litbook

Проза


Девушка с собакой0

1.

Сержант Мишка Иванов прибыл на дежурство в восемь утра. Недалеко от поста ГИБДД стояли изуродованные «Жигули».

— Авария? — спросил Мишка. — Погиб кто-нибудь?

— Водитель, — пояснил прапорщик Саенко. — Еще девушка была. Случайная пассажирка. Ее «скорая» увезла.

Рядом с разбитой машиной бегала собака, похожая на лайку. Она то подходила ближе, то, нюхая землю, бежала куда-то, но снова возвращалась к машине.

— Хозяйку ищет, — пояснил Саенко. — Я видел, как собака за носилками бежала. Только собак в больницу не берут.

Мишка подошел ближе к разбитой машине. Собака глухо зарычала.

— Теперь, наверное, пес тут так и останется, — сказал Саенко. — Ты про собаку на Волжской трассе слышал? Шесть лет хозяев ждала.

Мишка нагнулся и поднял втоптанный в грязь небольшой листок. Листок оказался фотографией. На Мишку взглянуло задорно улыбающееся девичье лицо. Саенко, посапывая, смотрел через плечо товарища.

— Красивая, — сказал он. — Она это... Ну, та самая девушка.

Мишка аккуратно вытер грязь с фотографии и спрятал ее в карман.

Ночью ему приснилась девушка-принцесса. Она тянула к нему руки и что-то пыталась сказать через глухое, толстое стекло…

2.

— Курю много, — пояснил Мишке худой врач в вестибюле больницы. — Нервы, наверное... Начальство ругается и говорит, что я подаю плохой пример больным. Приходится тут дымить... А ты, значит, опять пришел?

— Пришел, — согласился  Мишка и почему-то стал рассматривать свои ботинки.

— У этой девушки нет никого, — продолжил врач. — Детдомовская она. Только ты с собакой навещаешь ее. Правда, дальше вестибюля тебя не пускают.

Пауза получилась долгой и тяжелой.

— Глупо! — сказал врач, рассматривая грустного пса. — Чудес не бывает. Есть только медицина. А с Ниной даже некому посидеть рядом. Просто посидеть, просто побыть, просто... Я не знаю. Черт!..

Врач скомкал окурок и швырнул его в урну.

Мишка чуть ожил.

«Значит, ее Нина зовут», — подумал он и тут же решил, что настоящую принцессу должны звать именно так.

Врач достал из пачки еще одну сигарету.

— Меня Виктор Степаныч зовут, — сказал он. — Фамилия Семушкин. Я лечащий врач Нины, кандидат медицинских наук и совсем не волшебник.

Мишка кивнул. Виктор Степанович поморщился.

— Ладно, пошли!.. — сказал он.

— Куда? — удивился Мишка.

— Творить чудеса, сержант.

3.

Несмотря на громкие протесты медсестры Леночки, пса тщательнейшим образом вымыли в ванне и укутали в белый халат.

— Вас обязательно уволят, когда узнают об этом безобразии! — бушевала Леночка. — Я сама обо всем расскажу.

— Ну и пусть, — весело улыбнулся Виктор Степанович.

— Больная в коме! — кричала Леночка. — Вы что, совсем сдурели?

— Это наш последний шанс, — пояснил Виктор Степанович. — Например, когда я в детстве жил в деревне у бабушки, я часто просыпался по утрам от того, что наш Бобик лизал мою руку. А теперь отойди в сторону, Леночка, или я тебя стукну.

— Ни за что!..

Мишка опасливо косился на Леночку. Опыт подсказывал ему, что прапорщик всегда бывает круче майора, а медсестра — строже главврача.

Виктор Степанович легко справился с сопротивлением медсестры. Он даже поцеловал в щеку.

— Нечестно! — крикнула ему вслед разгоряченная Леночка.

В реанимационной палате «для безнадежных» стояла только одна койка. Лицо Нины было строгим и белым, как снег.

— Тише, — шепнул Виктор Степанович Мишке. — Как пса-то зовут?

Мишка пожал плечами. Пес чуть слышно заскулил и потянулся мордой к койке.

— Узнал хозяйку, — улыбнулся Виктор Степаныч.

Мишка рассматривал лицо Нины. Ему очень хотелось взять Спящую Принцессу за руку, но рядом был доктор Виктор Степанович. А Мишка был только проводником чужой собаки...

4.

Заведующая отделением профессор Курлянцева устроила доктору Семушкину настоящий скандал. Виктор Степанович молча написал заявление на расчет.

— У этой больной и в самом деле больше никого нет? — тут же успокоившись, спросила Курлянцева.

— Как видите, есть, — сказал Виктор Степанович. — Только этот тип не собирается прятать свой хвост под белый халат.

Курлянцева коротко бросила:

— Хорошо, пусть этот милиционер с собакой приходит, но под вашу ответственность.

Мишка взял отпуск за свой счет. Он приходил в больницу в шесть утра и покидал ее только по категоричному приказу строгой медсестры Леночки.

Больные назвали пса «академиком Собакевичем». Но Мишка по-прежнему обзывал его Бобиком. Утром пес, всегда одетый в белый халат, сшитый ему Леночкой, обходил палаты вслед за профессором Курлянцевой. Позже Виктор Степанович не без удивления констатировал улучшение самочувствия даже у самых тяжелых больных. Веселый шум и смех сопровождали Бобика, как невидимая королевская свита. «Академик» кушал все, что ему предлагали, и толстел прямо на глазах. А на его проводника Мишку почти никто не обращал внимания. В отличие от Бобика, Мишка редко отходил от кровати Нины, и его почти не видели в коридоре.

5.

— Вчера мне бывшая жена звонила, — Виктор Степанович говорил глухо, не глядя в сторону Мишки. — Вспомнила о кое-каких своих вещах. Сегодня утром я оставил их у соседки... Просто не могу видеть ее и все. Никогда не женись, брат.

Мишка пытался накормить Бобика. Но пес воротил морду от тарелки с простым супом и смотрел в сторону веселой третьей палаты.

— А я раньше о любви совсем не думал, — Виктор Степанович достал очередную сигарету. — Полгода назад пришел домой, а на столе записка: «Прости, я больше не могу тебе врать...» Ну, и так далее,  как в бездарном романе.

— Виктор Степаныч, а Нине лучше, — сказал Мишка, удерживая пса за ошейник. — Леночка вчера мне сказала, что...

— Много знает твоя Леночка, — фыркнул врач.

— Много, — мимо прошла Леночка и одарила доктора презрительным взглядом. — Между прочим, курить можно только в вестибюле.

— Миш, пошли, покурим? — с заметной жалобной ноткой в голосе попросил доктор. — А то ходят тут всякие...

Стерильного Бобика пришлось оставить под присмотром Леночки.

6.

— Курлянцева научный труд пишет, — улыбаясь, рассказывал Мишке доктор Семушкин. — Тема: «Эмоциональное воздействие на больных, находящихся в бессознательном состоянии». Мишка, у тебя попросту свистнули «собачью идею». Ты не отходишь от кровати Нины и тащишь за собой пса, а Курлянцева забивает в стену гвоздь для лаврового венка. Идеи двигают мир, а иные люди коллекционируют чужие идеи и плюют на то, куда двигается мир.

Мишка совсем не думал об «идеях». Он смотрел на дождь и думал о Прекрасной Принцессе. Доктор Семушкин хмуро смотрел на Мишку и думал о том, как сказать ему, что у Нины почти нет шансов.

— Жизнь — как весы, Мишка, — осторожно начал он. — Какая-нибудь крошка может качнуть их в ту или другую сторону…

— Нужно Бобика Крошкой назвать, — улыбнулся Мишка.

— В этой «крошке» наверное, уже больше трех пудов. Жрет, как слон. Вчера у больного Сиволапова стянул кусок ветчины.

— Бобик тосковать перестал. Понимаете?.. Собаки все чувствуют.

— Вашими бы молитвами, — врач вздохнул. — А тоска, брат, действительно такое собачье чувство, что хоть вой от нее. Вот  моя бывшая жена, например...

Доктор Семушкин говорил тихо, и его голос был почти не различим от звуков дождя. Мишка смотрел на капли на стекле и снова чему-то улыбался...

7.

Вечером наступил кризис. Врачи суетились возле кровати Нины. Мишка совсем не понимал их разговора. Но после фразы «адреналин в сердце» у него вдруг похолодело в груди.

— Ты здесь?! — доктор Семушкин оглянулся. Злые глаза над белой повязкой казались огромными и черными. — А ну марш отсюда!

Мишка попятился к двери. Пес пошел следом за ним. Мишка открыл дверь и протиснулся в нее, не давая выхода собаке.

Потом он стоял в коридоре у окна и грыз крепко стиснутый кулак.

 «Она не умрет!.. Она не умрет!» — повторял и повторял Мишка.

Времени перестало существовать. Мишка закрыл глаза. На какое-то мгновение ему показалось, что он стоит рядом с кроватью Нины. Мишка протянул руку... Рука натолкнулась на что-то холодное и твердое. Мишка ударил. Со звоном посыпалось стекло оконной рамы.

— Черт возьми, — весело выругался сзади доктор Семушкин. — Я чуть было не споткнулся об этого вездесущего пса!

Мишка оглянулся.

— Ты что стекла колотишь? — улыбнулся врач.

Мишка удивленно посмотрел на свой окровавленный кулак.

Врач сорвал с лица повязку и сунул в рот сигарету.

— Нина?.. — тихо спросил Мишка.

— Пришла в себя. Все обойдется без последствий. Иди, пусть тебе руку перевяжут. Потом — домой. Отдыхай!..

Мишка послушно пошел. Из полуоткрытой двери третьей палаты торчал толстый хвост Бобика. Больные весело смеялись. Пес гавкнул и хохот стал гомерическим.

— Сиволапов, колбасу прячь.

— «Академик» с проверкой пришел!

8.

Леночка подошла сзади и уткнулась носом в плечо Виктора Степановича. Девушка тихо всхлипнула.

— Дурак!.. — сказала она. — Какой же ты дурак!

— Наверное... Я раньше не понимал, почему время то останавливается, то летит просто с бешеной скоростью,  — быстро заговорил врач. — А Мишка взял и рассадил кулаком стекло. Мне порой хочется сделать тоже самое. Потому что чудеса все-таки есть, да?..

— Это не ее пес, — сказала Леночка.

— Что?!..

— Бобик никогда не принадлежал Нине, — повторила Леночка. — Это собака водителя. Нина удивилась. Я соврала, что водитель лежит в соседней палате.

Девушка заплакала и стукнула кулачком по руке доктора Семушкина.

— Боже мой!.. — громко закричала она. — Я же люблю тебя! Уже целых полтора года люблю. А кого ты видишь, кроме себя? О чудесах тут каких-то говоришь, а сам?!..

Виктор Степанович не знал, куда деть глаза от смущения.

Когда вдруг вернулся Мишка, он облегченно вздохнул.

— Вот, — сказал Мишка, протягивая всхлипывающей Леночке баночку с чем-то темным. — Клубничное варенье для Нины.

— Какое еще варенье? — удивился Виктор Степаныч.

— Обыкновенное, — сказала Леночка. — Нина попросила.

«Но Мишка еще не видел Нину», — пронеслось в голове врача.

Мишка потоптался на месте и, не зная, что сказать, виновато улыбнулся…

9.

Мишка шел к автобусной остановке вместе с Бобиком. Пес весело лаял на кошек и был в самом веселом расположении духа.

Виктор Степанович и Леночка смотрели в окно.

— Просто слов нет и все, — улыбаясь, сказал Виктор Степанович. — На Мишку никто и не смотрел даже. Курлянцева гнала... А он... Если бы не он... Хотя, кто знает?

— Тебя Курлянцева вызывает, — сухо перебила Леночка. — Нужно подписать бумаги для ее научного сочинения.

— Констатация «собачьего» чуда? — улыбнулся врач.

Возле двери Виктор Степанович оглянулся.

— Леночка, сегодня я приглашаю тебя на свидание, — весело сказал он. — В шесть, возле «Пролетария». Придешь?..

— Конечно, нет, — фыркнула Леночка.

— Хорошо, — улыбка врача стала шире. — Тогда я буду просто стоять и ждать неизвестно чего.

Леночка еще долго стояла у окна и смотрела на дождь. Она подумала о том, что чудеса все-таки иногда случаются. Правда, настоящее чудеса никогда не случаются только ради одного человека... А когда людей двое, то это уже судьба… Или нет — дорога!

 

Котов Алексей Николаевич. Родился 30 марта 1958 года. Живу в Воронеже, работаю церковным сторожем. Образование высшее (техническое). Oпубликовал массу юмористических рассказов, анекдотов и пр. миниатюр. Но со временем я стал более серьезным. На ЛитРесе вышло семь небольших электронных книг. От юмора отошел, но не откажусь от него никогда. "Возбуждение сострадания к осмеянному и не знающему себе цены прекрасному и есть тайна юмора" (Ф.М. Достоевский).

 

 

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru