litbook

Поэзия


Слова, идущие от сердца0

Эта литературная статья родилась сама собой после знакомства с поэтическими сборниками Владимира Тыцких. Многие знают Владимира Михайловича как великолепного организатора, литературного подвижника, однако собственно творчество этого неординарного человека – ­писателя и поэта – пропагандируется, на мой взгляд, незаслуженно мало. Он ­никогда не кичится собственным «я», привык и к тяжёлой военной морской службе подводника, и к нелёгкой «гражданской» работе.
В начале нулевых годов Владимиру Тыцких удалось организовать департамент информации и печати МГУ им. Г.И. Невельского, творческий коллектив которого слаженно и дружно работал много лет. Затем ему довелось пережить сокращение департамента, создание издательства МГУ и опять сокращение, после которого Владимир Михайлович вынужден был расстаться с морским университетом. Но он сумел сохранить значимые для приморских литераторов проекты – литературную студию «Паруса» и издательскую программу «Народная книга». «Паруса» ставят на ноги и отправляют в творческий, богатый впечатлениями путь начинающие таланты. «Народная книга» делает достижением гласности имена новых авторов, позволяя приморцам достойным образом издать свои произведения. Но «нет пророка в своём Отечестве», и мы порой воспринимаем помощь таких людей как должное…
Не ожидая благодарностей, Владимир Тыцких продолжает делать своё главное дело – писать и продвигать творчество талантливых людей. Он является действительным членом Русского географического общества, руководит журналом «Сихотэ-Алинь», участвует в судьбе «Русского мира», «Литературного меридиана» и при этом пишет критические статьи, прозу и не расстается с поэзией.
Одной своей знакомой я прочитала стихотворение офицера-тихоокеанца, где он говорит, что человеку многого для счастья и не нужно:

Умеренны потребности мои:
Не будь сапог, могу ходить в обмотках
И жить среди друзей, в кругу родни,
Как в экипаже на подводной лодке.

Для честной жизни не нужны счета
В швейцарских банках, вилла на Багамах;
Когда душа свободна и чиста,
Твой кошелёк пустой – совсем не драма.

Совсем не горе стоптанный каблук,
Пока башмак не пропускает воду;
И другом остаётся верный друг
Отнюдь не злату-серебру в угоду.

В поношенной рубахе нет беды,
И вовсе без рубахи – нету страха:
Что для любви, которой счастлив ты,
Хоть старая, хоть новая рубаха?

«Прекрасные стихи!» – сказала подруга, и дальше мы вели долгий разговор о многом, что навеяла поэзия Владимира Тыцких.
О Родине, о матери, о своём детстве – обо всём рассказывает поэт в своём творчестве. О родной земле, о братьях, о любви, о женщине – то есть о том, что поэту близко и дорого. За его душевные ценности, проникаешься невольным уважением, а читая стихи постигаешь особую житейскую мудрость.

И долго было мне секретом,
И трудно открывалось мне,
Что два совсем различных ветра
Есть на морях и на земле.
Я каждого из них приметил
И разглядел в конце концов,
Что льнёт к спине – противный ветер,
Попутный ветер – бьёт в лицо.

«Попутный ветер» – не тот, что льнёт, а тот, что бьёт в лицо, преодолевая который, ты становишься ближе к достижению цели. Не бывает лёгких побед. Поэтому и в людях Владимир Тыцких ценит самоотверженность, мужество и беспредельную любовь. В строчках его поэзии сохранены все чистые истоки нетронутой земли, из которой он родом, и с которой у него невидимая связь на протяжении всей жизни. Постоянно растёт и закаляется его талант, его могучие человеческие силы находят всё новое и новое применение, а на малой Родине в Прииртышье – заброшенность и опустение. Отсюда и боль:

Вот приехал на родину… Странно –
Мне теперь заграница она.
Я на этой земле окаянной
Веселее знавал времена.

В кои веки я здесь, в кои веки!
Всё не так здесь, как было всегда:
Только вспять не повёрнуты реки,
Да текут – неизвестно куда…

Поэт был бы рад изменить мир к лучшему, дать своей земле «второе дыхание», но если там, на Родине, это не в его силах, то здесь, во Владивостоке, он преображает наш творческий мир, делает его богаче и светлее. Счастье, что, несмотря на все болезни века, есть в народе душевно здоровые силы, настоящие богатыри и защитники русской земли, к которым Владимира Тыцких можно безошибочно отнести. Он сам и есть тот «русский дух» – сильный и непобедимый во все времена, от которого тысячи добрых сердец заряжаются позитивом. Связь с Родиной, как боль в сердце, у каждого своя.

Надпись на сгоревшей бересте
Прости, святая Русь,
Мой непобедный стих,
Не за себя боюсь –
За гусляров твоих.

Про горний свет поём
На дне вселенской тьмы.
Да мы ли здесь живём?
Да и живём ли мы?

Каждый стих как вздох русской души. Не о ямбах и хореях, а о красоте души человеческой хочется говорить. Наша Большая Родина состоит из малых, а если те остаются «волчьими углами» или превращаются в «медвежьи края», то значит, не всё благополучно в таком Отечестве.

Волчий угол. Край медвежий. Даль родная.
Спящий космос за стеною избяной.
Тихой звёздочкой мерцает хата с краю.
И не с краю нету хаты ни одной.

Художник, любящий жизнь, никогда и в мыслях не допустит, что его «хата с краю». Ему до всего происходящего в мире, есть дело, потому что он любит жизнь и этот мир. Его поэтические картины сотканы из многих прекрасных мгновений, из самых лучших движений души. Неповторимая природа «говорит» в его стихах, удивляет, даёт пищу для ума. Его поэтическая натура откликается, и он щедро делится этим богатством с нами.

Я верил – там небо синее и выше,
Где русло пробив среди снежных полян,
Вода родников моего Прииртышья
Впадает в неведомый мне океан.

Уже породниться с дорогой далёкой
И мне предначертано было судьбой.
Начнётся она как река – от истока.
И канет как в море – в дали голубой.

Но как бы меня по земле не мотало,
Со мной до последних останутся дней
Река с берегами в кустах краснотала
И лодка моя, отражённая в ней…

Фигура поэта Тыцких выдвинута самим временем, потому что именно такие, беззаветно служащие творчеству люди, востребованы сегодня. Его авторитет и организаторские способности выдвинули его наряду с другими коллегами по творческому цеху во главу писательского и поэтического движения богатого талантами Приморского края. Эти люди ведут за собой всех, кто ступает на сложную писательскую стезю. Не столкнуть людей с этого пути, а всячески поддержать – так понимает свою задачу Владимир Тыцких. И в крае найдётся много его учеников, обязанных ему своим успехом на литературном поприще. Он постоянно учится сам и учит других умению раскрывать как можно шире свои творческие возможности. И многие его лучшие качества у него из детства, о котором он постоянно вспоминает.

Слетались птицы… Белый снег летел…
А дальше лишь отдельная картинка.
Вот – мне «со смехом» принесли ботинки
(Я слово «мех» ещё не разумел).

Вот – мама, расхворавшись, прилегла
И мне, глаза исплаканные пряча,
На ливерные пончики без сдачи
Блестящие копеечки дала.

О, мама, не дано ей было знать
(И до сих пор я сам не понимаю),
Зачем я, даже азбуки не зная,
Истратил их на общую тетрадь…

«А, вообще, – рассуждает Владимир Тыцких в своих сборниках, – если бы у меня не было друзей, написал бы я хоть одно стихотворение?». Но это лишь одна сторона медали. Другая – читаю его поэтические книги «Ветер в лицо» и «Поклонная гора» и понимаю, что он умеет любить. По-настоящему. Вот отчего так захватывают дух такие строфы:

Поздний февраль со своими проказами,
Лес заметённый, пихты в снегу.
Что-то сердечное – жестом ли, фразою –
Я говорю, а сказать не могу.

Сладко связало нас тайными узами
Всё, чем я был окружён и сражён –
Необъяснимо и вечно, как музыка,
И мимолётно, как утренний сон.

Память уже собирается с силами,
Чтобы за всё поклониться судьбе,
Но за любовь, что она подарила мне
Я благодарен останусь тебе.

Был ли февраль со своими проказами?
Мы так легко согревались вдвоём,
Будто бы август нам сказки рассказывал,
Как хорошо мы с тобой заживём.

Милая, ты в эти сказки поверила.
Воспоминанье о том феврале –
Словно от веточки зимнего дерева
Тонкая тень на холодном стекле.

Иногда на концертах я плачу, когда музыка задевает за живое. Счастливые минуты! Такие же непередаваемые мгновения испытываю, прикасаясь к поэзии Тыцких. Она многогранна, и о любви – отраде женского сердца – в ней немало строчек.

Обнимешь молча и уронишь руки,
И с одинокой женской маятой
Останешься за краешком разлуки,
За серою причальною чертой.

А я среди знобящего простора
Согретый тем, что в памяти унёс,
Не вспомню ни обиды, ни укора,
Ни горьких слов, ни бесполезных слёз.

Но если даль зашторится туманом,
А небеса окрасятся свинцом, –
Над тёмным штормовым меридианом
Взойдёт твоё спокойное лицо.

Мелодичная поэзия, и композиторы подметили эту её особенность, переложив уже не одно его стихотворение в «песни со смыслом», что выгодно отличает их от «песен из двух строчек».
Интересно, что родом Владимир Тыцких из одних мест с ярчайшим талантом – Василием Шукшиным. Видимо, земля там особая, раз родятся люди яркие и одарённые…

Великая, не знающая края,
взлетающая, падать не боясь,
единственная, вдребезги родная,
красавица, низвергнутая в грязь,
простуженная, хриплая, босая,
не верящая больше ни во что,
способная и жить, и умереть играя,
та, без которой мы никто, –
в последний раз, коль суждено судьбою,
не плача, не страшась и не скорбя,
дышать, мечтать, молиться перед боем
Тобою
О Тебе
И за Тебя!

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1004 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru