litbook

Политика


Патернализм в контексте ближневосточного конфликта0

Современный мир уже давно привык к тому, что едва ли не главным узлом международных противоречий является ближневосточный конфликт, в центре которого находится противодействие между Израилем с одной стороны и арабским населением Иудеи, Самарии и сектора Газы, называющим себя палестинцами – с другой. Не вдаваясь глубоко в сущность данного конфликта, хочется лишь заметить, что его решение за прошедшие шестьдесят с лишним лет существования государства Израиль практически не сдвинулось с мёртвой точки. Палестинские арабы, в лице своих лидеров, всё так же упрямо, как и прежде, ставят своей главной целью уничтожение еврейского государства. А израильтяне никак не хотят с этим согласиться и, как выражаются некоторые «друзья» еврейства, «упразднить сионистский проект».

Что же касается окружающего политического пространства, охватывающего, прежде всего, США и Западную Европу, то оно безуспешно пытается сблизить позиции обеих сторон конфликта, которые столь же далеки друг от друга, как и в 1948 году. И сегодня данный конфликт, если исходить из нынешних ближневосточных реалий, столь же далёк от своего завершения, как и прежде. Отсюда возникает совершенно логичный вывод о необходимости изменения этих реалий, благодаря чему ближневосточный узел международных противоречий может постепенно исчезнуть.

Нынешняя позиция тех политических сил, которые считаются главными игроками на ближневосточном поле, то есть так называемого «Ближневосточного квартета» (ООН, ЕС, США и Россия), на первый взгляд, очень проста. Она предполагает, что Израиль и руководство Палестинской автономии сядут за стол переговоров и, путём взаимных уступок, договорятся о создании арабского палестинского государства в приемлемых для обеих сторон границах. Такой ход событий был бы вполне возможен, если бы партнёрами Израиля по переговорам были люди с европейским складом мышления, готовые к компромиссам ради достижения реальной цели.

В действительности, однако, дело состоит совершенно иначе. Для всего мусульманского мира само существование еврейского государства, да ещё в центре этого самого мира, является неслыханным оскорблением, вещью совершенно невозможной. Причина такой позиции кроется в многовековой истории отношений между мусульманами и евреями на всём ближневосточном пространстве. Хотя евреям, считавшимся «людьми Писания», разрешалось жить в странах ислама, но только в качестве «младших братьев», уступающих мусульманам во многих правах. Евреи платили особый налог – «джизью», которая, кроме признака унижения, рассматривалась как плата за защиту жизни и имущества при сохранении иной веры. Евреи могли заниматься преимущественно теми видами деятельности, которые презирались мусульманами. Соответственно и отношение к ним со стороны мусульман выражалось в презрении и высокомерии.

Это отношение сохранилось и в XX веке. Когда в мае 1948 года пять арабских государств готовились вторгнуться на территорию едва возникшего Израиля, в арабском мире был популярен лозунг о том, что арабы – нация гордых воинов, а евреи – нация жалких торгашей, которые разбегутся при первом же натиске. Естественно, что победа Израиля в Войне за независимость была воспринята массовым сознанием мусульман как позор, от которого необходимо поскорее избавиться.

Данная позиция не изменилась вплоть до сегодняшнего дня, что бы ни заявляли лидеры арабских стран, для которых любая уступка Израиля – только промежуточный этап на пути к его полному уничтожению. Все мировые политические силы это прекрасно понимают. Но Израиль для них – всего лишь разменная монета в торге за мировые энергоресурсы. Нет никакого сомнения, что если бы арабские страны не имели огромных запасов нефти, отношение к ним со стороны Запада ничем не отличалось бы от отношения к странам Центральной и Южной Африки.

Конечно, лидеров арабского мира совершенно не интересует государственность «палестинского народа», так же, как не интересовала в 1948 году, когда территории его расселения были оккупированы Иорданией и Египтом. В глазах этих лидеров, как жители Палестинской автономии, так и живущие в их странах потомки палестинских беженцев, также являются разменной монетой, но только в борьбе за установление исламского господства во всём мире. «Политкорректный» же Запад, особенно его европейская составляющая, старается этого не замечать, хотя ползучая исламская экспансия всё более становится главной угрозой уже для существования самой европейской цивилизации.

Конечно, конфликт между Израилем и арабским населением Палестинской автономии не будет продолжаться бесконечно. Но для того, чтобы понять, почему в обозримом будущем перспективы разрешения этого конфликт весьма туманны, надо выяснить, какой фактор является решающим в его сохранении. И данный фактор надо искать не внутри конкретной ближневосточной ситуации, а в системе глобальных политических отношений, возникшей в последние десятилетия и укрепившейся благодаря победе западной цивилизации в «холодной войне». Поэтому обратимся к истории вопроса.

Ни для кого не секрет, что одной из существенных причин быстрого развития европейско-американской цивилизации в XIX – XX веках была эксплуатация населения и природных богатств экономически отсталых стран. Без дешёвого сырья и полуфабрикатов, вывозимых из этих стран в огромном количестве, западный мир не смог бы в исторически короткие сроки создать тот экономический потенциал, на котором ныне основано его относительное процветание. В результате же использования дешёвой рабочей силы в колониях и полуколониях, хозяева индустриального мира получили возможность повысить уровень жизни, а, следовательно, и покупательную способность «своих» наёмных работников, чем спасли западную экономическую систему от потрясений, связанных с «перепроизводством» товаров.

Иначе говоря, стоимость рабочей силы, а значит, и реальная заработная плата в экономически развитых странах возрастали. Это произошло благодаря росту потребностей наёмных рабочих, связанному с увеличением объёмов производства жизненных благ, ставших необходимыми для этих рабочих. А предприниматели компенсировали себе недополучение соответствующей прибыли за счёт высокой нормы прибавочной стоимости, установленной для трудящихся отсталых стран. Такое положение дел вполне устраивало западный мир, а мнение жителей колоний и полуколоний его мало интересовало. Только в Советском Союзе и странах, находившихся под его влиянием, а также в «международном коммунистическом движении», созданном большевиками, раздавались громкие призывы к прекращению эксплуатации экономически отсталых народов. Естественно, эти призывы носили чисто пропагандистский характер и были рассчитаны на политическую поддержку «социалистического лагеря» со стороны государств «третьего мира» на мировой арене.

К концу XX века, однако, эпоха открытого колониализма окончательно канула в Лету. Страны так называемого «третьего мира» стали реальными субъектами международных отношений, а население этих стран, благодаря распространению средств массовой информации, остро почувствовало масштабы своего экономического отставания от населения стран так называемого «золотого миллиарда». Вполне естественно, что правящие круги в этих странах, используя свои информационные возможности, стали возлагать на богатый западный мир вину за это отставание.

Одновременно, благодаря существенному росту благосостояния жителей экономически развитых стран, обусловленному быстрым научно-техническим прогрессом, получили распространение процесс гуманизации общественных отношений, определённое сглаживание социальных противоречий, повышение уровня социальной защиты населения. Под влиянием данных процессов незаметно произошла и революция в общественном сознании этого населения. «Левые» настроения, прежде присущие преимущественно сторонникам коммунистических и, отчасти, социал-демократических партий, постепенно распространились на большую часть западного общества, а затем спонтанно выплеснулись на мировую арену.

Едва ли не первыми «полевели» средства массовой информации, озаботившиеся «страданиями» народов бывших колоний и полуколоний, якобы ограбленных западным миром. Общим местом стали призывы к признанию «исторической ответственности» за совершённые в прошлом насилия по отношению к этим народам, страдающим ныне (как, впрочем, и во все прежние эпохи) от голода, болезней, стихийных бедствий. Одновременно на Западе появилось множество национальных и международных общественных организаций, также протестующих против игнорирования «бедственного» положения народов экономически отсталых стран. Под их давлением многие правительства включили борьбу за улучшение жизни людей в отсталых странах в содержание своей внешней политики. А поскольку в одиночку ни одно развитое государство не желало тратить материальные средства на оказание такой помощи, эта функция легла на плечи Организации Объединённых Наций.

Здесь следует сделать небольшое отступление, чтобы ответить на вопрос: действительно ли колониальная эксплуатация бывших колоний и полуколоний является причиной их нынешних бедствий? Нам достаточно взглянуть на нынешнюю жизнь народов, избежавших данной участи (жителей внутренних областей Южной Америки и Африки, бедуинов стран Ближнего Востока и т.д.), чтобы убедиться, что это не так. Ведь многовековая отсталость стран, находящихся на периферии мировой цивилизации, обусловлена целым рядом причин географического характера, рассмотрение которых не входит в задачу данной статьи. Если бы колонизаторы не стали разрабатывать природные богатства этих стран, данные богатства так бы и остались невостребованными. С другой стороны, благодаря «нещадной эксплуатации», у жителей тех же стран появлялись трудовые навыки и, одновременно, новые потребности, что создавало возможность дальнейшего экономического развития. Изгнание же «эксплуататоров», как это случилось, например, в Южно-Африканской республике и Зимбабве, привело эти страны к экономическому упадку.

Сегодня уже любому здравомыслящему человеку понятно, что главная причина экономического разрыва между богатыми и бедными странами кроется в желании людей хорошо трудиться. Подтверждением тому служит пример таких прежде отсталых стран, как Сингапур, Южная Корея, Тайвань. Поэтому любые рассуждения современных «гуманистов» по поводу ответственности «Севера» перед «Югом» за колониальное прошлое – не более чем дешёвая демагогия.

Факт, однако, остаётся фактом – колоссальные средства, получаемые финансовыми органами ООН от богатых стран, в том или ином виде передаются тем, кто не работает, чтобы не дать последним умереть от голода и болезней. Тем самым подразумевается, что т.н. «золотой миллиард» добровольно взвалил на себя ответственность за физическое выживание огромной массы беспомощных жителей отсталых стран. Не вызывает сомнений, что данное явление, ставшее ныне одним из важнейших факторов международной политики, полностью подпадает под понятие «патернализм».

В Википедии патернализм в международных отношениях определяется как «опека крупными государствами более слабых стран, подопечных территорий». Но такое определение является слишком узким. В действительности под понятие «патернализм» должны подпадать все виды материальной помощи, как от международных межгосударственных организаций, так и от отдельных государств, тем странам, народам и группам людей, которые сами не могут обеспечить себе физическое существование на уровне неких абстрактных минимальных стандартов потребления.

Политика глобального патернализма, конечно, не возникла из ничего. Её зачатки относятся ещё к эпохе, начавшейся после окончания второй мировой войны. Именно тогда, а точнее, 3 декабря 1949 года, Генеральная Ассамблея ООН приняло резолюцию № 319 (IV), в которой говорилось о необходимости оказания материальной помощи беженцам. На основании этой резолюции было создано отдельное ведомство верховного комиссара ООН по делам беженцев. И действительно, в результате насильственного перемещения огромного числа людей, происходившего в годы войны, потребовалась международная кооперация для оказания помощи этим людям. Это был один из немногих в истории случаев, когда на межгосударственном уровне был проявлен гуманизм по отношению к людям, действительно в этом гуманизме нуждавшимся.

Но тогда же, 8 декабря 1949 года, на основании резолюции № 302 (IV), при ООН было создано и отдельное Ближневосточное агентство по оказанию помощи палестинским беженцам. Казалось бы, зачем, если уже есть общее решение, касающееся всех беженцев? Да и какое отношение палестинские беженцы имели к последствиям второй мировой войны? Ведь возникновение данной проблемы было целиком обусловлено агрессией арабских стран против Израиля, представлявшей собой грубейшее нарушение этими странами резолюции ООН о создании на территории бывшей подмандатной Палестины двух государств. Вместо того чтобы наказать агрессоров, заставив их натурализовать перешедших на их территорию беженцев, ООН решила сохранить за палестинскими беженцами этот статус. В данном случае крупнейшая международная организация фактически выступила за их возвращение на территорию Израиля, то есть за наказание жертвы агрессии.

За последние 50 лет Ближневосточное агентство стало одной из крупнейших программ Организации Объединенных Наций. К настоящему времени его годовой бюджет превышает миллиард долларов. От этого лакомого кусочка «кормятся» более 26 000 сотрудников, которые уж никак не желают каких-либо изменений в статусе своих подопечных. С другой стороны, благодаря такой помощи, уровень жизни нынешних «беженцев» зачастую не только не ниже, но даже выше, чем соответствующий уровень законных граждан тех государств, на территории которых они находятся.

Конечно, оказание гуманитарной помощи жертвам стихийных бедствий и войн – явление замечательное. Но только в тех случаях, весьма кратковременных, когда речь идёт о спасении человеческих жизней. Диалектика доказывает, что любое доброе дело, делаясь чрезмерным, превращается в свою противоположность. Применительно к данному вопросу это означает, что когда гуманитарная «кормушка» становится постоянной, она развращает сознание людей, приучает их к безделью и попрошайничанью. Образно говоря, для того, чтобы по-настоящему помочь нуждающемуся человеку, надо дать ему не рыбу, а удочку. История не знает ни одного случая, когда бы получатели многолетней гуманитарной помощи смогли её использовать для создания себе нормальных и самодостаточных условий существования в качестве полноценного социума.

Патернализм в его нынешнем виде – это не просто ещё одно уродливое извращение прекрасных принципов гуманизма, возрождённых благодаря научно-техническому прогрессу в высокоразвитых странах. На самом деле это опаснейшее оружие, созданное европейской демократией против самой себя. Ведь массы «беженцев» из Азии, Африки и Латинской Америки, хлынувшие в эти страны, большей частью не могут, либо не хотят адаптироваться в новых условиях, то есть целиком включиться в существующую там систему общественного разделения труда. Эти люди предпочитают не работать на предлагаемых им рабочих местах, а поддерживать своё физическое существование за счёт получения социальной помощи. В европейских странах данное явление уже постепенно превращается в стихийное бедствие с далеко идущими последствиями, поскольку районы, населённые иммигрантами, стали рассадниками асоциальных форм жизнедеятельности.

Наивно полагать, что руководители стран, на территории которых это происходит, не понимают опасности вышесказанного. Даже террористические акты, совершаемые исламистами в Европе, не могут изменить их отношение к проблеме, порождённой патернализмом. Ведь любые меры, направленные против иммигрантов (большинство которых исповедуют ислам), вызовут негативную реакцию мусульманских нефтедобывающих государств, что чревато существенными экономическими потрясениями. На наших глазах разгорается конфликт цивилизаций, который рано или поздно выйдет за стены иммигрантских гетто.

Но для цивилизованной Европы данная угроза пока отложена на будущее. В Израиле же это не будущее, а настоящее. Оба палестинских анклава – как Западный берег реки Иордан, находящийся под контролем легитимной администрации Палестинской автономии, так и сектор Газы, контролируемый формально нелегитимной террористической организацией ХАМАС – самый яркий пример провальной политики международного патернализма. Население анклавов, на протяжении десятилетий получающее международную гуманитарную помощь, развращено подачками и слабо заинтересовано в экономической независимости. Если бы сегодня вдруг случилось чудо, и на данной территории появилось суверенное государство, оно ни дня не смогло бы существовать без иностранной экономической помощи. Ведь функционирование любого независимого государства возможно лишь при наличии реально работающей экономики, позволяющей содержать дорогостоящий административный и военный аппарат.

Самое пикантное в истории с гуманитарной помощью палестинским арабам, это то, что международное сообщество большей частью не доставляет её извне, а лишь финансирует её производство. Большая часть товаров продовольственного и бытового назначения, поставляемых на территорию Палестинской автономии, производится в Израиле (благодаря чему, кстати, для израильтян созданы десятки тысяч дополнительных рабочих мест). С другой стороны, десятки тысяч палестинских арабов, благодаря доброй воле израильских властей, имеют возможность работать на территории еврейского государства, заклятыми врагами которого они себя считают.

Сколь бы абсурдной ни казалась данная ситуация, она, однако, устраивает практически всех участников так называемого ближневосточного мирного процесса. Ближневосточный узел международных противоречий завязан столь сложно, что малейшая попытка его распутать грозит непредсказуемыми последствиями не только для ближневосточного региона, но и для международных отношений в целом. Ведь затянувшийся на многие десятилетия палестино-израильский конфликт стал органической частью международной жизни, привычным приложением усилий (хотя, и бесплодных, но внешне эффектных) со стороны многочисленных политических интересантов.

В принципе, все эти интересанты (за исключением воинствующих исламистов и израильских леворадикальных организаций), понимают опасность кардинального изменения политической ситуации вокруг данного конфликта и воздерживаются от реального давления на противоборствующие стороны. Ведь одно дело – кормить «жертв оккупации», и совсем другое – поддерживать на плаву совершенно нежизнеспособное «суверенное» палестинское государство. Да и сами палестинские лидеры, в действительности, не хотят создания своего государства, поскольку в этом случае у них не будет нынешней возможности обогащаться посредством разворовывания щедрой международной помощи.

Если взглянуть на международные политические отношения шире, то давно уже пора понять весьма простую, хотя и не «политкорректную» истину – не только в настоящее время, но и на протяжении многих предыдущих столетий эти отношения были всего лишь игрой. Люди, управлявшие крупными государствами, таким образом создавали себе поле увлекательной деятельности. Вместо того чтобы заботиться о благе своих народов и поддерживать мирные отношения с соседями, они, опираясь на поддержку экономически господствующих групп общества, создавали дорогостоящие вооружённые силы, вступали в межгосударственные военные союзы, затевали кровопролитные войны ради захвата чужих территорий и устранения внешних конкурентов. Вот такую «игру» мы и сегодня наблюдаем на Ближнем Востоке.

Но будет ли палестино-израильский конфликт продолжаться бесконечно? Чтобы ответить на этот вопрос, надо отбросить шоры «политкорректности» и посмотреть на проблему трезво. Израиль, ни при каких обстоятельствах, не согласится на перемещение на его территорию нескольких миллионов потомков палестинских беженцев. В Израиле существует внутренний консенсус по поводу сохранения целостности Иерусалима в качестве единой и неделимой столицы Израиля. Наконец, Израиль не уступит палестинцам территории за «зелёной чертой», где находятся созданные тяжёлым трудом крупные поселенческие блоки, (фактически, целые города).

Позиция нынешних палестинских лидеров, обладающих властью над своими подданными (назвать которых «гражданами» просто язык не поворачивается) в пределах автономии на Западном берегу реки Иордан, диаметрально противоположна, и вряд ли будет существенно скорректирована в ходе двухсторонних переговоров. Так что на прогресс в ходе этих гипотетических переговоров рассчитывать не приходится. Что же касается лидеров террористической организации ХАМАС, господствующей ныне в секторе Газы, и вполне способной захватить политическую власть также и на Западном берегу, то они не собираются отказываться от своих планов полного уничтожения израильского государства. Поэтому идея о создании суверенного арабского палестинского государства, мирно соседствующего с государством еврейским – не более чем благое пожелание.

Я беру на себя смелость утверждать, что реальное решение палестинской проблемы возможно только при условии отказа мирового сообщества от политики патернализма по отношению к ближневосточному региону. Ведь в действительности нынешние жители палестинских территорий в материальном отношении живут значительно лучше, чем основная масса жителей Египта, Сирии, Иордании, которые никакой помощи извне не получают и влачат, по европейским меркам, довольно жалкое существование. Но те, кто играет в большие политические игры на международной арене, никак не озабочены судьбой арабской бедноты в экономически отсталых странах, поскольку одним из основополагающих атрибутов таких игр являются так называемые «двойные стандарты».

Представим себе, что международное сообщество отказалось от оказания материальной помощи жителям палестинских территорий. В этом случае у этих жителей остаются только два варианта для сохранения своего физического существования. При первом варианте они начинают прилагать усилия для самостоятельного решения своих экономических проблем. А это значит, что им придётся переключить свои усилия с попыток уничтожения еврейского государства на созидательный труд ради собственного спасения. Вот тогда только и появится реальная возможность примирения двух народов и продуктивного поиска путей к их нормальному сосуществованию.

Однако вся история арабского мира показывает, что у данного варианта очень мало шансов на практическое осуществление. Идеология исламизма, отсутствие стимулов к коллективному труду, развращённость десятилетиями паразитического существования – слишком сильные факторы, противодействующие созданию жизнеспособного самостоятельного государственного образования на палестинских территориях. Куда более реальным выглядит в данном случае второй вариант, сущность которого можно выразить понятием «естественный трансфер».

Уже в настоящее время, согласно данным социологических опросов, около половины жителей Палестинской автономии хотели бы перебраться на постоянное жительство в другие страны. И это при том, что материальный уровень их жизни является относительно сносным даже по европейским меркам. Будучи поставлены перед дилеммой: либо приложить существенные дополнительные усилия для сохранения прежнего уровня жизни, либо эмигрировать, эти люди, в подавляющем большинстве, предпочтут последнее. Причём их инфильтрация за рубеж, в силу своего естественного характера, не будет единовременной, а, следовательно, не создаст для международного сообщества слишком серьёзную проблему.

К сожалению, у второго варианта, при всей его кажущейся выгоде для Израиля, есть и отрицательная сторона. Ведь в результате быстрого падения уровня жизни, в Палестинской автономии без средств к существованию окажется масса людей, которая будет считать еврейское государство единственным виновником своих бед. Поэтому будет неизбежен резкий всплеск антиизраильской террористической деятельности, а значит, рост жертв, как среди еврейского, так и среди арабского населения. Правда, в этом случае основные международные политические игроки будут вынуждены закрывать глаза на ответные действия израильских сил безопасности, поскольку им неизбежно придётся взять на себя часть ответственности за сложившуюся ситуацию. Поэтому им придётся подойти к данной проблеме обдуманно, то есть сокращать гуманитарную помощь постепенно.

Но до описанного выше прогноза ещё очень далеко. Ведь главная причина нынешнего вмешательства стран Запада в арабо-израильский конфликт (в том числе и в форме политики патернализма) – их зависимость от поставок нефти из арабских стран. Поэтому только ослабление такой зависимости (что станет возможным лишь при условии замены нефтепродуктов альтернативными энергоносителями) ослабит их заинтересованность в поддержке арабских государственных режимов и сделает невыгодной политику патернализма по отношению к палестинскому населению. Ведь не оказывает же международное сообщество адекватную экономическую помощь десяткам миллионов жителей Африки, живущим в десятки раз хуже палестинских арабов. Однако произойдёт это отнюдь не сегодня, и не завтра.

А пока пора осознать тот объективный факт, что в ближайшем будущем никаких изменений в политике Израиля по отношению к своим палестинским соседям не произойдёт, и ситуация, знакомая нам с 1967 года, сохранится ещё очень надолго. А главная вина за это ложится на международное сообщество и, прежде всего, на Организацию Объединённых Наций, которая своей политикой патернализма посеяла у лидеров арабского мира иллюзию о возможности добиться осуществления своих амбициозных целей, не делая ради этого никаких уступок.

___
Напечатано в «Заметках по еврейской истории» #3(162) март 2013 —berkovich-zametki.com/Zheitk0.php?srce=162
Адрес оригиначальной публикации —berkovich-zametki.com/2013/Zametki/Nomer3/Vinogradov1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 998 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru