litbook

Политика


Вокруг Израиля, или На границе тучи ходят хмуро II0

„Что всегда превращало государство в ад на земле,
так это попытки человека сделать его земным раем
Ф. Гёльдерлин

III. Если завтра война…

На севере уже не просто «тучи ходят хмуро», а ясно видимый грозовой фронт. В Сирии продолжается гражданская война, Хизбалла и Иран активно участвуют в боевых действиях на стороне Асада, пытаясь распространить эту войну и на Ливан, правда пока Ливан с этим справляется. Турция после гибели своих граждан от сирийского обстрела требует военной операции. Вооруженная сирийская оппозиция все более радикализуется, заставляя Запад задуматься о том, кто же придет на смену Асаду. Ливия своим примером показывает, что режим, пришедший на смену старой, привычной диктатуре вменяемее не будет, но ситуация не оставляет выбора. Продолжаются попытки как-то отвлечь внимание от Сирии (подумаешь – люди гибнут) - то еле живой режим Асада вдруг потребовал вернуть ему Голаны, то Россия, не уставая прикрывать Асада, вдруг начинает требовать активизации палестино-израильских переговоров. Как же, как же, знакомо: «утром мажу бутерброд, сразу мысль, а как (страдающий палестинский) народ, и икра не лезет в горло, и компот не льется в рот».

Иран закономерно скатывается в экономическую пропасть. В преддверии войны зашаталась ранее стабильная экономика Турции - международное рейтинговое агентство Standard & Poor's (S&P) объявило о снижении прогноза на суверенный кредитный рейтинг Турции со «стабильного» на «негативный». Эрдоган объявил это политическими происками врагов Турции и продолжил боевые действия против курдов в Ираке. И если на турецко-сирийской границе сбитый турецкий истребитель как-то отошел на второй план, но тут от сирийского обстрела погибла женщина с детьми. Электорат может не понять Вас, г-н Эрдоган! Вот и активизировалась подготовка к военной операции Турции в Сирии.

Конечно, обстрел территории Турции может быть тем самым casus belli, которого не хватает для проведения интервенции, но без США, НАТО мало на что способно, а там, в США, выборы, не до Сирии с Турцией.

Сирийский война все ближе к границам Израиля и представляет растущую угрозу его безопасности не только из-за ослабления контроля Дамаска за ситуацией, но и из-за роста числа джихадистов, прибывающих повоевать в Сирии.

В общем, все, как обычно.

Казалось бы, что надо остановить сирийскую бойню, останавливали же израильские танки в нескольких километрах от Каира, но нужна политическая воля и угроза реального применения силы, но “времена, когда Соединенные Штаты чихали, а Азия подхватывала простуду, уже позади”, в Бенгази это было продемонстрировано в достаточно явной форме. Вот только посла жалко, хотя – «за что боролся…»

Обстановка вокруг Сирии и Ирана рискованно балансирует на грани большой региональной войны. Вот только чьей войны? Асад свою войну уже проиграл, завершить войну в Сирии - это проблема не военная, а политическая, так как не ясно, кто, все же, придет к власти в послеасадовской Сирии. В военном отношении проще, Асад может повоевать еще, погибнут еще люди, но дела это не изменит. Его, безусловно, будут судить, записав на его счет всех убитых с обеих сторон, если он доживет до суда, но у Ирана ситуация другая, еще можно в попытке избежать войны - сдастся на милость победителя, объявив это великой победой над прогнившим Западом. На Востоке в этом нет ничего нового. Если Мухаммед Мурси 6 октября поздравил египетский народ с годовщиной "победы" в войне Судного дня, то почему и Ахмадинежаду не воспользоваться этим ценным опытом?

Командующий ВВС и Военно-космическими войсками Корпуса стражей исламской революции бригадный генерал Амир Али Хаджизаде видит ситуацию иначе. «Атака на Иран приведет к третьей мировой войне» - заявил он. Арабская поговорка «Со слов не платят налог», вполне возможно подразумевала именно этого генерала. Мировая война возможна лишь при участии России и США, а они воевать не будут, разве что порассуждают на эту тему. Наиболее вероятная война – это «Великая суннито-шиитская война»[1]…

Западу эта война с Ираном ни к чему, экономическое положение США и Европы не располагает к дорогостоящим играм, а вот для аятолл война вполне может представляться выходом из кризиса - иные варианты могут поставить жирную точку на их власти. Даже если Иран сдастся, свернув свои ядерные программы, то сунитских соседей это вряд ли устроит, ничего не изменится в арабо-персидских отношениях – вряд ли арабов можно успокоить мирными сентенциями, они прекрасно понимают, что пока не уничтожен режим аятолл, мира в Персидском заливе не будет. Арабов не устроят мирные заверения Ирана, цена слова в исламской культуре известна, и они никогда не примут их за чистую монету, приемлем только демонтаж режима.

Лирическое отступление:

В "Жемчужине на пути, или Политике владык" алжирский султан Абу-Хамму Муса II, более склонный к дипломатическим хитростям, чем к ратным подвигам, поучал своего сына: "Хитри по-разному, обманывай по-всякому, хорошая уловка стоит целого войска. Есть такая: письма подделывай, ответы на них придумывай, их красотами украшай, в выдумках не уставай». Сын Абд ал-Рахман II хорошо усвоил уроки отца и начал против него войну, изгнав его в горы, где тот погиб во время одного из сражений.

Один из "праведных халифов", Осман Ибн-Аффан, по сообщению историка аль-Мадаини, руководил осадой крепости под названием Тамисса. В переговорах о сдаче крепости было совместно принято условие, гласящее, что "и одного человека мусульмане не убьют, когда войдут в крепость". После капитуляции крепости Осман велел убить всех находившихся там, оставив в живых только одного.

Сегодня иранское Ракетное командование имеет в своем распоряжении пять ракетных бригад:

    Две бригады баллистических ракет средней дальности "Шахаб-3D" и "Шахаб-3М" (дальность стрельбы - 1300 км) - 32 пусковые установки; Две бригады оперативно-тактических ракет "Шахаб-1" (дальность стрельбы 300 км) и "Шахаб-2" (дальность стрельбы - 500-700 км), - 64 пусковые установки; одну бригаду тактических ракет.

Есть еще и ракетные части тактического назначения - шесть ракетных дивизионов в армии и восемь в Корпусе стражей исламской революции. Боекомплект каждой пусковой установки составляет пять ракет.

Иран регулярно сообщает об освоении производства и успешных испытаниях новых и новых модернизированных ракет, таких, как твердотопливная баллистическая ракета "Саджиль" с дальностью до 2000 км. И о том, что работы по модернизации и модификации ракет Шахаб 3 позволили повысить точность и дальность ракет и привели к созданию новых ракет, получивших название Гадр, дальность их приближается к 2000 км, против 1300 км у базового варианта Шахаб-3.

Эту информацию нужно так же принимать с большой осторожностью. Официальный представитель управления пресс-службы и информации Минобороны РФ по РВСН полковник Вадим Коваль в январе 2012 года заявил, что стратегических ракет ни большой, ни даже средней дальности у Ирана нет, и в обозримом будущем не появится. "В Иране нет технологий создания межконтинентальных баллистических ракет". А ракета "Гадер" ("Могучий"), по поводу которой официальный представитель ВМФ Ирана Махмуд Мусави заявил следующее: "Мы провели испытание ракеты большой дальности "берег-море" "Гадер", которая уничтожила цель в Персидском заливе", она способна поражать цели, расположенные на территории Израиля, эта ракета в действительности оказалась противокорабельной ракетой, способной поражать цели на расстоянии до 200 км. Для подобных ракет такая дальность считается "средней" или даже "малой", что бы по этому поводу не сообщал Махмуд Мусави.

Вот и получается, что Иранская война опасна нападением на корабли США пятого флота США и на арабские монархии. Израиль в этом списке может находиться весьма условно – Ирану сегодня до Израиля дотянуться нечем.

Решением иранской проблемы, кроме капитуляции аятолл, может быть кратковременная военная операция по уничтожению как ядерных объектов, военных баз, ракетных установок, аэродромов, систем ПВО, так и объектов инфраструктуры ядерной программы - электросетей, водоснабжения, всего того, до чего можно дотянуться без наземной операции. Нужно отметить, что инфраструктура – намного более дорогостоящая и не менее важная часть для ядерной программы, чем центрифуги и реакторы. Такое развитие событий вполне вероятно и, скорее всего, не приведет к сплочению вокруг режима аятолл. Появится шанс на «иранскую весну».

Вероятности перевести стрелки на палестино-израильский конфликт у Ирана мало, арабы знают где их настоящая проблема, она рядом – на другом берегу Персидского залива, и ее необходимо решать.

Это понятно, но так же понятно и то, что таскать каштаны из шиитско-сунитского костра Израилю не стоит.

IV. О многих вещах

Пришло время потолковать о многих вещах; башмаках,

о кораблях, о сургучных печатях, о капусте и о королях.

"Сквозь зеркало" Льюис Кэрролл

Гражданская война в Сирии закончится, иранскую ядерную программу так или иначе заставят завершить, а что потом? Арабы в благодарность за избавление от извечного врага – персов шиитов полюбят США и перестанут сжигать американские флаги, штурмовать посольства, убивать послов и взрывать «коулы»? Начнут с почтением относиться к достижениям западной демократии? Террористические организации станут гуманитарными, наступит мир, и ягненок будет мирно пастись рядом с волком?

Такой сценарий мог привидеться лишь Френсису Фукуяме, да и то лет 20 назад. В своей работе «Конец истории?» он утверждал, что идеологическая борьба завершена, США с их либеральными ценностями в этом противостоянии одержали победу, и вот наступил конец идеологических противостояний, глобальных революций и войн.

Естественно, что окончание “холодной войны” породило иллюзию гармонии, было приятно думать, что мир стал иным. Мир действительно стал иным, но не более мирным. Изменения, вызванные завершением противостояния «Холодной войны» были неизбежными, просто изменились субъекты противостояния.

Примерно в то же время, когда Фукуяма радовал Запад концом истории, декан Исламского колледжа в Мекке Сафар аль-Хавали рассуждая о войне с Ираком («Война в заливе», «Gulf war») высказался иначе. Он заявил, что это не “война мира против Ирака. Это война Запада против ислама. Эти баасисты в Ираке – наши враги всего на несколько часов, а Рим – наш враг до дня Страшного суда”. Похоже, что он знал, о чем говорил.

Египетский журналист Мохаммед Сид-Ахмед заявил еще конкретнее: «Я не думаю, что существует какой-либо конфликт между религиями - это конфликт между цивилизациями”, конфликт между Западом и Исламом.

Политкорректность Запада очень часто не позволяет назвать вещи своими именами, заставляет заявлять, что у Запада противоречия не с исламом вообще, а только с исламскими экстремистами. То, что четырнадцать веков истории свидетельствуют об обратном, никого не смущает. По всему периметру ислама нет мира, мусульмане за редкими исключениями никак не могут мирно ужиться со своими соседями. Надежды Запада на благотворное влияние демократических процессов так и остались надеждами. Западные ценности, к примеру, выборы по принципу – «один человек – один голос», это иной, чем в Египте, Ливии или Газе взгляд на мир, это иные, чуждые для исламистов принципы. Демократические ценности должны появиться, прежде всего, в головах избирателей, и пока их нет, демократические выборы приводят к власти все более агрессивных исламистов. Осознать, что причины провала установления демократии в большей части мусульманского мира во многом кроются в исламской культуре для Запада сложно, это не политкорректное утверждение, это не комильфо.

Можно попытаться зашторить окна, отключить интернет и телевидение и попытаться уверить себя, как вольтеровский Кандид, что «все к лучшему в этом лучшем из миров», но когда кризис уже наступил, то прятаться от него бесполезно, и этот кризис не финансовый, экономический или политический, это кризис цивилизационный. И именно потому выходящие протестовать по любому поводу недовольные деятели «арабской весны» быстро переходят от своих насущных проблем к лозунгам-проклятиям «большому и малому сатане» - США и Израилю.

Сегодня вопрос уже не в повышении благосостояния или улучшении качества жизни, демократии или диктатуре, а так же не в «башмаках, кораблях, сургучных печатях, капусте и королях», это вопрос выживания Запада в глобальном противостоянии цивилизаций.

К сожалению, в будущей битве «Добра со Злом», Израиль, как всегда, на перекрестье дорог.

V. К вопросу о военном аспекте конфликта цивилизаций

«А когда совершенство достигнуто, – то спрашивается, куда развиваться?

Запомните нехитрый тезис – с вершины все тропы ведут вниз»

Михаил Веллер «Перпендикуляр».

Цивилизационный кризис Сэмюэл Хантингтон предсказал еще в работе «Столкновение цивилизаций» лет двадцать назад, но то, что он только предвидел, сегодня стало повседневной реальностью[2]. Это хорошо известно, неизвестен лишь итог противостояния.

Запад настолько силен в военном отношении, что даже мысли победить его в какой-либо войне вряд ли приходят даже в самые горячие головы. Но зачем война, если можно действовать иначе?

За несколько веков до нашей эры великий китайский военный стратег Сунь Цзы учил: "Сто раз сражаться и сто раз победить - это не лучшее из лучшего. Покорить чужую армию, не сражаясь - вот лучшее из лучшего".

Для Запада это «столкновение» можно разделить на два направления – активные действия Ислама против Запада и процессы, не зависящие от действий мусульман. Это деление достаточно условно, к примеру, куда отнести строительство мечети в двух кварталах от Ground Zero? Учитывая, что целью современной войны является сознание противника, эта мечеть на месте трагической гибели тысяч ни в чем не повинных людей от рук исламских террористов (не стоит забывать и всеобщее ликование в мусульманских странах по поводу этого теракта) – вполне конкретный удар по сознанию американцев. С другой стороны – решение о строительстве мечети в этом месте принято не мусульманами, а вполне респектабельной западной администрацией, причем всех протестующих скопом называют «расистами», «фанатиками» и.т.п. По сообщению Newsweek Талибан так прокомментировал строительство этой мечети: «Америка приносит нам большую пользу. Это даст больше новобранцев, пожертвований и поддержки населения»[3]

    Активные действия Ислама

Об активных действиях Ислама можно не волноваться – у них все в порядке, все успешно. В докладе CNN[4] под названием «Быстрый рост Ислама на Западе» говорится, что число тех, кто принимает Ислам в западном мире очень велико и постоянно растет. В Париже, Риме и Лондоне, в Европе вцелом число мечетей конкурирует с числом церквей, а копии Корана стали бестселлером. Чрезвычайно активное распространение Ислама в тюрьмах вызывает серьезные опасение из-за растущего исламского фундаментализма среди заключенных, там Ислам взращивает кадры новых боевиков. В США в течение 12 лет было построено более 1200 мечетей (в среднем по сто мечетей ежегодно). Даже после событий 9/11 число американцев, принимающих ислам, не уменьшается, и эти 1200 мечетей не пустуют.

В Великобритании число мусульман по данным на 2008 год достигло 2.5 млн. Согласно британской «The Daily Telegraph», число посетителей мечетей в Великобритании превосходит число посетителей церкви.

Во Франции от 30% до 45% детей, в зависимости от региона являются мусульманами. Сегодня ислам вторая религия после христианства во Франции. В исследовании французского министерства внутренних дел отмечено, что 3600 французов ежегодно принимают ислам. Исламские структуры во Франции практически являются «агентами влияния». Так правительство Алжира оказывает финансовую поддержку настоятелю Парижской соборной мечети Далилю Бубакеру (Dalil Boubakeur), а также нескольким проповедующим там имамам. Король Марокко субсидирует Объединение марокканцев Франции и входит во Французский совет мусульманской религии. Таким образом, два этих государства напрямую или косвенно контролируют множество имамов и мечетей во Франции. Кроме того, Министерство по делам религии Турции отбирает имамов и отправляет во Францию для распространения турецких религиозных обычаев, оплачивая их работу. Египетские «Братья-мусульмане» держат под контролем Союз исламских организаций Франции, политическая программа которого определяется Египтом. В рядах французской армии мусульман сегодня тысячи, если не десятки тысяч. В августе 2008 года по заказу Le Monde des religions центр CSA провел опрос, из которого стало ясно, что французские мусульмане моложе 30 лет поддерживают шариат (60%), что говорит либо о непонимании того, что такое шариат, либо о неприятии светского государства вообще.

Показательным для характеристики ситуации во Франции является сентябрьское нападение на еврейский супермаркет в городке Сарсель. Когда французская полиция арестовала подозреваемых в нападении, то оказалось, что среди 12-ти арестованных все, кроме одного, молодые люди 19-25 лет, уроженцы Франции, принявшие ислам.

В Германии официальная статистика говорит, что в течение 2006, 2007 и 2008 гг. каждые два часа Ислам принимал новый человек. Картина победного шествия ислама в Испании, Швеции, Бельгии, Дании, Голландии так же не внушает оптимизма.

Так бельгийское радиовещание «RTL» передало, что принятие Ислама в Бельгии, согласно проведенному исследованию, проходит после глубоких размышлений и тщательного сравнения, которые делают новообращенные, находя в исламской религии духовные и нравственные устои. Радио приводит свидетельства многих новообращенных бельгийцев, которые после глубокого изучения подчеркивают рациональность своего выбора и свою уверенность в том, что исламская религия является настоящей религией для всего человечества.

Так что за судьбу ислама в Европе, в отличие от самой Европы, можно не опасаться, активные действия ислама по созданию «Европейского халифата» вполне успешны.

    Процессы, не зависящие от действий мусульман

Совершенно естественно, что стремление к приятной и спокойной жизни вполне закономерно ведет к росту социальной защищенности граждан, к всевозможным льготам и выплатам и многому другому, на чем останавливаться сейчас нет смысла. Важно вот что, все эти выплаты и льготы входят в себестоимость продукции, делая ее не конкурентоспособной. Отгородиться от дешевых товаров таможенными барьерами крайне сложно – точно такие же таможенные барьеры появятся и в той стране, от которой этот барьер будет выстроен, при этом пострадают экспортеры.

Создав цивилизованное общество с развитыми технологиями,

элита построила уютный мир для миллионов прихлебателей.

Илья Носырев «Сумерки мозгов»

В итоге социальные завоевания западной цивилизации приводят к тому, приношу извинения за длинную цитату, что «Производство переносится в дешевые страны. Из своего народа плодится все больше и больше дармоедов, паразитов и нахлебников – потому что за счет производства, которое вынесено куда-то в Юго-Восточную Азию, в дешевые страны, своим безработным (закрыли их заводы) выплачиваются высокие социальные пособия. В несколько раз выше, чем рабочему, который работает в Малайзии. И этими бесплатными подачками свои рабочие развращаются и превращаются в классический римский люмпен-пролетариат, который в течение нескольких десятилетий уже ничего не хочет, ни за что не держится, а требует только хлеба, зрелищ и соблюдения своих прав»[5].

Но они еще и электорат, причем все более многочисленный, в значительной степени влияющий на выбор политических решений правительств. Особенности этого процесса наиболее ярко демонстрирует Греция. В ответ на стремление правительства этой страны-банкрота уменьшить расходы, полюбившее незаработанный сыр население отвечает акциями протеста и «коктейлями Молотова». К сожалению, этот процесс характерен не только для Греции.

Очевидно, что материальный комфорт, рост уровня жизни и завоевание определенного места в обществе находятся сегодня отнюдь не на последнем месте на нашей шкале ценностей.

Найдется ли ныне популярный общественный деятель, который решился бы предложить массам ради высоких идеалов пожертвовать ростом материального благополучия?

Фридрих фон Хайек «Дорога к рабству»

Запад стареет. При чрезмерно быстром росте населения земли (данные по Египту приведены в первой части статьи), удвоившемуся за последние сорок лет до шести миллиардов, население западных стран не увеличилось. К 2050 году оно будет составлять лишь 10 процентов населения земного шара, причем треть населения от этих 10% будут составлять престарелые возрастом более 60 лет. Детей на Западе все меньше, ну не хотят размножаться, что, в общем-то, тоже «достижение» цивилизации – дети мешают карьерному росту и просто препятствуют жить в свое удовольствие. Это происходит на фоне смены моральных императивов - моральных запретов все меньше. Тут и однополые браки, развал института традиционной семьи, утверждение относительности моральных ценностей, так называемый «моральный релятивизм».

    Моральный релятивизм

Моральный релятивизм — это прекрасное достижение западной цивилизации. Он говорит, что не нужно хватать за горло того, кто мыслит иначе, чем ты, кто молится по иному, чем ты, и кто предпочитает паранжу – бикини, что не существует объективного критерия нравственности (Да и что такое «добро» и «зло»? Это ведь как посмотреть, а смотреть можно по-разному), все относительно и «у каждого своя правда». Сегодня релятивизм является доминирующей доктриной в общественных и гуманитарных науках.

Д-р Владимир Натанович Порус, оценивает моральный релятивизм иначе, не более, как вывернутый наизнанку абсолютизм. Релятивизм ставит акцент именно на свободе личности, но эта свобода недорого стоит, потому, что она легко перерождается в лакейскую максиму "все дозволено!". Релятивизм на место абсолютной морали помещает абсолютный имморализм и безответственную жадную волю, теряет мораль и обесценивает нравственность[6].

    Военный аспект морального релятивизма

Можно рассуждать на тему морального релятивизма в рамках очень интересных академических дискуссий, но один аспект этого вопроса представляется в мире, охваченным все нарастающим противостоянием, особенно важным, это военный аспект проблемы.

Мы ждем от армии, от военных, что они выполнят свой долг, так, как велит им присяга, но не нужно забывать, что они не роботы, а люди. Военные могут идти в бой и рисковать своей жизнью, вообще-то по двум причинам, из идейных соображений или за деньги. Бой за деньги – это наемничество, которое имеет место, но лежит вне рамок этой статьи, нашим вопросом является преданность военных идее, идее защиты своей родины, высших интересов, своего образа жизни.

Абсолютно ясно, что вести людей в бой за относительные ценности невозможно, за относительные ценности не рискуют жизнью. Но офицеры, проходя подготовку в университетах, получая академические степени в области международных отношений или государственного управления, проникаются релятивистской идеологией, принятой в академической среде. Лучшие гражданские университеты, в том числе и в Израиле, в основном представлены левой и крайне левой профессурой. Например: «… уже фактически лишённый власти Барак всучивал Арафату всё большие куски Израиля. Левая профессура считала эти инициативы более чем уместными. "Надо что-то делать" и "так дальше жить нельзя" - такими были да и остались самые веские утверждения "интеллектуалов" в пользу капитулянтства»[7].

Оторванный от реальности академический мир будет объяснять, что исламский террор является следствием вековых унижений со стороны Запада, ошибочной политики США (или Израиля) в Ираке (или Газе), следствием неполиткорректного фильма или карикатур, отсутствием школ или промышленных предприятий… Но истинная проблема в том, что противнику просто не интересны Западные ценности, он не признает международные законы и неприятие этими законами разрешения споров насилием. Моральный релятивизм в отношении, к примеру, штурмовавших консульство США в Бенгази всегда оборачивается новыми убийствами. Проблему не решат ни построенные школы, ни больницы, больницы продолжат взрывать, а школы останутся пустыми из-за убийства учителей.

Выбранные места из переписки с друзьями:

- Но согласись, что жить при моральном релятивизме куда приятнее, чем при моральном абсолютизме.

- Не знаю, не уверен. Очень релятивистски говорил еще незабвенный Васисуалий Лоханкин - «Может быть, именно в этом великая сермяжная правда". Релятивизм предполагает, к примеру, что мусульмане вполне возможно правы, обидевшись на видеоролик и начав убийства и нападения на посольства, и нужно принести извинения и т.п. А у них - "белая собака, черная собака - все равно собака", извиняйся или нет.

Современный релятивизм игнорирует реальность зла, демонстрируемого исламистами и, как система разрешения конфликтов, все больше напоминает «стокгольмский синдром». В качестве примера можно привести слова советника Обамы по борьбе с террором, Джона Бреннана[8], который, представляя новую доктрину США борьбы с террором, заявил, что “терроризм нам не враг”. Второе заявление было еще более тревожным: “Исламисты и джихадисты нам не враги”. Это заявление было очень опасным посланием мусульманам-прагматикам во всем мире, потому что эти прагматики точно знают, что исламисты и джихадисты - враги. Этот советник Обамы видит в «Хизбалле» умеренных, потому что ее представители заседают в ливанском парламенте. Большего релятивизма представить невозможно.

В университетах очень любят красивую мантру - что террористов невозможно победить и что война ничего не решает. Для тех, кто не знает истории и, более того, не хочет знать, этот набор слов весьма привлекателен, но военных, проникнувшихся этой идеологией нужно срочно отправлять подальше от армии, армия с такими офицерами способна лишь терпеть поражения. Вряд ли они способны понять и принять, что ведущие террористы должны быть физически уничтожены, что их невозможно превратить в наших друзей.

Чтобы победить в современной войне, а она во многом – идеологическая, чтобы привлечь на свою сторону союзников, необходимо, прежде всего, сохранить «веру в традиционные ценности, которые мы готовы были отстаивать прежде, и смело встать на защиту идеалов, являющихся главной мишенью врага. Мы завоюем доверие и обретем поддержку не стыдливыми извинениями за свои взгляды, не обещаниями их немедленно изменить и не заверениями, что мы найдем компромисс между традиционными либеральными ценностями и идеями тоталитаризма. <…> значение имеют <…> приверженность тем традициям, которые сделали Англию и США странами, где живут независимые и свободные, терпимые и благородные люди»[9].

На конференции Американо-арабского антидискриминационного комитета Билл Клинтон говорил в положительном контексте о происходящих изменениях в американском обществе. Он в частности сказал, что Американское общество уже более не контролируется белым большинством и еврейским меньшинством, отныне судьбу Америки будут решать афроамериканские, индусские, мусульманские, “латинос” и другие общины, до недавнего времени находившиеся на обочине американской жизни, а теперь занимающие в ней все более значительное место. Что так радовало Клинтона непонятно, но общий тренд им подмечен верно - Америка прекращает быть страной, зиждившейся на трех китах: пуританских религиозно-нравственных ценностях, локковском рационализме и гуманистических идеалах отцов-основателей.

Идя по пути Западной Европы, Америка неудержимо слабеет, но Израиль в мире, где нет места слабым, и где за иллюзии приходится расплачиваться кровью, такого пути принять не может. Он не может допустить и доли той мягкотелости, которая возможна для Европы и США, это неприемлемо, если ты в кольце недружественных или просто враждебных государств, если ты форпост цивилизации.

VI. Форпост цивилизации

Гибель цивилизации предрекали давно. Освальд Шпенглер в «Закат Европы» (1918 г.) и Арнольд Тойнби в «Постижение истории» (1934 – 1961 гг) рассказывали, как и почему это произойдет, доказывали, что существование западной цивилизации не вечно, и эта гибель вполне закономерна. По Шпенглеру «Каждая культура проходит возрастные ступени отдельного человека. У каждой есть свое детство, своя юность, своя возмужалость и старость». Тойнби, в отличие от Шпенглера, считал, что цивилизации вырождаются из-за нравственных причин, эгоизма правящей элиты, консерватизма и лености населения. Сегодняшняя жизнь показывает, что, скорее всего, правы оба, но ведь и итог по Шпенглеру и по Тойнби – один и тот же.

Но вот жестоковыйный Израиль никак не хочет укладываться в эти теории, упорно им сопротивляясь. Евреи всегда портили стройные теории и были в них вечным исключением из правил.

И сейчас Израиль упорно сопротивляется не только враждебному исламскому, но и как бы дружественному Западному окружению. С упорством, достойным лучшего применения, Запад давит на Израиль с целью его большей либерализации, большего соответствия сегодняшнему «западному» либерализму, упорно толкает его к незащищаемым границам, к миру с палестинцами, который на самом деле не мир, а худна – всего-навсего перемирие.

Израиль – это островок Запада в мусульманском кольце, это форпост цивилизации, и этого ему арабское окружение не простит, как бы не стремились «квартеты» или «шестерки» выдумать иное. Мы идем своей дрогой, и дело даже "не в дороге, которую мы выбираем. То, что внутри нас, заставляет нас выбирать дорогу"[10]. В Израиле любят говорить זה מה שיש ועם זה ננצח (зэ ма ше еш вэ им зэ нинацеах) – это то, что есть и с этим мы победим.

Для тех, кому статья покажется излишне пессимистической, автор предлагает использовать Закон Старджона (Sturgeon's Law), утверждающий, что «Ничто и никогда не является абсолютно верным» («Nothing is always absolutely so») и почитать стихи:

Когда я был маленьким, то мог останавливать тучи...

Все было так просто, ладошки закрыли глаза,

И тучи исчезли, и мама смеется,

Все стало спокойно,

уже не пугает гроза.

Сейчас все иначе, когда наступает несчастье,

Ты можешь погибнуть, если прикроешь глаза,

И мамы нет рядом, нет веры в простые решенья,

Той вере, как видно, мешает

седая моя борода.

Перевод с иврита Хаима Гольдберга

октябрь 2012

Примечания

[1] Эдгар Верейски «Неформальная логика решения иранской проблемы»

[2] Спасибо Игорю Юдовичу за прекрасную работу «Время выбора», познакомившую в увлекательной форме с работами Сэмюэля Хантингтона

[3] Sami Yousafzai and Ron Moreau (August 30, 2010). "The Taliban vs. the Mosque". Newsweek. Retrieved 5.9.2010.

[4] http://kaheel7.com/eng/index.php/secrets-of-quran-a-sunnah/81-the-speediest-spreading-religion

[5] М. Веллер. «Перпендикуляр»

[6] В.Н.Порус «Рациональность. Наука. Культура»

[7] Мирон Я. АМУСЬЯ «Это они-то знают?!»

[8] Информация по высказываниям Джона Бреннана цитируется со слов Боаза Ганора, заместителя декана и исполнительного директора Международного института по контр-терроризму при Междисциплинарном центре Герцлия, Израиль. Конференция в Торонто “Канада и Новый Ближний Восток” http://www.7kanal.com/article.php3?id=288219

[9] Хайек Ф. «Дорога к рабству»

[10] О`Генри

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 995 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru