litbook

Non-fiction


Александр Хволес: от Цхинвали до Иерусалима0

По улицам Цхинвали[1] шли отец и мальчик четырёх лет и о чём-то оживлённо беседовали. Иногда мальчик опережал отца, а потом радостный возвращался к нему, оживлённо что-то рассказывая и размахивая руками. Останавливался, порой что-то чертил палкой на песке. И отец брал палку, и тогда оба чертили на песке разные геометрические фигуры. Это были отец, младший сын уважаемого всеми Раввина Абрама Хволеса Рувим и его сын, внук раввина, Александр-Яша.

Подходили знакомые, здоровались, всматривались в рисунки на песке, вслушивались в разговор сына с отцом, гладили мальчика по головке. Говорили: «"Кочаг" (молодец по-грузински), мальчик вырастет, станет большим человеком, прославит семью, и нас, жителей Цхинвали». Рассказывали друг другу об удивительном внуке Раввина А. Хволеса. Александр, был назван так в память о прадедушке Сендере-Александре (родные и друзья называли его Яша).

Александр родился 27 ноября 1920 года в Цхинвали. Рано научился читать, а ещё раньше складывать, вычитать, делить и умножать большие числа. В четыре года решал задачи по арифметике, которые задавал ему отец. Ещё до поступления в школу, не зная алгебры, решал задачи с двумя, тремя неизвестными. И всё это с азартом, гуляя с отцом по городу. Учился хорошо. В пятнадцать лет закончил школу, в двадцать один  – математический факультет Тбилисского Университета.

На четвёртом семестре обучения Директор института Математики АН Грузии академик Виктор Дмитриевич Купрадзе (1903-1985)[2] читал студентам университета курс дифференциальных уравнений. В.Д. Купрадзе во время индивидуальных занятий обратил внимание на оригинальный подход Александра  к решению сложных задач и привлёк  одарённого студента  к научной работе. Под руководством В.Д. Купрадзе на третьем курсе университета Александр сделал свою первую  научную работу по интегральным уравнениям[3].

С тех пор Александр до окончания университета учился и работал (за исключением нескольких военных лет) на кафедре В.Д. Купрадзе, ассистентом и аспирантом. В 1949 году Александр под его руководством защитил диссертацию.

Отношения Александра и академика были дружескими. Оба – прекрасные математики. Впоследствии их ещё больше сблизило участие во Второй мировой войне.

Но об этом позже.

Научная работа студента оказалась настолько оригинальной, что в 1940 году Александра пригласили сделать доклад на семинаре в Институте математики АН ГССР. На семинаре присутствовал Президент АН ГССР, академик Николай Иванович Мусхелишвили, один из ведущих математиков Советского Союза. Исследование Александра понравилось, и по рекомендации Президента в 1941 году работа была опубликована в «Сообщениях АН ГССР».

Предполагалось, что после окончания ВУЗа перспективного молодого человека оставят при кафедре университета, чтобы он продолжил научную работу под руководством академика В.Д. Купрадзе.

Начавшаяся Отечественная война нарушила планы.

Академики Н.С. Мусхелишвили и В.Д. Купрадзе обращаются с письмом к Командующему Закавказским Военным округом с просьбой отсрочить призыв Александра в армию. Просьба удовлетворена. 30 июня 1941 года Александр заканчивает университет

Тем временем, Руставскому военно-авиационному училищу срочно потребовались преподаватели математики и физики. Министерство просвещение ГССР рекомендовало на эту работу талантливых молодых учёных, двоюродных братьев Александра Хволеса – преподавателем математики и его двоюродного брата Иосифа Баумберга – преподавателем физики. Начальник училища прекрасно принял молодых преподавателей. (К сожалению, через три месяца после приёма их на работу начальник училища погибает в бою).

Двоюродные братья. Александр ( Яша) Хволес – сидит. Иосиф Баумберг – стоит. 1941 год

В военно-авиационном училище Александр проработал недолго.

6 марта 1942 года он был призван в армию военкоматом Орджоникидзевского района г. Тбилиси.

Через полгода курсант Тбилисского артиллерийского училища Александр, выпущен в звании лейтенанта. Два месяца формируется Особая стрелковая бригада, которой придан артиллерийский взвод. Командиром этого взвода назначен Александр.

В начале 1943 года взвод артиллерийских батарей Александра Хволеса – на Северокавказском фронте. Немецкая армия заняла Ставрополь вышла к реке Кубань. Здесь, взвод лейтенанта А. Хволеса принял первый бой. Были первые потери фронтовых друзей, первые прощальные залпы над свежими могилами. Линия фронта проходила между станицами Смоленской и Крепостной. Только станицы Крепостная, Чабинская и Дербентская ещё находились в руках Советской армии.

Условия, в которых приходилось батарее сражаться зимой, были особенно тяжёлыми. Связь постоянно прерывалась из-за обрыва проводов. Орудийная смазка из-за мороза застывала. Трудно было вести прицельный огонь по врагу, артиллерия била по пустому месту, а иногда и по своим. Снарядов не хватало.

Холод, голод. Полевые кухни не могли пробиться к окопавшимся бойцам. Вражеские снайперы охотились за бойцами, которые пытались пронести в окопы горячую еду в термосах. Из простреленных снайперами термосов вытекала горячая еда. Иногда удавалось найти мёрзлую картошку, твёрдую, как камень. Варили её в касках. Хлеб превращался в камень. Замёрзшую буханку приходилось делить между бойцами пилой.

Иногда люди сутками оставались без пищи. Ночью выползали на нейтральную полосу, в вещмешках убитых немцев добывали еду: сухари, печенье, если везло – консервы и сахар. Артиллеристы особенно берегли лошадей. Но когда под станицей Крепостная была при бомбёжке ранена лошадь, артиллеристы с радостью добили её, топором разделали, сварили мясо и впервые за много дней утолили голод.

В Красной армии солдаты имели один паек, офицеры же получали добавочно консервы, печенье и др. (У немцев от солдата до генерала питание было одинаковое для всех. Если голодали, то все). Если Александру доставляли офицерский паёк – отдавал его в «общий котёл», питался вместе с солдатами.

В конце января – начале февраля войска Северо-Кавказского фронта переходят в наступление. 17-й немецкой армии нанесено поражение (Краснодарская наступательная операция). Краснодар освобождён. В ходе дальнейшего наступления к началу мая противник был отброшен на Таманский полуостров. Наступление вначале продолжалось, успешно. Немцы бежали, бросив пушки, машины, всякие припасы.

На пути отступления немцев все деревни сожжены, торчали одинокие печные трубы. Редко встречались голодные, оборванные жители. Жили они в землянках. Солдаты их подкармливали.

Потери были большими. В артиллерии во время многомесячных непрерывных боёв солдат оставался в строю до трех месяцев (в пехоте в среднем неделю).

В марте 1943 года создана 30-я стрелковая дивизия. В этой дивизии в составе 59 артиллерийского полка Александр – командир Первого взвода, Первой батареи.

Весной снег растаял, дороги раскисли, стали непроходимыми. Боеприпасы и еду подвозили нерегулярно. Двигались по колено в грязи. Проваливаясь в ямы, тонули, но шли вперёд. Жалели запряжённых лошадей. Мешки с сухарями, консервы тащили на себе. Иногда ночью самолёты сбрасывали снаряды, патроны, продовольствие.

Строили гати, используя придорожный лес. Часто налетали вражеские самолёты

Бомбили только что проложенную дорогу. Движение замедлялось, опять месили грязь. Дорогу приводили в порядок. Движение возобновлялось.

9 июля 1943 был образован Степной Фронт. Первым взводом Первой батареи 59 артиллерийского полка продолжает командовать Александр Хволес. Советская разведка установила время начала наступления войск противника в районе Курской дуги. Было решено расстроить планы противника контрнаступлением во время выхода его на исходные (для наступления) рубежи. Особую роль на первом этапе советского контрнаступления должна была сыграть артиллерия. И артиллерия не подвела.

Согласно данным из советских источников, с немецкой стороны в сражении участвовало около 700 танков и штурмовых орудий. С советской стороны в сражении участвовала 5-я гвардейская танковая армия, насчитывавшая около 850 танков.

Битва под Курском и позднее за Днепр наряду со Сталинградом стала одним из трех крупнейших сражений в 1943 году.

Батарея, которой командовал А. Хволес, приняла участие в контрартподготовке против немцев, выдвинувших свои войска и технику на передний край. Неожиданно для немцев на их головы обрушился огненный смерч 59-го артиллерийского полка. Артиллерия нарушила линии связи и расстроила ряды противника на переднем крае. С июля 1943 по август 1943 года батарея А.Хволеса сражается в районе Курской дуги, в том числе и под селом Прохоровка[4].

Самолёты противника постоянно бомбили позицию, с которой батарея Александра обстреливала врага. Но батарея была прекрасно замаскирована. Были сооружены ложные позиции, и вражеским корректировщикам не удалось засечь батарею Александра. Погиб только один боец, который выскочил из окопа и побежал в лес. Как только он оказался на открытой местности, был сражён пулемётной очередью пикирующего бомбардировщика.

 К исходу 12 июля сражение завершилось. Продвижение соединений немецкой армии под Прохоровкой было остановлено. В ходе сражения наступил перелом. Перешедшие 23 июля в наступление советские войска отбросили немецкие армии на юге Курска и перешли в наступление.Развивая наступление войска Степного фронта, 23 августа освободили Харьков. Наступление продолжалось

Во время затяжных боёв в районе села Левченки в августе 1943 года пехота и танки противника прорвались к батарее Александра Хволеса. Враг оказался близко. Стреляли через ствол по приближающимся немцам. Стреляли бронебойными снарядами, картечью. Был подбит танк, уничтожено шесть автомашин с пехотой (около двух взводов) и грузами, три пулемётные точки. Орудийным огнём и огнём двух трофейных пулемётов, захваченных на поле боя, бойцы отбросили врага. За успешное отражение атаки были награждены бойцы батареи. Александр Хволес награждён орденом Красной Звезды.

Наградные документы Александра Хволеса

 

Выписка из наградного документа:

Из наградного документа

Батарея А. Хволеса в составе 30 стрелковой дивизии продолжала наступление в направлении Тростянец, Зеньков, Золотоноша, принимала участие в Белгородско-Харьковской операции. 27.08.1943 года отразила 8 контратак пехоты противника, поддержанных 30 танками у села Карпиловка (Ахтырский район Сумской области).

Недалеко от города Полтава батарея, Александра, вместе с 256 пехотным полком 30 стрелковой дивизии вела бой с противником. Продвижение пехоты сдерживали вражеские снайперы из слуховых окон и крыш домов. Александр был ранен в бок, категорически отказался идти в медсанбат, остался в строю. Батарея продолжала бой. Пристрелявшись батарея нескольким точными выстрелами уничтожила снайперов. Пехота могла продолжить наступление. Александр получил благодарность от командира полка 30 дивизии Галкина. 30 сентября 1943 года Полтава была освобождена.

Александр воевал на Воронежском и Украинском фронтах (20 октября 1943 года Степной фронт был переименован в Украинский фронт).

24 сентября советские войска захватили плацдарм на западном берегу Днепра в районе города Канева. Во время боя перед форсированием Днепра батарея была обстреляна из вражеских миномётов. Погибли два командира орудия, Александр был ранен в ногу, остался командовать.28.09.1943 войска форсировали Днепр. 06.11.1943 Киев был освобождён. Раненный Александр попадает в госпиталь. Его прооперировали в медсанбате, и отправили долечиваться в госпитале г. Усмань

После лечения Александр вернулся в свою часть. Был назначен командиром батареи вместо погибшего комбата Давида Янкельсона[5].

Александр участвовал в Житомирско-Бердичевской операции, в освобождении Житомира 31.12.1943 года. 30-й стрелковой дивизии было присвоено название Киевско-Житомирская Краснознамённая.

Вместе с наступающими войсками батарея Александра прошла с боями по Украине до Каменец-Подольска (Проскуровско-Черновицкая операция) и дальше до Карпат: 09.03.1944 года приняла участие в освобождении Староконстантинова, 24.03.1944 Бучача, 27.03.1944 прорвалась к Орынину.

В ходе Львовско-Сандомирской операции батарея участвовала 21.07.1944 в освобождении города Монастыриска.

В Прикарпатье, с 20 по 26 июля 1944 года 105 мм трофейная немецкая батарея под командованием Александра Хволеса уничтожила артиллерийскую и миномётную батареи противника, шесть станковых пулемётов, наблюдательный пункт, три блиндажа, склад с боеприпасами, до роты противника, десять автомашин и двенадцать повозок с военными грузами. Батарея А. Хволеса одной из первых форсировала Днестр и отразила контратаку пехоты с танками в районе села Ямнице. Противник отступил, потеряв танк. 27 июля в боях за станцию Шенкув Александр был ранен, в правую руку, но продолжал командовать батареей.

Рана оказалась тяжёлой. Александр лечился в госпитале Днепродзержинска. Долечивался в Тбилиси. 8 мая 1945 года Александр вышел из госпиталя инвалидом второй группы.

***

В сентябре 1945 года Александр начал работать ассистентом на кафедре дифференциальных уравнений в Государственном Тбилисском Университете. Преподавал, вёл научную работу.

В 1948 году Александр женился на Эсфири (Эстер, Эсе) Цейтлиной[6]. Эсфирь закончила Медицинский институт. Свободно владела семью языками: русским, латышским, грузинским, французским, английским, немецким, ивритом.

В 1949 году у Александра и Эсфири в Тбилиси родилась дочка Роза, сын Абен в Сталинири в 1951 году, позже в Тбилиси в 1956 году родилась Бася. К сожалению, в 2008 году Эсфирь покинула нас. Да будет благословенна её память.

В 1949 году Александр защитил кандидатскую диссертацию «Интегральные уравнения с неподвижной особенностью».

В 1950 г. Министр просвещения ГССР предложил А. Хволесу занять должность проректора Юго-Осетинского Государственного Педагогического института. Александр свободно владел русским, грузинским, осетинским языками. Для многонациональной Грузии это было особенно важным. Должность проректора института была номенклатурная. Александру необходимо было пройти собеседование в Министерстве Высшего образования СССР и утверждение его в должности проректора. Время было тяжёлое. Из ВУЗов и научных учреждений под разными предлогами выдавливали евреев. Надежды на утверждение не было. С ходатайством министерства Грузии, при орденах фронтовик, инвалид войны, кандидат математических наук А. Хволес явился в Министерство. Подготовить мнение о назначении Александра на должность проректора института было поручено заместителю министра Сёмину. Рассмотрев представление Министерства Грузии и задав несколько вопросов, Сёмин заявил, что вопрос о назначении Александра будет обсуждаться более детально. Приём у замминистра – закончен. По настроению замминистра было видно, что решение будет отрицательным.

Попрощавшись, Александр направился к выходу и в дверях кабинета столкнулся с Галкиным, командиром полка 30-й дивизии, в которой он сражался. Бывший командир полка – теперь учёный секретарь министерства – обрадовался встрече, а когда узнал о причине, которая привела А. Хволеса в Министерство с восторгом рассказал Сёмину об Александре Хволесе – командире батареи, который был ранен, остался командовать батареей и помог выиграть бой.

Неожиданная встреча однополчан в кабинете замминистра, рассказ учёного секретаря о подвигах Александра, помогли принять положительное решение. «Вы не успеете ещё вернуться домой, а утверждение Вас в должности проректора Цхинвальского педагогического института будет принято», – сказал Семин на прощанье.

После утверждения в должности проректора Александр, ознакомившись с состоянием учебной и научной работы Цхинвальского Педагогического института, посещает несколько учебных заведений этого профиля и в том же году приезжает в Батуми.

Из Москвы дядя привёз стихотворение. Стихотворение мне понравилось. Я его переписал. Знал наизусть[7]:

«И, в чужом жилище руки грея,

Старца я осмелилась спросить:

– Кто же мы такие?

– Мы – евреи!

Как ты смела это позабыть?..».

«...И как вечный запах униженья,

Причитанья матерей и жён:

В смертных лагерях уничтоженья

Наш народ расстрелян и сожжён!

Танками раздавленные дети,

Этикетка «Jud» и кличка «жид».

Нас уже почти что нет на свете,

Нас уже ничто не оживит…

Мы – евреи. – Сколько в этом слове

Горечи и беспокойных лет.

Я не знаю, есть ли голос крови,

Знаю только: есть у крови цвет…»

Автора дядя не назвал. Сказал, чтобы я его выучил наизусть, но читал только близким.

***

В семье Хволесов было принято проверять старшими уровень подготовки младших по математике и определять их способность к точным наукам. Учился я в десятом классе (в Грузии была одиннадцатилетка). Любимыми моими предметами были история, химия и математика (алгебра, геометрия, тригонометрия). Не расставался с известным в наше время сборником задач Моденова[8], постоянно решал трудные математические задачи.

В школе меня называли «Логарифм», «Ходячий логарифм». Решал я постоянно задачи из Моденова, знал на память мантиссы логарифмов нескольких чисел (2, 3, 5, 7), несколько констант (например, величину ∏  с точностью до десятого числа после запятой. Помню это число и сейчас[9]. Это помогало мне часто обходиться без справочных таблиц при решении задач.

Александр (дядя Яша) дал мне несколько задач и примеров по математике, задал два-три вопроса, подумал и спросил, какие предметы я ещё люблю. Ответил: «Историю и химию». «Так, – сказал дядя, – в "историю" не лезь. Такой науки у нас нет. В математику не иди. Не потянешь высшую математику. Иди в химию». И ещё посоветовал не поступать в ВУЗы России и Украины: «Намучаешься. Поступить трудно даже с медалью. Евреев стараются не брать в ВУЗы. В Тбилиси прекрасная кафедра химии при университете, много родственников. Будешь у них жить». Но вопреки совету дяди я решил ехать в Ленинград. Колебался поступать в университет на химический факультет или в Ленинградский Технологический институт (ЛТИ) имени Ленсовета. В ЛТИ. учился мой друг Алик (тоже Арнольд) Черепов, туда же поступал Игорь Воюев, с которым мы дружили и учились в одном классе. Это повлияло на окончательный выбор: ЛТИ.

Дядя оказался прав, посоветовав выбрать химию. Высшая математика у меня хромала. При поступлении в институт в Ленинграде действительно «намучился». Но об этом в другой раз.

Александр был избран депутатом Городского Совета Цхинвали.

В 1952 года Александр переезжает в Тбилиси. Работает доцентом на кафедре высшей математики в Тбилисском Институте железнодорожного транспорта и параллельно в Тбилисском Педагогическом институте имени Пушкина. Продолжая научную работу, Александр публикует выводы по теории дифференциальных уравнений.

После организации Тбилисского Вычислительного центра при Академии Наук Грузии А. Хволес возглавил в нём отдел Математического Программирования. Отдел А. Хволеса решал различные задачи планирования и оптимизации технологических процессов на предприятиях Грузии.

В 1963 году Александр принимает участие в создании отделения программистов на русском языке на базе 42 школы г. Тбилиси – 42-я физико-математическая средняя школа им. И.Н. Векуа.

Александр привлёк к работе в школе лучших преподавателей города и вёл в школе несколько предметов. Отбор в эту школу был очень строгий. Желающих там учиться много. Поступали наиболее способные. Через несколько лет Грузия имела уже достаточное количество специалистов, чтобы обеспечить промышленность и научные учреждения собственными кадрами программистов.

С 1966 по 1990 гг. Александр работал в институте прикладной математики им. Академика И.Н. Векуа заведующим отделом инженерных и физических задач.

Вместе с Александром над проблемами работали его талантливые ученики, среди которых много еврейской молодёжи.

В 1966 году Александр выступает с докладом по «Теории оболочек» на Всемирном Конгрессе математиков в Москве.

Многие годы Александр вёл исследования в различных областях математики.

Он автор 65 печатных научных работ, участник Всемирного съезда математиков в 1966 году и различных отечественных и зарубежных симпозиумов.

В 1990 году в возрасте семидесяти лет Александр и Эсфирь с детьми и внуками эмигрирует в Израиль.

И в Израиле Александр продолжает активную научную работу. Здесь, вместе с сыном Абеном он публикует научный труд по теории дифференциальных уравнений.

В 2000 году в Израиле отмечался восьмидесятилетний юбилей Александра Хволеса в Иерусалимском Доме писателей. Юбилей организовал Конгресс грузинских евреев.

На юбилее присутствовало около трёхсот учёных, общественных деятелей и учеников Александра из разных стран, родственники и друзья. Шесть часов длились выступления. Выступавшие рассказывали о большой творческой работе юбиляра, его воинских заслугах и научных работах. Выступали ученики Александра, учёные Грузии и Израиля, Председатель Союза писателей Израиля, мэр Ашдода, родственники. С ответным словом выступил Абен Хволес.

В 2010 году к своему девяностолетию Александр «преподнёс сам себе подарок»: опубликовал в журнале «Простое доказательство теоремы Коши»[10] о среднем арифметическом и среднем геометрическом неотрицательных чисел. В этом же номере журнала напечатано поздравление «выдающегося математика Александра Хволеса» (так в тексте поздравления) с девяностолетним юбилеем[11]. «Согласитесь, мало кому в 90 лет удаётся придумать что-нибудь новое», – пишут его товарищи-математики Поздравление заканчивается словами: «Желаем ему ещё много лет сохранять бодрость, остроумие и быть полным творческих идей».

90-летие Александра Хволеса

Прошло шесть лет после поздравления, опубликованного в журнале, а Александр такой же бодрый, только на голове стало меньше волос. Александр – остроумен, доброжелателен, помогает всем, кто к нему обращается. Вокруг него всегда много друзей. Его любили студенты, преподаватели, сотрудники, с которыми он работал. Его нельзя не любить за преданность науке, талант и доброту.

Мы, любящие его родные и близкие, не удивимся, если, открыв какой-нибудь журнал или книгу по математике, увидим имя Александр Хволес и порадуемся его неувядаемому таланту.

Послесловие

Родители Александра Рувим Абрамович Хволес (1896-1973), мать Рахиль Давидовна Видгоп (1901-1970)

Рувим был старше моего отца Семёна Левина на три года. Оба в раннем детстве жили в доме Раввина Абрама Хволеса. Всю жизнь дружили.

Ента-Рохел Левина (Хволес), бабушка автора, с братом Рувимом. 1949 г.

Сидят слева направо: Александр, Абен (Абик), Эсфирь. Стоит – Роза[12]

Александр, Роза, Бася, Абен

 

Батуми. У Летнего театра

Слева направо

Первый ряд:

стоят: Мери Хволес, Мери Федерман, Гриша Любарский; сидят Елизавета Любарская, Эсфирь, жена Александра Хволеса;

Второй ряд:

Меер Баумберг, Александр Хволес, Люба Любарская, Владимир Александрович (брат мужа Елизаветы), Борис Левин.

Третий ряд:

Арик (Арнольд) Левин, Сендер Файн, Рувим Хволес (отец Александра и Мери), Александр (Шурик) Драчинский.

1949 год

Ида Хволес

Бася, Элион, Ида

Рахиль, мама Александра Хволеса и её дочь Ида

У Александра Хволеса и Эсфирь – трое детей: Роза (1949), Абен (1951) и Бася (1956). Роза и Абен пошли по стопам отца, закончили Тбилисский университет, стали математиками. Роза после окончания университета работала в лаборатории отоларингологиикоторую возглавлял академик С. Хечинашвили. Принимала участие в научной работе и занималась статистической обработкой результатов исследований. Муж – Валерий Афонченко. В Израиле Роза работала в больнице Хадасса математическим статистиком. Умерла в 1998 в возрасте 48 лет. Дети – Аня (1980) и Катя (1985). Аня – компьютерщик. С мужем Ильёй Цейтлиным переехала в Сиэтл. Илья работает в Майкрософте.

У Ани – двое детей Лилах (2009) и Том (2014). Катя живёт в Израиле.

Бася также как и мама стала врачом. После окончания медицинского института работала в Тбилиси врачом психиатром. В Израиле врач, заведующая отделением в психиатрической больнице.

Дочка Баси Рахел (1982), работает преподавателем, муж Лионор Дакар – в автобизнесе.

Абен – талантливый математик. После окончания университета работал старшим научным сотрудником в Тбилисском математическом институте АН ГССР.

В Израиле Абен посвятил себя педагогической работе. Преподаёт в Бар-Иланском университете. Его жена Соломея (1955.) врач-геронтолог, работает в больнице Бейт-Ривка. У Абена и Соломеи двое детей – Рувим (1976) и Илона (1979). Сын и дочка отслужили в армии.

Рувим – математик, закончил Университет, защитил докторскую диссертацию. Участник Всемирной Олимпиады по математике для школьников (Гонконг, 1991). Награждён бронзовой медалью. Лауреат премии Вольфа, учреждённой для молодых докторантов. Рувим продолжил прекрасную династию математиков Хволесов уже в третьем поколении: Александр Рувимович – Абрам (Абен) Александрович – Рувим Абрамович[13]. Рувим увлекается парашютным спортом. У него в активе около тысячи прыжков с парашютом. Он организует и сопровождает группы израильтян за границу для участия в тренировках и соревнованиях по парашютному спорту.

Илона замужем. Муж – Шломо Аврахамов, компьютерщик. У них двое детей – Альма (2009) и Ор (2013).

Таким образом у Александра и Эсфири Хволес – трое детей, шесть внуков 4 правнука.

У Александра – две сестры, Ида (1924-2004) и Мери (1933-1990). К сожалению их уже нет с нами (Да будет благословенна их память!).

Александр Хволес в кругу своей семьи.

Слева направо: Шломо – муж Илоны, на руках их дочь Альма, Илона,

Абен, Соломея (жена Абена), Александр (Яша), Бася; на руках Лилах, дочь Ани

Мери, в замужестве Школьник, отличалась красотой и прекрасным характером. Она получила высшее образование в Тбилисском Педагогическом институте. Преподавала английский язык в специальной школе («Тбилисская специальная школа английского языка»). Была прекрасным педагогом. Вместе со своей подругой Лейлой Менабде создала экспериментальный учебник английского языка. Её методические разработки по преподаванию английского языка считались наиболее интересными и были рекомендованы для использования в школах Тбилиси.

Работать приходилось в тяжёлых условиях, классов не хватало. Часто уроки приходилось проводить на школьной лестнице (!). С детьми много работала. Не хватало времени, отведённого на преподавание языка. Проводила внеплановые занятия с учениками у себя дома. Работала как преподаватель и воспитатель, прививала любовь к иностранному языку. Ставила со своими учениками спектакли на английском языке (отрывки из «Джейн Эйр» и «Пиноккио» и др.). Работала индивидуально с учениками, к каждому старалась найти подход. Мальчик, которого к ней привели как отбившегося от рук отпетого хулигана, с которым не могли справиться другие учителя, с успехом закончил Пятигорский институт иностранных языков, стал переводчиком.

Она была готова прийти на помощь каждому. Работала самозабвенно, без дополнительной оплаты.

Мери уже нет с нами, а ученики продолжают поддерживать связи с её родственниками

Её дети – две дочки. Старшая Берта (1953) литератор, муж – Давид Риненберг (1946), инженер. Берта мать троих детей: Нина (1974), Хаим (1979), Барух – (1992), и бабушка пяти внуков: дети Нины – Элия (2014), Ави (2008); Хаима – Йонатан (2008); Баруха – Омер (2014), 9 октября 2016 года у него родилась дочь Адар.

Младшая дочка Аня (1958); муж Александр Коган (1959) У них двое детей: Мери (1996.) и Ариель (1992).

Батумский Приморский бульвар. 1950 год

Сидят: Сендер Файн, Мери Хволес, автор

Стоят: подруга, Борис Симхович, Люба Любарская

Мери, Арик, Валя подруга, Сендер Файн,

Люба Любарская, впереди Борис Симхович

Ида – химик. После войны закончила Ленинградский университет. Была направлена на Урал, на предприятие «Челябинск-40»которое занималось атомной энергетикой.

Характер работы Иды был для родственников тайной. Всё связанное с ней и её работой – было засекречено. Переписку контролировали.

Ни шагу без разрешения специального отдела. Любой контакт, включая знакомство и женитьбу, любая поездка к родственникам контролировались. За всей работой и личной жизнью сотрудников следили спецуполномоченные полковники МГБ.

Несколько лет Ида не виделась с родными. Из-за ухудшения состояния здоровья была направлена в санаторий в сопровождении сотрудницы НКВД. Приставленная к Иде сопровождающая была при ней неотлучно. Находилась постоянно с Идой в одной комнате, питалась за одним столом. В этот санаторий, по путёвке приехала двоюродная сестра Иды Дора Левина. Несмотря на то, что Дора была допущена к совершенно секретной работе, связанной с военной промышленностью, ей разрешили свидание с сестрой только в присутствии сотрудницы НКВД. В 1953 году, когда евреев стали отстранять от работ каким-либо образом связанных с военной тематикой, её «отпустили» с предприятия, на котором она проработала семь лет. С Иды взяли подписку о неразглашении места и характера работы.

Вернулась Ида в родной город Сталинири (Цхинвали). Официальные сведения о работе, записанные в трудовой книжке, и справки, выданные ей, не могли подтвердить характер её научной деятельности. Университетское образование давало право на преподавательскую работу. По направлению городского отдела образования Ида поступила на работу в школу. Преподавала химию. Через некоторое время была избрана депутатом городского совета. О характере своей работы на военном предприятии никому никогда не рассказывала. Я – химик, в семидесятые годы в Союзе и позднее в Израиле пытался её расспросить о характере работы, просил хотя бы намекнуть, чем Ида конкретно занималась на предприятии «Челябинск-40». Безрезультатно.

Ида вышла замуж за Юрия Виленчика (1921-1980). Юрий добровольцем ушёл на фронт. Командовал ротой армейских разведчиков, награждён орденами и медалями. (Кавалер орденов Красной звезды и Отечественной войны, медаль «За боевые заслуги» и др.)[14]. Был дважды ранен; в 1942 году – тяжело. С 1942 года лечился в госпиталях. В 1949 году Юрий поступил на филологический факультет Юго-Осетинского государственного педагогического института. После окончания – преподавал русский язык и литературу. Много лет работал преподавателем немецкого языка и литературы в Цхинвальской специальной школе для трудновоспитуемых подростков. Ю. Виленчикa – писателя, поэта, журналиста и литературного критика хорошо знали в Грузии. Его стихи, очерки и фельетоны, публиковали не только в югоосетинской и грузинской, но и в общесоюзной прессе. Переводил русские классические произведения на осетинский язык и осетинских поэтов и писателей на русский. (В 1969 и 1978 годах вышли сборники его стихотворений в переводах – на осетинском языке). Юрий Виленчик хорошо говорил на осетинском, русском и грузинском языках, писал превосходные стихи на идиш. (Стихи изданы в Израиле в 1992 году)Отдельными книгами вышли в свет его первые поэтические сборники в 1955 и 1960 годах.

Юрий Виленчик

Юрий Ильич Виленчик скончался в 1980 году. Да будет благословенна его память!

Сын Иды и Юрия Виленчик Элион родился в 1961 году. Он создал Еврейский культурный центр в Цхинвали и руководил им вплоть до отъезда семьи в 1996 году в Израиль. Элион около 20 лет является исполнительным директором израильского отделения Всемирного конгресса русскоязычного еврейства (ВКРЕ) и Генеральным директором Израильского центра поддержки детского творчества. В 2009 году был одним из организаторов Первого международного детско-юношеского музыкального фестиваля «Яблоко Нартов», в котором приняли участие десятки юных певцов и музыкантов из России, США, Израиля, Болгарии. Детский юношеский коллектив в сопровождении Элиона в 2005 году с успехом выступал в США.

Налина с супругом Эфраимом

Элион Виленчик с детьми – Налиной и Ильёй

Фото из семейного архива Элиона Виленчика

У Элиона – дочь и сын – Налина (1983) и Илья (1984). Оба получили юридическое образование, адвокаты. Налина замужем. Муж – Эфраим тоже адвокат. Во время посещения Цхинвали Элион был расстроен видом разрушенного еврейского квартала, помещения и синагоги (См. Приложение).

Заслуги семьи Виленчик высоко ценят в Юго-Осетии. В день юбилея Элиона руководство республики направило ему тёплую поздравительную телеграмму, которой отмечаются его заслуги и заслуги всей семьи Виленчик:

«Дорогой Элион Юрьевич! Примите самые искренние и теплые поздравления с наилучшими пожеланиями по случаю Вашего юбилея.

В этот день особенно приятно поздравить нашего соотечественника, гражданина Республики Южная Осетия, который никогда не забывает свою Родину и активно участвует в её общественной и культурной жизни.

Ваша многолетняя плодотворная деятельность на посту исполнительного директора израильского офиса всемирного конгресса русскоязычного еврейства снискала Вам заслуженное уважение и авторитет не только в рамках деятельности этой авторитетной организации, но и во всем русскоязычном мире.

Сегодня, в день Вашего полувекового юбилея, с большим удовольствием и теплотой вспоминаем Ваших родителей. Ида Рувимовна Хволес и Юрий Ильич Виленчик оставили яркий и неизгладимый след в новейшей истории Южной Осетии – эти замечательные люди и выдающиеся учителя-педагоги всю свою жизнь посвятили воспитанию многих поколений югоосетинской молодежи.

Ваши заслуги в деле налаживания гуманитарных и культурных связей между народами высоко ценят в Южной Осетии, о чем свидетельствует полученная Вами награда – Орден Дружбы.

В этот знаменательный день желаем Вам, уважаемый Элион Юрьевич, крепкого здоровья, неиссякаемой энергии и дальнейших успехов в Вашем многотрудном служении на благо наших стран и народов».

Александр Хволес и Элион Виленчик. 2008 год

Итак, у младшего сына Раввина Абрама Хволеса Рувима Абрамовича и его жены Рахили трое детей, шестеро внуков, семь правнуков, двое праправнуков.

Приложение

Фотографии, сделанные Элионом Виленчиком в Цхинвали, в 2008 году

Сгоревшая «Газель» в еврейском квартале в центре Цхинвала

Вход в здание бывшего Еврейского культурного центра, разрушенного еще в 1992 году

Создатель и бывший руководитель Еврейского культурного центра в Цхинвали Элион Виленчик в одном из помещений здания центра

Ниже три фото – здания Еврейского культурного центра с разных сторон

 

Примечания

[1] Цхинвали (в переводе: «земля грабов»). Цхинвал стал столицей Югоосетинской автономной области в составе Грузинской ССР 1922 году. До 1934 года название Цхинвал. С 1934 по 1961 гг. – Сталинири, затем переименован в Цхинвали. До 1990 года Цхинвали столица Юго-Осетии, в составе ГССР. С 1990 г. название Цхинвал – столица непризнанной Республики Южная Осетия.

В начале ХХ в. евреи были самой большой этнической группой среди населения Цхинвали. Так, в 1917 г. из 900 дворов – 346 были еврейскими, то есть 38,4% (грузинскими – 34,4%, армянскими – 17,7%, осетинскими – 8,8%). При советской власти процент евреев в населении города уменьшился и составлял к началу 1970-х гг. около 25%. (Электронная еврейская энциклопедия).

В 1886 году в городе проживали 3832 человека, в том числе 1953 еврея (51 %), 1135 грузин (30 %) и 744 армянина (19 %) .

В 1917 г. в Цхинвали евреев было 38,4 %, грузин – 34,4 %, армян – 17,7 %, осетин – 8,8 %

В 1922 г. евреи составляли 36,3 % населения города.

В 1989 г. – в Цхинвали 42 333 человека, в том числе: осетины – 31 537 человек (74,5 %), грузины – 6 905 человек (16,3 %), русские – 1 836 человек (4,3 %), армяне – 734 человека (1,7 %), украинцы – 427 человек (1,0 %), –  евреи и грузинские евреи – 395 человек (0,9 %) – подавляющее большинство эмигрировали в Израиль, – азербайджанцы – 39 человек (0,1 %), греки – 30 человек (0,1 %), другие – 430 человек (1,0 %).

Грузинские евреи, проживавшие на территории Грузии и Южной Осетии, не владели идишем и ивритом и разговаривали друг с другом на грузинском языке. Иврит был языком молитв.

Позднее население города становится в основном осетинским (приток осетин из близлежащих сельских районов). В ходе боевых действий в 1992 году постройки в Еврейском квартале, включая местную синагогу, серьёзно пострадали. В августе 2008 года в результате артобстрелов квартал подвергся значительным разрушениям.

[2] Виктор Дмитриевич Купрадзе (1903-1985) в 1927 после окончания физико-математического факультета Тифлисского государственного университета – преподаватель Тифлисского государственного университета и Грузинского индустриального института. В 1933-1935 гг. он научный секретарь Математического института имени В. А. Стеклова Академии наук СССР. В 1935 – директор Математического института Грузинского филиала Академии наук СССР. В 1937-1985 ректор факультета дифференциальных и интегральных уравнений Тбилисского государственного университета. 1954 –26.4.1963 народный комиссар-министр просвещения Грузинской ССР. 1954-1958 ректор Тбилисского государственного университета. 1954–26.04.1963 председатель Верховного Совета Грузинской ССР.

[3] В 1969 году я участвовал в симпозиуме, посвящённом проблемам физики твёрдого тела (Дом ученых в поселке Мозжинка РАН). Моя диссертационная работа была связана с надёжностью стеклянных оболочек электронных приборов, и электрическими свойствами стёкол. Я интересовался работами кафедры стекла Московского Химико-технологического института (МХТИ). В перерыве между докладами по рекомендации проф. О.В. Мазурина я попросил проф. Н.М. Павлушкина, заведующего кафедрой стекла, рассказать об аналогичных работах МХТИ. Он дал согласие и предложил продолжить разговор за столом во время обеденного перерыва. За столом оказался давний знакомый Н.М. Павлушкина академик В.Д. Купрадзе. Н.М.Павлушкин обо мне забыл, беседа учёных носила дружеский характер. Улучшив момент, когда они отвлеклись от своих воспоминаний, я робко спросил В.Д. Купрадзе о А. Хволесе. Теперь разговор переключился на Александра. В.Д. Купрадзе долго с большим энтузиазмом рассказывал об Александре, его работах, называл одним из ведущих математиков Грузии и своим преемником. Когда я представился племянником Александра, долго жал мне руку, но был разочарован, узнав, что я не математик, а химик. Сказал, что родственники А. Хволеса способные математики. Тут меня удивил Н.М. Павлушкин. До Мозжинки, я полагал, что он меня не знал, а здесь Н. Павлушкин начал, к моему удивлению, хвалить меня и мои работы, считая, что неизвестно был бы я хорошим математиком, но учёный-силикатчик – прекрасный. Мне стало очень неловко, ведь Н.М. Павлушкин познакомился со мной не более часа назад.

[4] В районе Курска немцы сосредоточили для наступления группировки армий « Центр» и  «Юг» (командующие генерал-фельдмаршалы Г. Клюге и Э. Манштейн соответственно). Состав наступающих – 50 дивизий (18 танковых и моторизированных), 2 танковые бригады, 3 отдельных танковых батальона и 8 дивизионов штурмовых орудий, при общей численностью, около 900 тыс. человек (советские источники). Советское командование приняло решение, организовать в района Курска оборону, измотать войска неприятеля, после чего провести контрудары по наступающим.

Немецким войскам противостояли войска Центрального фронта (командующий генерал армии Н.Ф. Ватутин), Степного фронта (командующий генерал-полковник И.С. Конев).Представителями Ставки, координирующими действия фронтов были маршалы Г.К. Жуков и А.М. Василевский.

С обеих сторон в сражении участвовало около двух миллионов человек, более шести тысяч танков, около четырех тысяч самолётов. Это было самое крупное танковое сражение в истории всех войн.

12 июля в районе Прохоровки произошёл крупнейший в истории встречный танковый бой.

[5] По рассказам Александра в артиллерию направляли военнослужащих, имеющих образование. Среди них было немало евреев; многие с высшим образованием, среди них – математики. Александр рассказывал, что евреи проявили себя, как храбрые и инициативные командиры. Когда Александр был в госпитале погиб младший лейтенант Лёня Штерн при корректировке огня. Погиб командир батареи лейтенант Давид Янкельсон. Миша Фердинант зарекомендовал себя как храбрый командир орудия. Александр рассказывал, что математика помогала ему на фронте конкретно при проведении математических расчётов, при подготовке к сражению и во время боя. Во время коротких передышек, он решал в уме математические задачи, что отвлекало его от тягостных мыслей.

[6] Эсфирь родилась в Риге. О её родителях и сестре – см. в главе «Уцелевший из Риги, Гетто. Концлагеря». Подробно жизнь Эсфирь будет описана позднее.

[7] Стихотворение Маргариты Алигер «Мы евреи», глава из её поэмы «Твоя победа» было напечатано 1946 году в журнале «Знамя». Поэма была подвергнута суровой критике. В дальнейшем печаталась, но глава «Мы евреи» изымается и запрещается. Все, кто хранил или распространял этот стих, подвергался репрессиям.

[8] Моденов П.С. Сборник конкурсных задач по математике с анализом ошибок: Задачи, предложенные на приемных испытаниях в высшие учебные заведения (Москва: Советская наука, 1950).

[9] Была такая «запоминалка»: «Нужно только постараться, И запомнить все, как естьТричетырнадцать, пятнадцать, Девяносто два и шесть», и ещё я дополнял эту запоминалку цифрами «536».

[10] Хволес, Александр Рувимович Простое доказательство теоремы Коши [Текст] / А.Р. Хволес// Математика в школе. – 2010. –N 10. – С. 56.

[11] Л.А. Штейнгарц Поздравление А.Р. Хволеса с юбилеем] Там же.

[12] Все фотографии из архива Абена Хволеса.

[13] Ю.С. Сельский – Сохраним еврейский народ от ассимиляции (2012)

[14] Награды

Виленчик Юрий Ильич

1921/ старшина/ Орден Красной Звезды.

Виленчик Юрий Ильич

1921 / старшина / Медаль «За боевые заслуги».

Источник «Награды Родины (интернет)

 

Оригинал: http://www.berkovich-zametki.com/2016/Zametki/Nomer10/ArLevin1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1003 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru