litbook

01.04.16

Заметки по еврейской истории, №2-30

Остальные номера
0
Неотъемлемой частью истории Катастрофы является судьба еврейских детей. Отсутствие жизненного опыта и физических сил делали их наиболее беззащитными. Дети в полной мере ощутили антисемитизм. Они не могли объяснить его природу, но чувствовали, что их участь предопределена. Гибель грозила "полукровкам" - потомкам от смешанных браков евреев и неевреев, выдачи которых требовали нацисты. В то же время, дети обладали несомненными преимуществами перед взрослыми, скорее реагировали на перемену ситуации. Стремление к выживанию было часто гораздо выше, чем у взрослых, а навыки поведения, которые они усваивали - более действенными. Не случайно партизаны часто использовали детей в качестве проводников, разведчиков, связных, проникавших в гетто и выводивших в лес взрослых.
, Заметки по еврейской истории, №2-3
0
Откуда же знать вам, что ужас у вас в изголовье, что чёрным пророчеством он ваши сны отравляет? Ведь сон забываете вы, потому что с рассветом звонят колокольни. Я чёрные дни вам пророчу из наших низин, где мы Огненный Столп ожидаем, из наших обугленных душ и мольбы о спасенье!
, Заметки по еврейской истории, №2-3
0
Работа здесь началась в 1942 году, задолго до прибытия Бургера. Это была операция «Бернхард». Так звали её руководителя, штурмбанфюрера Бернхарда Крюгера, который лично подчинялся Гиммлеру. Главной целью было пошатнуть финансовое могущество Великобритании, вступление которой в войну было для нацистов неприятным сюрпризом. Эта колониальная держава обладала неисчерпаемыми экономическими и военными ресурсами. К 1942 году нацистам стало ясно, что усмирить её не удастся, удушить – тоже. Поэтому оставалось лишь только подорвать её могущество изнутри – с помощью фальсифицированной валюты. Затем на очереди были США.
, Заметки по еврейской истории, №2-3
0
Та эпоха, когда человек ясно отграничил Я от рода, свою индивидуальную волю от особой социокультурной функции, от той «Персоны», которую властно навязывал ему род, точнее, его место внутри рода, его происхождение, гендерные, возрастные, статусные, «кастовые» параметры, не только приблизила нас к замене - переходу от Мифа к Истории.. Именно на этом этапе был сделан гигантский шаг к разграничению между Природой и Историей, между духовным и телесным, между естественным и Мистическим, между имманентной логикой индивидуального мышления и вековечными «секулярными» моделями мышления, специфичными некоторой касте, некоторому роду, полу, возрасту, ролевому статусу..
, Заметки по еврейской истории, №2-3
0
Глава 27 1. Было, когда Ицхак состарился и потускнели глаза его, чтобы видеть, позвал он Эсава, старшего сына, сказал ему: «Сын мой!» Сказал ему: «Вот я!» 2. Сказал: «Состарился я, дня смерти не знаю. 3. Теперь, взяв орудия: меч1 и лук, пойди в поле, дичь мне налови. 4. Приготовив еду, которую я люблю, принеси — я поем, чтобы благословила тебя душа моя, прежде чем я умру». 5. А Ривка слышит слово Ицхака его сыну Эсаву, Эсав пошел в поле — наловить дичи и принести. 6. Говорила Ривка своему сыну Яакову, сказав: «Вот, услышала я, как отец твой говорит Эсаву, твоему брату, сказав. 7.
, Заметки по еврейской истории, №2-3
0 (выбор редакции журнала «Заметки по еврейской истории»)
Кто не читает “надписи на стене” – получает заслуженную расплату позже. За 20 дней до начала Синайской кампании (операция “Кадеш”), 10 октября 1956 года, парашютисты совершили “акцию возмездия” против полицейского участка в Калькилии. Батальону Моты была поручена главная задача – захватить и взорвать здание полиции. В этой операции в опасном положении оказался спецназ парашютистов под командованием Йеhуды Решефа, которому было поручено блокирование дороги Калькилия – Азун, по которой могло подойти иорданское подкрепление. По словам Шарона, он приказал Моте выслать отряд для спасения спецназа. Мота отказался и Арик был вынужден послать туда группу бойцов “Гивати” с заместителем Арика Ицхаком Хофи во главе. Но эта группа была в другом месте и вынуждена была долго идти в обход.
, Заметки по еврейской истории, №2-3
0
В своем отношении к выходцам из восточных общин он был не одинок. Как-то дочь, смеясь, рассказала мне интересный и очень характерный эпизод. Они проходили мимо скамейки, на которой обосновались выходцы из «бывшего». Оглядывая и обсуждая каждого, они не обошли вниманием и эту «экзотическую пару»: «А девчонка-то из наших, да какая красивая, не могла найти своего, только эфиопа ей не хватало!»
, Заметки по еврейской истории, №2-3
0
Коммуникация по определению была невозможна – и очень жаль! По сути дела у этих людей было, что сказать друг другу, а предмет дискуссии актуальности не утратил и по сей день. Если бы, например, после процесса Эйхмана Ханна Арендт смогла бы в личной беседе упрекнуть Давида Бен Гуриона за циничное использование юстиции в корыстных целях, за то, что не законность и справедливость была целью столь пышно разрекламированного мероприятия (хотя, конечно, обвиняемый петлю свою заслужил), но только и исключительно укрепление позиций молодого государства Израиль, но и в свою очередь выслушать его возражения. И потому возникла у меня
, Заметки по еврейской истории, №2-3
0 (выбор редакции журнала «Заметки по еврейской истории»)
И чего тут только нет! И керамика, и скульптура, и куклы, и макраме, и каллиграфия, и антиквариат, и ювелирные изделия, и салоны дизайна! На любой вкус и на любой карман. Но, коль скоро с самого начала пошла у нас речь о художниках, то и остановимся на собраниях живописи. Старожилы, конечно, помнят славу первых галерей Жана Тироша, Хораса Рихтера, Мэри Рибенфельд, Айрис Самуэль («Old Jaffa»), гремевшую далеко за пределами не только города, но и страны. С тех пор минуло очень много лет. Пришло другое поколение художников, появились новые веяния, но галереи, как были, так и остались, правда, с новыми хозяевами. Многие из них заговорили по-русски.
, Заметки по еврейской истории, №2-3
0
Рахель была артисткой на все руки – и певицей, и танцовщицей – в ГОСЕТе[9], красавицей с огромными голубыми глазами. Она мгновенно сразила Эфраима, едва лишь он впервые увидел ее на сцене. Он дарил ей цветы, играл перед ней полные страсти и огня пьесы, фантазии и каприччио, но, увы, оказалось, что она замужем, и – недоступна. Она тоже любила его – это Эфраим узнал позже, - но близко к себе не подпускала: боялась совершить грех. Словно блуждающие звезды у Шолом-Алейхема, они расставались много раз, теряли друг друга, виделись лишь изредка издалека. Судьба упорно их разводила. В сорок первом вместе с театром Рахель эвакуировалась в Ташкент и два с лишним года они не виделись. Он и она выступали перед солдатами на фронтах, но так получалось, что все время на разных.
, Заметки по еврейской истории, №2-3
0
В голую степь под Челябинском разгружали эвакуированное оборудование металлургических заводов. Запустить их нужно было срочно. Станки начинали работать раньше, чем возводили стены. Зима. Не польская, мягкая зима, а настоящий мороз. Брезентовые палатки, в них не согреешься. Перед выходом на работу объявляли наказания за нарушения правил внутреннего распорядка, за невыполненные нормы, которые называли саботажем. А саботаж в военное время — расстрел.
, Заметки по еврейской истории, №2-3
0
В сущности, перемена фамилии была весьма кстати. Дима замечал, что некоторые его четырёхлетние сверстники как-то странно реагируют на его фамилию «Вельковский»: безусловно, проявление детского антисемитизма. Может быть, в семьях этих детей плохо говорили о евреях. С фамилией «Гаранин» (и национальностью «русский» в паспорте!) проблемы сразу исчезли. Не было трудностей в школе и при поступлении в институт. Только очень редко на улице проходившие мимо особо опытные физиономисты задавали Диме неприятные вопросы.
, Заметки по еврейской истории, №2-3
0
Но в жизни всегда есть возможность отрицания ксенофобии и юдофобства: знакомые, друзья, окружение. Вероятно, это не демонстративное проявление, а самоуспокоение, отстранение от внутренних неодобрительных оценок. Это за фортепьяно А. Гольденвейзер, личный врач Г. Беркенгейм, художник Л. Пастернак. Каждодневно общался Толстой в последний год жизни с личным секретарем С. Беленьким. Прибегал к помощи тульских адвокатов Б. Гольденблата и И. Цейликмана.
, Заметки по еврейской истории, №2-3
0
Убеждения атеистов тоже различны как их отпечатки пальцев. Спектор этих убеждений широк: от крутых безбожников, эдаких воинствующих борцов с поповщиной до агностиков, которые не верят в сотворение мира Богом, но не имеют доказательств его отсутствия (Дарвин, Кант, Рассел, Эйнштейн), и даже до взглядов деистов, признающих существование Бога, как первичного творца, но отрицающих религию и божественность священных писаний и считающих, что Бог после сотворения не вмешивается в развитие природы и общества (Вольтер, Джефферсон, Ломоносов, Ньютон, Радищев, Русо, Бенджамин Франклин).
, Заметки по еврейской истории, №2-3
0
Однако свеча добавляет свет солнечному дню на определенном (пусть малом, но измеримом) расстоянии. Но суть не в этом. Процитированные слова как бы намекают, что религия, чтобы иметь позитивное содержание, должна бы хоть в малом дополнить и углубить научную теорию, а у науки есть возможность доказать существование Бога, если Он существует. Иначе плохо религии (не науке!). Но то и другое или бессмысленно, или нуждается в уточнении постановки самого вопроса: что следует ожидать от религии и от науки по отношению друг к другу? Развитию науки способствует определенная социо-экономико-культурная атмосфера и вписывание букв в физику начинается с постановки вопроса, что и куда следует вписывать.
, Заметки по еврейской истории, №2-3
0
Один из жильцов дома, по понятным соображениям возможных гонений не назвавший себя, сказал газете «Берлинский наблюдатель», что хозяин дома бывший нацист, член НСДАП и тайный антисемит, долгое время скрывавший свое истинное подлое лицо, и только теперь проявил себя, чтобы отомстить жертвам Холокоста за жидо-большевистский заговор и поражение в войне. Несмотря на то, что господин Блюме родился в 1956 году и его членство в партии весьма сомнительно, в «наблюдателе» вышла статья, полностью повторившая слова анонима.
, Заметки по еврейской истории, №2-3
0
Создав дизельный двигатель для серийного легкового автомобиля, ганноверские конструкторы решили окончательно развеять предубеждение о дизельном двигателе как моторе только для тяжелых транспортных средств. В связи с этим они предложили руководству Hanomag создать гоночный автомобиль и доказать, что рекорды скорости могут быть установлены на машине не только с бензиновым, но и с дизельным двигателем.
, Заметки по еврейской истории, №2-3
0
В конце сентября 1914 г несколько британских самолетов вылетели с базы, чтобы уничтожить цели в Кёльне и Дюссельдорфе. Из-за сильного тумана первая попытка оказалась неудачной. Пару недель спустя британскому асу всё же удалось уничтожить цеппелин в ангаре в Дюссельдорфе. Долететь до Лондона и бомбить британскую столицу германские цеппелины смогли лишь в 1915 г. При этом существовал строжайший запрет кайзера бомбить жилые кварталы, где проживали его королевские родственники. Обнаруженные противником цеппелины вступали в перестрелку с вражескими самолетами, и далеко не всем удавалось скрыться в облаках или тумане. Смерть, играющую цеппелинами, изобразил на своей медали Арнольд Цадиков (убитый в 1943 г нацистами в концлагере Терезиенштадт).
, Заметки по еврейской истории, №2-3
0
Варшаву Корвин увидел в руинах, фашисты постарались не оставить ни одного целого здания. Сын Самуила и Розы Корвин, Норман стал одним из первых американских евреев, увидевших руины Варшавского гетто после знаменитого восстания, и стынет кровь, когда читаешь его описания: «Сотни трупов еще не были вытащены из руин, море пепла и кирпичей посреди молчащего города стало их кладбищем. Детали вызывают сердечную боль: башмак, обломок бюро, старая фарфоровая ванна со следами пуль, полусожженная еврейская газета. Это - не следствие бомбардировок или ночных налетов на город, у защитников которого есть зенитки и несколько истребителей в воздухе. Это был фашизм со всем его садизмом и подлостью, со зверствами, которые поляки познали в полной мере. Вот уж отменное место пикника для профессиональных антисемитов и подлинный рай для Юлиуса Штрайхера (редактора антисемитской газеты "Дер Штюрмер").
, Заметки по еврейской истории, №2-3
0
Те, кого в литературе и в разговорах старших назывались «уличные мальчишки», в моём дворе выходили утром во двор и возвращались вечером. От нашего дома до знаменитого одесского пляжа Лонжерон было недалеко, и летом они обычно гурьбой, отправлялись «на море». Чуть влево от главного пляжа был участок берега, укреплённый железобетонными блоками. Мы почему-то называли его «массивом». Именно здесь купалась компания нашего двора. Это место имело ряд преимуществ: сразу от берега было глубоко и можно было прыгать в воду, преодолевая страх и демонстрируя свою удаль, не нужно было проталкиваться через частокол стоящих на мелководье теток и малышни, да и вода была чище. Почти ежедневная практика сделала из многих отличных пловцов. Плавали они «на размашку» - это кроль без погружения головы и «по-морскому» - брасс тоже без погружения головы. Меня учил мой старший брат, и к седьмому классу я мог проплывать несколько сот метров и нырять примерно на два метра. Старший брат в Одессе стал моим главным наставником. Многим умениям и мальчишеским доблестям я обязан ему.
, Заметки по еврейской истории, №2-3
0 (выбор редакции журнала «Заметки по еврейской истории»)
Теперь я хочу сделать несколько общих замечаний. Ученый, как правило, стремится к объективности. Это означает, что он отделяет себя от объекта исследования, старается отвлечься в нем от собственной личности. Он также старается отделить объект исследования от его субъекта. Но у этой тенденции есть границы. В физике граница установлена квантовой механикой: проведение эксперимента влияет на объект исследования самим экспериментом. Невозможно отвлечься от влияния измерения на измеряемый объект. Объективность соблюдается, если ученый отделяет себя от измерительного прибора. Как отметил один из величайших ученых двадцатого века Эрвин Шредингер, атеизм науки в большой степени связан с ее стремлением к объективности. Ученый стремится поставить барьер между исследованием и своим духом, душой, своим «я». Разум ученого стремится построить объективную модель окружающего его мира. Он не сможет справиться с этой грандиозной задачей, если не отстранит самого себя от своего построения. Поэтому его построение не содержит в себе ни строителя, ни Творца. Это - цена объективности.
, Заметки по еврейской истории, №2-3
Лучшее:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru