еще целый детский сад повесь! А уроки я когда делать буду?

— Подумаешь!.. Ты и так одни пятерки получаешь, — отмахнулся Мишка.

— Получаю... Только акулы мимо океана все-таки не проплывают.

Дверь тихо скрипнула. Мишка и Вовка вздрогнули и оглянулись. Кот Василий смотрел на людей желтыми, вопрошающими глазами.

— Да-а-а, женщина в доме это тебе, сынок, не это... Как его? — Мишка замолчал и посмотрел в окно. — Не кошка, в общем.

На небе уже светили огромные ночные звезды.

— Женщина в доме — это как целый мир, наверное... — сказал Мишка.

Вовка ничего не ответил, а только молча кивнул головой.

 

 

Озеро Мбанго

 

1

У посетительницы было спокойное и удивительно красивое лицо. Но она и явно нервничала, это было заметно по тому, что она не назвала своего имени и сразу перешла к делу.

— Знаете, мне проще рассказать вам все с самого начала, — женщина закурила и откинулась на спинку кресла. — К сожалению, вы не первый специалист, к которому мне пришлось обратиться.

— Проще было сразу прийти ко мне, — улыбнулся Сашка.

— Возможно. Но я не думаю, что вам понравится история с примесью мистики, — молодая женщина хладнокровно улыбнулась в ответ. — Короче говоря, год назад я и один мой знакомый посетили Замбези. Это был довольно крутой вид отдыха без пяти звездных отелей. Впрочем, в африканской саванне есть своя прелесть. Нас просто-напросто несло один черт знает куда… — по лицу женщины скользнула тень. — Тогда мне нравилось рассматривать львов из джипа или купаться в речке Охо, после которой на теле остается золотая пыль. Однажды, вопреки желанию нашего проводника, мы посетили племя ндари. Название этого народца было не таким коротким, и я запомнила только первое слово. Целиком его можно было перевести, как «люди черного колдуна». К тому времени я уже успела здорово поссориться со своим богатым другом. Мы провели в гостях у колдунов-ндари только одну ночь. Я спала одна в хижине и, мягко говоря, была не совсем трезва. Утром я нашла на своем плече вот эту татуировку…

Женщина расстегнула легкую кофточку и обнажила плечо.

«Стерва», — прочитал немного ошарашенный Сашка. Большие буквы состояли из замысловато переплетенных зеленых змей.

— Вообще-то, за такие шутки бьют физиономию, — невольно заметил Сашка.

— Что я и сделала. Правда, тут же получила сдачи. Мой уже бывший друг был уверен, что я не уйду от него с таким клеймом. Он по-своему любил меня… А мне следовало бы держаться от такой любви подальше. Я вернулась, нашла вождя племени ндари и предложила любые деньги лишь бы избавиться от татуировки. Знаете, что он мне сказал?..

Пауза получилась довольно длинной.

— Ну и что же? — наконец осторожно спросил Сашка.

— От татуировки нанесенной ндари смог избавиться только один человек. Это была женщина соседнего племени. Она искупалась в водах озера Мбанго и смыла ее.

— Похоже на легенду.

— Да, тем более что никакого озера Мбанго не существует… Его просто нет! — Женщина нервно загасила сигарету в пепельнице. Ее голос стал глухим и тихим. — Знаете, мне всегда нравилось быть очаровательной стервой и получать от жизни то, что я хочу. Мне двадцать девять лет и я не думаю, что хотя бы одну минуту я провела как-то иначе. Но теперь я встретила очень доброго и удивительно родного человека…

Женщина замолчала.

— Как вас зовут? — спросил Сашка.

— Лариса. Поймите, если вы не сможете помочь мне…

— Я постараюсь, — Сашка встал. — Прилягте, пожалуйста, на кушетку, и я попробую определить состав красителя вашей татуировки.

Передвигаясь по собственному кабинету, Сашка казался громадным и неуклюжим. Протез на левой ноге ниже колена громко топал по полу.

Лариса легла на кушетку и закрыла глаза.

— Перестаньте кусать губы, от этого вы не станете более симпатичной, — попробовал пошутить Сашка. — Ну-с, а теперь посмотрим, чем орудуют африканские колдуны…

 

2

Володя явно нервничал.

— Лариса, я ничего не понимаю, — он говорил настолько громко, что прохожие оглядывались и смотрели на странную парочку на парковой скамейке.

Лариса старалась не смотреть на лицо Володи.

— Мне нужно время… — глухо сказала она.

— Зачем?

— Хотя бы затем, что я еще ни разу в жизни не была в загсе, — Лариса попыталась улыбнуться. — И не кричи так!.. Хочешь, я поглажу тебя по головке и ты успокоишься?

— Я не ребенок.

— Нет, Володя, ты большое дитя, хотя и заканчиваешь докторскую диссертацию. Кстати, мне очень нравится смотреть, как ты работаешь дома. Я даже научилась вязать, представляешь?

Тяжелая мужская рука легла на колено Ларисы.

— Нет!.. — молодая женщина безучастно отвернулась в сторону.

— Почему нет?

— Потому что я люблю тебя, Володя… Я очень-очень люблю тебя и не хочу потерять.

— Но я опять ничего не понимаю.

— Вечером я прочитаю тебе сказку про Царевну-лягушку. Кстати, учти, ей тоже нужно было время, чтобы расстаться со своей лягушачьей кожей.

Лариса улыбнулась. У нее сильно болело плечо. Татуировка ндари жгла как раскаленное клеймо, но молодая женщина уже давно научилась улыбаться, преодолевая и душевную и физическую боль.

 

3

У Федора Степановича была добродушная физиономия пирата в отставке.

— Сашка, я учил тебя своему ремеслу шесть лет, — старик лукаво прищурился. — А ты вдруг приходишь ко мне и говоришь, что не можешь справиться с татуировкой, сделанной безграмотным африканским колдуном.

— Федор Степаныч, все не так просто. — Сашка почесал затылок. — У меня друг работает в институте физической химии. Так вот, «чернила», которыми сделана татуировка, похожи на сок какого-то ядовитого растения. Они окрашивают практически всю живую клетку, но не только кожи. Понимаете?.. Судя по всему, они проникают в глубину.

Старик насмешливо фыркнул.

— Саша, я провел на зоне почти четверть века. Мне пришлось повидать там таких мастеров-«колдунов», какие не приснятся тебе и в страшном сне. Когда шесть лет назад ты пришел ко мне, громыхая казенным протезом и кучей орденов, я надеялся, что вижу умного человека. Тебе удалось вырваться из жуткой мясорубки, потеряв только часть левой задней лапы. Но теперь добрый доктор Айболит собирается ехать в Африку. Зачем?..

— Я попробую найти племя ндари.

— Понимаю, тебе платят. Это хорошо… — старик кивнул. — Но ты сказал, что озера Мбанго не существует.

— В любой легенде можно найти часть правды.

— Как и любом приговоре суда, — перебил старик. — Саша, тебе нужно было оторвать и вторую лапу, чтобы ты перестал быть Айболитом. За все время своей работы ты не сделал ни одной татуировки, а только помогал клиентам избавляться от них. И почему ты только не служил в лагерной охране?..

Федор Степаныч вздохнул и не без доброго сожаления посмотрел на Сашкино лицо…

 

4

Разговаривая по телефону, Лариса смотрела, как за окном падает первый снег…

— Я не знаю, когда вернусь, Лариса, — голос Сашки звучал неуверенно.

— Месяца вам хватит?

— Боюсь, что нет. Вы смотрели телевизор?.. В Замбези сейчас идет гражданская война.

— Хорошо…

Лариса положила трубку. Почти сразу раздался очередной звонок. Женщина протянула руку, но тут же отдернула ее.

«Это Володя…», — она вдруг почувствовала, как сильно закололо под сердцем.

Лариса бессильно опустилась в кресло и, кусая губы, долго смотрела на неумолкающий телефон. Рядом с ним лежала упаковка с сильным снотворным. Лариса уже полгода не могла уснуть ночью из-за сильной боли в плече. Эта боль убивала, как может убивать только яд.

Женщина медленно взяла в руки коробочку лекарства и открыла ее. Горсть таблеток на ладони была похожа на грудку безобидных пуговиц из маминой шкатулки.

Лариса сжала таблетки в кулаке и вдруг поняла, что плачет.

«Володя, любимый мой, родной мой, прощай! — слезы были настолько горячими, что жгли лицо. — Озера Мбанго нет… И ты никогда не сможешь простить меня!»

Лариса уткнулась мокрым лицом в сжатые кулаки и зарыдала навзрыд. Телефон на мгновение смолк и зазвонил снова. Лариса почувствовала, как по ее рукам бегут слезы. Она чувствовала губами их соленый вкус и горечь.

«Володя, любимый мой, родной мой, прости меня!..»

Боль под сердцем стала огромной, всепоглощающей и похожей на черную бездну. Бездна манила к себе и казалась единственным спасением. Ларисе стало трудно дышать. Она рванула кофточку мокрыми от слез руками.

«Озера Мбанго не существует…»

Существовала только бездна и боль. Слезы бежали неудержимым потоком. Они заливали грудь и руки… На какое-то мгновение Ларисе показалось, что ей стало легче.

«А может быть… — мелькнула робкая мысль. — Нет! — тут же оборвала ее Лариса. — Озера Мбанго нет!»

Женщина поднесла ко рту крепко сжатый кулак, раскрыла его и, уже ни о чем не думая, проглотила таблетки.

 

5

— Ты пойми, парень, головорезы, которые рвутся сейчас в Камбанаи с севера, самые обыкновенные фанатики. Ты видел, во что они превратили город? — у мужчины в рваной рубашке было злое и растерянное лицо. — Вчера мы два раза попадали под артобстрел, но так и не смогли пробиться к старому зданию посольства. Там у нас остались женщины и дети. А ты мне рассказываешь сказки про какого-то старика из племени ндари.

— Он обещал прийти… — наверное, у Сашки был виноватый вид.

— Кстати, вообще-то я — посол. Меня зовут Виталий Сергеич, а ты кто?

— Я так… Я по личным делам, — Сашка окончательно смутился.

— Значит, старик должен был прийти, да? — Виталий Сергеевич потер лоб, собираясь с мыслями, и махнул рукой вдоль разрушенной улицы. — Он мог прийти только к старому зданию посольства.

— Я пойду с вами.

— Ты хоть воевать-то умеешь? — взгляд Виталия Сергеевича скользнул по Сашкиному протезу.

— Справлюсь как-нибудь.

— Тогда валяй, если тебе жизнь не дорога.

Посол потерял к Сашке всякий интерес и отошел к группе солдат из охраны посольства. Те молча смотрели, как по улице отступали правительственные войска.

— Значит так, — Виталий Сергеевич вытер рукавом грязное от пыли лицо. — Снова короткими перебежками и снова нужно держаться левой стороны улицы. Она не простреливается артиллерией. Только на этот раз мы должны дойти. Это наш последний шанс…

Сашка подобрал брошенный автомат и проверил обойму.

— Сказал бы, мол, за Родину, ребята, да далеко Россия, — пошутил Виталий Сергеевич. — Но отступать все равно некуда. Пошли, что ли?..

Под ногами скрипели битые кирпичи и стекло. Сашка шел сзади всех. И тем не менее именно он успел снять с крыши старого посольства снайпера «северян», так и не успевшего сделать ни одного выстрела…

 

6

Больницы уже не было видно. Володя шел медленно, бережно поддерживая Ларису под локоть.

— Как ты себя чувствуешь?

— У меня немного кружится голова… Но это скоро пройдет, — Лариса старалась не смотреть на улыбающееся лицо Володи. — Кстати, ты зря это сделал.

— Что?

— Выбил дверь и отвез в меня в больницу.

— Ты собираешься повторить попытку?

— Конечно, нет… Но мы все равно должны расстаться. Я сделаю так, что ты уйдешь сам.

Володя взял в ладони руку женщины и коснулся ее губами.

— Лариска, ты все-таки дура…

Женщина отстранилась. Она сняла куртку и расстегнула несколько пуговиц на блузке.

— Правда очень жестока, Володя. Маленький мой!.. Тебе уже пора подрасти и принять мир таким, какой он есть. Теперь смотри.

Володя, удивленно моргая глазами, рассматривал обнаженное женское плечо.

— Ну? — наконец спросил он. — И все, что ли?..

— Читай!

Володя пожал плечами и осторожно развернул крохотную бирку на шве блузки.

— Мейд ин Италия… Дальше я не могу, тут слишком мелко написано.

Лариса осторожно скосила глаза… Татуировки на плече не было.

 

7

— Значит, по личным делам сюда приехал? — Виталий Сергеевич положил автомат на пол и устало присел рядом с Сашкой.

— По профессиональным, — уточнил Сашка.

— А-а-а!.. — Виталий Сергеевич улыбнулся. — То-то я смотрю, ты стреляешь как полубог на олимпийской охоте. Много воевал?

— Пришлось много...

— Старика-то своего нашел?

— Нашел. Только он ранен был, умирал уже… — Сашка безразлично рассматривал разбитый протез и перебинтованную ногу. — Мне помогла ваша переводчица. Старик сказал, что озеро Мбанго вышло из берегов.

— Здесь нет такого озера.

— Есть…

— Где?

Сашка отвернулся и посмотрел в окно. Там был полуразрушенный город. На улицах лежали убитые люди.

Виталий Сергеевич проследил взгляд Сашки.

— У нас нет шансов вырваться отсюда, — сказал он.

— Есть.

— Что?.. — Виталий Сергеевич быстро взглянул на покрытое пылью и кровью лицо Сашки.

— Главное, это снайперы, — Сашка говорил спокойно, словно подводил итог уже сделанной работы. — Их трое. Если вы поможете добраться мне до окна на последнем этаже, я справлюсь с ними. А пока остальные головорезы не уберут подбитый танк от посольства, им нет пути вперед. Вы видели пару целых «джипов» в гараже?

— Видел. Но нас расстреляют, как только мы вырвемся за ворота.

— Я вас прикрою… Эти сволочи будут брить свои бороды об осколки стекла на асфальте.

— А ты?

— Мне все-таки оторвали вторую заднюю лапу… Но как заметил бы один умный старик, слишком поздно, — Сашка слабо улыбнулся и порылся в кармане. — Вот эту записку отдайте одной женщине… Адрес я написал.

— Это все?

— Все. А теперь помогите встать.

…Через час из стен горящего российского посольства вырвались два «джипа». Редкие выстрелы по ним ушли впустую и быстро смолкли. Но те, кто сидел в машинах, еще долго слышали сзади отчаянную перестрелку…

 

8

Звонок в дверь был долгим и настойчивым.

— Здравствуйте. Простите, вас зовут Лариса?

У незнакомца был представительный вид. Лариса молча кивнула.

— Вот… — незнакомец протянул небольшой клочок бумаги. — Это от Саши.

Лариса взяла записку.

— Там все написано и нечего больше вам сказать, — мужчина немного грустно улыбнулся и старомодно приподнял шляпу. — Всего вам доброго!

Прежде чем закрыть дверь Лариса нервно развернула записку.

«Вы должны сами найти озеро Мбанго. Правда, когда я вспоминаю ваше лицо, я почти не верю, что вам удастся сделать это, — кривые, неровные строчки вдруг заплясали в белом тумане. — Вас ждет очень трудная дорога, Лариса. Мне остается только пожелать вам удачи. Прощайте!..»

Лариса привалилась спиной к стене и долго стояла, снова и снова перечитывая записку…

 

9

— У нас гости? — Володя что-то быстро писал и даже не поднял головы.

— Нет, просто перепутали адрес… — Лариса села на диван и взяла вязание.

Володя отложил авторучку и сладко потянулся.

— Знаешь, чего я боюсь больше всего на свете? Наверное, тебе скучно со мной.

— Что ты, Володенька, — Лариса засмеялась. — Петельки и узелки из шерсти это самое увлекательное занятие в жизни.

— Летом мы поедем куда-нибудь отдохнуть. Куда ты хочешь?

— Только не в Африку.

— Почему?

— Когда-нибудь, любимый, я расскажу тебе сказку о волшебном озере Мбанго. Один человек сказал, что туда ведет очень трудный и длинный путь. Но однажды я все-таки нашла туда дорогу и искупалась в этом озере.

— Ты была в сказке? Интересно, как тебе удалось это сделать. Расскажи!

— Перебьешься. У каждой женщины должна быть тайна.

— И как долго ты собираешься хранить ее?

Лариса улыбнулась.

— До тех пор, пока ты рядом, мой любимый!..

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1004 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru