litbook

Культура


Журнал "Кругозор" и его юбилей0

Десять лет – как десять птиц, в полёте…

С юбилеем журнала «Кругозор» (Бостон) связан и мой личный юбилей знакомства с его главным редактором Александром Болясным. Об основном, что касается журнала, вы можете прочитать на сайте Википедии. «Кругозор» рождён энтузиастами. На его страницах – повествования о национальных ценностях разных народов. В журнале много интересных рубрик: «Гость номера», «Позиция», «Точка зрения», «Вехи», «Зарубки в памяти», «Острый угол», «Личность», «Из журналистского досье» и другие. В числе авторов и гостей номеров – поэт Наум Коржавин, известный советский диссидент, правозащитник, учёный и писатель Владимир Буковский, российский публицист и политолог Андрей Пионтковский, писатель Владимир Войнович, чемпион мира по боксу Виталий Кличко, прима-балерина Бостонского балета Лариса Пономаренко, главный режиссёр русского драматического театра в Монреале Григорий Зискин, композитор и журналист Сергей Колмановский из Германии, американский астронавт Джеффри Хоффман, легенда российской эстрады и звезда Бродвея Аида Ведищева, правнучка Ф. И. Шаляпина Дася Познер (США) и много-много других известных и неординарных личностей.

Своё кредо «Кругозор» обозначил как журнал для тех, кто живет «не хлебом единым», а его цель – сеять доброе, светлое, вечное… Он лёгок для чтения и хорошо иллюстрирован, делается высокопрофессиональными журналистами и дизайнерами. Электронная версия журнала стала выходить с апреля 2007 года. Форумы «Кругозора» открыты для полемики и дискуссий, но таких, которые не пробуждают радикализм, антагонизм и низменное.

Как мы оговорили, у нас два юбилея – журнала и начала моего знакомства с Александром Болясным. Нас роднит между собой очень многое: редакторская судьба, журналистское подвижничество, умение создать круг авторов и друзей. Мы оба разделяем идеи добра и взаимопонимания, многие годы бескорыстной дружбы.

У Саши потрясающее чувство юмора, подтекста в разговорах, исключительная порядочность (вот уж на кого можно всегда положиться!), умение быть прямым человеком – никогда не сотворит что-нибудь исподтишка или за спиной коллеги.

Я уже наговорил много хороших слов, и все они заслуженные. Но пора перейти к самому интервью, что и задумывалось мною к юбилею.

Игорь Михалевич-Каплан. Давайте начнем нашу юбилейную беседу с определения слова «Кругозор» – название, которому соответствует ваш журнал. Это очень важно, когда его только выбираешь для такого большого общественного и значимого проекта. Оно сразу же ассоциируется с понятиями «горизонт» и «охват». Эти слова подчеркивают, что подразумевается пространство, которое можно окинуть взором, или сумма познаний и интересов. А ведь вашему «малышу» исполняется уже десять лет! Как выбиралось название, как задумывался проект?

Александр Болясный. Да никак оно не выбиралось: название «Кругозор» сидело в самом замысле немало десятилетий тому назад, когда я и предполагать не мог, что моя жизнь переместится за Атлантику. В киевской газете, где я тогда работал (кстати, старейшей газете Украины, возникшей ещё в марте 1917 года и пару лет тому назад умерщвлённой режимом бывшего горе-президента Украины В. Януковича), из года в год на редакционных планёрках и летучках, накануне завершения очередной подписной кампании поднимался вопрос: что сделать, дабы повысить «читабельность» газеты и таким образом обеспечить нужную подписку на неё.

Что все коммунисты подпишутся на эту партийную газету, сомнений не было – попробовали бы не подписаться. Но «наверху» нацеливали на большее: газета должна быть в КАЖДОЙ семье Киевщины! Вот мы и думали... Как-то редакционное начальство даже специальное подразделение создало – «группу читабельности», своеобразный дополнительный отдел, порученный мне. Вот тогда и возникали в моей голове фантазии о каком-то гипотетическом издании, где нет запретных тем, а выражаемые в публикациях мысли не делятся на «правильные» и «неправильные». И называлось бы это издание, конечно же, «Кругозором» – как любимый многими советский печатно-звуковой журнальчик...

Когда уже на американской земле, в Бостоне решил воплотить те давние фантазии, вопрос о названии журнала даже не возникал. Ну конечно же – «Кругозор»!..

И. М-К. Мы познакомились, когда я был главным редактором журнала «Побережье», а затем вы пригласили меня печататься у вас, и я стал автором вашего журнала «Кругозор». Литературный зарубежный мир не такой уж большой, и все более-менее друг друга знают. Должен, даже обязан, сделать вам комплименты – вы их заслуживаете. У вас редкий талант работать с авторами, вы исключительно вежливый и тактичный человек, воспитанный и доброжелательный. Я не помню случая, чтобы вы о ком-то плохо отозвались или зло раскритиковали чью-либо работу. Я думаю, что в этом состоит ваш секрет и успех – такой спектр потрясающих авторов, с которыми вы работаете, из разных областей: ученых, политиков, литераторов, в широком понимании людей искусства и культуры. Как вам удается всех привлечь? Я запомнил слова, к сожалению, уже трагически ушедшего редактора журнала «Вестник» Виктора Блока из Балтимора, с которым поддерживал тёплые отношения. Он мне говорил: «Я не удивляюсь, что вы издаете журнал. У вас столько энергии! Я удивляюсь, как вам удается найти таких потрясающих авторов. И при этом не платить им ни копейки». Мне кажется, что этот же постулат заложен в вашем характере, не так ли?

А. Б. Дорогой Игорь, ну при чём тут мой характер?! Здесь же управленческая задача, хотя и не тривиальная: создать «нечто» – да не на любительском, а на профессиональном уровне – при полнейшем отсутствии людских и финансовых ресурсов, на голом энтузиазме. Любое СМИ – плод труда коллективного. Значит, одного моего энтузиазма и моего опыта крайне недостаточно. Искать других энтузиастов и профессионалов? Где, как и сколько времени на это уйдёт?! Не лучше ли пойти от обратного: не мне искать нужных людей, а сделать так, чтобы они сами ко мне стремились. В каком случае это возможно? Частично я уже говорил, вспоминая свои давние фантазии об издании, где полная творческая свобода: нет запретных тем, мыслей «правильных» и «неправильных».

Но это не всё. Кроме естественного желания самовыразиться, любому автору – не будем кривить душой – приятно быть заметным, чувствовать уважительное отношение редакции, которая его публикует. И с первого же номера новорождённого международного журнала установилась традиция: каждого нового автора читателям непременно представляют его фотографией и справкой о нём.

Загляните в раздел АВТОРЫ: с великими и известными «кругозорцами» – как, например, Наум Коржавин – «духовный отец» «Кругозора», портрет которого украшает логотип журнала; Евгений Евтушенко, Андрей Дементьев, Анатолий Алексин, видные учёные, актёры, политики, общественные деятели – соседствуют начинающие. Не лестно ли это молодым?.. Увы, раздел АВТОРЫ пока далеко не полный, число авторов неуклонно растёт и уже приближается к 400-м. Но вскоре он пополнится.

Великолепные же дизайнеры позаботились, чтобы журнал выглядел престижно. Огромное спасибо за это киевлянам Михаилу Добровольскому, оформлявшему печатный «Кругозор», и Евгению Синельникову – нашему нынешнему инженеру по информационным технологиям.

Вот я и раскрыл один из «секретов» «Кругозора»: абсолютное большинство его авторов – не моя находка, а их добровольный, сознательный выбор.

Ну и – само собой – для успеха издание должно быть интересным, даже увлекательным, познавательным. Так и произошло: «Кругозор», более чем на 95 процентов состоит из публикаций резонансных, причём, не «перепечаток» из других изданий, а материалов оригинальных или эксклюзивных.

И. М-К. У нас с вами есть общие моменты в биографии. У вас и у меня гуманитарное и техническое образование. Это помогает в работе, когда такой широкий разлет тем. У вас печатаются статьи о науке и технике, инновациях, последних достижениях в области космоса и биологии. Но всё-таки больше всего уделяется внимание современной политике, международному положению, правам человека и т.д.

Вот заголовки статей в «Кругозоре»: «Американское общество сегодня», «Курируемая государством система сокрытия приема допингов спортсменами СССР существовала ещё во время Московской Олимпиады», «Россия, Воронеж. Автор "Кругозора" похищен из собственной квартиры неизвестными при содействии полиции: (Правозащитник Дмитрий Воробьёвский начал голодовку протеста против принудительного помещения его в психушку…)», «Обыкновенный фашизм в действии: Россия сегодня вот такая», «Крым за два года: (Валерий Балаян о том, что видел)» и т.п. И чувствуется, что это у вас сильно болит. Это не просто броские заголовки – это позиция…

А. Б. Давайте по порядку. Что у нас обоих и гуманитарное, и техническое образование – в этом вы, Игорь, не правы. У меня лишь один диплом: инженера-электрика по автоматике и телемеханике. И – почти 45-летний опыт профессионального журналиста. Журналистика – моя детская мечта, цель, ради достижения которой осознанно шёл даже на некоторые жизненные лишения.

А темы публикаций... Да, это то, что болит. Но не только же у меня одного – это боль очень многих. Поэтому «Кругозор» и пишет об этом. Не врать! Не сглаживать острые углы! Говорить о том, что ныне другие издания, особенно российские, замалчивают или искажают! Да, это моя позиция. Ну, и, соответственно, позиция «Кругозора».

И. М-К. Как киевский журналист вы были очевидцем и участником чернобыльской эпопеи: от пуска ЧАЭС – до обустройства переселенцев из послеаварийной чернобыльской зоны. Я помню вашу блестящую статью «Встрепенувшаяся боль» – рецензию на вышедшую Антологию «Пропуск в зону Чернобыля», напечатанную в 16-ом номере журнала «Побережье». Я хочу привести отрывок из того горького рассказа: «...Из Киева стали исчезать дети. Вначале уменьшилась привычная разноголосица на дворовых детских площадках, опустели скамейки на Владимирской горке, в тенистых парках-бульварах, где любили сидеть молодые мамы да бабушки-дедушки с детскими колясками. В городском транспорте всё чаще и настойчивее слышалось: «Надо малышей вывезти подальше!..»; «Свобода» и Би-Би-Си говорили, что для детей радиация особо опасна!..» Вокзал, аэропорты и городские билетные кассы заполонили желающие срочно обзавестись билетами куда угодно – лишь бы подальше от Киева».

Я немного позлоупотребляю местом на журнальной странице, но всё-таки приведу конец этой рецензии: «Пройдёт время. Обращаясь к событиям чернобыльской эпопеи, имеющей начало, но не имеющей конца, историки, литературоведы не смогут обойти вниманием эту поэтическую антологию. Потому что, будучи произведением художественным, она документальна. И публицистична. И честна».

Какой след оставила в вашей жизни эта трагедия?

А. Б. Неизгладимый. Понимаете, Игорь, чернобыльская тема – это то, с чего я, можно сказать, начал свою работу в газете уже как штатный сотрудник. Моим первым «чернобыльским» наставником был Толя Цыбульский, корреспондент, стол которого соседствовал с моим в нашем отделе промышленности. Это для меня и друзей-приятелей он Толя, а официально – почтенный Анатолий Степанович Цыбульский, Заслуженный журналист Украины, бывший заместитель главного редактора «Киевской правды».

Так вот, осенью 1977 года его и меня командировали в город Припять, на Чернобыльскую АЭС, где должен был произойти физический пуск первой электрической машины – электрогенератора второго блока ЧАЭС. Репортаж об этом событии мы и подготовили. «Мы» – громко сказано. Первую скрипку играл Толя, а я – новичок – как завороженный смотрел на всё расширенными глазами, с чрезвычайным волнением. Клубы песка от самосвалов, проносящихся по строящемуся украинскому атомограду, намечающиеся архитектурные ансамбли поднимающихся новостроек.

А на самой АЭС!.. Я пребывал в какой-то ирреальности от самого осознания, что всё окружающее сопряжено с гигантской мощью будущего расщепления атома...

Потом целые десять лет чернобыльская тема меня не отпускала. Судьбы... Туда, в украинский атомоград Припять, на стройку, названную Всесоюзной ударной комсомольской, устремились люди со всего тогдашнего СССР. Кто – из молодёжного романтизма, иные – ради потенциальной карьеры, кто – с намерением создать семью, другие – подработать, бывшие зэки – начать новую жизнь после заключения...

Подвиг... Не показной, а естественный, особенно в 1986-ом, когда произошла известная Чернобыльская катастрофа.

Легендарные Василий Трофимович Кизима, начальник строительства и Виктор Петрович Брюханов, директор ЧАЭС...

Энергетики... Строители... Пожарники... Медики... Милиционеры и военные...

Припятские дети... Гематологическое отделение Киевской областной больницы. Мальчик Витя с острым лейкозом. 26 апреля 1986 года они с пацанами небольшой велопробег устроили. Не обращая внимания на запруженные ни с того ни с сего милиционерами улицы города, помчались к лесу. А завидели четвёртый блок АЭС со снесенной крышей – Витька, самый сообразительный, завопил: "Атас!.." Потом, позже он успел ещё получить паспорт как 16-летний. А вскоре победил острый лейкоз. Витькины родители убивались: что же это за время такое, когда они своего ребёнка пережили? Об этом мне ныне уже покойная Марта Осиповна Беленькая, тогдашняя завотделением больницы и кандидат медицинских наук поведала…

Колючая проволока в Иванковском районе на Киевщине, что отделяла опасную 30-километровую зону вокруг ЧАЭС от «здоровой» территории: мол, вот там, где я стою, не вредно, а на расстоянии вытянутой руки – уже радиация. Абсурд! Но разве одна эта нелепость тогда была?..

Через много лет, уже в США, подготавливая за компьютером очередной номер «Кругозора», виртуально познакомился с россиянином Василием Ивановичем Гороховым – первым начальником той 30-километровой зоны (увы, не так давно покинувшим этот свет) и добровольно пробравшимся в ту зону, дабы помогать на любых работах, Георгием Фёдоровичем Лепиным из Белоруссии, доктором технических наук, профессором, Действительным членом (Академиком) Международной Академии Экологии. Общие воспоминания, общие знакомые, общая боль…

Разве всё это забудешь?!

И. М-К. Саша, у меня к вам вот какой интересный вопрос. Есть в литературном кругу выражение: «Каков редактор – таково и лицо издания, которое он издает». К вам эта поговорка относится напрямую. В беседе с публицистом, театроведом, критиком Аллой Цыбульской (http://www.krugozormagazine.com/show/5let.1188.html) вы цитировали письма, прибывшие в разное время в редакцию.

"Среди ваших читателей много евреев, зачем вы пишете о Гленне Ли Беке, который пропагандирует антисемитизм?" "Кому нужны эти статьи о русских фашистах – православных хоругвеносцах?.." "От «Кругозора» через океан разит русофобством и сионизмом." "Сколько вам платят в ЦРУ за развал России?.." "Вас тоже ислам охмурил, расписываете, какие они несчастненькие, а все они террористы..." "Вы помешались на любви к чеченцам, а это же – мафия..." "Либералы теперь не в моде, неча их превозносить..." и т.д. и т.п.

Я уже не говорю, что вас, наверняка, обвиняли как агента влияния КГБ-ФСБ. Или в том, что вы недостаточно цените и любите Путина. Я лично знаю таких манипуляторов с двойным дном, притворяющихся интеллигентами. Их идея задеть вас и вашу порядочность. Как вы реагируете на этих политических сплетников?

А. Б. Спокойно реагирую. Порой – весело. Я ведь знал, на что иду, затеяв истинно независимый журнал. Никто не обязан приспосабливаться к моим мнению, мировоззрению, вкусам; никому не возбраняется высказываться на страницах «Кругозора» так, как считает нужным (разумеется, не нарушая законов страны, в которой находится редакция, и не прибегая к ненормативной лексике). Вот и появляются на страницах «Кругозора» тексты, авторы которых подчас сами в полной уверенности, что их не опубликуют. Для таких опусов есть в журнале рубрика: КТО ЕСТЬ КТО. Формулировка обо всём говорит. А читатели «Кругозора» – народ, в большинстве своём, хорошо думающий, умеющий отделять зёрна от плевел и отдающий себе отчёт о том, кто есть кто и что есть чем.

И. М-К. Саша, вы очень интересный собеседник, и я бы еще долго с вами разговаривал… Но есть рамки интервью и места в издании. Последний и очень важный вопрос касается вашего личного творчества, которое состоит из двух разделов. Первый – это ваши рассказы и статьи. Я до сих пор помню ваш рассказ в «Побережье», где вы беспощадно осмеиваете и описываете советские нравы. Ваши работы печатались во многих изданиях. И второй раздел вашего творчества – сам журнал «Кругозор», его история: вначале – бумажное издание, и теперешнее, электронное: Интернет-издание независимый журнал «Кругозор» (http://www.krugozormagazine.com).

Или, например, детективная, безобразная история и кампания по защите заключенного россиянина Виталия Бунтова и его адвоката Андрея Столбунова. Это ведь вид другого творчества и не менее важного – вести борьбу в прессе за жизнь и достоинство человека.

И, если можно, коснитесь очень деликатного вопроса: состояния своего здоровья, которое, насколько я понимаю, не очень прочное и доставляет вам кучу забот.

Но несмотря на всё это, мы с вами встречаем 10-летний юбилей вашего прекрасного издания – «Кругозора», и желаем вам дальнейшего процветания от имени ваших авторов и читателей! Многие Лета!!

А. Б. Дорогой Игорь, вы – уважаемый, свой человек в литературных кругах. Почему бы вам в этих кругах не замолвить за меня словечко: попросить тех, кто пишет святые книги, присовокупить моё имя к списку святых? Ведь количества комплиментов, высказанных вами во время этой беседы явно зашкаливает и вполне даёт основания считать меня святым. Не хочу вас разочаровывать правдой-маткой, но никакой я не «интересный собеседник». Я – молчун. И творчество моё не такое уж обширное, чтобы делить его даже на два раздела. То, чем я занимаюсь, есть один неделимый род многогранной деятельности, называемый журналистикой. Рассказы – это, скорее, исключение; я не считаю себя писателем, я больше тяготею к публицистике. Именно поэтому занимаюсь и темой прав человека (названный вами Виталий Бунтов, находящийся в многолетнем заключении за то, чего он не совершал, далеко не единственный россиянин, взятый «Кругозором» под защиту гласностью).

Моё здоровье?.. Когда великую актрису Фаину Раневскую спрашивали, как она себя чувствует, та давала исчерпывающий ответ: «Чувствую!..» Когда интересуются моим здоровьем, я так же исчерпывающе отвечаю: «Кругозорю!..»

Поздравляю с 10-летием нашего журнала его читателей, авторов, рекламодателей со всех континентов! Словом – всех тех, для кого с «Кругозором» лучше, чем без него.

Продолжаем «кругозорить» во втором десятилетии!..

И. М-К. Дорогой наш, Александр Болясный, – «Святой Молчун», – ещё раз с Юбилеем!

 

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru