litbook

Проза


Сказки о Великом мелком Шуре+1

Сказка о неизвестном дошкольнике

Один хорошо неизвестный дошкольник сидел дома за письменным столом и учил ненавистную азбуку. Буквы в ней были разные, на все вкусы, только запоминать их не хотелось почему­то, а хотелось побегать по квартире, постучать в стенку головой, дивану по толстому животу наподдать и жирного кота загнать в такую щёлку, из которой и таракан выползти не сможет. Конечно, есть и другие развлечения вроде ковырянья пальцем в носу, но это всё мелочи, ерундишка всякая, вроде того, что неповоротливому Дедцу ногой в попу зафинтифлюжить и похихикать, когда он Маме жалобным голосом рассказывать начнёт об инсургентах, напавших на него и ранивших в самое секретное место.

Если б кто из живущих на Земле знал, как не хочется читать по слогам сказку о мишкиной каше, тот бы эту кашу вообще есть никогда не стал, а высыпал её воробьям на подоконник, или там мышам каким, или размазывал тонким слоем по столу, чтоб в ней мухи тонули.

Одного хорошо неизвестного дошкольника одолевали мысли о том, нужно ли запоминать слова разные, если он всё на свете знает и всё умеет, и на все советы гордо выкрикивает: да знаю я! Да умею я! Да если нужно, я сделаю это лучше и быстрее всех! А сам пишет, как курица лапой по земле чиркает, и два у него больше трёх, и Европа у него в Австралию переехала, видите ли, местожительство поменяла…

Эх, наверняка где­то в мире есть школы, где только пение, физкультуру и рисование преподают, вот бы в ней учиться когда­нибудь скоро! Целый день можно петь, упражнения всякие выполнять и котов в клеточку разрисовывать, они, коты эти, всё равно в своих портретах не разбираются, даже если их рисуют очень известные художники. Посмотрит кот на свою образину, зевнёт, и лениво пошагает на кухню пропитание себе добывать. По барабану ему художества, он и в математике силён, знает, что две сосиски всегда круче одной, а если четыре дадут, то одна точно внутрь его не влезет и придётся её закапывать где­то снаружи, чтоб никакой Шур на неё не покусился, или сидеть около неё в карауле и терпеливо ждать требования урчащего живота: а не пора ли тебя съесть, радость моя?

А пение Шура кое­кому нравится, Дед однажды покурить вышел в коридор, так слышал соседскую собачонку, подпевающую солисту… тот передышку сделает — Матильда умолкает, запоёт — и опять болонка воет…

Один хорошо неизвестный, хулиганистый, безответственный, исключительно непоседливый и безалаберный дошкольник, проживающей вот в этой квартире, болтливый, как стая голодных сорок, драчливый, как стая бездомных волков, вечно измазанный неизвестно чем от пяток до вихрастой макушки, как деревенская хрюшка, скачущий одной ногой по полу, а другой — по потолку, упрямый как среднеазиатский ишак, лягающийся как дикая лошадь и так далее и тому подобное, неописуемое и непредсказуемое… так вот, это чудо природы сидит за письменным столом и вырезает из бедной азбуки буквы, слагая слова: Я ГЕРОЙ, что несколько не соответствует действительности.

На этом разрешите закончить эту невероятную, но совершенно правдивую историю.

 

Сказка о космической кастрюльке.

Летел Великий Шур на Солнце. В кастрюльке. В ней раньше Дед борщ варил на всю голодную семью, а потом, когда она прохудилась, в угол задвинул. А Шур быстро прикинул, что к чему, он слышал, что существуют летающие тарелки, НЛО называются, так почему не может быть летающих кастрюлек?

Приделав к ней реактивный двигатель, собранный из пепельницы и старой трубки Дедецкого, соорудив аккумуляторы из негодных батареек, набрав в запас варёных макарон и чая в термосе, он нажал стартер — вжжжж! — улетел в неизвестную даль. Почему в неизвестную? Да потому что куда можно ещё улететь в кастрюльке, у которой нет руля высоты и боковых рулей? — туда куда­то, но совсем не туда, куда нужно. А Шуру казалось, что он летит вверх, прямо на Солнце. Уже припасы закончились на борту космической посудины, макароны испарились окончательно и бесповоротно, а до Солнца так же далеко, как и раньше. Потому что Земля вращается и движется по круговой орбите, и кастрюлька повторяла её путь, и прилетела, и опустилась на то же место, откуда взлетела, на тот же самый подоконник, где за полётом Шура следил важный кот, лениво ожидая подачки в виде кусочка космической сосиски.

 

Стих о потерянном хвосте.

Потерянный Хвост по квартире бежал,

Хозяина, видимо, он потерял.

Все щелки проверил он, все уголки,

Но в них только злые сидят пауки.

И вот, наконец, Хвост увидел Кота:

Простите, а вы не теряли хвоста?

Ну, что вы! — сказал положительный Кот, —

Мой хвост, он в согласье со мною живёт,

А этот задрипанный грязный шнурок

Никак потерять я, простите, не мог. —

Сказал, и ушёл доедать свой компот

Ужасно воспитанный вежливый Кот.

Потерянный Хвост заглянул в туалет.

Сидел в туалете задумчивый Дед.

Быть может, вы знаете, — Хвостик спросил, —

Кто раньше меня однозначно носил?

Не знаю, не знаю, — Дедец пробурчал, —

Отдельно ходячих Хвостов не встречал,

У предка, который с берёзы упал,

Хвост сам отвалился и сразу пропал.

Советую вам обратиться к Шурцу,

Наверное, хвост ему будет к лицу. —

Потерянный Хвост покатился клубком,

Обшарил он все закоулки, весь дом.

Так где же таинственный юный Шурец,

Он кто: таракан, человек, огурец?

А, может быть, это растяпа такой,

Что хвост сам себе обрывает рукой,

Потом его вешает где­нибудь так,

Чтоб было найти невозможно никак?

И вдруг на пороге квартиры возник

Крикливый, драчливый, чумазый мужик!

Нет­нет, не мужик, а, скорей, мужичок

В спортивной куртёшке, а сам со стручок.

С бобовый стручок иль с фасолевый — Хвост

Не стал разрешать этот спорный вопрос.

Он в ближнюю щёлку забился, затих,

Чтоб Дед закруглил этот каверзный стих,

Иначе возьмёт разудалый Шурец

Хвостишко за хвостик — и жизни конец —

Растопчет, размажет, на клочья порвёт…

Потерянный Хвост там доселе живёт.

 

Сказка о золотой ленте и бытовых проблемах.

Тем, кто уже ничего не понимает и при этом хлопает себя по коленям: ни­ч­ч­ч­ч­его не понимаю! — тем, кто ещё ничего не понимает, а только пускает пузыри пузыристые изо рта и не может сказать, что ничего не понимает; тем, кто всё понимает, но ни о чём не догадывается, хотя и ходит в детсад, где всяким премудростям обучают — так вот, всем я объясню, что золотая лента только называется золотой, а на самом деле она из красной ткани бордового или розового цвета, и вешают её на победителей спортивных соревнований и на героев, совершивших подвиг на войне или ещё где на ответственной работе в кабинете.

Конечно, мелкий Шур подвигов не совершает по причине своего малолетства, но помечтать о них может, это не запрещено никому на свете. Лежит он на диване, нога на ногу, в носу поковыривает, штольню с сухариками, видимо, разрабатывает, и думает: если устроить соревнования кто больше конфет съест, то я выйду в победители, у Деда зубов маловато для жевания, а Дымок не очень их любит. И наградит меня Мама золотой лентой.

А Мама в это время нашла в углу подозрительно пахнущие штаны и удивлённо спрашивает у Дымка: «Это ты набезобразничал?» «Нет, — говорит кот, — я только в шапку Шуру пописал». А у Деда не стала спрашивать, потому что неудобно пожилого человека пустяками тревожить, к тому же без очков он эти штаны в упор не видит, хоть на нос ему вешай. Но Мама, известный в квартире следопыт, она вычислила, кто, куда и сколько, и получил Шур по заслугам. И кот получил, хотя и правду сказал. Коты вообще неправду говорить не умеют, из них кроме мяу и мур­мур ничего не услышишь, а что это обозначает, даже детсадовцы не знают. И вообще, если коту говорить обидные слова, он начинает обижаться и мысленно отвечает: «Сам такой!» Почему? Да потому что у него свой персональный горшок имеется, а у других он общий. И всякого такого в одиночном горшке всегда меньше, чем в посещаемом всей семьёй в порядке очерёдности.

И потом, сами попробуйте попу языком вылизывать, сами поймёте, что такое настоящая гигиена. Приспосабливаться нужно к быту, уважаемые графы и прочая аристократия местного значения! А если случайно кот и обронит капельку­другую где­нибудь возле трюмо, так знайте, что это от перевозбуждения, ибо очень приятно увидеть собственное красивое и пушистое неотразимое изображение.

(Продолжение в следующем номере)

Рейтинг:

+1
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1016 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru