litbook

Поэзия


Переводы: Роберт Саути, Эйно Лейно, Роберт Фрост, Уильям Шекспир.0

Роберт Саути

 Английский поэт-романтик (1774 – 1843),  представитель озерной школы. «Фигурное» стихотворение Р. Саути «Лодорский водопад» переводилось А. Шмульяном и было опубликовано (частично, только вторая его часть) в журнале «Звезда» в 1940 году. Полностью перевод этого стихотворения никогда прежде не публиковался.

 

Лодорский водопад

«Как ищут простора

Воды Лодора?» –

Попросил рассказать

Меня сын как-то раз

И рифмой связать

Немудреный рассказ,

Тут дочь подошла,

А за нею другая –

Ему потакая,

Они, вслед за братом,

Мечтают услышать,

Как воды в Лодоре

Свергаются вниз

В безумном напоре –

Раскат за раскатом

Самим себе вторя.

Шквал звуков и рев

Я воспел в рифмах вскоре,

Не оставив вниманьем

Эти их пожеланья –

Они знают: для них

Я пишу этот стих –

Поэтический Лауреат.

Там среди склонов гор

Гладь холодных озер;

Там меж гор родники,

Там журчат ручейки –

Кто быстрее и спорее?! –

То скрываясь в буграх,

То петляя во мхах

И звеня там и тут,

Пока вдруг не уснут

В малюсеньком озере.

От сна пробуждаясь,

Поток, изливаясь,

Бежит, баловник,

Сквозь мхи и тростник,

Луга и поляны

И через бурьяны –

Под солнцем, в тени,

Волнуясь средь скал,

Забыв, когда спал, –

И ночи, и дни,

В суматохе

И переполохе.

Здесь грозен и ярок,

Там тих или жалок;

В брызгах и пене,

Волненье и гневе –

Со стонущим ревом

В беге суровом,

Волею мучим,

Срывается с кручи

И рвет в своей мощи

Все в мелкие клочья,

В гневе и ярости,

Не ведая жалости

Ни к гротам, ни к скалам,

В броске небывалом –

Скача, угасая,

Стелясь, набухая,

Вздуваясь и ширясь,

Стекая, пузырясь,

Срываясь, бросаясь,

Светясь, извиваясь,

Клубясь, завихряясь,

Звеня, изливаясь,

Сплетаясь, вращаясь –

Себе вечно вторя

В безумном повторе!

Вселяя смятенье,

Как битва, сраженье,

Поражая и изумляя,

Оглушая в могучем мажоре.

Дрожа, и кружа,

Спеша и шурша,

Шипя, и скрипя,

И летя, и свистя,

И гремя, и шумя,

Катясь, и вертясь,

И ярясь, и борясь, Бушуя, бунтуя,

Воркуя, ликуя,

И ноя, и воя,

И роя, и кроя,

Озаряя, мелькая,

Сверкая, вскипая,

И спеша, и круша,

И мчась, и кружась,

Сливаясь, вздымаясь,

Скручиваясь, вспучиваясь,

И собираясь, и истончаясь,

И убеляясь, и искривляясь,

Пробиваясь, и расстилаясь,

И дробясь, и резвясь,

Волнуясь, беснуясь,

Бросаясь, срываясь,

И урча, и журча,

И ворча, и рыча,

И струясь, и смеясь,

Скользя, егозя и разя,

Играя, болтая, пленяя,

Вздымая, лаская, мелькая,

Пикируя, солируя, лавируя,

Стремясь, и несясь, и вертясь,

Срываясь, сливаясь, встречаясь,

Взрываясь, наполняясь, растекаясь,

Расщепляясь, простираясь, убыстряясь,

Струясь, и несясь, и клубясь, и резвясь,

Оглушая, и разлучая, и разбивая, и нарастая,

И отступая, и блуждая, и нарастая, и рассекая,

Разливаясь, изгибаясь, переплетаясь, расстилаясь,

Ослабевая, и обвивая, и взмывая, и размывая,

И корчась, и морщась, топорщась, ерошась,

И швыряя, и стеная, и курясь, и искрясь,

И хлопая, и шлепая, и капая, и крапая,

Ошеломляя, озаряя, сметая, и угасая,

И бурля, и кругля, и беля, и хмеля,

Гарцуя, танцуя, лупцуя, глянцуя -

В бесконечном паденье,

Непрерывном смешенье,

В шуме, и реве, и мощном напоре –

Так падают воды в могучем Лодоре.

 

 

Перевод Марка Полыковского[1]

Апрель март 2011 г.

 

 

Robert Southey

 

The Cataract of Lodore

 

 

«How does the Water
Come down at Lodore?»
My little boy ask'd me
Thus, once on a time;
And moreover he task'd me
To tell him in rhyme.
Anon at the word
There came first one daughter
And then came another,
To second and third
The request of their brother
And to hear how the water
Comes down at Lodore
With its rush and its roar,
As many a time
They had seen it before.
So I told them in rhyme,
For of rhymes I had store:
And 'twas in my vocation
For their recreation
That so should I sing
Because I was Laureate
To them and the King.
From its sources which well
In the Tarn on the fell;
From its fountains
In the mountains,
Its rills and its gills;
Through moss and through brake,
It runs and it creeps
For awhile till it sleeps
In its own little Lake.
And thence at departing,
Awakening and starting,

It runs through the reeds
And away it proceeds,
Through meadow and glade,
In sun and in shade,
And through the wood-shelter,
Among crags in its flurry,
Helter-skelter,
Hurry-scurry.
Here it comes sparkling,
And there it lies darkling;
Now smoking and frothing
Its tumult and wrath in,
Till in this rapid race
On which it is bent,
It reaches the place
Of its steep descent.

The Cataract strong
Then plunges along,
Striking and raging
As if a war waging
Its caverns and rocks among:
Rising and leaping,
Sinking and creeping,
Swelling and sweeping,
Showering and springing,
Flying and flinging,
Writhing and ringing,
Eddying and whisking,
Spouting and frisking,
Turning and twisting,
Around and around
With endless rebound!
Smiting and fighting,
A sight to delight in;
Confounding, astounding,
Dizzying and deafening the ear with its sound.
Collecting, projecting,
Receding and speeding,
And shocking and rocking,
And darting and parting,
And threading and spreading,
And whizzing and hissing,
And dripping and skipping,
And hitting and splitting,
And shining and twining,
And rattling and battling,
And shaking and quaking,

And pouring and roaring,
And waving and raving,
And tossing and crossing,
And flowing and going,
And running and stunning,
And foaming and roaming,
And dinning and spinning,
And dropping and hopping,
And working and jerking,
And guggling and struggling,
And heaving and cleaving,
And moaning and groaning;
And glittering and frittering,
And gathering and feathering,
And whitening and brightening,
And quivering and shivering,
And hurrying and scurrying,
And thundering and floundering,
Dividing and gliding and sliding,
And falling and brawling and sprawling,
And diving and riving and striving,
And sprinkling and twinkling and wrinkling,
And sounding and bounding and rounding,
And bubbling and troubling and doubling,
And grumbling and rumbling and tumbling,
And clattering and battering and shattering;
Retreating and beating and meeting and sheeting,
Delaying and straying and playing and spraying,
Advancing and prancing and glancing and dancing,
Recoiling, turmoiling and toiling and boiling,
And gleaming and streaming and steaming and beaming,
And rushing and flushing and brushing and gushing,
And flapping and rapping and clapping and slapping,
And curling and whirling and purling and twirling,
And thumping and plumping and bumping and jumping,
And dashing and flashing and splashing and clashing;
And so never ending, but always descending,
Sounds and motions for ever and ever are blending,
All at once and all o'er, with a mighty uproar,
And this way the water comes down at Lodore.

 

1820


 

Эйно Лейно

 

Классик финской литературы (18781926), поэт,  прозаик,

драматург и переводчик, реформатор финского литературного  языка.

 

 

 

Наваждение

 

Я иду через лес по тропинке,

Лето стынет в вечерней заре,

И томятся в груди моей пылкой

Мои песни о юной поре:

как намедни увидел я в роще,

что сбегает с пригорка волной -

дева волосы шумно полощет

в серебристой воде под луной...

И поведать об этом не смею,

И не в силах хранить тот секрет -

я по лесу кукушкой рассеял

той нежданной любви первоцвет.

 

Январь 2012

 

 

Eino Leino

 

Mä metsän polkua kuljen

kesä-illalla aatteissain

ja riemusta rintani paisuu

ja ma laulelen, laulelen vain.

Tuoll' lehdossa vaaran alla

oli kummia äskettäin,

niin vienoa, ihmeellistä

all' lehvien vehreäin.

Minä miekkonen vain sen tiedän,

minä vain sekä muuan muu

ja lehdon lempivä kerttu

ja tuoksuva tuomipuu.          

 

1896

 

В печали

 

Вешнее утро в тенистой округе

зв'онно лесной канителью,

зяблик с ветвей к неприметной подруге

льётся любовной свирелью.

Но не поет эта славная птица

там, где сижу я в печали,

где моей юности светлые лица

тризну по мне отмечают.

 

Январь 2012 г.

 

Перевод Александра Фокеева[2]

 

 

HUOLISSAAN HUOKAILEVA

 

Koko metsä on laulua täynnä,

joka lehvällä lemmitään,

ja riemuten sirkut ja peipot

ne kertovat keväästään.

Mut yhtä puuta ne linnut

vaan karttavat kammoten;

sen alla ma onneton istun

ja huoltani huokailen.

 

1896

 


 

Роберт Фрост

 

Один из крупнейших поэтов США (18741963), многократный  лауреат Пулитцеровской премии.

 

Пора, закрой окно

 

Закрой окно, верни себе  покой:

деревьев шум сквозь стекла не впусти;

Знакомые певцы? Махни на них рукой,

От них уж не уйти.

 

Увязнет  время в тишине болот,

И проторчит до самых ранних птиц:

пусть для тебя закроет ветер рот,

и ты его прости.

 

                       Перевод Александра Фокеева (2010)

 

 

Robert Frost

 

Now close the windows

 

Now close the windows and hush all the fields:

If the trees must, let them silently toss;

No bird is singing now, and if there is,

Be it my loss.


 

It will be long ere the marshes resume,

It will be long ere the earliest bird:

So close the windows and not hear the wind,

But see all wind-stirred.

 

                       Из книги: «A Boy’s Will», 1913

 

 


 

Уильям Шекспир

 

Великий английский драматург и поэт (1564 1616).

 

Сонет 6

 

 

Люби, пока неверие зимы

Не остудит в душе надежды лета

Мой поцелуй на свой в ответ прими

Посланником грядущего привета

Твою любовь тогда во сколько крат

Умножу в высоте ответной страсти!

Я отражусь, в божественный твой ряд

Войдя, всю душу поделив на части,

Прими меня, прими в свои черты,

Ты, возродившись, в них мой след отметишь,

Свою награду обретешь, и встретишь

Мой прежний взгляд за гранью пустоты…

Спеши, мой друг, принять мои мольбы,

Не доверяй себя превратностям судьбы.

 

                       Перевод Александра Фокеева (2010)

 

 

 

 

William Shakespeare

 

Sonnet 6

 

***

Then let not winter's ragged hand deface

In thee thy summer, ere thou be distill'd:

Make sweet some vial; treasure thou some place

With beauty's treasure, ere it be self-kill'd.

That use is not forbidden usury,

Which happies those that pay the willing loan;

That's for thyself to breed another thee,

Or ten times happier, be it ten for one;

Ten times thyself were happier than thou art,

If ten of thine ten times refigured thee:

Then what could death do, if thou shouldst depart,

Leaving thee living in posterity?

Be not self-will'd, for thou art much too fair

To be death's conquest and make worms thine heir.

 

1590 гг.


[1] М. Полыковский родился в 1946 в городе Петрозаводске, окончил физико-математический  факультет Петрозаводского университета и институт патентоведения в Москве. Работал в Институте целлюлозного машиностроения, заведовал патентным отделом в Карельском филиале Академии наук. В 1991 году  переехал в Израиль. Живет в городе Ашдод, преподает математику в технологическом колледже. В 2009 году в Израиле выпустил сборник стихов «Ашдодский дневник». Стихи публиковались в журналах «Начало» и «Русское литературное эхо» (Ашдод), периодических изданиях Петрозаводска.

 

[2] А. Фокеев закончил Горьковский  государственный университет, кандидат химических наук. Публикуется на различных литературных сайтах. Есть работы в третьей книге печатного альманаха «Российские поэты», в альманахе «Созвучье муз» (2011), в альманахе «Свет зари» (2011) и др. Живет в Нижнем Новгороде.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 997 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru