litbook

Поэзия


Одиссея огней0

 

Вера Зубарева

 

ОДИССЕЯ ОГНЕЙ

 

* * *

 

Я здесь живу,

В разноязыком городе.

Сюжеты жизней уловив едва,

Иду по слуху, но теряюсь вскорости

И становлюсь предметом чьей-то повести,

Переводящей не мои слова.

Здесь, кажется, все собраны – как сорваны

С единого стола, но вопреки

Разметкам улиц, ускользают в стороны,

Неся в глазах, как будто номерки,

Рождений даты. Старый гардеробщик

Прочтет их номер из каких-то общих,

Глобальных представлений о числе.

И что в его таится полномочьях,

И  как тебя он отличит от прочих –               

Суть размышлений о добре и зле.

Но чувствуешь, что сам себе хозяин,

Когда подходишь к тишине окраин

И остается позади поток,

И нужно осознать, что ты – случаен,

Но в сотворенье обитает Бог.

И ты пойдешь, как музыка по струнам

Иль в океан качнувшая ладья.

А тот старик, он был тобой придуман

Для оправданья смысла бытия.

 

Таллинн

Елене Скульской

То ли ночь за облаками

То ли космоса проём.

В медном солнце древний Таллинн –

В древнем солнце медный сон.

Ты плывёшь в его теченьях,

Разветвляешься строкой,

И янтарное свеченье,

Как медовое печенье

Над молочною рекой.

Округляются озёра,

Словно детские глаза,

Или губы фантазёра,

Что без страха, без разбора

Выдувают чудеса.

Шлейфом образы и лица

Изменяющихся форм.

И цветёт твоя страница –

Небывалая столица,

То ли космос, то ли сон…

 

В  ЕВРОПЕ

 

Блестки солнца сыпятся с листвы.

День красив, как старая картина.

Стрелки от черты и до черты

Циферблат обследуют рутинно.

Ты школяр в библиотеке лет,

В антикварных заводях традиций,

Скрупулезный изучатель лент

В предка оттопыренной петлице.

Здесь родиться можно просто так,

Фаворитом прошлых достояний,

Не меняя ни девиз, ни флаг,

Ни архитектуру в отчем плане.

Наступает полдень, как триумф.

Гимн всепобеждающему кругу –  

Бой часов – как тот фамильный дух,

Что передан по наследству внуку.

Прикипает солнце к голове,

И без тени чувствуешь острее,

Каково не состоять в родстве

Хоть у камня в этой галерее.

 

РИМ

 

1

Привет тебе,

Возлюбленный диктатор,

Задавший направление и курс,

Любимец зрителей, заполонивших театр,

И ремесла,  чей обезличен вкус.

Прельщает не фавор,

Но положенье тени,

Что ночью – впереди,

А в полдень – не видна.

И это – как  болезнь,           

Или потребность в теме

Поющего тебя

И эти времена.

Ученый раб,

Поклонник книжных оргий,

Вот он опять свой приготовил гипс,

Чтоб снять с туник,

В которых все, как боги,

Их скрытый смертоносный икс.

 

2

«Слава – это сооружение,

Требующее знания ритуала,

Все равно что соотношение

Между голосом и акустикой зала.

Акустика – та магическая гравитация,

Что оставляет голосу степени свободы.

Так герой и окружающая его нация

Суть звук,

Резонирующий в исторические своды», –

Говорил тоном Клавдия Тиберия

Бюст, скучающий на пустой аллее.

К вечеру нарастала империя

На останки, что еще не истлели.

Раб,

Которому выпало бремя освобожденья,

Горевал о неясном завтра.

Слегка окровавив ступени,

Падало солнце в  колодец амфитеатра.

 

БЕЛЬГИЙСКАЯ ИДИЛЛИЯ

 

Настежь окна. В комнате прохлада.

По ту сторону большого дома – 

Пекло, раскаленный блок фасада

И травы горелая солома.

За окном блуждает сад по стенам

Крохотного дачного квадрата,

По зеленым золотистым венам

Льется магма солнечного яда.

Слепо разбегаясь, с долгим соло

Хлещет муха по оконной раме.

Будто дети, разыгрались пчелы

Возле чашки и горшков с цветами.

Полумрак в зашторенной гостиной,

Чуть скрипят рассохшиеся стулья,

И на полке бог с лозою винной

Пролил кубок на венок июля.

 

* * *
 

Раскинув по темным каналам
Свои здания и мосты,
Европа растет отраженьем усталым
В обратную сторону от высоты.
Запах воды, застоявшейся в прошлом,
Задумавшейся
На одной блистательной мысли,
Не доносится к статуям, что по ложам
Полукруглых балконов
Размышляют о смысле
Чего-то в позолоченной раме,
Над чем принято думать скульптурам,
Которые не шевелят мраморными ноздрями.
Лошадь пробует пройтись аллюром,
Напрягается, становится важной
Перед тем, как застучать по плитам,
Но так и застывает в начале набережной
С томно приподнятым копытом.

 

Вера Зубарева, Ph.D. Пенсильванского университета. Автор 16 книг поэзии, прозы и литературной критики. Лауреат Международной премии им. Беллы Ахмадулиной, муниципальной премии им. Константина Паустовского и др. международных премий. Первый сборник стихов вышел с предисловием Беллы Ахмадулиной. Публиковалась в журналах «Новый мир», «Нева», «Дружба народов», «Новая Юность», «Зарубежные записки», «Новый журнал» и др. Главный редактор журнала «Гостиная». Президент сайта ОРЛИТА. Входит в редколлегию журналов «Зарубежные записки» и «День и ночь».

 

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1003 автора
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru