litbook

23.03.18

Семь искусств, №30

Остальные номера
0
А.А. Власов был в то время между двух огней. С одной стороны он подвергался критике со стороны ученых Академии наук, а с другой стороны — некоторых физиков-теоретиков, работавших на физическом факультете. Особенно усердствовал Я.П. Терлецкий.
, Семь искусств, №3
0
И слава Б-гу, что холодная война не переросла в горячую термоядерную. Слава Б-гу, что по обе стороны нашлись два великих физика: А.Эйнштейн и А.Сахаров — которые «через головы поэтов и правительств» сказали миру: «Ребята, так больше продолжаться не может».
, Семь искусств, №3
0
С нашего спецотделения очень многие оказались в Подлипках, и до сих пор продолжают там работать. Кроме того, некоторые «распределились по стране»: несколько человек попали в Днепропетровск — там был Янгель в это время, кто-то попал на Селигер — там была экспериментальная площадка, где работали, в частности, немцы, привезенные из Германии.
, Семь искусств, №3
0
В России начала ХХ века и особенно в годы Первой русской революции развернулось движение за создание народных университетов. Начиная с 1905 г. принимаются многочисленные решения об открытии народных университетов, проводятся сборы пожертвований, создаются общества народных университетов. Внешкольное образование для взрослых стало своего рода трендом эпохи.
, , Семь искусств, №3
0
С конца 1950-х годов Э.Ф. Ципельзон начинает публиковать в разных изданиях статьи и заметки о раритетах из своей коллекции, часто приурочивая эти публикации к юбилеям персонажей или событий. Современники отмечают, что Эммануил Филиппович своими публикациями под рубриками «Заметки букиниста» или «Уголок коллекционера» создал новый своеобразный жанр в журналистике.
, , Семь искусств, №3
0
Наполеон Бонапарт в бытность свою всего лишь генералом славился умением моментально реагировать на любые изменения на поле боя и использовать их к своей пользе. Оказавшись во главе государства и правительства, он это умение не утратил.
, Семь искусств, №3
0
Искусство едино. Трудно отделить образы архитектуры от их отображения в живописи, поэзии и музыке. Они переходят от изображения в звучание, из камня — в музыку, из идеи — в материал или, наоборот, в нематериальность.
, Семь искусств, №3
0
Собственно, живопись эпохи Возрождения началась с Мазаччо. Есть множество свидетельств, что все, кто шли за ним, тщательно изучали его приемы, прилежно копировали фрагменты его фресок. Но подход Мазаччо к перспективе был чисто эмпирическим. Заслуга Франчески состоит в том, что он поставил искусство перспективы на научную основу.
, Семь искусств, №3
0 (выбор редакции журнала «Семь искусств»)
Изучение распада СССР показало: он начался с того, что советским вождям пришлось смириться в 1980-е гг. с фактическим двоевластием в Польше, где «Солидарность» реально была второй властью в стране. Невозможность подавить «Солидарность» коммунистической властью, за которой стоял СССР, показала, что советская империя сокращается.
, Семь искусств, №3
0 (выбор редакции журнала «Семь искусств»)
Аронов - один из самых значительных поэтов-шестидесятников и, тем не менее, самый неизвестный из них. Вознесенский, Евтушенко, Ахмадулина и другие знаменитости выступали в Политехническом, в Лужниках и на прочих престижных площадках. А он не выступал. Не звучал, не грохотал. И книги его не выходили.
, Семь искусств, №3
0
Пять лет поисков привели к результатам. Действительно, сквозь время начали проступать черты почти забытой художницы, чей талант отмечали Бродский и Серов. Лишь трагические жизненные обстоятельства не позволили ей встать на один уровень с Зинаидой Серебряковой, чья судьба так похожа — любимый муж умер совсем молодым, и она тоже осталась одна с четырьмя детьми на руках…
, Семь искусств, №3
0
Каждая история выживания, рассказанная в книге, сотканной из воспоминаний бывших узников, — удивительная, невероятная, за гранью человеческих сил и возможностей, порой кажущаяся неправдоподобной, но абсолютно реальная.
, Семь искусств, №3
0
Летом многие москвичи выезжали за город на дачи. Собственных дач было мало. Большей частью их снимали. В 1936 году родители снимали дачу в деревне Мякинено, близ станции Павшино. Запомнилось это потому, что как раз тогда потерпел страшную катастрофу гигантский самолет «Максим Горький», и мы, к своему ужасу, могли наблюдать ее.
, Семь искусств, №3
0
И получился — Эрль. Слегка рыхловатый. Будто не успели его отгладить. Худой. Но не анемичный. Крови в нём было достаточно. И энергии — своеобразной. Характерной. Отчасти — с вывертом. Или даже — со сдвигом. С привычным для него элементом абсурда. С парадоксами. И с чудачествами. Как у тщательно им почитаемых, собираемых, изучаемых, драгоценных обериутов.
, Семь искусств, №3
0
Два холма-массива Иерусалима/ арочный, гигантский свяжет виадук./ Не уверен, что необходимо, / но красиво — замирает дух.
, Семь искусств, №3
0
Кутить, геройствовать. Бывать за океаном,/ Есть устриц и рокфор, пить скотч и Абсолют./ Общаться запросто с изгнанником — титаном/ Поэзии. Нигде не ждать когда нальют.
, Семь искусств, №3
0
…Холодный день. Открытое окно./ Решётка та же — старая, литая./ В такие дни с тобой я заодно,/ Душа моя… Очнемся, полетаем!
, Семь искусств, №3
0
Так зябко, зыбко всё. А уж под вечер,/ когда полоска алая блеснёт,/ меня от беспокойства не излечит/ и самый сладкий, самый пьяный мёд.
, Семь искусств, №3
0
Вернуться в прошлое, и нас,/ Уже почти тридцатилетних,/ Увидеть, вспомнить имена — / От самых первых до последних.
, Семь искусств, №3
0
Однако в последнее время в его отношениях с прекрасным полом явно наметился какой-то перелом. Женщины стали обращать на Соломона Ивановича всё меньше и меньше внимания, хотя он вроде никак не изменился.
, Семь искусств, №3
0
«Как все просто здесь, на юге, — думал он, усилием воли уводя взгляд от запретной, соблазнительной белизны. — Расслабляющая жара, дозволенная нагота, скопление праздных женщин, кратковременность и необязательность отношений — все только на руку оголодавшему мужику! В средних широтах, на такое знакомство ушла бы уйма времени, а здесь — будто мы знакомы уже тысячу лет…».
, Семь искусств, №3
0
И вообще, думаю, что от весны у человека просто обязана ехать крыша. Весна не создана для спокойного, равнодушного восприятия. Некоторая экстатичность, взвинченность входит в её состав, без этого она не будет весной, не состоится как весна.
, Семь искусств, №3
0
лягушонок — прыг-прыг — через порог / пробирается в дом/ мне больше не с кем поделиться восторгом/ потому что ты/ посвятил себя мёртвым
, Семь искусств, №3
0 (выбор редакции журнала «Семь искусств»)
Стахович покинул Россию за несколько дней до премьеры «Бориса Годунова», в разгар репетиций «Жизни человека», спектакля Станиславского, конфликтной ситуации, связанной с Гзовской, Германовой и поступлением в театр Нелидова. Не вышло у него — полтора месяца в Москве, полтора — в Европе.
, , , Семь искусств, №3
0
Можно отметить близость стихов Окуджавы и Маяковского на нескольких уровнях, но эти уровни более-менее поверхностны; они скорее касаются внешней стороны текстов. Окуджаву волнует не только образ Пушкина; в стихах , которые мы рассматриваем, как и во многих других текстах Окуджавы, проступает его рефлексия относительно проблемы творчества вообще.
, Семь искусств, №3
0
Когда-то Юрий Трифонов повторял в своих книгах, что поколения семьи — деды-отцы-дети-внуки — одна непрерывная нить, протянутая сквозь время. Давайте понимать это буквально. Мы — продолжение тех, кто жил прежде, и спорить тут не о чем. Но тянется одна нить, и если дернуть за нее с одного края, то отзовется на другом.
, Семь искусств, №3
Лучшее:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1014 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru