litbook

Поэзия


Двойной портрет в окне вагона0

* * *

Слетаются звёзды в оконный квадрат —
Гудящий космический рой,
Мерцающий золотом, как виноград,
Нагретый июльской жарой.

Прибоя дыханье в открытом окне
Слышнее, чем песня колёс.
И поезд скользит, как смычок по струне,
И кажется, что под откос.

Но страха во мне ни на толику нет,
Так, словно не здесь я уже,
И верю в судьбу, чей таинственный свет
Наитья рождает в душе.

Пусть поезд уносит в полночную мглу,
Пусть ветер дыханье теснит,
Но угол падения равен углу
Ухода в звенящий зенит.

 

* * *

Милая родина,
Малая родина,
Дедов приземистый дом...
Дальше, конечно же, в рифму —
Смородина,
Та, что растёт под окном.
Рядом — малина,
Колючий крыжовник,
А за забором — репей...

Будь ты хоть праведник,
Хоть уголовник,
Будь в этой жизни — ничей,
Здесь обретёшь
Всё, что было утрачено,
Пусть никого не найдя...
Холмик над мамой,
Крестом обозначенный,
Серая сетка дождя...

Добрая мама —
Кровиночка алая —
Сделалась пядью земли.
Родина милая,
Родина малая —
Можно в горсти унести.

 

Лепестки



1.

Пахнут лилии тревожно,
Раскрывая лепестки.
Между будущим и прошлым
Запах, словно взмах руки,
Что старательно стирает
След метелей на окне,
Лепестками устилает
Сны, что будут сниться мне...

 

2.

Помнишь, как веткой стучала в окно
Вешняя полночь,
Как мы с тобою сливались в одно,
Помнишь?

Помнишь? Тогда не тревожь тишину
Звонким ответом.
Время цветенья не могут вернуть
Даже поэты.

И на вопрос свой ответа не жду,
Видно, недаром:
Звёзд лепестки облетели в саду
Старом...

 

* * *

Счастье — тихая река,
Что бежит издалека
Меж холмов,
Лугов зелёных,
Извиваяся слегка...

Лишь на миг вода в затонах
Останавливает бег,
Чтобы мог в неё влюблённый
Поглядеться человек.

И опять несёт теченье
Ощущенье по волнам,
Что на миг даётся нам
С нашим счастьем обрученье.

Чтобы после, много лет,
Взглядом безнадёжно кротким,
Всё глядеть ему вослед,
Как без нас уплывшей лодке...

 

* * *

В стране безоблачных фантазий,
Где не прописана беда,
По скользкой крыше в детстве лазил,
Сновал по ней туда-сюда...

Мне было страшно, но не очень,
К тому же был я не один —
До экстремальности охочий
Десятилетний гражданин.

На крыше мы играли в прятки,
И я, как помнится, галил,
Пока с земли какой-то дядька
Нам кулаком не погрозил.

Пока, окрашивая раму
И голову наверх задрав,
Не ужаснулась чья-то мама,
Занятья наши увидав.

И мы, забыв былую смелость,
Скорей — в чердачное окно...
По счастью, все остались целы,
Тогда остались целы...
                                             Но
Мне снится этот день весёлый,
Скос крыши, дядька, женский крик
И я, прогуливавший школу,
Хотя к прогулам не привык.

И, занят делом бесполезным,
Но героическим зато,
Я вновь бегу по краю бездны
В коротком сереньком пальто.

И не могу остановиться,
И под собой не чую ног,
И не боюсь ничуть разбиться,
В бессмертье веря, словно Бог...

 

* * *

Люблю дорожный неуют,
Когда с товарищем на пару
Мы измеряем бег минут
Опустошённой стеклотарой.

Когда закуска на столе,
Как натюрморт неприхотливый,
И изменяется в окне
Пейзаж какой-нибудь красивый.

А мы сидим — к плечу плечом,
И на душе светло и славно,
И разговор наш ни о чём,
Но, если вдуматься, о главном.

О том, что время — это мы,
Забывшие его законы...
Лишь перегон — от тьмы до тьмы,
Двойной портрет в окне вагона.

 

* * *

От любви осталась только память,
Только память, горькая, как мёд,
Что потомок, поискав в чулане,
Для себя нечаянно найдёт.

Этот мёд уже не пригодится.
Можно банку выкинуть, но всё ж
Запахом вначале насладиться...
Даже горький запах — так хорош.

 

В день рожденья любимой

Дальним эхом позови,
И откликнусь я привычно.
Есть границы у любви,
Только нежность безгранична.

Только эта тишина,
Что наполнена до края
Тем, что ты в душе — одна,
Тем, что ты душе — родная.

Не разъять и не отнять
Ощущение простое:
Можно жизнь начать опять,
Но, наверное, не стоит...

 

Свирель

Наивной истины искатель,
Всегда как будто бы не там,
Поэт, затерянный в веках,—
Свирель у Господа в руках:
Она нема, пока к устам
Её не поднесёт Создатель...

 

Из детства

         И морозец доедает
         Запасённые дрова...

               А. Решетов

Вновь расцветают розы —
На окнах целый сад.
Крещенские морозы
Поленницу едят.

Гудит, не умолкая,
Симфония в трубе,
Но розы не растают
В натопленной избе.

Я — шкет обыкновенный —
Симфоний не слыхал,
Но сам принёс полено
И в печку затолкал.

Чтоб бабушка гремела
Старинным чугунком
И пахла каша белым
Берёзовым дымком.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1003 автора
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru