litbook

Поэзия


О небывалом невпопад0

***

 

За перелеском — огороды.

Забор, вьюнком перевитой.

Картины видимой природы

Определяются водой.

 

У тропки небольшие камни.

И на одном из них просвет:

Рыжеет, испаряясь, капли

Еще полупрохладный след.

 

 

***

Юрию Бекишеву

 

Уголок медвежеватый

В паутине клейкой.

Бывший магазин «Двадцатый»

Стал теперь «Копейкой».

 

Ангел хохлится без нимба

И свистит нахально.

Ежедневно, анонимно.

Конфиденциально.

 

Там, где был ларек газетный,

Заросли крапивы.

Над забором чуть заметный

Отсвет перспективы.

 

Не получится на фото

Блеклой светотени.

Ретрошлягер Нино Рота

С нотами не теми.

 

Утра одеревенелость.

Мира обветшалость.

Прошлое куда-то делось,

Музычка осталась.

 

Можешь, если ты счастливчик,

Путь найти окольный

Под испытанный мотивчик

Ветерок-н-ролльный.

 

 

***

 

Поразлетелись купидоны,

Подсохла на цветах роса.

Так умирают телефоны,

Совсем не так, как адреса.

 

Один мобильник не ответит,

В другом — короткие гудки.

Похмелье землю обесцветит

Ветрам июньским вопреки.

 

Полупритворную зевоту

Лелея, забредешь на пруд.

Как Ихтиандр, посмотришь в воду —

Там головастики плывут.

 

Один на лодочке катаюсь,

Мираж пытаясь подстеречь.

Колеблются, переплетаясь,

Морские водоросли встреч.

 

 

***

 

Парк под зимним дождем —

Место богоугодное.

Стойко переживем

Самодурство природное.

 

Поскользнулся бахвал,

В лужу шмякнулся — вот тебе

И рождественский бал!

Православная оттепель…

 

Сам дурак. Точка. ру.

Можно удостовериться.

Под дождем на ветру

Суррогатное деревце.

 

А точнее — мамзель.

Надо с ней погалантнее.

Вологодская ель

Производства Голландии.

Типовая модель…

 

По России по всей

Эти елочки потные

Десять трудятся дней,

А потом безработные.

 

Целый год карантин,

Помещенье служебное.

Незатратное, блин,

Капиталовложение.

 

Рождество под дождем.

Хвоя пахнет ночлежкою.

До ограды пройдем,

Станем слякотью снежною.

 

 

***

 

В начале августа — докука.

Насущный зреет урожай.

С трех грядок две корзины лука

Сушить под крышу полезай.

С утра постелены газеты

Посередине чердака,

И тестя мудрые советы

Не очень достают пока.

В окошко лучики заката

Сюда проникнут в аккурат.

Романовского маловато,

Но не сказать, что мелковат.

Порой чердак пахнет подвалом,

И тьмою поперхнется свет.

Добра отжившего навалом:

Чего-чего тут только нет!

Костыль, картонка, рукавица,

Ракетка, Ленина талмуд,

Сомбреро (может пригодиться,

Когда поеду в Голливуд),

Утюг, кастрюля и кокарда

В опальной груде барахла.

Географическая карта

Шевелится как полумгла.

Под запыленным самоваром

Брюссель, Женева и Бордо.

Оборван край за Гибралтаром,

Взамен Атлантики — ведро.

Подмокший запах кисло-сладкий

Над шелестящей шелухой,

И за пластмассовой лошадкой

Моллюск прищепки бельевой.

 

 

КОЛХОЗНАЯ БАЛЛАДА

 

Над лугом ворон пролетит

И взмоет кверху.

Залезет в трактор инвалид

Захлопнет дверку.

 

И по дороге столбовой,

По жгучим росам,

Рванется ржавый громобой

В райцентр за огненной водой

И купоросом.

 

Заахает народ честной

По всей округе:

Куда ж он перед посевной

И с похмелюги!

 

Но лихо обогнув забор

И грязь кювета,

Бибикнет знатный комбайнер

У сельсовета.

 

Пускай башка трещит, зато

Он смог подняться!

 

В Сосновке не живет никто

Уж лет пятнадцать.

 

 

***

 

Помятый план эвакуации

У лавки подзарос травой.

Еще способен удивляться я

Абракадабре мировой.

 

Смазлив ландшафта пасторального

И агротехники гибрид.

В режиме времени реального

Бумажка серая хандрит.

 

Уют спешит на смену хаосу

Полупорядок сторожить.

Чем мы поможем Санта-Клаусу?

На паузу поставим жизнь.

 

Как старый мореход у Кольриджа,

О небывалом невпопад

Хор автотранспортного колледжа

Приврет, блаженно сипловат.

 

Штиль взбаламученного марева —

Еще один полумомент.

Не дозвониться до Архарова,

Не схватывается цемент.

 

Козелино поерепенится,

Пока не соберет грибы,

Но к выборам оевропеится

И общей не уйдет судьбы.

 

Несчастная бумажка полностью

Размокнет через пару дней.

И спортплощадка по-над пропастью

Бесхозней станет и родней.

 

 

***

 

Уикендная в среду погода

Позволяет взглянуть с каланчи

На туманности пылезавода,

На безвестные наши бахчи.

 

У обочины пеплоцентрали

Вековые ромашки видны.

От бескровных сражений устали

Рядовые гражданской войны.

 

Чтоб затеять честной поединок,

Надо выслушать наш ропоток.

В штыковую под звуки волынок

Поспешит пассажиропоток.

 

В гудбайтауне лучше сначала

Суицидной погодке подстать

Пункт приема цветного металла

Под дождем на мобильник заснять.

 

Пусть на пуфиках у бухгалтерий

Ждут брезгливые фельдъегеря,

Репортаж с Элевсинских мистерий

По ТВ краем глаза смотря.

 

Гаснет свет монитора в подсобке

Амнистирован воздухосклад.

И зациклился на расфасовке

Утепленный отчаяньем взгляд.

 

Зарыбленье пираньями речек

Крупной рыбе поможет спастись.

И бессовестно муха щебечет,

Обживая запечную высь.

 

 

***

 

Поутру на скамеечке

В парке барышня в белом

Чинно лузгает семечки,

Будто занята делом.

 

Слева вся территория

В шелухе, ну а справа

Шмель на книге «Теория

Государства и права».

 

 

***

 

Костромка вспомнится порой

И хлеба вкус ночной.

Есть первый снег, а есть второй

Он не такой ручной.

 

Рукой не станешь брать его,

А если и возьмешь,

То превратится волшебство

В бесхитростную ложь.

 

Заулок, где сейчас стою,

Не оживишь мечтой.

Тут вспомнишь не любовь свою,

А влажный хлеб ночной.

 

Смешно чирикнул воробей,

С опаскою храбрясь…

Не позабыть руке моей

Второго снега грязь.

 

 

***

 

Полчаса пешком до сада

(Мысли будто сквознячки),

Разредить давно бы надо

И морковь, и кабачки.

 

Лужи к вечеру просохнут

На селищенском плато.

От работы кони дохнут,

Ну а людям — хоть бы что!

 

Дом родной за поворотом

Перебрался в полутень.

Где он, лучший день?

Да вот он!

Вот он — лучший в жизни день!

 

 

***

 

Видать, изучили

Азы гидропоники

Из пыли и гнили

Садовые гномики.

 

Заметит порою

И дачевладелица:

То двое, то трое

Под сливой шевелятся.

 

Один загорает

Полдня на матрасике

И сыто рыгает,

Катаясь на Барсике.

 

Другой у порога

Смолит самокруточку.

И жутко немного,

И весело чуточку.

 

В окошко заглянут,

В разгаре застолья

«My darling» затянут

И «Русское поле».

 

А утром разбудят

Рыдая все шестеро

И врут, что не будет

Второго пришествия.

 

Листве к человечкам

Прилипнуть случается.

И кажется вечным

Шум электрочайника.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1016 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru