litbook

Non-fiction


Однажды во время войны: по следам записки из бутылки0

Вступление

Рассматривая различные варианты встречи Нового 2016 года, я остановился на поездке с немецкой группой в Южную Италию. Помимо посещения Помпеи и Геркуланеума, восхождения на Везувий и посещения острова Капри, туроператор предлагал на выбор ещё две «вылазки» (именно так я перевожу на русский язык немецкое понятие «Ausfluge»): в Рим или в Монтекассино. И это решило мой выбор. Потому что начатое два года назад моё журналистское расследование я считал незаконченным. Его окончание  связывалось мной с посещением Монтекассино.

Промежуточный этап завершился 19 декабря 2014 года в Мюнхене: в помещении Генерального консульства Республики Беларусь в Мюнхене состоялось уникальное в своём роде событие: внукам немецкого солдата Второй мировой войны была вручена записка, написанная их дедом в оккупированном белорусском городе Борисов и датированная 1942 годом. Этой акцией Республика Беларусь, в которой во время войны погиб едва ли не каждый четвертый житель, решила продемонстрировать примирение поколений.

Начало истории

В апреле 2013 года на территории ОАО «140 ремонтный завод» в городе Борисов, под одной из колонн сносимого барака бывшего немецкого госпиталя, была обнаружена бутылка с запиской на немецком языке. В ней два немецких солдата сообщали, что эта колонна была построена ими в «военный 1942 год»; приведены имена и домашние адреса солдат, а на обороте записки стояло лишь одно слово: «Когда» и за ним шесть вопросительных знаков. Об этой мне рассказал Генеральный консул Республики Беларусь в Мюнхене А.Д. Ганевич. Рассказал после того, как белорусские журналисты, затратив почти полтора года на поиски, так и не смогли найти потомков этих солдат. C этого и началось наше расследование.

1941 – 1942 годы

К исходу дня 2 июля 1941 года 18-я немецкая танковая дивизия 4-й танковой армии группы армий «»Центр» в боях за невзорванный мост через Березину потеряла значительное количество танков, и все же смогла расширить предмостный плацдарм в глубину до 8 км и по фронту до 12 км, отбросить части 1-й Московской дивизии и захватить город Борисов.  

Уже через неделю Борисов оказался в глубоком тылу: новая линия фронта проходила через города Невель – Витебск – Могилёв - Речица. Однако вскоре продвижение немецких войск затормозилось. 7 декабря 1941 года в связи с провалом операции по овладению Москвой (под кодовым названием «Тайфун») начальник Генштаба немецких сухопутных войск генерал-полковник Франц Гальдер (Halder) в своём дневникезаписал: «Хуже всего то, что Генштаб не представляет себе состояния наших войск, и потому не может прийти к правильному стратегическому решению».

19 декабря 1941 года Адольф Гитлер (Adolf Hitler) подписал известную директиву № 39 (Weisung Nr.39) о переходе к обороне на всём советско-германском фронте. Командованию сухопутных войск в лице фельдмаршала фон Браухича (Feldmarschall von Brauchitsch) предписывалось, в частности, отвести с фронта остатки разбитых соединений, приступить к восстановлению техники и пополнению состава.

Штаб группы армий «Центр» во главе с генерал-фельдмаршалом Теодором фон Боком (Fedor von Bock) временно разместился в Борисове. Тогда же в этом городе немцы начали реконструировать бараки, где до войны располагались казармы Красной армии, и строить новые здания для своего военного госпиталя. В этих работах с 1942 года было задействовано и специальное строительное подразделение «Ersatzteilstaffel 705», в котором служили слесарь Герберт Беррес (Herbert Berres) и каменщик Генрих Вайнрих (Heinrich Ernsr August Weinrich). Впрочем, о правильном написании имён немецких солдат, их гражданских специальностях и названии подразделения, в котором они служили, мы узнали позднее из немецких архивов и нашей переписки с родственниками.

Данные городских архивов

Обнаруженная записка была спрятана в бутылке из-под французского коньяка 1940 года. Вот как эта записка выглядела (правописание и размещение слов сохранено):

 

«Diese Säule wurde gebaut im Kriegsjahr

                 1942

     von beiden Landsern

Herbert Burres         Heinrich Weinrich

               Deutschland

Wuppertal                     Braunschweig

Senefelder Srt. 10        Lampestr. 10

(«Эта колонна была построена в военный 1942 год двумя рядовыми Гербертом  Бурресом и Генрихом Вайнрихом, Германия (далее следуют адреса упомянутых в записке немецких солдат)».

На обратной стороне записки стояло лишь одно слово «Wann ??????» с шестью вопросительными знаками. Собственно говоря, именно эти вопросительные знаки и подвигли меня на многомесячные поиски: люди, отправившие в вечность это послание, никак не могли радоваться столь затяжной войне, смертям и страданиям; им никак не подходила поговорка: «кому война, а кому мать родная», и, хочется думать, их руки не были запятнаны кровью убитых патриотов и евреев. Что в известной мере подтвердилось впоследствии.

Автор настоящей статьи совместно с редакцией газеты «Русская Германия» направили запросы в «Deutsche Dienststelle», а также в городские архивы Вупперталя и Брауншвейга. Во-первых, нам было интересно узнать биографии солдат, а во-вторых, нам представлялось, что если живы родственники этих солдат, им будет интересно получить неожиданную весть из тех далёких военных лет.  То есть доделать работу, начатую белорусскими журналистами.

Ответы работника городского архива Вупперталя Георга Брауна (Georg Braun), сотрудницы городского архива города Брайншвейг  Катерины Бекманн (Katherina Beckmann) и работника организации «Deutsche Dienststelle» (Berlin) господина Кюмайера (Kühmayer) позволили нам представить себе, пусть и в общих чертах, предвоенную и военную жизнь  авторов упомянутой записки.

 Георг Браун сообщил, что Герберт Беррес (!)  родился 27.04.1921 года в Элберфельде (Elberfeld). Его родителями были монтажник-сантехник Вильгельм Генрих Адольф Йозеф Беррес (Wilhelm Heinrich Adolf Joseph Berres), родившийся 08.06.1889 года в Дюссельдорфе, и мать, гладильщица Мария Алекси (Maria, урожденная Alexy), родившаяся 05.06.1889 года в Дуллене (Dullen, Kreis Oletzko, Treuburg/Ostpreusen). Мария умерла 15.01.1979 года в Вуппертале-Элберфельде в своей квартире на Зенефельдер штрассе 10. Её муж Вильгельм Беррес, умер, скорее всего, после 1983 года, так как до 1983 года в архивных документах нет сведений о его смерти. Других детей, кроме сына Герберта, у них не было.

Герберт Беррес до войны работал автослесарем. Организация «Deutsche Dienststelle» дополнила эти сведения: в вермахт автослесаря призвали ещё до начала войны с Советским Союзом; во всяком случае, с 28.02.1941 года он уже числился в 227-м строительном подразделении сформированной в Бонне 3-й артиллерийской бригады. С 01.04 1942 года он был переведен в 619 автодивизион сухопутных войск вермахта, а конкретно, в строительное подразделение «Ersatzteilstaffel 705» этого дивизиона.

Генрих Эрнст Август Вайнрих (Heinrich Ernst August Weinrich) родился 01.03.1908 года в семье Генриха Вайнриха (Heinrich Weinrich)  и Вероники Вайнрих (Veronika Weinrich, урождённой Kleemann). До войны работал каменнщиком. 16.09.1931 года Генрих Вайнрих женился на девушке  Хильдегард Гертруда (урождённая Kiele). В 1932 году у них родился сын.

Время призыва Генриха в вермахт неизвестно. В ноябре 1941 года он служил в вспомогательном батальоне (Ersatzbatailon 194) 2-й пехотной дивизии. А 01.04 1942 года он был переведен в 619 автодивизион сухопутных войск вермахта, в строительное подразделение «Ersatzteilstaffel705», в котором служил и Герберт Беррес. Так встретились эти два человека из разных городов разных немецких федеральных земель.

Как сообщили архивы, Генрих Вайнрих вернулся с войны 01.08. 1945 года в тот же дом на Lampestr. 10, из которого ушел на войну. Его супруга умерла в Брайншвайге 22.03.1976 года. А вот данные о родственниках этого солдата работники архива не могли нам сообщить, так как такие сведения, по их словам, «по настоящее время находятся под защитой закона о личных данных. Возможно, Вам удастся узнать их местонахождение в жилищном управлении города Брауншвайга». 

Работа над ошибками

Первое же сопоставление ответа из городского архива Вупперталя с данными записки из Борисова вызвало законный вопрос: в записка указана фамилия «Burres», а в ответе из архива – «Berres». Но архивариус Георг Браун пояснил: «В Вуппертале в доме по адресу Зенефельдер штрассе 10 мог проживать лишь один человек с именем и фамилий, похожими на указанные в записке -  Герберт Беррес. Что же касается текста записки из бутылки, то архивариусу представляется, только один реальный вариант: записку писал второй солдат, Генрих Вайнрих, который не знал правильного написания фамилии своего товарища».

Архивные данные позволяют предположить также, что Герберт Беррес не лишен славянских кровей, так как имя и фамилия его матери - Мария Алекси, - скорее польские, чем немецкие, да и место её рождения - город Тройбург (Kreis Oletzko (Treuburg/ Ostpreußen) - являются исконно польской территорией (так, по переписи 1890 года – спустя год после рождения Марии -  здесь проживали  40 401 человека, в том числе, 223 еврея и 24 000 поляков).

В данных городского архива Вупперталя сказано, что Герберт Беррес был убит 01.10.1943 года в Италии, недалеко от Монтекассино, и  на момент гибели имел воинское звание ефрейтор. Столь медленный рост по карьерной лестнице понятен: за два года войны - с 1942 (когда он назвал себя рядовым) и по 1943 год - нестроевой солдат вряд ли мог удостоиться большего внимания военного начальства.

И ещё один немаловажный вывод (он же – камень в огород тех, кто не признаёт вклада союзников Советского Союза в победу над фашистской Германией): с восточного театра военных действий, в частности с Белорусского фронта, в Италию были переброшены не только артиллерийские, танковые и пехотные дивизии, но даже такие вспомогательные подразделения, как «Ersatzteilstaffel 705», в котором служил слесарь Герберт Беррес.

 Смерть под Монтекассино

Выписка из Википедии свидетельствует: 8 сентября 1943 года Италия капитулировала, а новое правительство Бадольо (Badoglio) объявило 13 октября войну Германии. Войну на втором фронте европейского театра военных действий вели части немецкой 10-й армии под командованием фон Фитингофа (von Vietinghof). Монтекассино и гора над ним были превращены немцами в центральный пункт укрепленной линии, и рассматривались немецким командованием как ключевая позиция так называемой «оборонительной линии Густава» (Gustav-Linie derHitlerwehrmacht).

Наиболее напряженным местом боёв  был городок Кассино (Cassino) с расположенным над ним на высоком холме монастырем бенедиктинцев (Monte Cassino). Городок Кассино представлял собой некие стратегические ворота к Риму, расположенному от него на расстоянии 120 км.

 Эту часть линии Густава обороняли около 50 000 немецких соддат и офицеров; против них под командованием генерала Дуайта Эйзенхауэра (Dwight D Eisenhower) находились почти 200 000 солдат и офицеров из разных стран с приданными им 1 600 орудиями разных калибров. Интересы нападавших и обороняющихся сошлись на аббатстве Монте Кассино.

Основанный в середине VI  века, монастырь владел известными культурными ценностями. Существуют сведения, что вследствие важного исторического значения монастыря Монте-Кассино, генерал-фельдмаршал Альберт Кессельринг (Albert Kesselring), главнокомандующий немецкими войсками (Heeresgruppe C) в Италии, приказал не включать монастырь в «линию Густава». Даже Папа Римский обращался к союзником с просьбой пощадить этот монастырь. Однако американцы считали, что там сидят наблюдатели и корректировщики огня немецких батарей, и потому все же предприняли артиллерийский и авиационный штурм.

Немецкая оборона, в конце концов, была прорвана; союзники начали наступление и освободили Рим 4 июня 1944 года. Многомесячные бои в районе Монте Кассино обошлись в 60 000 жизней союзников и 24 000 немецких солдат и офицеров. Среди погибших был и бывший автослесарь из Вупперталя, 23-летний ефрейтор Герберт Беррес.

На тот момент место его захоронения нам не было известно.

Закон строг, но справедлив

Ну, а что же семья Генриха Вайнриха? Расскажем в подробностях -  авось наш опыт пригодится читателям  - о наших дальнейших поисках.

Итак, на  наш вторичный запрос по поводу личных данных сына солдата Генриха Вайнриха  архивариус Катерины Бекманн  из городского архива Брауншвейга 19 сентября 2014 года ответила: «В соответствие с §5 (2) Нижнесаксонского закона об архивах мне не дано права сообщить Вам данные сына Генриха Вайнриха». Однако оказалось, что данный закон не распространяется на другие городские службы, в частности, на текущий архив регистрации жителей (Einwohnermelderegister). Оттуда нам сообщили, что сын Генриха Вайнриха умер менее года назад (тут я мысленно поругал медлительность белорусских журналистов!), но в настоящее время в Брауншвайге проживает внук Генриха Вайнриха, Себастьян Вайнрих. На адрес последнего было направлено письмо с просьбой ответить на вопросы и прислать фотографии деда военных и послевоенных лет (если таковы имеются). Ответа не последовало.

Что бы это могло значить?! Внуки не хотят вспоминать войну? Внукам стыдно за деяния их отцов и дедов? Автору этих строк пришлось обратиться за помощью к коллеге, журналисту Льву Мадорскому, живущему в Брауншвейге. И хотя немецкими правилами домашний визит не приветствуется, Мадорский посетил Себастьяна Вайнриха.

Оказалось, что молчание внука было продиктовано обычной занятостью. В конце концов, мы получили достаточно подробные ответы, рассказ внука о деде и интересные фотографии из домашнего архива.

Когда окончится война?

Военные будни каменщика Генриха Вайнриха заполнялись работой и…  музыкой: в свободное от выполнения заданий время несколько человек из строительного подразделения «Ersatzteilstaffel 705», организовали ансамбль и развлекали друзей.

В 1944 году там же,  в Белоруссии, Генриха Вайнриха ранили в ногу (видимо, когда немцам пришлось туго, в боевые части отправили всех, кого только можно было!); он долго лечился в госпитале, был в плену в английской зоне оккупации Германии и вернулся домой в 1946 году (а не в августе 1945 года, как сообщил нам городской архив Брауншвайга). Внук вспоминает, что дед сильно хромал, но работал на строительном предприятии. Дед был веселым и добродушным человеком, а умер он от рака в 1991 году.

По поводу интерпретации вопроса «Когда?» на обратной стороне найденной записки, Себастьян Вайнрих не имеет собственного мнения: в беседах с дедом внук никогда не касался военной темы. Мы же считаем, что этот вопрос трудно объяснить иначе, чем  мечтой солдат о скорейшем окончании войны и возвращении домой. Ведь тот же вопрос «Когда?» звучит и в его письме от 23 июля 1946 года жене и сыну из плена:  «Я оказался в лагере и жду своего освобождениря. Это оказалось сложной проверкой моего терпения. Надеюсь, что это продлиться недолго, и я снова увижу вас двоих…».

Генрих Вайнрих действительно вскоре вернулся домой.  Его сын Вольфганг, продолжая отцовское ремесло, выучился на архитектора, и работал в строительном управлении города Брауншвейг. Как уже говорилось выше, к сожалению, он умер год назад, в октябре 2013 года. Вот кто обрадовался бы находке военных лет!

О том, кому не повезло

Как сказано выше, второй автор записки из бутылки, ефрейтор Герберт Беррес, в 1943 году погиб в Италии. Он ушел на войну холостым и наследников у него осталось.  

Вернемся теперь к моей поездке в Италию зимой 2016 года. Вместе с другими туристами, желающими посетить место жесточайшей битвы у Монтекассино, я отправился к этому трагическому месту. По дороге экскурсовод рассказал, что погибших немецких солдат хоронили на трёх кладбищах: под Кассино, под Неаполем и у посёлка Позитано (где очень любит отдыхать бывший федеральный канцлер Ге́рхард Шрёдер (Gerhard Fritz Kurt Schröder). Так что найти могилу Герберта Берреса здесь, под Монтекассино, казалось мало вероятным.

Без всякой надежды на успех я зашел в контору кладбища Kriegsgräberstätte Cassino и задал свой вопрос. Порывшись в книгах, служащий кладбища расстелил передо мной карту-схему кладбища и ткнул пальцем на один из четко расчерченных квадратов: блок 26, могила № 521.

Искать могилу, тем более, возлагать на неё цветы, я не пошел: не моя эта задача. Но если родственники Герберта Берреса прочитают эту статью, они будут знать, где покоится немецкий солдат-строитель.

Расследование никогда не кончается?

В нашем распоряжении имеется фотография, на которой запечатлены Генрих Вайнрих (в светлой одежде) и его товарищи-строители из подразделения «Ersatzteilstaffel 705». Трудно не заподозрить среди них и Герберта Бересса. Вот только где найти человека, который может идентифицировать с Гербертом Берресом одного из персонажей этой фотографии?

Не исключено, что Герберт послал точно такую же фотографию из Белоруссии своим родственникам в Вупперталь. Если читатели нашего сайта, живущие в Вуппертале, покажут фотографию из этой статьи своим немецким знакомым с фамилией Беррес, а те узнают на ней своего родственника, мы им подскажем, куда следует обратиться за получением копии записки.

Но даже если желаемое не случится, по крайней мере, в одной семье – у внуков Генриха Вайнриха – записка их деда из оккупированного белорусского города Борисов будет храниться вместе с фотографиями военных лет и передаваться из поколения  в поколение вместе с официальным приглашением посетить Генеральное Консульство Республики Беларусь в Мюнхене. В этом городе, где зародился нацизм, в городе, который нацисты называли «Hauptstadt der Bewegung», завершился ещё один круг событий той жестокой войны. И вместе с этим состоялось примирение потомков солдат, воевавших по разные стороны окопов.

 

Примечание

Первоначальный вариант статьи опубликован в газете «Русская Германия», № 51 от 22.12.2014

 

Оригинал: http://www.berkovich-zametki.com/2016/Zametki/Nomer8_9/VFishman1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 997 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru