litbook

Проза


Религия и наука.0

Моей жене Полине. 

"Человечество сделало два великих открытия;
первое, что Бог есть, второе, что Бога нет".
Нильс Бор.

Когда-то в молодости как и многие мои советские сверстники, я верил, что религия обречена на умирание, что через несколько десятилетий население Земли освободится от марксовского “опиума народа”, поскольку в развитом обществе вера в Бога противоречит научному видению мира и должна быть отвергнута. Это казалось очевидным на фоне бравурной поступи советской науки. Прошли годы, наука и технологии продолжают свое “победное шествие по планете”, а религия все жива.., и я освободился от моего опиума.

Обсуждая роль религии в обществе, полезную или не слишком, неизбежно приобретаешь оппонентов как среди верующих, так и в стане атеистов. Но охота пуще неволи. Мне хотелось коротко в форме эссе коснуться религиозности и верований в сегодняшнем мире и поразмышлять вместе с читателем о месте религии в развивающейся человеческой цивилизации, о ее взаимоотношениях с наукой и на основе современных знаний рискнуть экстраполировать состояние религиозности людей в будущее.

Заслуживает ли эта тема обсуждения или овчинка не стоит выделки? Наверное заслуживает. На сегодняшний день 3/4 человечества – верующие. Эта цифра весьма приблизительна и может быть выше, так как во многих отсталых государствах не проводятся такие исследования.

Считается общепризнанным, что наиболее развитые индустриальные страны менее религиозны чем развивающиеся или отсталые. Так, к менее религиозным относятся Англия, Германия, Канада, Нидерланды, Франция, Южная Корея, Япония и другие. Высокая религиозность наблюдается в странах Латинской Америки, в мусульманских и африканских государствах и регионах Юго-Восточной Азии.

США - единственная из развитых стран, где большинство опрошенных ответило, что религиозны. Правительство не включает вопросы о религии в перепись населения, а по данным частных исследований, верующих в США почти 83%, правда, 20% из них не посещают церковь, а 30% из тех, что не посещают церковь, верят в некий управляющий миром могущественный дух или разум. Тем не менее, число атеистов в стране увеличилось с 1,6% в 2007г. до 2,4% в 2012 г.

Относительно высокий показатель религиозности в США, как мне кажется, - дань традициям, хорошему тону, идеологической риторике. Например, выступления высоких должностных лиц обязательно заканчиваются стандартной фразой: “God bless America”, на деньгах читаем неизменное: “In God we trust”, при инагурации президенты клянутся на Библии, хотя по закону не требуется, в прессе сообщается конфессия президента и его семьи.

Логично предположить, что с повышением уровня жизни, образования и индустриализации в отсталых государствах, что вполне вероятно, мир будет становиться более светским. Отсюда вопрос: сохранится ли в необозримом будущем религиозная вера или люди забудут Бога?

Следует помнить, что понятие “верующий” сугубо индивидуально, расплывчато и охватывает разные группы людей: от беззаветно преданных Богу, ревностно соблюдающих религиозные обряды, готовых ради веры взойти на Голгофу, а то и взорвать себя (если Богу угодно), до тех, которые не уверены в божественном сотворении мира, но не имеют другого объяснения происхождения жизни, человека, Вселенной. Довольно много людей в развитых странах считают себя религиозными, но редко посещают церковь или вообще не принадлежат ни к каким конфессиям.

Убеждения атеистов тоже различны как их отпечатки пальцев. Спектор этих убеждений широк: от крутых безбожников, эдаких воинствующих борцов с поповщиной до агностиков, которые не верят в сотворение мира Богом, но не имеют доказательств его отсутствия (Дарвин, Кант, Рассел, Эйнштейн), и даже до взглядов деистов, признающих существование Бога, как первичного творца, но отрицающих религию и божественность священных писаний и считающих, что Бог после сотворения не вмешивается в развитие природы и общества (Вольтер, Джефферсон, Ломоносов, Ньютон, Радищев, Русо, Бенджамин Франклин).

Искренние верующие убеждены, что невозможно не верить в Бога, что не существует атеистов "до глубины души", что нет атеистов "в окопах под огнем”. В связи с этим писатель Джеймс Морроу писал: "Утверждение, что в окопах нет атеистов - не аргумент против атеистов, это аргумент против окопов". Думаю, что атеисты “до глубины души” - реальные люди.

Что же это за штука религия и почему она тысячи лет сопровождает нас, необходима большинству людей как хлеб насущный, оказывает влияние на культуру и политику государств? Почти все мы проходили, что вера в богов объясняется реакцией первобытного человека на окружающий мир, и существует с тех пор, как человек осознал себя, как появились первобытные роды и племена. Согласно Фрейду религиозность компенсирует ощущение беспомощности человека перед силами природы, которые приобретают характер “богов”. С развитием общества и образованием государств появилась организованная религия (примерно семь тысяч лет назад). Постепенно она обросла сложной системой институтов, обрядов, священных писаний и, что важно, - армией профессионалов, которые не только обслуживают верующих, но и являются идеологами и политиками своих конфессий, внимательно следящими за новыми открытиями науки или изменениями политической обстановки в странах, где они имеют влияние. Такова материалистическая версия, и это одна сторона медали.

Некоторые философы считают, что религия имеет биологическую природу, что она возникла как результат особенностей психики человека, стремлением познать самого себя и окружающий мир, как результат естественной веры в то, что личность есть часть чего-то большего, чем жизнь, что жизнь не совсем бесполезна. С одной стороны мы живем и действуем на основе логики, но в вместе с тем наши поступки интуитивны, инстинктивны и автоматичны, то есть предначертаны свыше. Многие люди, особенно дети, верят, что их души никогда не умрут, что они существовали до их рождения. Еще раз - религиозная вера заложена в природе человека.

Не берусь судить, насколько правильно такая точка зрения отражает реальность, но трудно не согласиться, что религия была и пока остается незаменимой сферой духовной жизни большинства людей, частью культуры общества. По Бертрану Расселу религия - это не только вера и церковь, но и личная жизнь верующих, включающая эмоции и цель жизни. Об этом же красиво говорит рабби Сакс во второй главе своей книги (в переводе Дынина), опубликованной в “Заметках”. Известный богослов Флоренский писал: “Настоящее место религии - душа, религия спасает душу, наш внутренний мир от таящегося в нем хаоса, она улаживает душу”. Действительно, религия привносит равновесие и стабильность в жизнь верующего, и в этом ее привлекательность и сила.

Если встать на точку зрения материалистов и признать верным, что религия есть результат непонимания человеком многих явлений, то с развитием научных представлений о мире вера в Бога должна отмереть. Эта точка зрения появилась еще в конце 18 века и расцвела в начале 20-го. Маркс считал, что религия должна постепенно исчезнуть, уступив место адекватному реалистичному пониманию жизни. Акад. Гинсбург неоднократно писал: “Многие миллионы людей остаются религиозными по причине необразованности”. Такие взгляды коррелируют с высокой, почти ста процентной религиозностью в отсталых странах Африки и Азии, где Библия и Коран - единственные книги, с которыми знакомы их жители.

Факты говорят, что мы являемся свидетелями процесса секуляризации, идущего в той или иной степени почти во всех странах. Недавние исследованияGallup International в 57 странах показали, что количество религиозных в мире упало с 77% в 2005 г. до 68% в 2011 г., в то же время количество атеистов выросло на 3% и достигло 13%. Проф. Цукерман из США считает, что “капитализм, доступ к технологиям и образованию, относительная безопасность граждан, похоже, коррелируют с коррозией религии”.

И всё же, несмотря на секуляризацию, заката религии пока не видно и не слышно. Малообразованные люди остаются религиозными (прошу не принимать персонально), в то время, как часть элиты и среднего класса становится светской. Уверен, что многие высокопоставленные политики, включая высших религиозных деятелей, не слишком веруют в Бога, но, “кокетливо прикрывая верой неверие”, используют религию для достижения своих целей.

Казалось бы теологам можно не беспокоиться об умирании религии, нет проблем. Почему же церковь ревностно и внимательно следит за достижениями науки? Столетия назад, когда население поголовно было верующим и неверие каралось костром, главной заботой церкви была охрана веры от еретиков и неугодных ученых (вспомним Джордано Бруно, Галилео Галилея) и сводилась к простому выдавливанию прыщей на лице святой веры. Проблемы начались, когда наука все больше стала внедряться в теологическую систему мира, внося поправки и усложнения. И, если работы Ньютона и Кеплера не шли в противоречие с идеей сотворения, то последующие открытия не вписывались в постулаты церкви и портили богословам кровь. Со временем наука для церкви стала постоянной головной болью. Одним из фундаментальных положений теологии был принцип неизменности мира и человека, раз и навсегда созданных Творцом. Но появился Дарвин и заявил: “Человек произошел от обезьяны”. Богословы разгневались: “Мистер Дарвин пытается доказать это, потому что сам похож на обезьяну”.

Шли годы, с каждым фундаментальным открытием богословы вносили изменения в интерпретации Святого писания. Сейчас они утверждают, что некоторые важные положения космологии упоминаются в Библии, нужно только правильно понимать ее тексты.

Современная теология пытается сблизить, примирить религию и науку, доказывая, что это два вида схожей человеческой деятельности, направленной на познание мира, но разными методологическими подходами, что религия не противоречит науке, а дополняет ее. Опять сошлюсь на упомянутого выше рабби Сакса, как на искреннего энтузиаста в обосновании партнерства между религией и наукой в познании мира.

Акад. Гинзбург писал: “Наука - это сочетание наблюдений или экспериментов с теоретическим (часто математическим) анализом результатов. Итогом такого процесса является логическая картина исследуемых явлений, реально существующих в природе, и религия не может добавить что-либо к знанию, полученному опытом и наблюдением”. Думаю, что академик прав, религия не может дополнить или углубить научную теорию, как не может свеча добавить света солнечному дню. Наука до сих пор не порадовала теологов доказательствами существования Бога, а религия в свою очередь не вписала ни одной буквы ни в физику, ни в космологию, ни в биологию. Правда, философия иногда использовала некоторые материалы из Библии, касающиеся морально-этических аспектов, но ведь Святые писания писаны смертными.

Далеко не все ученые атеисты. И в наши дни многие представители науки допускают существование Творца, несмотря на то, что полученные ими же данные не оставляют для него места. Они то лучше кого-либо знают, что в мире полно таинственного трансцендентного и что на сегодняшний день единственное объяснение необъяснимому - Бог.

Приведу примеры. Теория возникновения Вселенной в результате Большого взрыва сегодня наиболее популярна среди ученых. Вселенная возникла 13,8 млрд лет назад из некоего сингулярного состояния, сжатого перед Большим взрывом практически в одну точку с бесконечной плотностью и температурой. Многие физики считают, что поскольку нет знаний, объясняющих состояния бесконечной плотности и температуры, или знаний, описывающих природу загадочного, возникшего, похоже, из “ничего”, сингулярного состояния, то можно допустить, что материя была сотворена Богом, что Большой взрыв - акт творения. Еще один довод в пользу существования Творца: теория говорит, что величины гравитационного, электромагнитного и ядерного взаимодействий установились моментально после Большого взрыва. Если бы даже одна величина этих сил была на ничтожную долю иной, то Вселенная не состоялась бы, то есть требовалось очень точное соотношение всех взаимодействий, которое не могло появиться случайно и обязано вмешательству кого-то извне.

Довод логичный, правда, с неменьшей логичностью можно предположить, что дело не в Творце, а в том, что мы еще мало знаем, и может быть никогда не узнаем о закономерностях, действовавших в этих условиях между фундаментальными силами. Возможно, что величины этих взаимодействий просто не могли быть другими согласно неизвестным нам законам.

Отсюда важный вывод: пока существует неясность, отсутствие знания, всегда есть лазейка для идеи сотворения.

Идеологи христианства поняли (а куда деться), что выживание религии не может быть без компромиссов. В 2014 г. папа Франциск сказал на заседании папской Академии наук, что теория Большого взрыва не противоречит основному постулату церкви, что эволюция в природе также не противоречит идее сотворения. И он не первый. Еще в 1950 г. папа Пиус ХII оценил эволюцию как подход к пониманию появления человека. Позднее в 1996 г. папа Павел Второй повторил эту мысль. Другой пример: в 2014 г. Генеральная ассамблея Пресвитерианской церкви США, насчитывающей 1,8 миллиона членов, подавляющим большинством голосов признала брак между гомосексуалистами. В документе утверждается, что "Брак может быть союзом двух людей, а не только между мужчиной и женщиной". И еще, если хотите: в одном из интервью Франциск высказался, что церковь могла бы рассмотреть возможность признания гражданских прав сексуальных меньшинств и считать их равноправными членами общества. Правда, встретил возражения некоторых кардиналов.

Многое из вышесказанного относится к христианству - одной из трех Авраамических религий, куда, как известно, еще входят ислам и иудаизм. Ислам провозглашен Мухаммедом в 7 веке как новая религия, основанная на религии Авраама. Ислам сохраняет следы иудаизма и христианства. Основные его положения: вера в единого всемогущего бога Аллаха и в Мухаммеда - его пророка, вера в рай и ад.

23% населения Земли (1,6 млрд) исповедуют ислам, христиан пока больше - 33% (2,31 млрд). Ислам существенно отличается от христианства степенью своей консервативности и бескомпромиссности перед лицом происходящих в мире изменений. Если христианство в наши дни мирно сосуществует с западной моралью, культурой, то ислам, особенно его фундаменталистская интерпретация, абсолютно непримирим и враждебен западному образу жизни.

В последнее десятилетие набрали силу радикальные ответвления исламского фундаментализма, что привело к появлению вооруженных движений, борющихся за идеи первородного ислама (Аль Кайда, Боко Харам, ИГ и др.). Военные успехи ИГ в значительной степени объясняются умелой идеологической мотивацией верующих. Молодых людей вдохновляют лозунги (как в свое время призывы большевиков) возрождения подлинного ислама и утраченного блеска исламской культуры. Поразительно, что на эти идеи откликается молодежь из многих частей света, включая Европу, Австралию, Канаду и США. В 2014 г. в отрядах ИГ находилось 20700 иностранцев. Как тут не вспомнить Светлова: “Я хату покинул, пошел воевать, чтоб землю крестьянам в Гренаде отдать”. Миллионы молодых мусульман, живущих с моралью и этикой ислама, любят смерть как мы жизнь и готовы с легкостью умереть за своего Бога.

Не все мусульманские страны поддерживают фундаментализм. В конституциях ряда государств провозглашены общечеловеческие нормы и принципы морали, право граждан исповедовать любую религию, но в быту, зачастую, царят законы шариата, не изменившиеся со средних веков.

Ислам - быстро растущая религия. По данным независимых исследований, к 2050 году в Европе мусульман будет 10.2 %, сейчас - 5.9%. В США мусульмане обгонят иудеев и станут третьей по величине группой в основном за счет высокой рождаемости (2,1% вместо 1.0% на сегодняшний день). Эти цифры могут стать выше, если правительство примет беженцев. Снижение рождаемости приведет к уменьшению количества христиан в США от 3/4 населения до 2/3. В странах к югу от Сахары число христиан и мусульман увеличится. В мире в 2050 г. мусульмане почти сравняются по количеству с христианами, а к 2070 г. ислам станет самой распространенной религией в мире. Некоторые социологи считают, что всемирный джихад уже идет и “мы вынуждены принять это со щепоткой соли”.

Думаю, что обойдется без соли. Приведенные выше подсчеты, похоже, не учитывали снижение рождаемости и приостановку миграции мусульман с течением времени. Внедрение в исламских странах современного капитализма с его интенсивностью жизни и специфическими социальными условиями, удорожание воспитания, обучения и медицинского обслуживания детей приведет к снижению рождаемости, как это произошло в развитых государствах. Количество исповедующих ислама в мире должно стабилизироваться. Ислам, как в свое время христианство, переживет затянувшийся период нетерпимости к “неверным” и, выражаясь советской терминологией, “займет свое место в дружной семье религий”. Воображаю скептическую улыбку читателя. Понимая, насколько уязвима такая точка зрения, не настаиваю на ней, позволю только коротко объяснить причины моего оптимизма.

Глобализация и коммуникации, медленно, но неуклонно разрушают железный занавес между Востоком и Западом. Высокий уровень жизни, свобода и ценность личности, равноправие мужчин и женщин, небывалый доселе рывок в технологиях и многое другое делают Западную цивилизацию более и более притягательной и образцовой для мусульман. Она проникает в их страны свежим бризом, заставляя сравнивать и задумываться, порождая идеи у юношей, кружа головы девушкам. Ветер перемен не смогут остановить никакие запреты и электронные заслоны, ибо природа человека тянуться к лучшему присуща всем, независимо от вероисповедания. Поняв это, исламские идеологи как когда-то христианские, пойдут на смягчение, ревизию учения Мухаммеда, отпадет идея всемирного джихада. Разумеется, это потребует времени - не века как для христианства, но жизни поколений. Уже появилась первая ласточка: в 2014 г. египетский президент Сиси призвал к революции в исламе, то есть пересмотру учения Мухаммеда в соответствие с новыми требованиями жизни (правда, у него были свои причины).

Третья и, пожалуй, важнейшая из авраамических религий - иудаизм. На сегодняшний день это самая древняя монотеистическая религия, существующая с 19 века до новой эры, и в отличие от других известных религий является религией исключительно еврейского народа. Хотя иудаизм не мировая религия, я не ошибусь, если скажу, что ее можно считать великой религией, ибо от нее пошли две мировые религии - христианство и ислам, причем, как это ни парадоксально звучит сегодня, ислам заимствовал от иудаизма больше, чем христианство. Основатель ислама Мухаммед знал Тору и утверждал, что вера, которую он провозгласил, есть ни что иное, как чистейшая религия Авраама, впоследствии искаженная иудеями и христианами.

Другая важная грань иудаизма - эта религия всегда объединяла евреев, сохраняла их как этнос в течение 2000 лет рассеяния. А начиная с 1800-х годов иудаизм приобрел для евреев еще одно неоценимое значение: наряду с сионизмом он играл и играет важную роль в историческом и религиозном обосновании возрождения государства Израиль на Обетованной земле. Когда вы видите одиозные фигуры в черных шляпах с пейсами, не спешите насмехаться, благодаря этим людям иудаизм живет и привносит неоценимую помощь Израилю, как государству еврейского народа.

Численность иудеев в мире 13,4 млн человек или около 0,2% от населения Земли. Среди еврейского населения Израиля 25% сторонники ортодоксального иудаизма, 35% соблюдают иудаизм частично, 7% сторонники реформистских направлений. Если суммировать эти группы, то в Израиле 67% верующих, если же не считать религиозными тех, которые соблюдают обычаи лишь в силу традиции, непостоянно или частично, то количество верующих падает до 32%.

Религия имеет большое влияние в стране, но раввины толерантны к новым открытиям науки и мирно уживаются с прозападной культурой и моралью светской части Израиля. Религия делает свое дело, не вторгаясь в некомпетентные для нее сферы. В этом плане Израиль мало отличается от западных стран.

Говоря о религиях, нельзя обойти огромный по численности населения регион Дальнего востока и Индии. Верования в Японии, Китае, Индии и в Юго-восточных странах Азии сильно отличаются от известных нам авраамических религий. В Японии большинство населения: 84 - 96% причисляют себя к синтоизму и буддизму, существует также множество других конфессий, однако истинно верующих 30%. Согласно другому иточнику, как упоминалось выше, Япония включена в группу государств с низкой религиозностью. Один человек может причислять себя к двум или трем религиям. Все конфессии мирно уживаются друг с другом, с наукой и современной контрастной культурой Японии.

В Китае основными религиями являются буддизм, конфуцианство и народная религия. Есть также ислам, католичество, протестантство и другие конфессии. Как и в Японии, человек может одновременно исповедовать несколько религий. Религиозный статус не включен в список вопросов официальной переписи населения. По данным Шанхайского университета количество верующих составляет 8%, по другим данным - 20%, нерелигиозных 59%, атеистов - 8 - 14%. Китайская народная религия - собирательное название народных традиций, мифологии, божеств и духов, она также включает драконов, героев древности и предков. Как и в Японии, религия органично вписалась в культуру страны и, конечно, не конфликтует с наукой.

В Индии 80% исповедуют индуизм, 13% - ислам, имеются также христиане, буддисты и другие. Индуизм это совокупность религиозных традиций и религиозных школ, это причудливый конгломерат политеизма с монотеизмом, который совершенно отличается от монотеизма авраамических религий. Индийцы в большинстве своем толерантны к различным верованиям в стране, хотя живут религиозными общинами. Богатый и разнообразный религиозный мир индусов, переплетенный с различными философскими школами и народными традициями, не вступает в противоречие с развивающейся наукой, не противится проникновению в страну западного образа жизни.

Итак, пробежка по основным верованиям людей Земли показывает, что сегодня религия продолжает быть существенным и необходимым компонентом интеллектуальной жизни, но в отличие от прошлых столетий она не враждебна науке, морали и образу жизни развитых стран. Лишь в некоторых исламских государствах, где господствует фундаментализм, ваххабизм и т.п., западный образ жизни считается неприемлемым для мусульман. Правда, элита этих государств охотно пользуется технологиями и медициной Запада, саудовские принцы инвестируют капиталы в западные проекты, и это неплохой знак.

Какие изменения происходят с религией в настоящее время? Несмотря на разноречивые данные, секуляризация - процесс реальный. Этот феномен наблюдается повсеместно на Земле. Но из этого не следует, что религия умирает и что “атеистам скоро можно будет потоптаться на ее костях”. Секуляризация не приводит к упадку религии, но последняя претерпевает изменения.

В развитых странах религия становится частной сферой жизни, все более начинает восприниматься как нечто важное в семье, местной общине, не связанное со святыми писаниями. Традиционные религиозные конфессии теряют популярность, перестав быть важным институтом общества. Увеличивается количество верующих, которые не относят себя к какой либо конфессии (unaffiliated). С каждым поколением США и Европа становятся более религиозно либеральны, а традиционные верующие становятся “динозаврами”. Такова тенденция.

Думаю, что в будущем религия станет совершенно другой: личностной, компьютизированной, видеозированной, хранящейся в карманных мобильных устройствах, но все-таки оставаться религией с ее неизменным главным компонентом - верой в Творца.

Читатель с материалистическим уклоном мышления возразит, будучи убежден в правильности неоднократно упоминавшегося здесь тезиса, о постепенном вытеснении наукой религиозных взглядов на мир. Религия, какой бы она ни была к тому времени, перестанет быть нужна людям и испарится под горячими лучами знаний. Об этом говорили лучшие умы человечества в прошлом, и сейчас такая точка зрения весьма популярна, поскольку выглядит логичной.

Забегая вперед, выскажу личное мнение: вера в Высший всесильный разум, во что-то существующее вне законов природы, выше нашего понимания, терзающее своей недостижимостью, просто вера в Бога будет существовать так долго, как долго суждено существовать человечеству.

Похожего мнения придерживаются некоторые эксперты: “Даже если мы забудем богов всех религий, они всё равно придут к нам перед лицом глобальных катастроф, - говорит американский проф. Цукерман. Эта мысль сродни мнению, что “нет атеистов в окопах под огнем”, но принципиально отличается от моего убеждения.

Выше я говорил, что неизвестное, непонятное, необъяснимое является питательной средой для религиозной веры, что даже физики и астрономы не могут избежать мыслей о сотворении, когда сталкиваются с фактами, не укладывающимися в рамки известных законов. Каждое фундаментальное открытие, особенно в космологии, отодвигает роль Создателя дальше на миллионы световых лет в “темноту непознанного”, но рождает новые проблемы, нередко более сложные, которые опять же не исключают его причастности. Создается впечатление, что религия и религиозность, похоже, будут присутствовать в обществе до тех пор, пока существуют неясности в происхождении и устройстве мира, пока не будут познаны все законы природы и не останется ни одной лазейки для Бога.

Тут мы подходим к извечному вопросу: а познаваем ли мир? “Разумеется мир познаваем, - скажет материалист, - об этом говорит весь путь развития человеческой цивилизации, все ее достижения, которыми мы пользуемся, созданы в результате объективного познания мира”. Кто из нас не слышал шапкозакидательские лозунги, типа “придет время, и на карте знаний не останется ни одного белого пятнышка”. Вместе с тем среди философов циркулирует довольно живучее мнение о невозможности познания мира до конца, хотя этот принцип неотрицает возможность объективного познания. Такого взгляда придерживался великий агностик 18 века Иммануил Кант, заявивший в своей книге “Критика чистого разума”: “Мир до конца непознаваем”.

Агностицизм, напомню, утверждает, что мир познаваем, но не полностью, не до конца, в то время как материализм постулирует неограниченные возможности человека в познании мира. Кто же прав, материалисты или агностики? От ответа на этот вопрос зависит прогноз на будущее религии, ибо полное познание мира, если оно произойдет когда-нибудь, подпишет смертный приговор Богу.

Попробуем встать на позицию материалистов и предположить, что в неопределенно далеком будущем человек откроет все законы природы, объяснит происхождение Вселенной, жизни, изучит природу мышления и многое, многое другое. Не останется больше почвы для религиозности и веры в Творца и религия тихо скончается. Звучит логично и почти убедительно. “Здорово!”, - воскликнет атеист и захлопает в ладоши. Но тут встанет дотошный агностик и скажет: “Одну минуточку, господа, а кто вам сказал, что в человеке заложены неограниченные возможности познания? Вы сами это выдумали. Справится ли наш мозг с освоением хотя бы миллионной доли информации, необходимой для полного познания мира? Не расплавятся ли шарики?”

Хороший вопрос! Возможности нашего мозга ограничены хотя бы по той простой причине, что в нем имеется конечное число нейронов, подобно тому, как в компьютере заложено определенное количество байтов памяти. И, если компьютерную память, а значит и его возможности, можно увеличивать в миллиарды раз, то человеческий мозг неизменяем и его возможности находятся в пределах индивидуальных различий. Конечно процесс мышления не только зависит от количества клеток мозга, но и от их аксонов, синапсов, нейромедиаторов и от многих других процессов, что в сумме обуславливает проявления гениальности или наоборот - низкой мыслительной способности. Однако различие между этими двумя крайними типами интеллектуальных способностей нашего мозга будет приближаться к нулю, если сравнивать возможности мозга человека, с одной стороны, с гипотетическим мозгом, необходимым для полного познания мира, с другой. Иными словами, необходимый для полного познания мира “супер мозг” должен быть несоизмеримо мощнее человеческого мозга.

Читатель подумает: "Автор забыл про дарвиновскую теорию эволюции биологических видов. Эволюция превратила обезьяну в человека, она же даст ему 'супер мозг'".

Автор не забыл об этом гениальном открытии, но беда в том, что законы Дарвина не работают в цивилизованном человеческом обществе, человек больше не эволюционирует. Теория эволюции Дарвина, напомню, зиждется на трех китах: изменчивость, наследственность и естественный отбор. Под изменчивостью подразумеваются мутации - случайные изменения в генетическом аппарате клеток, происходящие под воздействием физико-химических факторов среды. Поскольку мутации случайны, то подавляющее большинство их вредно или летально, лишь ничтожно малая часть изменений может быть нейтральна или полезна. Под полезностью подразумеваются такие изменения, которые дают организму больше шансов для выживания и воспроизведения потомства. В цивилизованном обществе с развитой медициной, относительно безопасными условиями жизни, низкой детской смертностью и, что важно, контролем рождаемости генетические различия индивидуумов не имеют значения для их выживания и воспроизводства. Современная медицина позволяет, например, предотвращать выкидыши, причины которых - вредные генетические изменения плода, то есть позволяет сохранить ребенка вместе с его вредной мутацией. У всех членов общества, имеющих или не имеющих генетические дефекты, есть практически равные шансы оставить одинаковое количество детей. Эволюция вида “человека разумного” остановилась и нет никаких перспектив появления нового вида - “человека сверхразумного”.

Скажу больше: человеческий геном постепенно засоряется вредными мутациями, которые больше не элиминируются естественным отбором и сохраняются в популяции наравне с полезными. Растет так называемый генетичекий груз. можно сказать, что эволюция человека не остановилась, она продолжается, но с отрицательным знаком! Человек вырождается.

Накопление в человеческой популяции генов, ведущих к болезням, меньшей приспособленности к окружающей среде и, что совсем грустно, к ухудшению интеллекта, по-видимому, не приведет в будущем к вымиранию вида Homo sapiens, ибо вымирание и выживание - функции естественного отбора, который, как было сказано, не работает в цивилизованном обществе. Так что “Не надо печалиться вся жизнь впереди...” Генетический груз несомненно прибавит людям головной боли, а эдак лет через сто - двести лечение и профилактика болезней и других нежелательных состояний, обусловленных генетическими причинами, будут отнимать у человечества значительную часть времени и огромные материальные ресурсы. Неудобства и страдания от манифестаций “плохих” генов приведут часть общества к усталости, апатии и росту религиозности, человек вспомнит о Боге.

“Не много ли пессимизма? - скажет читатель. - А как же научно-технический прогресс, стволовые клетки, генная инженерия, биотехнология, о которых столько говорят кругом и которые уже сделали первые шаги?”

Разумеется, наука и техника, медицина и диагностика, цивилизация в целом, будут продолжать своё “победное шествие по планете”. Вопрос в том, до каких пор, когда остановка?

“Не надейся, никогда, - ответит мой оппонент, - к процессу познания можно будет подключить искусственный интеллект, то есть мощный компьютер будущего, и этим увеличить возможности нашего мозга”.

Возможно. А что об этом думают футурологи и ученые? Известный футуролог Курцвейл предсказывает: “В 21 веке человечество совершит грандиозный скачек в науках и технологиях, мощность компьютеров увеличится в миллиарды раз, человек перепрограммирует себя и таким образом избавится от болезней, старости и, возможно, от смерти”. Непостижимо! В азарте футуролог идет дальше: “Будет создан искусственный интеллект, который сможет решать задачи, непосильные человеку”. Грандиозно, нет проблем. А проф. из Оксфорда Бостром считает, что “уже в этом столетии человеку будут служить машины с искусственным интеллектом”, но предупреждает, что “у суперинтеллектуальных машин могут появиться свои цели, несовместимые с целями человека и может быть - с его существованием”. И не его одного грызут опасения. Известный физик-теоретик Стефен Хавкинг говорит, что “думающие машины будут представлять угрозу для существования человека, ибо наш мозг не сможет конкурировать с искусственным интеллектом”. Билл Гейтс также обеспокоен перспективой создания супер интеллекта, такого же мнения придерживается один из основателей компаний “PayPal” и “Tesla Motors” Илон Маск. Но есть и скептики. Так проф. Дрейфус из Бёркли считает, что поскольку интеллект невозможно описать математическими уравнениями, то невозможно его ввести в компьютер, и, следовательно, нет пути создать думающие машины.

При всем уважении к ученым мужам, предостерегающим об опасности искусственного интеллекта, позволю себе заметить: они напрасно беспокоятся, человек принципиально не сможет построить думающие машины умнее себя. Безусловно, будут созданы высокоскоростные супермощные компьютеры, которые условно можно назвать искусственным интеллектом, но никак не искусственным разумом. Разум человека - это нечто скрытое за семью печатями и, по-видимому, одна из недоступных нам тайн природы, это человеческая душа в возможных интерпретациях будущих религий. Несмотря на заманчивые перспективы генной инженерии, человек никогда, никакими вмешательствами в свою ДНК, никакими таблетками не сможет существенно увеличить силу своего интеллекта. Допустим, можно будет узнать, какие гены ответствены за мышление, но как знать, на какие гены их заменить, как знать каковы должны быть эти новые гены, способные увеличить возможности нашего мышления до степени, позволяющей познать непознаваемое?

Найдется читатель, который скажет: “Нельзя с легкостью отметать возможности научно-технического прогресса, бездоказательно утверждать, что на каком-то этапе познания наш мозг не потянет. Современные знания об эволюции звезд, в том числе Солнца, позволяют надеяться, что у человечества впереди еще миллиард лет дерзаний! Оно не может не придумать какой-нибудь гибрид мозга с компьютером или что-нибудь такое, до чего не додумались даже фантасты”.

Если иметь в виду остаток жизни Солнца, то времени у нас действительно много, можно горы свернуть, была бы подходящая лопата. Но такой лопаты нет. Через какое-то время мы вместе с нашим престарелым мозгом окажемся в заколдованном круге. Еще два-три столетия и, как уставшая лошадка не может тащить непосильную ношу, так наше серенькое вещество окажется не в силах перерабатывать обвалы новой информации. Все попытки улучшить мозг натолкнутся на отсутствие необходимых для этого знаний, а чтобы получить эти знания нужен улучшенный мозг. Научно-технический прогресс, как это ни дико звучит сейчас, заскрипит и остановится на дороге к “светлому будущему”, человек так и не придумает ничего такого, до чего не додумались даже фантасты.

“Хорошо, - возразит упрямый читатель, - если естественный отбор больше не работает в человеческом обществе, то надо искусственно вывести супер человека с супер мозгом, как, например, из серого волка была выведена овчарка”. В 1883 г. двоюродный брат Дарвина Гальтон предложил термин “евгеника” для созданного им учения о селекции человека с целью его улучшения. Расцвет евгеники пришелся на начало 20 века. Ученые искренне верили, что с помощью селекции можно будет избавиться от нежелательных генов и таким образом улучшить человеческий генофонд. В ряде стран Европы и в некоторых штатах США с этой целью проводили насильственную стерилизацию сексуальных преступников, бродяг и слабоумных. Фашистская Германия пошла дальше: для сохранения в чистоте арийской рассы (забудем другие причины), проводились массовые убийства евреев, цыган, уродов и коммунистов. Таким образом “улучшение” человеческого генофонда сводилось к кастрации или элиминированию носителей уникальных генотипов личности. В наше время евгеника утратила смысл, поскольку не оперирует к отдельным генам. На сегодняшний день при впечатляющих достижениях генетики нет перспектив улучшения человека путем искусственного отбора. Но главное - морально-этические нормы, соблюдение прав и неприкосновенности личности накладывают неоспоримое вето на любые попытки селекции человека.

Итак, если приведенные выше доводы, подтверждающие идею ограниченных возможностей человеческого мозга, не встретили возражений, то читатель должен согласиться и с тем, что мы никогда не увидит всю картину мира, никогда не ответит полностью на вопрос: как и когда появилась Вселенная и появилась ли она вообще, и, следовательно, никогда не исчезнет почва для веры в Создателя. Религия, повторюсь, будет сопровождать нашу цивилизацию до конца ее дней. “Опиум цивилизации” изменится до неузнаваемости, но по-прежнему будет востребован частью общества.

Мне бы не хотелось закончить статью разочаровывающим некоторых читателей заключением, что мир непознаваем человеком до конца, хотя нет причин расстраиваться. Познать всё до конца - это значит уметь управлять Вселенной, это значит стать Богом. Думаю, что Бог, если он существует, не допустит такое безобразие. Если же Аристотель прав, и Вселенная действительно не имеет начала во времени, то некие разумные цивилизации подобные человеческой, должны вовсю хозяйничать во Вселенной, выкидывая всякие фендибоберы, которые мы, конечно, бы обнаружили. Возможно эти цивилизации знают о нашем существовании, но еще не объявились, не дошла очередь. Но также возможно, и это вероятнее, что они как и мы ограничены в познании мира и, разумеется, - в своей экспансии в космос. Всё возможно. Поживем - увидим, впереди целый миллиард лет.

Калифорния, 2016.

 

Напечатано: в журнале "Заметки по еврейской истории" № 2-3(190) февраль-март 2016

Адрес оринальной публикации: http://www.berkovich-zametki.com/2016/Zametki/Nomer2_3/MKosovskiy1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru