litbook

Non-fiction


История Иудеи I века0

Глава 1  Архелай

 

 

1. 4 год до н.э.

Консулы Гай Кальвизий Сабин и Луций Пассиен Руф.

Наместники провинции Сирия  Публий Квинтилий Вар, Гай Сенций Сатурнин.

Второго числа месяца шват умирает Ирод. За несколько дней до смерти в страшных мучениях он диктует что-то секретарям, что-то родственникам с глазу на глаз - свою последнюю царскую волю. Внутренние нарывы  и  нестерпимые боли в желудке не дают ему спать, и даже короткое время полежать спокойно. Отекшими, как бревна, ногами ступает он по иерихонскому дворцу, распространяя повсюду зловоние  от низа его живота, где в сплошной гниющей ране копошатся черви.  Двигаться ему мешает сильная одышка, часто всего его охватывают судороги, во время которых царь обнаруживал неестественную силу.

   Зная, насколько желательна и приятна его смерть большинству иудеев, в последние дни жизни Ирод проявляет необычайную жестокость. Он велит сжечь живьем законоучителя Матфия и его учеников, сбросивших золотого орла с ворот Храма. Затем умирающий царь приказывает собрать знатнейших мужей со всех мест царства Иудейского и заточить их на иерихонском ипподроме.  После того, как этот приказ исполняется, он призывает к себе свою сестру Саломею и мужа ее Алексу и велит им: «Я знаю, что иудеи будут праздновать день моей смерти как юбилей. Но, если вы выполните мою сегодняшнюю волю, траур и слезы заполнят всю Иудею. Поэтому, как только я умру, и народу не будет известно о моей кончине, пусть воины  оцепят  заточенных на ипподроме  и изрубят всех по вашему приказу, дабы каждая семья в Иудее, против своей воли, плакала бы над моей смертью».

    Как только Ирод умер и народу еще не было известно о его смерти, Саломея извратила последнюю волю умирающего и, вместе с Алексой, выпустила заключенных в ипподроме на свободу. Узникам сказали, что сам царь распорядился выпустить их. Знатные люди Иудеи разошлись по домам, пережив страдания и затаив обиду.

   Когда глашатаи разнесли весть о смерти царя по всему царству, Саломея и Алекса собрали иродово войско в иерихонский амфитеатр. Перед солдатами выступил Птолемей, который ведал финансами при Ироде и которому царь вверил свой перстень с печатью. Он сообщил присутствующим о смерти Ирода, перечислил все его подвиги, победы в сражениях, построенные города и крепости, храмы, площади, галереи, дворцы, амфитеатры и ипподромы. Особенно подчеркнул Птолемей заслуги Ирода перед народом Израиля: строительство Храма, огромные жертвоприношения и пожертвования, золото и драгоценности, переданные пострадавшим от землетрясения и чумы. Затем хранитель печати зачитал царский рескрипт, предназначенный для воинов: царь благодарил последних за верную преданность и просил их так же отнестись к его сыну Архелаю, которого он назначает своим преемником. По прочтении рескрипта Птолемей вскрыл завещание и огласил его содержание. В завещании, которое вступало в законную силу только после утверждения императором,  Архелай, старший сын Ирода от самаритянки Мальтаки, как уже сказано, унаследовал царский престол. Области Гавланитиду, Трахонею, Батанею и Панеаду наследовал сын Ирода от иудейки Клеопатры Филипп в виде тетрархии.  Антипе, младшему сыну от самаритянки Мальтаки, Ирод отдал тетрархию в Галилее и Перее. Города Ямнию, Азот, Фазаелиду он предоставил сестре своей Саломее, которая получила еще пятьсот тысяч серебряной монеты. Всем остальным родственникам царь оставил каждому большие денежные суммы и значительные ренты, сделав их всех богатыми людьми. Цезарю Августу он завещал десять миллионов сребреников, множество различной золотой и серебряной утвари и драгоценной одежды, а жене императора Юлии и некоторым другим римским лицам он оставил по пятьсот тысяч. Архелаю отец в завещании также поручал препроводить императору Августу перстень с печатью Ирода и запечатанные этой печатью  акты государственного правления. Император, как уже указывалось, должен был подтвердить, или же изменить завещание Ирода.   

      Сразу после прочтения завещания раздались громкие, даже ликующие,  крики в честь нового царя, Архелая. Отряды воинов, возглавляемые лохагами, проходили мимо царской ложи, присягая новому правителю на верность и преданность. Судя по единственному почти полностью сохранившемуся амфитеатру того времени, лохи по 100 солдат заходили на арену через вход на длинной оси арены, приветствовали Архелая, возвышавшегося над ними, высота стены между ареной и трибуной была около 2 метров, и выходили через противоположный вход. «Предвечный, храни царя!», - кричали с каменных трибун жители Иерихона и пришлые гости, испрашивая у Господа благословление  Архелаю, только что провозглашенному царем Иудеи.

    Архелай устроил отцу пышные похороны и не остановился ни перед какими затратами, чтобы придать впечатляющий блеск похоронной процессии. Тело, облаченное в багряницу, уложили на золотую парадную кровать, украшенную множеством драгоценных камней, драпированную пурпуром с пестрыми узорами, покрыли алым сукном. Голову Ирода обвивала диадема, а над нею покоилась золотая царская корона, в правую руку вложили скипетр. Около последнего ложа умершего шли сыновья и многочисленная родня. За парадной кроватью, которую несли рабы, попеременно сменяя друг друга, в полной походной форме следовало иродово войско, сначала копьеносцы, затем лохи фракийцев, германцев и галлов, за ними вся остальная армия, снаряженная как на войну со своими лохагами и таксиархами во главе. Траурная процессия, замыкаемая пятью сотнями рабов и вольноотпущенников с курящимися благовонными травами в руках, прошла в таком порядке не менее восьми стадий (1,6 км) в направлении крепости Иродион, где по повелению покойного его и погребли. Гробницу сделали из иерусалимского камня, покрытого бронзой, и расположили между двух дворцов, построенных Иродом.

 

 Кампания. Помпеи. Амфитеатр. Около 80 года  до н.э – 24 августа 79 года н.э.  
Любопытно, что стены театра, построенного Иродом в Иродионе, рядом с которым Ирод был похоронен, 
покрыты фресками, выполненными в стиле  распространенным в Риме и Кампании в 1 веке до н.э. 

 

     В мае 2007 года на территории крепости Иродион была обнаружена могила царя Ирода Великого. Ирода похоронили в роскошном двухэтажном мавзолее высотой 25 метров. Внутри мавзолея археологи нашли три саркофага: царский длиной 2,5 метра, квадратный в сечении и еще два саркофага поменьше. Изготовленный из розово-красного камня-известняка и украшенный орнаментом, Иродов саркофаг оказался разбитым вдребезги молотками, вероятно, еще в период Первого иудейского восстания 67-69 годов. Стилистически саркофаг, фрагменты мавзолея и орнамент полностью соответствуют иродианскому периоду. Тесно к мавзолею примыкает театр, который построил Ирод в честь приезда в Иудею Марка Агриппы, друга и зятя императора Октавиана Августа.   Театр вмещал примерно 650 зрителей, сохранилась отдельная ложа, вероятно для самого царя. Достаточно четко сохранились фрески на уцелевших стенах театра. Эти фрески  выполнены в стиле, который  до сих пор не встречался на территории Израиля. Такой стиль был распространен в Риме и Кампании в 1 веке до н.э.

    Волею судьбы израильский археолог и архитектор Эхуд Нецер, первооткрыватель гробницы Ирода, умер от травм, полученных рядом с этой гробницей, которую он искал 35 лет. Это случилось в понедельник 25 октября 2010 года, когда после совещания с сотрудниками на месте раскопок Нецер зашел  в так называемую царскую ложу театра и облокотился на металлические перила. Болты, скрепляющие пруты лопнули, и перила рухнули с 6-метровой высоты вниз вместе с профессором. В результате двойного удара об землю 76-летний Нецер получил травмы головы и перелом шейных позвонков. Через два дня, 28 октября 2010 года, профессор Эхуд  Нецер скончался в госпитале  «Хадасса Эйн-Керем».

 

            Археолог Эхуд Нецер рядом с саркофагом Ирода

     По обычаю Архелай объявил в честь отца 7-дневный траур и дал народу, тоже по обычаю, богатый траурный пир. Отменив траур, он в белых одеяниях направился в Храм. Народ на улицах приветствовал его, прославляя имя нового царя. В языческом дворе Храма на возвышении был установлен золотой трон. Под восторженные крики собравшейся толпы Архелай взошел на помост и сел на трон. С самого начала приветственной речи новый царь старался говорить с народом мягко и любезно. Как и все сыновья Ирода, Архелай воспитывался  и обучался в Риме. Поэтому он начал речь по всем правилам риторики с благодарности народу за усердное участие в похоронах его отца и за выражение ему верноподданнических чувств. Он поблагодарил собравшихся за то, что они предали забвению все несправедливости, совершенные по отношению к ним его отцом, и обещал приложить все старания, чтобы воздать им добром за их к нему расположение. И хотя, к нему, Архелаю, народ относится, как к новому царю, он удерживается пока не только от проявления власти, но и не принимает титула царя, пока император не утвердит   завещание его отца. Он и в Иерихоне не принял царской диадемы, которую воины хотели возложить на него. Но, как только император утвердит завещание Ирода, он, Архелай использует всю полноту царской власти, чтобы вознаградить иудеев за расположение к нему, он докажет, что может быть во всех отношениях и для всех лучше отца своего Ирода. По окончании этой довольно продолжительной и весьма мягкой и любезной по отношению к народу иудейскому речи из толпы раздались крики. Вначале это были крики восхищения и восхваления нового царя. Однако, затем ободренные щедрыми обещаниями царя, люди из толпы стали требовать облегчения ежегодных податей и упразднения пошлин. Иудеи платили Ироду многочисленные налоги, а именно поголовную подать, поземельный налог, налог с домов, пошлину с товаров, привозимых на рынок, и другие пошлины, разоряющие народ с каждым годом все больше и больше.  И, наконец, были еще и третьи, которые, вероятно, и стали зачинщиками грядущего мятежа. Они требовали освободить узников, заключенных Иродом в темницы и во множестве остающихся там. Для того, чтобы снискать расположение народа, Архелай обещал выполнить все пожелания народа, когда император утвердит его царем. Затем там же в Храме он принес жертву Предвечному и вместе со своей свитой и друзьями предался пиршеству.  

       Оставшиеся возле помоста с золотым троном люди не спешили расходиться, и толпа в языческом дворе Храма хоть и несколько поредела, но к вечеру стала еще более агрессивной. В толпе выделялись иудеи в черных похожих на мешки одеждах с обритой головой. Они открыли свой особенный траур и оплакивали казненных Иродом Матфия и его учеников, уничтоживших золотого орла, символ Рима,  над храмовыми воротами. Но, этот траур не был, как обычно, тихий и сдержанный. По всему Иерусалиму слышны были душераздирающие стоны, надрывно возбужденные крики и плач. Громкие вопли слышны были везде, в том числе и в иродовом дворце, где пировал Архелай. Таким образом, они оплакивали тех, которые, по их словам, пали за веру отцов и, даже не были еще похоронены. Там же, у того места, где стоял золотой трон, собрали совет из имеющихся под рукой знатных граждан и направили представителя к Архелаю с требованием, наказать всех тех начальников, которых назначил Ирод, и прежде всего сместить  первосвященника Иозара из рода Боэтосов и заменить его более сведущим в законах и более благочестивым и непорочным.

    Площадь, на которой стоял Храм, образовывала неправильный четырехугольник, северная сторона которого – 317 м, восточная – 466 м, южная – 281 м и западная – 488 м. Таким образом, все это пространство составляло 12 гектар с лишком. По четырем сторонам квадратной площади шли великолепнейшие галереи на севере, востоке и западе в три ряда толщиною в 15 м, на юге – в 4 ряда. Южная галерея, так называемая Царская, состояла из 162 мраморных колонн коринфского ордера и была самая величественная. На севере к этим галереям примыкала колоннада соединявшая Храм с крепостью Антония. В некоторых местах были ступени, по которым входили на самый низкий и большой языческий двор, или двор язычников. На дворе язычников Ирод расточил богатство своего вкуса: по внутреннему периметру, как сказано было, шли галереи, пол устлан был мраморными плитами, крыши были плоские, устланы кедровым деревом и покрашены золотой краской, и поэтому, как это будет видно позже, хорошо горели. Этот двор, судя по названию, был доступен всем нациям. Здесь продавали голубей, быков, овец, коз. Здесь же размещались лавки и столы менял. В южной царской галерее учили раввины, и проповедники собирали около себя народ. Посередине языческого двора поднималась на четыре с небольшим метра терраса, окруженная каменной оградой высотой полтора метра. У Коринфских ворот, ведущих на террасу в двор жен находились надписи на латинском и греческом языках, в которых запрещалось под угрозой смерти не иудеям проходить дальше. Из двора жен в двор мужей вели Красивые ворота, отличающиеся и своею величиной и обилием золотых и серебреных украшений. Двор мужей отделялся от двора священников низкой узорной каменной решеткой около 60 см высотой. На дворе священников находились жертвенник и «Медное море». Жертвенник  имел около 25 м в длину и в ширину и около 5 м в высоту. На четырёх углах его были украшения в форме вьющихся растений. Поднимались к нему по наклонному помосту, примыкавшему к жертвеннику с южной стороны. В стороне от жертвенника, к западу, то есть ближе к Храму помещалось "Медное море" – огромная бронзовая чаша с 12 кранами для омовения рук и ног священников. Диаметр "медного моря" был около 5 м, высота около 2,5 м, вес его был около 30 тонн, и оно вмещало около 80 куб. м воды. Храм стоял на 12 ступеней выше и был весь из белого мрамора, а фасад его был золотой.  От притвора вел портик к золотой двери в святилище, которая была всегда открыта.    

    Архелай поспешил поскорее успокоить народ и пока воздержаться от казней, понимая, что если эти народные волнения усилятся, то сделают его путешествие в Рим совершенно невозможным. Он послал к мятежникам одного из своих таксиархов, предварительно проинструктировав его. Надо сказать людям, напутствовал он военоначальника, чтобы  они прекратили беспорядки, поскольку казнь их родственников и друзей была вполне законной, что в требованиях их много оскорбительного как для покойного царя, так и для его наследника Архелая. Сейчас, прежде всего, должен был сказать таксиарх вожакам, требуется единодушие царя и народа, пока Архелай не вернется обратно из Рима и законно взойдет на царский трон. Тогда он, новый царь Иудеи, обсудит с ними совместно их требования, если сейчас, опять-таки, они не превратятся в настоящих бунтовщиков.

   Однако, ни таксиарху этому, ни последующим архелаевым переговорщикам мятежники не дали возможности передать слова Архелая, встречая их градом камней еще при входе на языческий двор.

   Тем временем наступил четырнадцатый день весеннего месяца нисан, с которого начинается праздник Песах, или еще он называется Хаг а-Мацот — праздник опресноков,  иудеям древним законом предписано в этот праздник есть опресноки. Это напоминает им исход из Египта. В эти дни приносится больше жертв, чем в какой-либо другой праздник; и на поклонение Всевышнему стекается в Иерусалим огромное число паломников не только из Иудеи, но и из других, даже может быть, очень далеких стран.  Таким образом, к началу Песаха число бунтовщиков, оплакивающих смерть законоучителей Иуды и Матфия, выросло в несколько раз, они расположились в языческом дворе храма, где было достаточно запасов продовольствия, камней и деревянных палок, чтобы удерживать оборону долгое время. Тогда Архелай, опасаясь разрастания бунта, послал в Храм отряд в  тысячу тяжеловооруженных воинов под командой хилиарха с предписанием рассеять мятежников раньше, чем к ним присоединятся многочисленные паломники, обитающие в Храме и на равнине за городской стеной, и доставить к нему всех главарей разгорающегося бунта. Дождавшись, пока отряд пройдет через наружные ворота Храма в языческий двор, толпа простонародья и паломников, крича и ободряя друг друга, окружили воинов и закидали их камнями. Тяжеловооруженный воин бросает пилум, прежде чем атаковать противника с мечом. Так вот, из-за лавины камней метнуть пилум большинство не успело, а до мечей дело практически не дошло.  Спастись бегством смогли лишь немногие воины и их тяжелораненый хилиарх. Между тем жертвоприношения в Храме не прекращались ни на миг.

 

 Макет Иерусалима времен 2 Храма. 
Видно, что Храм Ирода представлял собой, по сути, очень хорошо укрепленную крепость, 
а огромный, внешний по отношению к другим дворам, языческий двор – плацдарм для оборонительного сражения. 

    Медлить дальше было нельзя, и Архелай задействовал все войско Ирода. Пехота густыми колоннами вступила в Иерусалим. Кавалерия высыпала в поле напротив Овчих и Золотых ворот города. Войдя в языческий двор, пехотинцы перебили всех находящихся там мятежников и паломников. Кавалерии была поставлена задача воспрепятствовать поддержке бунту в Храме извне и выловить тех, кто убежит из Храма через ближайшие городские ворота.  Таким образом, всадники и пехота убили около трех тысяч человек, а кто смог убежать, укрылись на ближайших холмах. На следующий день глашатаи Архелая возвестили всем в Иерусалиме и в окрестностях, что царь прощает всех убежавших и скрывающихся и разрешает им вернуться к делам своим. И хоть жертвоприношения не прекращались, люди, боясь всяких неприятностей, прекратили празднование Песаха и разошлись по домам. 

 

 Иерусалим первой трети  I века н.э.

Красные стрелки – направления ударов пехоты, и синие стрелки – кавалерии Иродова войска.

37. Голгофа; 46. Ворота Судные; 47. Ворота Веньямина; 48. Ворота Рыбные; 49. Ворота Овчие; 50. Ворота Золотые; 51. Ворота Конские; 52. Ворота Водяные; 57. Ворота Дженнат (Садовые); 59,86,87. Ворота Царские; 60. Ворота Шалехет; 61. Ворота Темничные; 62. Соломоновы ворота; 71. Башня Меа; 72. Крепость Антония; 74. Башня Хаканэла; 77. Башня Фазаеля; 80. Храм; 82. Языческий двор; 83. Коринфские ворота; 84. Двойные ворота; 85. Тройные ворота; 89. Двор жен; 90. Красивые ворота; 91. Двор мужей; 92. Двор священников; 93. Жертвенник; 94. Медное море; 95. Притвор; 101. Дворец Хасмонеев; 113. Дворец Ирода (Царский дворец).

     Наконец-то, кроваво расправившись с собственным народом, Архелай получил возможность отправиться в Рим к императору Августу. Сопровождали Архелая, помимо его многочисленной свиты и друзей, мать Архелая Мальтака, Птолемей, хранитель царского перстня-печати, бывший секретарь Ирода Николай, сестра умершего царя Иудеи Саломея со своими детьми и другие родственники будущего царя. Саломея со своей многочисленной родней направилась в Рим, якобы поддержать Архелая в его утверждении царем Иудеи, а на самом деле, противодействовать ему в этом и довести до Цезаря Августа, что случилось в Храме. Все государственные и домашние дела в Иудее Архелай оставил на своего брата Филиппа, сына Ирода от иудейки Клеопатры. Еще не осела пыль после процессии Архелая, как вслед за ним в Кесарию отправился Антипа, его младший кровный брат. Саломея убедила Антипу, что он имеет больше прав на престол, чем Архелай, поскольку он был объявлен будущим царем Иудеи в первом завещании, составленном Иродом в начале болезни, и оно имеет более законную силу, чем написанное впоследствии. Антипа взял с собой Птоломея, брата секретаря Ирода Николая. Птоломей раньше принадлежал к числу наиболее влиятельных друзей Ирода, а теперь предпочитал видеть будущим царем Антипу.  Был еще некий Иреней, ритор, благодаря необыкновенному красноречию достигший высокого общественного положения. На него Антипа возлагал большие надежды и взял с собой.

   По прибытию в Кесарию Архелай встретился с Сабином. О последнем известно очень мало. В Древнем Риме когномен Sabinus  был, в частности, родовым прозвищем в родах Кальвизиев и Клавдиев. Так что, не известно, был ли он плебеем или патрицием. Известно, что он пришел в Кесарию по заданию императора во главе  одного из трех легионов, располагающихся в Сирии, и должен был идти дальше в Иерусалим, Иерихон и другие города, чтобы принять под охрану деньги и драгоценности, оставшиеся после Ирода.  Таким образом, Сабин был легатом и квестором  провинции Сирия и, имея дополнительно к этому обязанности посланника императора, он обладал почти такими же полномочиями, как и наместник Сирии Публий Квинтилий Вар, правда, временными.   Учитывая обстановку в державе Ирода, Архелаю очень не хотелось пускать Сабина с римским легионом в Иудею. Поэтому он через Птолемея пригласил Квинтилия Вара в Кесарию. Каким-то образом  Вару удалось уговорить Сабина, не занимать иудейских крепостей и не опечатывать казну, а оставить ее в распоряжении Архелая до принятия решения императором. Сабин обещал Архелаю, остановиться в Кесарии до решения императора. Тем не менее, как только Вар вернулся в Антиохию, а Архелай отплыл в Рим, Сабин двинул легион по дороге на Иерусалим. В городе он завладел дворцом Ирода. Это было великолепное и огромное, в греческом стиле, здание, выстроенное Иродом, страстным любителем построек, по признанию многих, талантливым архитектором. Дворец находился в северо-западной части верхнего города. Его окружали стены высотой около 15 метров с богато украшенными башнями. Дворец окружал превосходный парк с искусственными прудами, галереями и колоннадами для прогулок. Обширное здание дворца с боковыми флигелями  превосходило великолепием сам Храм.  Стены были сделаны из мрамора, колонны из серпентина и порфира. Римский легион расположился в Антониевом дворце-крепости и в башнях города. Крепость Антония имела около 20 метров высоты, и стояла на высокой почти 25 метровой, скале, обложенной гладкими камнями, что делало ее еще более недоступной. Кроме того, крепость была окружена стенами, в 4-х углах которых находились 4 башни. Там, где башня соприкасалась с двором Храма, она имела ступени по обеим сторонам.  Площадь, ограниченная стенами крепости, была настолько велика, что вмещала в себя   казармы для войск, с дворами и термами. Широкий ров отделял крепость от горы Безеты на севере, и потайной ход вел из Антониевой крепости во внутренность Храма.

   Сабин послал за начальниками гарнизонов в Иудее и прямо потребовал от них отчета о хранящейся у них казне. Однако начальники либо отказались давать эти сведения, ссылаясь на приказ Архелая, либо не явились вовсе.

(продолжение следует)

  

Словарь малопонятных слов

Диадема - головная повязка, на Востоке издревле считалась знаком царского достоинства.

Квестор - чиновник для ведения финансовых дел в Римской провинции.

Когномен – в Древнем Риме личное или родовое прозвище.

Консул - высшая выборная государственная должность в эпоху республики в Древнем Риме. Должность консула была коллегиальной, то есть консулов было сразу двое, избирались они на один год.

Легат – посланники Рима, отправляемые к другим правительствам или народам.

Лохаг - командир лоха (отряда), очевидно, в те времена соответствовал римской центурии (100 воинов).

Опресноки – пресный, не квашеный хлеб.

Пилум - метательное копьё, состоявшее на вооружении легионов Древнего Рима.

Хилиарх, таксиарх - командиры отрядов в 500-1000 воинов, звания заимствованы у греков.

Шеват (шват) - пятый месяц еврейского года, начинающегося в месяце Тишре, либо одиннадцатый при отсчёте от Нисана, называемого в Торе первым месяцем. Соответствует обычно январю-февралю.

 

Источники

1. Иосиф Флавий. Иудейские древности.

2. Иосиф Флавий. Иудейская война.

3. Юрий Виппер. Иерусалим и его окрестности времен Иисуса Христа. Москва. 1886 г.

4. С.М. Дубнов. Всеобщая история евреев. Книга I. СПб.1910 г.  

 

Оригинал: http://www.berkovich-zametki.com/2016/Zametki/Nomer10/Chevychelov1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1004 автора
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru