litbook

Поэзия


Таллохгорум0

Джон Скиннер (1721–1807) – шотландский поэт, по профессии священ¬ник. Автор песни «Таллохгорум», о которой Роберт Бёрнс сказал, что «это лучшая из шотландских песен, какие когда-либо слышала Шотландия».
Сегодня мы публикуем перевод этой песни, а также стихотворное письмо Джона Скиннера, с которым он обратился к Роберту Бёрнсу.
Оба стихотворения публикуются в переводе омского поэта-переводчика, лауреата Бунинской премии (2010) Евгения Фельдмана.




ТАЛЛОХГОРУМ

1.

Давайте петь, кончайте выть,
Как нам страну оздоровить,
Кого героем объявить,
Кого – проклятым вором.
Живите дружно, без интриг, –
Виги, Тори, – Виги, Тори, –
Живите дружно, без интриг,
Конец – любым раздорам.
Живите дружно, без интриг,
Закройте рот, кончайте крик.
Спляшите лучше, – скок да прыг, –
Наш танец Таллохгорум!


2.

Мне в Таллохгоруме – виват! –
Любой шотландец – друг и брат.
Кто тут шипит, что злобный гад?
Гони его с позором!
Здесь каждый выпил-закусил? –
В доме нашем – дружно спляшем, –
Здесь каждый выпил–закусил? –
Тогда споёмте хором,
Споёмте все, кто закусил,
А после все, кто голосил,
Покуда есть хоть капля сил,
Станцуем Таллохгорум!


3.

Какой, простите, обормот
По-итальянски здесь поёт?
Я не люблю слащавых нот
С мудрёным перебором!
Какая скука, мука в них, –
Звуки скуки, – смертной муки, –
Какая скука, мука в них, –
С их иноземным вздором!
Какая скука, мука в них
Для нас, шотландцев заводных,
Чужие танцы, – к чёрту их, –
Мы любим Таллохгорум!


4.

Того страшит суровый рок,
Страшит нужда, страшит налог.
Тот лорда корчит, – ну, видок! –
Чтоб соблюсти декорум.
Что ж остаётся нам, – вести
С кислым видом – счёт обидам? –
Что ж остаётся, – счёт вести
Налогам и поборам?
Да нам ли так себя вести?
Друг другу скажем: «Не грусти,
Пока у нас с тобой в чести
Весёлый Таллохгорум!»


5.

Благослови же нас, Творец,
За чистоту благих сердец!
Когда ж наступит наш конец,
Пускай он будет скорым.
Ну а пока что ниспошли
Мир, достаток, – мир, достаток, –
Ты мир, достаток ниспошли,
Предела нет которым.
Ты ниспошли их нам, – люли! –
За то, что сил не берегли,
За то, что те у нас ушли
На танец Таллохгорум!


6.

Пускай предатель и дурак
В тоске-печали сгинет всяк:
Его слугою сделал враг,
Он глух к людским укорам.
Пускай в печали и тоске
Гинет, гинет, – к жизни стынет, –
Пускай в печали и тоске
Он гинет под забором.
Пускай подхватит он сполна
Всё то, чем Франция больна,
А мы, его пославши на,
Станцуем Таллохгорум!



ПОСЛАНИЕ РОБЕРТУ БЕРНСУ
ОТ АВТОРА «ТАЛЛОХГОРУМА»


Мой сын у Чалмерса, – нет речи! –
С тобой, великий человече,
Недавно встретился; – я встрече
Безмерно рад:
Сынишка встречей и далече
Гордится, брат!

Ты был на севере, и я-то
Хотел бы повидать собрата.
Увы, здоровье – хреновато,
Не сходишь фертом.
Письмо, что невитиевато,
Прими за Фертом.

Мой друг и брат! Мне нынче ясно,
Что я трудился не напрасно:
Ты молвил только лишь «Прекрасно!»
О музе скромной
И чую в творчестве всечасно
Подъём огромный.

Тебя прочтя не раз, не два,
Ищу я точные слова,
Но воздержусь от «божества».
Обидел? Что ж, прости, –
Я не желаю торжества
Заёмной пошлости!

Но я клянусь своей же песней,
Поэта не было чудесней!
Чем дале, тем неинтересней
Здесь все «под Робина»
Творят. – О, сколько в сей балбесне
Здесь муз угроблено!

Прочёл твой «Сон». – Триумф! Парад!
Ты – не поэт–лауреат,
Но ты талантливей стократ.
Твои намёки
Язвительны, мой друг и брат,
Но – не жестоки.

А «Мэйли»! А «Хэллоуин»!
Со смеху здесь и господин
Рехнулся, и простолюдин
С того вон дворика,
И обнаружил не один
Здесь Тоби Йоррика.

Прочёл «Субботний вечер» твой.
Седой клянусь я головой,
Живу сегодня, сам не свой
В счастливой блажи:
Нет проповеди столь живой
И в церкви даже!

Ты – гениален в каждой теме.
Так для чего чешу я темя,
Перечисляя вещи? Всеми
Хвалимый с чувством,
Ты покоряешь наше племя
Своим искусством.

Но с удовольствием особым
Себя ты кличешь ЗЕМЛЕРОБОМ.
Пусть так, – но дурнем твердолобым
Не быв покуда,
Собрата с трепетным ознобом
Зову я – «чудо».

Семь долгих миновало лет.
Был ЗЕМЛЕРОБ, а стал – Поэт.
И мы глядим тебе вослед,
И много нас,
Но – не взойдём, как ты, – о, нет, –
Мы на Парнас!

Зато, горластая орава,
Тебе кричать мы можем: «Браво!»
А ты твори – твори на славу,
Бард обольстительный:
Молчать с таким талантом, право, –
Грех непростительный.

Пускай в разы тебя я плоше,
Пускай способен лишь в ладоши
Тебе похлопать, мой хороший, –
Зато с тобою, –
С твоим словцом – любая ноша
Мне легче вдвое!
Я, брат, – священник приходской,
Частенько в церкви – день–деньской,
Но я в свободный миг любой
Шасть – в уголок.
Пускай общение с тобой
Простит мне Бог!

Изволил ты таким родиться,
Изволь же, миленький, трудиться,
И если будешь петь, как птица, –
С меня довольно,
Но если будешь ты лениться,
Мне будет больно.

Мне в Линшарт, не сочти за труд,
Пришли письмо. Меня найдут:
Полсотни лет живу я тут.
Уж так хочу я!
Какую цену назовут,
Ту оплачу я.

Кончаю стих, моя отрада.
Оваций бурных мне не надо.
Но удостой хотя бы взгляда
И одобренья
Рождённое забавы для, – да! –
Стихотворенье.

Живи, творец великих строк,
И в час, когда настанет срок,
Другой творец великий, Бог,
Тебя сердечно
Пускай в надмирный свой чертог
Введёт навечно!

P. S.

Стихи шотландские кропал
(Верней сказать, стишата),
Как будто клумбу поливал
Водою из ушата.
Я, Бернс, отвечу за грехи,
Хотя кропал не шато.
«ДЖОН СКИННЕР» – подпишу стихи.
(Сколь мается душа-то!).

Линшарт, 25 сентября 1787 года.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru