litbook

Поэзия


Стихи+1

* * *

Зеленели, поседели, зазвенели ели.

Месяц тучу пропорол золочёным рогом.

Раскололся штоф январский, взвился джинн метели

И пошёл свистеть, гулять по большим дорогам.

Выносите из беды, из невыносимого!

Выручайте, вороной, коренной, каурый!

Мне бы целовать подол платья тёмно­синего,

Да с повинной головой… да Фортуна­дура —

Расплясалась предо мной вихрем, вьюгой, стужею,

Захлебнулась бубенцом — нервным перезвоном,

Ослепила молотой россыпью жемчужною,

Злобным, волчьим янтарём — жёлтым да зелёным.

Всё равно к тебе домчу, свет мой, боль сердечная,

На рассвете поутру, в ясный полдень, поздно ли —

Полем, лугом да леском, ледяною речкою…

Или чёрным полотном, траченным звёздами.

 

* * *

А мне бы под вечер, ах, мне бы под вечер

Пойти вдоль реки, там, где ветер и свечи

Сорвавшихся звёзд полыхают в волне,

И ты меня ждёшь на кауром коне.

Ах, как твоё сердце заныло бы сладко,

Когда бы увидел с цветочной охапкой

Меня вдалеке и в цветочном венке

На краешке ночи в цветах, налегке.

Ах, как бы твой конь заплясал под тобою,

И мы бы помчались над самой водою,

Над тёмной волною и тихим свеченьем

Любви по течению, вниз по теченью!

А сколько, ах, сколько я спела бы песен!..

Но дождь все дороги­пути занавесил,

И звёзд — на пригоршню, и месяц увечен...

Ах, мне бы под вечер, ах, мне бы под вечер...

 

* * *

И скрипка, вознесённая надменно,

И бледный, очарованный скрипач,

Играющий Судьбу самозабвенно,

Ах, он — палач, душа, но ты поплачь

Над этим скоротечным, млечным летом,

Пленительным, летящим в листопад,

Нарушившим все вето и обеты

Былых времён. Скрипач не виноват,

Что синева клубилась и вскипала,

И подступала к побережью снов —

Что там в туманах вещего опала —

Опала? Нет! — Нежданная любовь...

Не ждущая даров, счастливая дареньем,

Сама — исток: приди и утоли

Горчайшую печаль разминовенья —

Так день и ночь. Так в море корабли,

Летящие навстречу — ближе, ближе...

Мгновенье — взмах руки... не уберечь...

Волна, как рану, этот след залижет...

Играй, скрипач — твой флажолет всё тише —

Судьбы каприз — каприччио невстреч!

 

Но Вас кормить с ладони земляникой

В моей, увы, не выпало судьбе,

И в городе — фантоме многоликом

Меня Вы не узнали бы в толпе.

Я тенью, невидимкой, незнакомкой

Иду за Вами садом и рекой

Послушать как изысканно и тонко

Кузнечик аранжирует покой.

В своём далёком, суетном и душном

За мороком морей, за пеной лет

Я знаю — в унисон уносит души

Кузнечиковой скрипки флажолет.

И звук, впадающий в предтечье речи —

Нам знак и честь, и клятва на огне...

Ещё я знаю, где­нибудь под вечер,

Помолитесь тихонько обо мне.

 

* * *

Легчайшим миражам, пленительным и нежным

Очнувшейся души не обмануть:

«Всё — суета сует»... и небеса безбрежны,

И жребий принят, предугадан путь.

Очарованья дым cтрофою листопада

Увековечит ветер сентября...

Всё — на круги своя... и давнею отрадой

Мне паруса, и дальние моря.

Там лунный луч волну зелёного атласа

Наполнит хризолитами до дна.

Там внятен шёпот муз, ночной полёт Пегаса...

Но побледнел скрипач в созвездье Волопаса:

Волосяная лопнула струна...

 

* * *

Индейской осени ленивая неспешность —

Сентябрь давно ушёл, но сад зеленогрив,

Чуть позолочен — о, святая безмятежность!

Свирелей времени заоблачный мотив

Настойчиво звучит, пусть исподволь, но внятно —

Не устаю внимать — мой абсолютен слух

И веденье светил — я знаю безвозвратно

Ночь соловья уйдёт, лишь пропоёт петух.

Рассвет рассыпет гроздь огранки редкой трелей

Секундам расклевать — ни звука не спасти!

Вчера в ночном саду так долго я смотрела,

Как вдовый лебедь плыл вдоль млечного пути...

 

* * *

Прошу, ещё вдохни, ещё вообрази

Трахею тростником, поющею свирелью,

И день, с его пустою канителью,

Внезапным откровеньем озари.

Умолкшую давно гортань продуй,

Настрой её нездешним камертоном,

Которому подвластны птичьи звоны,

Морской прибой, речных реченье струй.

А больше и не надо ничего —

Жизнь — мотылёк, летящий в поднебесье.

Пожар заката. Остаётся песня:

ТВОЁ дыханье вместо моего.

 

* * *

Травы — струны, да ветер — смычок.

Поначалу — легато, легато,

Нежно, ласково, чуть виновато:

Рондо детства — поющий волчок.

А потом, а потом, а потом —

Всё тревожнее — юность­анданте,

Всё стремительней — годы­куранты,

Ураганная фуга, потоп!..

А кому­то откроется код

Партитур и утрат, и разлуки…

Так незрячий легко узнаёт

Тихой женщины дивные руки.

Рейтинг:

+1
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 999 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru