litbook

Критика


Манифест сверхромантизма+10

Я не знаю, существует ли термин «сверхромантизм» (так что, возможно, зря пишу эти строки), но если по какой-то счастливой случайности его никто не запатентовал, то спешу объявить себя первым сверхромантиком и застолбить сей участок на запущенном поле современного искусства. Постмодернизм не оставил ничего живого и настоящего ни в наших словах, ни в поступках, и, несомненно, был прав, хотя и не стал Франкенштейном, а только раскидал части мёртвой плоти по лаборатории, не потрудившись придать им порядок, да ещё нагадил по углам. А ныне и того нет, все игры ума – это прятки, где у каждого завязаны глаза и все ведут. Философии давно не стало, культура массова или мечтает таковой стать, и сплошь уныние и безысходность, либо бездумная радость обывания, что, конечно, неплохо, уж всяко лучше одновременно задранной и повешенной головы любого сегодняшнего знатока литературы, кино и прочего.
Возьму на себя смелость утверждать: первым произведением сверхромантизма был «Хозяин». Это тот случай, когда не обойтись без разговоров о Боге, напоминая человеку, как он ничтожен, если считает, что создан по Божьему образу и подобию. За это и следует расплата. Далее на горизонте возник Пьяный Поэт – мерзкий, матерящийся и безумный – воплощение графомании и литературной девственности современного городского мира. С ним нелегко было расстаться – обаятельнейший персонаж. Эта утрированная смесь похмельного токсикоза и детской жестокости, клоака чувств внутри тщедушного тела молодого представителя богемы, боль за всё сразу и ненависть к любой вещи или явлению, вплоть до каждого отдельного человека, – всё то, что даёт понять о возможности и необходимости бездны, куда нужно заглядывать перед сном, тренируя вестибулярный аппарат. Были и другие – городской беспризорник, «клочок вдохновенья Творца», много глупых детей, беспомощные обыватели и прочие. Были и женщины, как и мои реальные, – нежные и чистые, щедрые и несчастные, почти богини, находящиеся в шаге от совершенства и не решающиеся сделать этот шаг. Был и я, чуть гоповатый, перманентно влюблённый и имманентно тоскующий о лучшей жизни.
Первой попыткой создать сверхромантическое объединение стала группа «Смерть Поэтам!» – музыкально-литературно-кинематографическое явление – нарочито бездарное и несравненно пошлое. Разговор вёлся на повышенных тонах, разговор на основные сверхромантические темы – демонизация действительности, укрывательство от реальности, надломленность бытия в сознании одиночки.
Немного о сверхромантизме. Мне кажется (а это верный признак того, что я не настолько атеистичен, как хотел бы), сейчас в обществе наблюдается очередной виток чувства отчуждения: все загнаны внутрь себя и наводят там уют, обставляя пространство мебелью из «Икеи», выглядывают на улицу через окна, а те, что ещё гуляют, надышались и хотят спать. Каждый лелеет личность внутри себя, это высшая ценность-нетаковость, как все – главная победа цивилизации либерализма. Основной мотив классического романтизма и его пост - и неовариаций – дихотомия «одиночка – толпа» – сменилась сложной системой мультистороннего противостояния под примерным обозначением "толпа одиночек". Жизнь этих людей идёт независимо от моральных суждений интеллектуалов, да и те уже не смеют кого-либо обвинять. Жизнь глянцева и гламурна, либо бесцветна и тускла, с редкими всполохами цветов (обычно это цвета флагов). Даже причастность всех и каждого к самому факту жизни поставлено под сомнение. Ценности романтизма дискредитированы фашизмом, цели модернизма обернулись мировыми войнами, а пост-мир стал настолько разнообразен, не за что уцепиться. Политики решают всё за нас (а существуют ли они вне телевизора?), семья фактически не нужна, вера... это слово вызывает смех. Остаётся лишь скользить, мгновенно оценивая всё, попадающее на глаза, бежать, рыскать, не смея расслабиться, пока время не стало ещё быстрее, пока оно не скрылось за углом – проживание, не более.
Сверхромантизм бросает вызов этим людям. Он самостоятелен и независим, он воплощает в себе все прошлые чувства, всё забытое и припрятанное до пенсии. Он выпал из бабушкиной антресоли, выбив при падении из себя кучу пыли. Он злой и кусучий, его нельзя гладить, пока он сам не подойдёт к вашей руке, не лизнёт её шершавым языком и не взглянет бесконечными глазами, как будто произнеся: «Ну что, ты узнал меня?».
Сверхромантизм не интересуется людьми. Одиночество не интересно само по себе, но важно как реакция объекта на агрессию среды, как защитный механизм, приводящий в действие тектонические плиты внутреннего континента, разрывая его, образуя новые материки и причудливые рельефы посреди них. Любовь не важна как факт, но незаменима как стимул к настоящей жизни, это подчас единственная штука, заставляющая сердца биться, хотя тела давно истлели или недвижимы по другой причине. Также ему не интересна повседневность, потому что его прямая задача – создание антиповседневности, концентрированного приключения сознания на пути к логическому концу. Его не интересует смерть – это слишком лёгкий выход для сверхромантического героя. Как физический объект, тело человека – тоже не интригующий объект, кроме как в неуловимый момент какого-либо преображения. В конечном счёте, в сверхромантизме нет живых людей, а есть только герои и злодеи, нет настоящих чувств, а есть надрыв, заламывание рук и старая добрая истерика, нет реального и социального, только идеалы и двухцветный мир.
Существование персонажа в пространстве сверхромантизма – это череда мутаций сознания на пути из объективной реальности в совершенный мир воплощённой жизни, более осязаемый и в большей степени чувственный, чем повседневное бывание любого созерцателя сверхромантических произведений.
Теперь о главном. Зачем всё это нужно? Есть ли у СВЕРХромантизма СВЕРХзадача? Достаточно ли просто дать человеку хоть на секунду насладиться нереальной искренностью, ощутить дыхание жизни, пусть нездешней, но подлинной именно в этом ощущении, а не в деталях интерьера?
Следует начать с того, должно ли быть здесь хоть что-то СВЕРХ или это причуда очередного безграмотного болтуна?
Искусство создаёт идеалы, а идеалы создают бурный поток человеческих устремлений к достижению этих идеалов. Любое искусство само по себе – СВЕРХ. За это мы его и чтим по сей день, хотя сегодня уважение скорее является инерцией всех "серебряных веков" и "новых волн". Сверхромантизм – концентрированный идеал, до зевоты, до тошноты, до ощущения полной несовместимости реального себя с героем, обыденности – с текстом, разговоров на кухне – с перипетиями сюжета.
Если человек проникается мыслью, что жизнь неуловимо возвышенна, то он спасён. Ему даже не нужно Бога, рая или другого спасения – всё уже здесь. Маленькая червивая мысль уже роется в мозге – мир там, а не здесь. Слова произносятся не буднично – а с патетикой непрекращающегося приключения. Это момент обретения смысла. Хочется романтичного сейчас, в реальности, много, и не ужинов при свечах и гуляния под луной, а великанов из ветряных мельниц, и вот, их самодовольные ухмылки уже виднеются на горизонте. Человек бросается в бой.
Я понимаю, что здравомыслящие люди и профессиональные литераторы не разделят мой пафос (сейчас это вообще ругательное слово). Они покрутят пальцем у виска и продолжат бытописать жизнь маргиналов или вспоминать славные годы. И будут правы, ибо это безумие затянувшегося пубертатного периода, это обнажение гордо кривенького тельца, это милая крикливость, это дурной вкус. Но сверхромантизм сознательно объявляет себя постдекадентом – голосом человека, упавшего на дно бездны и подающего признаки жизни.
А жителям равнины кажется, что это смешно пищит маленький грызун.

Рейтинг:

+10
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Комментарии (7)
Алексей Зырянов [редактор] 05.01.2014 22:57

«...Сверхромантизм – концентрированный идеал, до зевоты, до тошноты, до ощущения полной несовместимости реального себя с героем...»
- Да обычный романтизм уже идёт в миру как сверхпричуда разума. Приставка «сверх» - излишне. Нужно помнить идеалы и верить в них, самим соблюдать в своих поступках их суть и демонстрировать их важность публично. А для этого нужно быть смелым и волевым, на что юноши и девушки ещё не способны, а вот повзрослевшие — вполне; ведь пережив период развращённого восприятия мира, взрослые — основные носители идеалов, способные не идти на поводу у внутренних колебаний и внешнего воздействия.

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Иван Образцов [автор] 10.01.2014 23:05

Забавное совпадение мнений - Манифест о полной несвободе (правда, я тогда не знал о его публикации), тем более, что на данном ресурсе никогда не регистрировался, а вот тексты вышли http://www.proza.ru/2011/01/31/1772

1 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Евгений Барданов [автор] 18.01.2014 18:42

"... должно ли быть здесь хоть что-то СВЕРХ ..." - НЕТ!!! Две причины: 1) (филологическая) приставки "пост-", "супер-" и т.п. громогласно вопиют об отсутствии творческого подхода (из лихорадочной торопливости первооткрывателя, либо элементарной душевной лени) у столбящих за собой новые искусствоведческие плацдармы, в то время как в названии такого рода должно содержаться указание на суть открытия, на главную его особенность; 2) (психологическая) если искусство и создаёт идеалы, вызывающие бурный поток человеческих устремлений к ним (вдохновенные идеи, прекрасные картины, душевные стихи, ювелирные шедевры и др.), тогда сочинения, вызывающие у читателей ОЩУЩЕНИЕ ПОЛНОЙ НЕСОВМЕСТИМОСТИ РЕАЛЬНОГО СЕБЯ С ГЕРОЕМ - это никакое не искусство... ведь "идеал" недоступный не способен пробудить эмпатию (т.е. тягу, влечение... читатель попросту не сможет даже захотеть воспринять и "не увидит" вашего "супер-пупер-шедевра") и хоть отчасти подвигнуть к подражанию ему (т.е. попытке достижения идеала). Это мутантство духа создаёт ощущение противоестественного, искусственного, а совсем не жизненной искренности... А тот идеальный герой, который "подаёт признаки жизни", упав на самое "дно бездны", заблуждается - это лишь дно его собственной умственной ограниченности...

-1 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Иван Образцов [автор] 21.01.2014 15:26

Евгений Барданов,

На мой взгляд, характерной особенностью многих комментариев является не желание "понять автора", а желание "доминировать над автором". Данная особенность, в некоторой степени, уместна, если мы имеем ввиду отношения "ученик-учитель", но никак не уместна в случае выстраивания отношений по принципу "критик-автор". Причина в том, что взгляд заведомо не на равных, сверху загоняет смотрящего в рамки собственного знания, не давая возможности это знание расширить - принцип "большое видится на расстоянии" здесь не действует, так как он относится больше к биографии, нежели к тексту-идее. Опять же, не хочу быть воспринят в критикуемой мной самим позиции, потому уточню, что данное моё мнение, лишь указывание на бесповодность ряда замечаний к автору и призыв к обсуждению по существу статьи. То есть, высказанные в комментариях замечания (на мой субъективный взгляд), только демонстрация сведений (что-то вроде "учите матчасть"), но никто, почему-то, не обращается с перспективой вперёд, на развитие. Позволю себе процитировать автора вышеобсуждаемой статьи: "А ныне и того нет, все игры ума – это прятки, где у каждого завязаны глаза и все ведут". В свете данной мысли, склонен согласиться с автором. Теперь по существу - лично мне показалась интересной предлагаемая автором классификация внутри литературного процесса, а также, попытка ответить на вопрос "а что же дальше?" (который на самом деле актуален в любое время дня и года литературы). Хотя с идеей "сверхромантизм" я бы поспорил, и поспорил бы именно с идеей, а не с конструктом слова. Ведь тот человек-поэт, которого автор показывает с позиции "других", как маленького грызуна, скорее всего, с позиции "других", наглый глупый шут и сумасшедший. Можно даже предположить, что следующими будит те из "других", кто в него поверит, и именно они начнут создавать новый миф об очередном "веке русской литературы". Более того, осмелюсь предположить, что термин нового века будет взят не на снижение, а именно на повышение статус

-1 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Иван Образцов [автор] 21.01.2014 15:27

Евгений Барданов,

А вам не кажется, что искусство может быть не только экзистентным, но и трансцендентным?

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Евгений Барданов [автор] 22.01.2014 16:15

Иван, а вы о чём? Пытаетесь предугадать художественные вкусы?

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Иван Образцов [автор] 02.02.2014 08:19

Честно говоря, не столько вкусы, сколько перспективы...

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1004 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru