litbook

Культура


Вдохновленные верой, мы можем изменить мир0

 

Двадцать два столетия назад, когда Израиль был под властью наследников Александра Македонского, сирийский царь Антиох IV решил насильно эллинизировать Иудею, запретил евреям исповедовать свою религию и установил в Иерусалимском храме статую Зевса Олимпийца. Это было невыносимо для евреев, и они поднялись на борьбу за свободу оставаться верными себе. Под водительством Маккавеев они победили одну их самых мощных армией античного мира, отвоевали Иерусалим, очистили храм и зажгли менору с маслом, найденным в единственном уцелевшем среди обломков кувшине.

Это было одно из самых впечатлительных военных достижений древнего мира. Это была, как мы говорим в наших молитвах, победа немногих над многими, слабых над сильными, подтверждением замечательных слов пророка Захарии: «Не воинством и не силою, но Духом Моим, говорит Господь Саваоф». У Маккавеев не было ни силы, ни оружия, ни большой армии. Но у них была, так сказать, двойная порция еврейского духа, жаждущего свободы и готового бороться за нее.

Не верьте, что горстка преданных своему делу людей не может изменить мир. Вдохновленные верой, они могут. Маккавеи сумели. И мы можем сегодня.



***

Свет Духа никогда не умирает

У комментаторов есть интересный вопрос о Хануке. В течение восьми дней мы зажигаем свечи, и каждую ночь мы произносим благословение чуда: БАРУХ АТА АДО-НАЙ, ЭЛО-ЭЙНУ МЭЛЭХ АОЛАМ, ШЕАСА НИСИМ ЛААВОТЭЙНУ, БАЯМИМ АЭМ БАЗМАН АЗЭ. (Благословен Ты, Г-сподь, Б-г наш, Владыка вселенной, явивший чудеса отцам нашим в те времена, в эти дни (года)!)

Но что было чудом первой ночи? Масла, которого должно было хватить на день, хватило на восемь дней. Но это означает, что чудо случилось во втором, третьем... восьмом дне, а в первый день чуда не было.

Возможно, чудом было само нахождение одного кувшина с неповрежденной печатью, с чистым маслом. Ведь не было никаких оснований предполагать, что что-нибудь останется чистым в руках греков и их сторонников, систематически осквернявших храм. Однако Маккавеи искали и нашли один кувшин. Но почему они искали? Потому что у них была вера в то, что и в ужаснейшей из трагедий что-то сохранится, что-то выживет. Чудом первой ночи была сама вера – вера в то, что не всё потеряно, и будет новое начало.

Так было всегда в истории еврейского народа. Были времена, когда любой другой народ впал бы в отчаяние: после разрушения Храма, массовых убийств во время крестовых походов, изгнания из Испании, погромов, после Шоа. Но евреи не сидели и не рыдали в отчаянии. Они собирали все, что сохранилось, возрождали свой народ, и хранили свет, как никакой другой народ в истории – свет, который говорит нам и миру о силе человеческого духа, отказывающегося признать поражение и способного преодолеть все трагедии

Со времен Моисея и несгорающего тернового куста до дней Маккавеев и одного кувшина с чистым маслом иудаизм был нер тамид – вечным светильником, неугасимым никакой силой на земле.

***

Ханука в наше время

В 1991 году я освящал ханукальные свечи вместе с Михаилом Горбачевом, кто еще год назад был президентом Советского Союза. В течение семидесяти лет практика иудаизма эффективно подавлялось в коммунистической России. Это было одна из двух атак на наш народ и на нашу веру в двадцатом столетии. Нацизм стремился убить евреев; коммунизм стремился убить иудаизм. При Сталине подавление иудаизма стало жестоким. Затем, в 1967 году, после победы Израиля в Шестидневной войне, много советских евреев стремилось покинуть Россию и уехать в Израиль. Мало того, что им отказывали в разрешении, они часто лишались работы и заключались в тюрьму. Евреи во всем мире начали компанию протеста и боролись за то, чтобы отказникам было дозволено уехать. В конечном счете, Михаил Горбачев понял, что советская система дала трещину. Коммунизм принес не свободу и равенство, но репрессии, полицейское государство и новую иерархию власти. В конце концов, она рухнула, и евреи опять приобрели свободу следовать Торе и уезжать в Израиль.

В тот день 1991 года после освящения свечей вместе, г. Горбачев спросил меня, через своего переводчика, что мы только что сделали вместе. Я сказал ему, что 22 столетия назад в Израиле после того, как иудаизм была запрещен, евреи поднялись на борьбу и вернули себе свободу, и эти свечи стали символом той победы. И я продолжил: семьдесят лет назад евреи потеряли возможность свободно практиковать иудаизм, теперь Вы помогли им получать эту возможность обратно. Так Вы стали частью истории Хануки. И когда переводчик перевел эти слова на русский язык, Михаил Горбачев покраснел. История Хануки вдохновляет нас и весь мир. Хотя тирания существует, свобода, с помощью Б-га, выиграет последнее сражение.

***

Первое столкновение цивилизаций

Одной из ключевых фраз нашего времени является «столкновение цивилизаций». История Хануки есть история одного из первых столкновения цивилизаций: между греками и евреями древности, Афинами и Иерусалимом.

Древние греки создали одну из самых замечательных цивилизаций всех времен Они дали миру философов, как Платон и Аристотель, историков, как Геродот и Фукидид, драматургов, как Софокл и Эсхил. Они создали искусство и архитектуру непревзойденной красоты. Тем не менее, во втором веке до нашей эры они были побеждены группой еврейских борцов, известных как Маккавеи, и с того момента Греция как мировая держава стала приходить в упадок, а крошечный еврейский народ пережил изгнания и преследования, по-прежнему жив и здоров сегодня.

В чем заключалась разница? Греки, не верившие в единого любящего Б-га, дали миру концепцию трагедии. Мы стремимся, мы боремся, время от времени мы достигаем величия, но жизнь не имеет конечной цели. Вселенная не знает нас и не заботится о нашем существовании.

Древний Израиль дал миру идею надежды. Мы здесь, потому что Б-г создал нас в любви (по Своему образу и подобию), и через любовь мы обнаруживаем смысл и цель жизни. Трагические культуры, в конечном счете, распадаются и умирают. Не имея конечного смысла в своем существовании, они теряют моральные убеждения и привычки, от которых зависит продолжение их жизни. Они жертвуют счастьем ради удовольствия. Они продают будущее за сегодняшний день. Они теряют страсть и энергию, которые были основой их величия достигнутого ими. Это то, что случилось с Древней Грецией.

Иудаизм с его культурой надежды выжил, и огни Хануки являются символом жизненной силы, символом отказа иудаизма выбросить за борт свои ценности ради блеска и престижа светской культуры, раньше и сейчас.

Свет свечи надежды может казаться мелочью, но от нее может зависеть жизнь цивилизации.

***

Свет войны и свет мира

Существует закон о Хануке, который я нахожу, трогательным и глубоким. Маймонид пишет: «Заповедь зажигать ханукальные свечи имеет чрезвычайную ценность. Тот, у кого нет денег на покупку свечей, должен что-то продать или, при необходимости, одолжить, чтобы быть в состоянии выполнить мицву ".

Тогда возникает вопрос. Предположим, в пятницу к вечеру у вас есть только одна свеча? Что вы зажжете: субботнюю свечу или ханукальную? Свеча не может быть одновременно и субботней и ханукальной. В конце концов, нет закона, по которому вы должны одолжить или что-либо продать ради субботней свечи. Тем не менее, есть закон: если вы сталкиваетесь с таким выбором, вы зажигаете свечу как субботнюю. Почему?

Слушайте Маймонида: «Субботний свет имеет приоритет, потому что он символизирует Шалом-байт, мир в доме. Громадно его значение, ибо вся Тора была дана для того, чтобы был мир во всем мире».

Подумайте: Ханука есть праздник в память одной из самых великих военных побед в истории еврейского народа. Но еврейский закон постановляет: если мы можем зажечь только одну свечу, Субботний свет имеет преимущество, потому что в иудаизме величайшая военная победа уступает в своем значении миру в семье.

Почему иудаизм, один среди цивилизаций древнего мира, выжил? Потому что в нем дом ценится больше, чем поле боя; семья больше, чем военное величие; дети больше генералов. Мир в доме значил для наших предков больше, чем величайшая военная победа.

Так и вы, празднуя Хануку, задумайтесь о реальной победе, которая была не военной, но духовной. Евреи были народом, ценившим семью, дом и мир между мужем и женой больше славы на поле боя. В иудаизме, свет мира в семье имеет приоритет над светом военной победы.

***

Третье чудо

Мы все знаем о чуде Хануки, о военной победе Маккавеев против греков, о чуде масла, достаточного только на один день, но горевшего восемь. Но было еще и третье чудо, о котором знают не многие. Оно произошло через несколько веков.

После разрушения Второго Храма, многие раввины были убеждены, что праздник Хануки должен быть отменен. В конце концов, это был праздник освящения храма после его осквернения, но храма больше нет. Он был разрушен римлянами. Без храма, что оставалось праздновать?

Талмуд говорит нам, что, по крайней мере, в одном городе Лод Ханука была отменена. Но, в конечном счете, возобладало противоположное мнение, и мы празднуем Хануку и по сей день.

Почему? Потому что, хотя храм был разрушен, надежда евреев не была разрушена. Мы потеряли здание, но с нами осталась наша история, память и свет. И то, что произошло однажды в дни Маккавеев, может повториться. И слова: Од ло авда тикватейну – «Ещё не погибла наша надежда» стали частью песни Хатиква, вдохновлявшей евреев вернуться в Израиль и восстановить свое древнее государство. Когда вы зажигаете ханукальные свечи, помните об этом. Еврейский народ хранил надежду, и надежда хранила еврейский народ живым. Мы голос надежды в разговоре человечества.

***

Внутри / снаружи

В иудаизме существует три команды зажигать свечи. Зажигать субботние свечи, свечи при отделении субботы от будней (обряд Хавдала) и свечи Хануки.

Разница между ними в том, что субботние свечи представляют Шалом-байт, мир в доме. Они горят в закрытом помещении. Они, если хотите, внутренний свет иудаизма, свет святости брака и святости дома.

Ханукальные свечи должны гореть снаружи, вне парадной двери. И только из-за страха преследования их внесли во внутрь дома. Но в последнее время Любавичский Ребе ввел обычай освещать гигантские меноры в общественных местах, чтобы вернуть первоначальный дух праздника.

Ханукальные свечи – это свет, который иудаизм приносит в мир, когда мы не боимся выразить нашу идентичность в общественных местах, жить по нашим принципам и бороться, если это необходимо, за нашу свободу.

Что касается свечи Хавдалы, состоящей из нескольких фитилей сотканных вместе, она представляет собой слияние внутреннего света Субботы с внешним светом, который мы несем в мир, работая в нем шесть дней в неделю, открывая нашу веру миру.

Когда мы живем как евреи в своем частном мире, наполняя наши дома светом Шекины (присутствия Б-га), и когда мы живем как евреи в общественных местах, неся свет надежды другим народам, и когда мы живем в обеих сферах как евреи, мы несем свет миру.

У нас всегда было эти два пути жизни. Они часто погружались во тьму и были полны слез. Мы можем проклинать темноту или мы можем зажечь свет, и, как говорит хасидизм, немного света изгоняет много тьмы. Желаю всем нам помочь освещать мир.

***

Свет от света

В Талмуде есть удивительная дискуссия. Можете ли вы использовать одну из ханукальных свечей для разжигания другой? Обычно, конечно, мы используем дополнительную свечу, шамаш, от которой зажигаем свечи меноры. Но предположим, что у нас нет шамаш. Можем ли мы зажечь первую свечу, а затем использовать ее, чтобы зажигать другие?

Два великих мудреца третьего века, Рав и Шмуэль, не согласились друг с другом. Рав сказал: «Нет!» Шмуэль сказал: «Да!». Обычно среди наших мудрецов принято считать, что закон следует мнению Рава. Но есть три исключения из этой традиции, и одно из них принято в данном случае.

Почему Рав сказал, что мы не можем взять одну их ханукальных свечей, чтобы зажигать другие? Потому что, согласно Раву, когда мы зажигаем одну свечу от другой, то свет первой свечи на мгновение ослабевает. И это противоречит идее распространения света.

Но Шмуэль не согласен, и закон следует Шмуэлю. Почему?

Лучший способ ответить, это подумать о двух верующих евреях, исполняющих предписания Торы, ведущих еврейскую жизнь. Один говорит: «Я не должен общаться с евреями, кто слабее меня в вере, потому что, если я буду общаться с ними, мои собственные стандарты ослабнут, и я не буду строг в своей вере. Ее свет будет уменьшаться». Это аргумент Рава.

Другой говорит: «Нет!» Когда я использую пламя моей веры, чтобы зажечь свечу веры у другого, мое еврейство не уменьшается. Оно растет, потому что свет Торы распространился в мире. Когда дело доходит до духовных благ, в отличие от материальных, чем больше я делюсь, тем больше я приобретаю сам. Когда я делюсь своими знаниями, или верой, или любовью с другими людьми, я ничего не теряю, но скорее обогащаю себя. Таково видение Шмуэля, и так был установлен закон о зажигании ханукальных свечей.

Делитесь своей верой с другими. Храните свет иудаизма и помогайте зажечь им другие души.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1016 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru