litbook

Проза


Вера и разум.0

ВВЕДЕНИЕ.

Написать эту книгу меня побудило, в первую очередь, желание защитить детей - своих и чужих, маленьких и больших. Представьте себе ребенка, который растет и воспитывается в чистой цельной вере, и вдруг в один прекрасный день встречает серьезного человека внушительного вида, с академическими степенями и должностями: Ph.D., старший лектор, профессор и прочее. И этот солидный человек заявляет ему, что время религиозной веры ушло в прошлое, что современная наука непреложно доказала ее несостоятельность. Он не станет ничего объяснять и доказывать, он будет пользоваться туманными словами и неопределенными понятиями, но его впечатляющая внешность, костюм, галстук и прочее, его громкие академические степени сделают свое дело: заронят в сердца слушателей сомнение.

Я, может быть, не менее серьезный ученый, чем он. По крайней мере, я способен проникнуть в глубину вопроса и проанализировать его с двух точек зрения: нерелигиозной и еврейской религиозной. Столкновение этих двух подходов и составляет сущность данной книги.

Многие люди склонны приписывать обладателю уважаемой академической степени или просто ученому с именем не только знания в какой-то определенной области науки, но и знание науки о науках, общее понимание структуры науки, природы научного открытия и тому подобное.

Величайший ученый современности Альберт Эйнштейн глубоко осознавал проблематику научного познания. Карл Поппер, со своей стороны, посвятил немало сил исследованию именно этой области - философии науки. Он считается крупнейшим философом науки двадцатого века. Когда Карл Поппер читал лекцию о философии квантовой механики в Принстоне в 1950 году, на нее пришли Альберт Эйнштейн и Нильс Бор. После этой лекции Эйнштейн и Поппер еще не раз встречались и обсуждали ее. Я буду в дальнейшем использовать некоторые результаты анализа Поппера. Поппер и его современники опирались в своих теориях в области философии науки на достижения гигантов мысли предшествующих поколений, таких, как Иммануил Кант и Давид Юм.

В итоге можно сказать, что ученый, берущийся делать какие бы то ни было выводы в области соотношения науки и религии, обязан понимать ограниченность научного и логического подходов. Ему следует прибегнуть к трудам мыслителей, работавших до него, начиная с Дэвида Юма, жившего в восемнадцатом веке, и вплоть до Карла Поппера в двадцатом веке. Только так он сможет профессионально подойти к этой проблеме - в противном случае его рассуждения будут поверхностно-любительскими, и он не сможет ничего доказать.

Вторая глава этой книги посвящена именно этим научным основам. Ее цель - дать читателю представление о науке, необходимое для того, чтобы он мог понять, как подходить к вопросам о соотношении Торы и науки. Большинство людей, говоря о якобы существующих противоречиях между Торой и наукой, никак не соотносят свои слова с основными принципами науки. Чаще всего они говорят о противоречии между историей материального мира в его геологическом развитии и повествованием Торы о сотворении мира за шесть дней. Этому вопросу посвящена книга Натана Авиэзера «В начале...», книги Джеральда Шредера «Genesis and theBig Bang», «The Science of God», «Шесть дней Творения и Большой Взрыв» и другие.

По-моему, понимание «пшата» - прямого толкования книги «Берешит» - это не единственный и не самый эффективный путь понимания Торы и соотношения ее с наукой. Один из крупнейших еврейских мыслителей двадцатого века, раввин Иосеф Дов Соловейчик, нисколько не затрудняется решением проблемы различия между научным описанием происхождения мира и описанием сотворения мира в Торе: «Меня никогда серьезно не тревожила проблема описания миротворения в Торе в сравнении с научным описанием процесса эволюции, как в космическом, так и в органическом плане, меня не тревожило также противоречие между механистической концепцией человеческого разума и духовным подходом Писания к человеку» (Рабби Соловейчик, 1991, «Катарсис», стр. 99); и далее он пишет: «...на рассвете таинственного шестого дня творения» (там же, стр. 105).

Научное описание развития мира относится к другой области, другому измерению, нежели описание сотворения мира в Торе. Описание, данное нам в Торе, - это проект, замысел, идея. «Мир сотворен десятью речениями» (Трактат Авот (Поучения отцов), 1:5). «Речение» превращается в действительность: «И СКАЗАЛ ВСЕСИЛЬНЫЙ: «ДА БУДЕТ СВЕТ» И СТАЛ СВЕТ» (Берешит, 1:3). Тора не описывает процесс сотворения, только замысел: «ДА БУДЕТ СВЕТ» - и сразу результат: И СТАЛ СВЕТ. Наука же, напротив, занимается именно процессом. Поэтому нет никакого противоречия между описанием Торы, относящимся к области замысла, Божественного планирования, и научным описанием, лежащим в плоскости материального осуществления этого плана. Эти два разных измерения никак не связаны между собой и не пересекаются. Иными словами можно сказать, что связь между ними - это тайна мироздания. И я не буду пытаться разрешить в своей книге это, на мой взгляд, кажущееся, противоречие между Торой и наукой. К тому же на эту тему уже написано несколько хороших книг.

Как уже было сказано, основное в этой книге - попытка сопоставить два мировоззрения: «светское» и еврейское религиозное.

Что означает слово «светский»? Словарь так определяет его: «не святой, не связанный с религией, со святостью веры и т.п.». Но светское мировоззрение неоднородно. Его крайняя форма - это материализм, признающий только одну сущность в мире - материю. Все остальное, считают материалисты, включая и человеческую душу, - это лишь производная материи. В своей более умеренной форме (которой придерживался, в частности, Карл Поппер) это мировоззрение проповедует дуализм, то есть признает наличие двух независимых сущностей: души и тела.

Что касается духа вне человека, светское мировоззрение в обеих своих формах его не признает.

В первой главе этой книги - Душа и тело - я собираюсь показать нерациональность материализма. Главное в этой главе - изложение еврейского подхода, признающего реальность духовного человеческого «я», непосредственно соединенного с бесконечным Божественным разумом.

Вторая глава - Наука - в определенном смысле занимает в книге центральное место. На это есть две причины: во-первых, наука занимает важное место в жизни человечества и поэтому нужно знать ее ограничения; во-вторых, никакое светское мировоззрение не предлагает рационального объяснения существования науки и понимания мироздания. В отличие от него, еврейский подход такое объяснение дает.

Третья глава занимается вопросами эволюции. Представленный в ней логический анализ приходит к такому выводу: вопреки распространенному мнению, никакого закона эволюции не существует. Есть только явления эволюции, которая проводится Божественным управлением.

Четвертая глава занимается общим взглядом на историю человечества. Как и в биологической эволюции (глава третья), в развитии человеческого общества в его поколениях нет законов, нет закономерностей и тенденций. Человеческая история - это еще один вид развития, проводящийся под Божественным управлением. Трудность, которая возникает у нас, людей, при попытке понять историю, - это необходимость сочетать представление о свободе воли с представлением о Божественном управлении: все предвидено, но свобода дана, как сформулировал рабби Акива. Этим парадоксом много занимались еврейские мыслители, и я тоже постараюсь внести свой вклад.

Теперь я хочу сделать несколько общих замечаний. Ученый, как правило, стремится к объективности. Это означает, что он отделяет себя от объекта исследования, старается отвлечься в нем от собственной личности. Он также старается отделить объект исследования от его субъекта. Но у этой тенденции естьграницы. В физике граница установлена квантовой механикой: проведение эксперимента влияет на объект исследования самим экспериментом. Невозможно отвлечься от влияния измерения на измеряемый объект. Объективность соблюдается, если ученый отделяет себя от измерительного прибора. Как отметил один из величайших ученых двадцатого века Эрвин Шредингер, атеизм науки в большой степени связан с ее стремлением к объективности. Ученый стремится поставить барьер между исследованием и своим духом, душой, своим «я». Разум ученого стремится построить объективную модель окружающего его мира. Он не сможет справиться с этой грандиозной задачей, если не отстранит самого себя от своего построения. Поэтому его построение не содержит в себе ни строителя, ни Творца. Это - цена объективности.

В этой книге я не стал искусственно отделять себя от ее главной темы. Божественное управление и Творец всего мира - это легитимные, полноправные темы моей книги. Я не чувствую потребности ставить перегородки между моим «я» и обсуждаемыми в книге предметами. Это значит, что я не стесняюсь упоминать собственное «я» там, где нахожу это нужным. Более того, я даже делаю его темой этой книги. Вторая часть книги - Главы из моей жизни - посвящена развитию моей души, которое и привело к написанию первой части, содержащей мои мысли о науке, Божественном управлении, свободе выбора и вере.

Для кого написана эта книга? В сущности, для всех. В ней есть относительно легкие главы, есть более трудные. Можно читать каждую в отдельности. У этой книги модулярная структура: каждый раздел до определенной степени автономен, его можно читать без связи с предыдущими. Из-за этого мне иногда приходится в разных местах повторять одно и то же. Так или иначе, в конце каждой главы (в первой части) есть заключение, содержащее достаточно простые объяснения на популярном уровне. В книге я выделил более сложные места отдельными текстами (на затушеванном фоне); при желании эти места читатель может пропустить.

По профессии я ученый, и эта книга представляет собой непредвзятый взгляд ученого на мир. Один из распространенных среди ученых и философов предрассудков, особенно в девятнадцатом и двадцатом веках, - это уверенность в том, что мир можно рационально объяснить, не привлекая к этому объяснению идею Бога. Я постараюсь в своей книге показать скудость такого взгляда.

Я хочу выразить свою признательность первым читателям рукописи этой книги - моей жене Шошане за поддержку и полезную критику, сыну Гидеону за первоначальную редактуру и за многочисленные обсуждения различных тем, которые у нас возникали по ходу чтения им рукописи; дочери Еве и доктору Баруху Подольскому за лингвистические консультации (оригинала на иврите).

Герцлия, 2007 г.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

МЫСЛИ О НАУКЕ, БОЖЕСТВЕННОМ УПРАВЛЕНИИ,

СВОБОДЕ ВЫБОРА И ВЕРЕ.

ГЛАВА 1. ТЕЛО И ДУША.

1. ЗАГАДКА, ЛЕЖАЩАЯ ВНУТРИ НАС.

Карл Поппер, один из значительнейших мыслителей, занимавшихся философией науки в двадцатом веке (в этой книге мы часто будем пользоваться результатами его философского анализа), считал, что западная философия изучает прежде всего психофизическую загадку - загадку, которую каждый из людей, сознательно или бессознательно, носит в себе и живет с ней. Каждый из нас как бы живет в двух мирах: внутреннем и внешнем. Можно сказать, что он как будто находится в двух владениях: личном и общественном. О сущности этих двух миров здесь говорить не будем - этим мы займемся в следующих главах. А покамест попытаемся понять смысл этих понятий - внутренний и внешний мир, личное и общественное владение, - не входя в лабиринт философских тонкостей.

Внутренний мир каждый из нас ощущает непосредственно, естественно. У меня особые отношения с каждым из моих детей - с сыновьями Аароном и Гидеоном, с дочерью Евой, а также с женой Шошаной. По отношению ко всем этим дорогим мне людям я испытываю любовь. Я пользуюсь здесь одним и тем же словом «любовь», несмотря на то, что мое отношение к Аарону совсем не такое же, как к Гидеону, а к Гидеону не такое, как к Еве. Я - верующий человек, старающийся любить Всевышнего «всем сердцем, всей душой и всеми силами своими», но лишь в редкие времена я ощущаю тесную связь с Ним и Его близость. Но и далеким от Него я себя чувствую очень редко. Мне заповедано (и это тоже - мое внутреннее чувство, мой собственный выбор) служение Господу, не только молитвами и изучением Торы, но и делами, оправдывающими мое существование, и сейчас я чувствую, что одно из таких дел и задач - создание данной книги. Кроме того, меня волнуют проблемы нашей страны.

И это - лишь верхушка айсберга моего «я», моего внутреннего мира, моего личного владения, связанного со многими людьми, живущими ныне или уже ушедшими в мир иной, со многими воспоминаниями, страданиями, разочарованиями, ощущениями упущенного, но порой и с радостью достижения. О некоторых из этих вещей я расскажу во второй части под названием «Главы из моей жизни». Я полагаю, что и у других людей есть свой внутренний мир, но так же, как я не способен в точности передать другим людям свои чувства, например, объяснить, чем отличается моя любовь к Аарону от любви к Гидеону, я не смогу в точности понять других, когда они выражают свои чувства. Таково, очень вкратце, описание моего внутреннего мира и моего личного владения. Я убежден, что этот мир существует, что это - реальность, а не иллюзия.

Есть и другой, хорошо известный нам мир: внешний мир, принадлежащий общественному владению. К этому миру относится все, что нас окружает: различные предметы, столы, шкафы, компьютеры, разные приборы и машины, мое тело - руки, ноги, глаза, мозг и т.п. - и тела других людей. Все эти вещи могут быть объектом (и результатом) научного исследования. Вещи, относящиеся к внешнему миру, характеризуются тем, что они существуют во множестве экземпляров и поэтому их можно исследовать. Единственная в своем роде вещь не может стать объектом исследования. Исследование не занимается только одной вещью. Молекулы водорода можно исследовать в любом месте - и на земле, и в космосе. Внешний мир относится к общественному владению. Любой человек, обладающий подходящими способностями, может исследовать и изучать внешний мир. Это и есть задача науки. Наука достигла потрясающих успехов и оказала на жизнь на земле огромное влияние; это одна из причин того, что мы всегда связываем с понятием «наука» что-то известное наверняка, надежное, устойчивое, что-то, на что можно положиться. «Ненаучный» же - это, наоборот, почти ругательное слово.

Но давайте теперь вернемся к моему (и вашему) внутреннему миру. Мой внутренний мир относится к моему - и только моему - личному владению. Поэтому он не может быть объектом научного исследования. Мой внутренний мир ненаучен - значит, то, что является самым важным для меня (и для каждого из нас), совсем не научно.

Сущность этих миров - внутреннего и внешнего - и взаимоотношения между ними вызывают множество вопросов. Немало философов пытались доказать, что наши внутренние миры - мой, его и ваш - относятся все-таки к внешнему миру, и мир этот един, нет никаких других миров. Иными словами, не существует моего «я», есть только материальный, физический мир. Наука сегодня не способна «читать мысли», но настанет день, когда она сможет сделать и это. Но есть и другие мыслители, которые убеждены в наличии двух отдельных сущностей, связанных между собой. В следующих главах мы займемся различными решениями загадки души и тела.

2. СВОБОДА ВЫБОРА - МЕТАФИЗИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА.

Киев (Украина), июль 1941 года. Мне одиннадцать лет. Немцы вторглись в Советский Союз и приближаются к наше-му городу. Многие стоят перед судьбоносным выбором: что делать? Остаться дома, в Киеве, или бежать неизвестно куда, эвакуироваться и уехать на чужбину? Честно говоря, вопрос этот мучил только евреев. Но вокруг меня и были сплошные евреи. В школьном классе, насколько я помню, был только один ученик-нееврей. Все наши соседи были евреями, и на нашей улице (названия ее менялись - Борохова, Мало-Васильковская, Шота Руставели) жило очень много евреев, а неевреев - совсем немного. Для большинства евреев ответ был ясен: нельзя оставаться в Киеве, если сюда скоро придут немцы. Но некоторые сомневались. Что будет, когда придут немцы, это еще неизвестно. Было много страшных слухов, но ведь многие еще помнили немцев, немецкую армию, которая находилась в Киеве за двадцать лет до того. Это были вежливые, культурные люди, зачастую они даже защищали евреев от местных антисемитов. У моих родителей никаких сомнений не было, и мы эвакуировались в июле 1941 года. Один наш родственник очень сомневался, но и он в конце концов эвакуировался вместе со своей семьей. У меня в классе был мальчик по имени Эрлих. Я его очень любил. Это был тихий мальчик, совестливый и способный. Его семья решила остаться в Киеве. После войны я посетил Киев. Тогда я узнал, что семья Эрлиха погибла в Бабьем Яре под Киевом. Три года назад мы (Шошана, Гидеон и я) ездили в Россию и на Украину. Были мы и в Киеве, и в Бабьем Яре, и там я рассказал моей семье о своем друге. Я упомянул здесь об этом только как о примере выбора, который оказывается выбором между жизнью и смертью.

Моя жизнь, как и жизнь всех людей - это цепочка выборов и решений, иногда важных, иногда не очень. Если отнять у меня способность принимать решения, свободу выбора, я перестану быть самим собой. Так я думаю. Я уверен в этом. Но философы, посвятившие немало времени и сил вопросу о свободе выбора, пришли к выводу, что не существует логического или экспериментального доказательства наличия у человека свободы выбора. Философы говорят: «Выбор является свободным в случае, если человек способен принять и другое решение». Но проблема в том, что не существует возможности вернуться обратно, попасть в точно такую же ситуацию и принять другое решение. Человек в своей жизни совершает так много ошибок и, к сожалению, их нельзя стереть! Всякое решение необратимо.

Знание о наличии свободы выбора не основывается на логических рассуждениях. Свобода выбора - это непосредственное человеческое переживание. Иммануил Кант, один из крупнейших философов, которого нельзя заподозрить в пренебрежении к философской мысли, пишет о свободе выбора в своей книге «Основы метафизики нравов»: «...Самой утонченной философии, так же как и самому обычному человеческому разуму, не возможно устранить свободу (выбора) какими бы то ни было умствованиями (Wegzuvernunfteln)» (стр. 237).

С точки зрения философии, понятие свободы выбора - это понятие метафизическое. Это означает, что наличие свободы выбора нельзя доказать никаким опытом или рассуждением. Несмотря на это, нормальный человек нисколько не усомнится в своей способности принимать решения, выбирать, как поступить, изменять самого себя, преодолевать свои привычки и слабости и властвовать даже над самыми сильными своими страстями.

С точки зрения религии, свобода выбора - это вопрос веры. Позиция иудаизма здесь ясна: свобода выбора - одна из основ нашей веры, надежно укоренившаяся в сознании каждого еврея. Принцип свободы выбора - необходимое условие возможности существования всей системы еврейской этики. Рамбам пишет: «Если бы человек не мог не делать того, что делает - тогда все заповеди Торы, все ее предостережения не имели бы смысла, все было бы чистейшей ложью, поскольку у человека тогда не было бы свободы выбирать то, что он делает. И он не должен был бы учить Тору и вообще учиться, и изучать всякое ремесло. Все это было бы просто ненужной суетой (Рамбам II, 1990, «Восемь глав», гл.8. - выделено мной - Б.Ф.) И далее он пишет в той же главе: «Но нет никакого сомнения, что деяния человека - в его руках; захочет - сделает, не захочет - не сделает. Сказано: «Смотри, предложил Я тебе сегодня жизнь и добро, и смерть, и зло; .благословение и проклятие, - избери же жизнь» (Дварим, 30:15-19). Рабби Ханина в вавилонском Талмуде (трактат Брахот, 33б) утверждает: «Все - в руках Небес, кроме страха перед Небесами». Это означает, что человек свободен выбрать: служить Всевышнему или нет. Без изначально заложенного принципа свободы выбора иудаизм превратится в собрание мидрашей, не имеющее никакой нормативной силы. «Ну и что? - спросит скептик. - Я все равно не верю в основные положения иудаизма». На это можно ответить, что никакая этическая система, в том числе и нерелигиозная этическая система Иммануила Канта, не сможет существовать без принципа свободы выбора.

Этот принцип зиждется на вере, без которой понятия добра и зла окажутся лишенными содержания, человеческая жизнь - лишенной смысла, и понятие «этика», основывающееся на идее добра и зла, окажется бессмысленным словом.

3. МАТЕРИАЛИЗМ - ФИЗИКАЛИЗМ, ДЕТЕРМИНИЗМ, РЕДУКЦИОНИЗМ.

Слово «материализм» сыграло в моей жизни большую роль. Большая часть моей жизни - 47 лет - прошла в Советском Союзе. Все советские граждане должны были придерживаться единой идеологии - идеологии материализма. С детского возраста и вплоть до университета нас воспитывали, тем или иным образом, на канонах и догмах материализма - диалектическом материализме и историческом материализме. Материализм проник в душу почти каждого из нас. Значительная часть университетских занятий отводилась материалистической философии. Я прошел много курсов и сдал много экзаменов по разным разделам марксистской материалистической философии. С другой стороны, мое занятие - это наука, физика. Внутренний мир человека, душа, дух находятся за пределами исследований физики. Научное исследование (в области точных и естественных наук) основывается на материалистической посылке. Человеку вроде меня, которому материализм казался естественным выбором, потребовалось немало усилий, чтобы заново пересмотреть материалистическое мировоззрение.

Что такое материализм? Это метафизический постулат, утверждающий, что все в мире имеет один-единственный источник, - материальный. Я выражаюсь довольно осторожно - не говорю, что материя - это источник всего. Причина этого в том, что понятие «материя», matter, можно истолковать так, что оно будет включать в себя только вещества, такие, как химические элементы и соединения, кристаллы, металлы, substance, но не свет и другие физические объекты. Можно сказать, что материализм означает, что все в мире является производной материи. Слово «материя» в данном случае означает любой физический объект. Главное утверждение материализма: материя - источник всего сущего, материя - единственная действительность в мире. Все существующее - это материя или нечто, существование чего зависит от материи. Можно, конечно, сформулировать теорию материализма и не пользуясь латинским словом «материя». Эта формулировка и более современна, и более точна. Слово «материя» заменяется в ней словами «законы физики». Материализм, таким образом, утверждает, что все в мире действует по законам физики. Карл Поппер называет мир физики «первым миром» или миром 1, world 1. В соответствии с материалистическим подходом, первый мир закрыт. Он сам является причиной собственного развития и не зависит ни от чего другого. Только он и существует. Эта современная версия формулировки материализма называется «физикализм».

Физикализм берется объяснить все, и тут появляется понятие «редукционизм». Все на свете можно ограничить, сузить, свести - to reduce, - к физике. Иными словами, все в мире является производной физики. Так, например, физика считается основой химии. Все соединения и химические процессы можно объяснить посредством законов, правил, уравнений и формул физики. Несмотря на то, что химия занимается очень сложными вещами (к примеру, молекулами белка живых существ), тем не менее, все химические процессы можно описать физическими законами и формулами. По-английски это можно выразить так: chemistry can bereduced to physics. Понятие «редукция» - ограничение - в данном случае и означает, что все химические свойства и процессы можно вывести из законов физики; следует, однако, оговориться и уточнить: возможность редукции химии к физике - это некая программа, подобие веры, основанной на крупных достижениях квантовой химии.

Можно упрощенно разбить различные объекты окружающего мира на группы:

(1)  элементарные частицы и суб-элементарные частицы;

(2)  атомы;

(3)  молекулы;

(4)  жидкости и кристаллы;

(5)  растения и живые организмы (простейшие);

(6)  живые организмы, обладающие органами чувств;

(7)  человек, обладающий самосознанием;

(8)  общество, социум, государство;

(9)  экономика и свободный рынок;

(10) наука, искусство, религия, вера.

Материализм претендует на то, что все можно редуцировать и свести к материи. Все зависит от свойств и движений материи. Все на свете, любое развитие, включая и развитие жизни - определяется законами физики. В приведенном выше списке каждая строчка является производной строчки с более низким номером; первая строчка, таким образом, определяет все описанное ниже ее. Редукционизм утверждает, что можно понять и проанализировать общество с помощью психологии, психологию - с помощью физиологии, физиологию - с помощью биологии, биология же является отраслью химии, а химия - производной физики. Следовательно, в соответствии с теорией редукционизма, можно в принципе объяснить все с помощью физики: и живую природу, и человека с его чувствами и желаниями, общество, экономику и т.п. Вот как описывает идеологию редукционизма Юан Сквайерз (Euan Squires) в своей книге «Разум в материальном мире» («Conscious mind in physical world»): «Эта система [редукционизм] всегда пытается объяснить свойства объекта в терминах известных свойств его составляющих частей, более мелких и простых, чем он сам. Если такое описание оказывается невозможным, это означает, что объект содержит в себе еще какие-то не учтенные нами компоненты, или что мы не поняли как следует эти свойства. Других возможностей нет» (Стр. 15) Это звучит убедительно, но, в сущности, здесь говорится, что редукция всегда возможна, и доказательства этому нет. Значит, это вера, или метафизический постулат. Редукционизм является, на самом деле, главным выводом материализма, или, точнее, физикализма.

У физикализма есть еще один важный аспект, связанный с сутью постоянного развития и изменения как всего мира, так и живых созданий. В принципе, тут возможны два подхода: детерминистский - прошлое однозначно определяет будущее - или недетерминистский, то есть прошлое не определяет будущее однозначно, а может лишь определить вероятность различных развитий. Мы будем обсуждать это позже.

4. РАЗЛИЧНЫЕ МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКИЕ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ ТЕЛА И ДУШИ.

Я не собираюсь здесь делать обзор всех теорий, занимающихся проблемой души и тела. Интересующиеся могут прочесть брошюру И. Лейбовича «Душа и тело: психофизическая проблема» или чрезвычайно основательно разбирающую этот вопрос книгу двух известных ученых - Карла Поппера и Джона Экклза «Человеческое «я» и его мозг» (K.R. Popper and J.C. Eccles, The Self and its Brain).

 

Материалистические теории души и тела.

Все существующие материалистические (физикали- стические) теории считают, что физический мир закрыт. Теория параллелизма полагает, что существует цепочка мозговых явлений, следующих одно за другим в соответствии с законами физики, а также цепочка душевных явлений, следующих одно за другим в соответствии с законами психологии. Параллелизм утверждает, что между цепочками мозговых и душевных явлений существует соответствие, что каждое звено в одной из цепочек имеет параллель в другой.

Теория идентичности, один из вариантов которой известен также под именем «промежуточный материализм», Central State Materialism, отрицает самое существование психофизической проблемы. По этой теории, нет надобности объяснять связь и зависимость психического от физического, поскольку нет никакой психической сущности, это лишь часть сущности физической. Можно сказать, что теория идентичности - это частный случай параллелизма, верный для случая, когда две параллельные цепочки идентичны.

Согласно самой типичной материалистической теории, известной под названием эпифеноменализм (от слов «эпи» - над и «феномен» - явление), существует только физический мир, и в нем происходят события, следующие одно из другого в соответствии с законами природы; что же касается мира психики - то есть души, сознания, - это всего лишь продукт физического мира, его проявление. Впрочем, эпи- феноменализм признает сущностное отличие психического от физического, но считает, что физическое порождает психическое, а психическое, являясь лишь феноменом, не может влиять на физическое, как например, кинофильм не может влиять на прибор, его демонстрирующий.

Можно сказать, что материалистический подход лишает дух самостоятельного статуса. Законы природы (в теории физикализма - законы физики) определяют все происходящее в моей душе (душа - это личное владение, поэтому я не могу сказать «в наших душах»). Физикалистский подход к психофизической проблеме - это метафизический подход, представляющий собой, в сущности, атеистическую веру. Этот подход нельзя ни доказать, ни опровергнуть. Можно, однако, показать, что материалистический подход противоречит рационализму. Халдейн (Haldane) в своей книге «Inequality of Man» пишет о материализме так: «Если материализм верен, то, мне кажется, невозможно знать, что он верен. Если мои убеждения - это результат химических процессов, происходящих в моем мозгу, то, значит, они определяются химией, а не логикой» (стр. 157). Если наши убеждения - это следствие действия каких-то факторов, не имеющих отношения к нашему пониманию или вере, значит, эти факторы и определяют наши убеждения. Согласно материалистическому подходу наши убеждения определяются движением в мозгу атомов и молекул. Значит, мы не можем утверждать, что материализм рационален.

Но дело обстоит не так просто. Свидетельство тому - то, что Халдейн сам отказался от своей позиции в своей статье «I repent an Error». Можно так выразить возражение первоначальному тезису Халдейна: компьютеры работают в соответствии с законами физики, и, несмотря на это, их работа может полностью соответствовать законам логики. Так же и мозг человека - его компьютер - может быть одновременно и физической, и логической сущностью. Из этого следует полностью материалистическое объяснение человеческого «я», то есть души. Но все же Карл Поппер в своей книге «The Self and Its Brain», написанной им совместно с Джоном Эк- клзом, показал, что этот довод неверен: «Я не стану утверждать, будто доказал, что материализм неверен. Но думаю, что показал, что материализм не имеет права утверждать, будто он основывается на рациональных доводах в соответствии с законами логики. Может быть, материализм и верен, но он не сочетается с рационализмом, с правилами критического спора, поскольку для материализма эти правила - всего лишь иллюзия, или идеология» (стр. 81)

Давайте попытаемся понять идею, утверждающую, что душа человека, его «я», располагается в усовершенствованном компьютере - мозгу, и работа ее - это логические действия мозга-компьютера. Иными словами, душа не существует как самостоятельная сущность, все сводится к мозгу- компьютеру. Поппер, конечно, показал нерациональность материалистического подхода, но все-таки стоит уделить этому подходу больше времени и места, чтобы получше в нем разобраться.

Мысль о том, что мы всего лишь очень развитые компьютеры, широко распространена. Мои коллеги в университете - по крайней мере, те, с кем я об этом говорил, - убеждены, что дело обстоит именно так. Даже те, кто не думал об этом, подсознательно все равно принимают модель «мозг-компьютер = душа». Выдающийся физик и математик Роджер Пенроуз (Roger Penrose) в своей книге«The Emperor's New Mind» уделил этой проблеме центральное место, и не случайно. В течение десятков лет сторонники «искусственного интеллекта» пытались убедить мир, что создание компьютеров, которые смогут чувствовать и понимать, как люди, - это дело ста-двухсот лет (некоторые даже считали, что хватит и пятидесяти).

Душа человека многолика, она содержит в себе разнообразные черты. Среди них - чувство ответственности, способность к самопожертвованию, восприятие красоты, понимание музыки, чувство ревности, любви, страсти, страх, страдания, творчество и многое, многое другое. Каждому человеку достаются свои душевные способности. Некоторые полностью лишены музыкального чувства, а кому-то за всю жизнь не довелось пережить чувства любви. На лестнице чувств и переживаний высшее место занимает религиозное чувство, любовь к Богу, и связь с Ним. Смешно, конечно, было бы утверждать, что таким чувством мог бы обладать механизм, сделанный из стали, меди, пластмассы, проводов и тому подобного, или же механизм, состоящий из протоплазмы, то есть мозг.

Не все упомянутые выше чувства знакомы каждому человеку. Атеист не верит, что существует религиозное чувство. Но никто не возьмется утверждать, что у человека нет музыкальных способностей или склонностей: у одного больше, у другого меньше, но случаи полного отсутствия музыкального слуха очень редки. Никто не станет оспаривать наличие музыкальных способностей у известных композиторов, пианистов или певцов. Но что с этого компьютеру или искусственному интеллекту? Казалось бы, компьютер, будучи заменой человеческому мозгу, должен был бы обладать высоким музыкальным потенциалом. Но нет, этого не происходит. Уже имеются компьютеры, «умеющие» сочинять музыку. Они, правда, делают это исходя из программы, составленной человеком; но, даже если отвлечься от этого, все равно - какой смысл сочинять музыку, если она не зазвучит в ушах человека - обладателя души? Ведь только он сможет ее оценить.

Одна из основных человеческих способностей - способность логически мыслить. Казалось бы, эту способность как раз очень успешно можно имитировать с помощью компьютера! Халдейн говорит о логических действиях компьютера. И тем не менее - разве на самом деле компьютер может выполнять логические действия? Казалось бы, он для этого и предназначен, но с течением времени в его работе непременно накопятся ошибки, которые испортят его работу. Эта деталь противоречит идее о том, что прибор работает одновременно по законам и физики, и логики - ведь любой прибор в конце концов испортится. Чтобы его исправить, следует воспользоваться логикой. Но физическая, материальная структура компьютера не знакома с таким понятием; столь же неведомо оно и протоплазме мозга. Логика - это способность души, такая, как музыкальное чувство, любовь, ревность или ненависть. Физические концепции недостаточны для описывания способностей человеческой души.

Что касается опровержения первоначального довода Халдейна, утверждающего, что компьютер (или мозг) работают одновременно по законам и физики, и логики, то оно состоит в том, что понятие «логика» вообще не относится к материальному миру. Вне сознания человека логичность действия компьютера вообще не определена, не имеет смысла! При чисто материалистическом подходе применение понятия «логика» к материальному прибору - это неправильное использование терминологии.

Как уже говорилось, нельзя приписывать компьютеру способность чувствовать, - но еще немыслимее приписать модели «душа-компьютер» свободу выбора. Выше мы уже отмечали, что свобода выбора - это необходимый элемент человеческой души. Без свободы выбора не может существовать никакая система морали, не только еврейская. Материалистический подход гласит, что мой выбор определяется химическими и физическими процессами у меня в мозгу, а вовсе не моими убеждениями или чувствами, разумными или неразумными. Если эти физические процессы в мозгу являются детерминистскими, то есть прошлое однозначно определяет будущее, то материализм должен полностью отрицать свободу выбора. Если же они не являются детерминистскими, то они случайны (и в человеческом мозгу квантовые процессы могут играть определенную роль), и тогда выбор человека тоже случаен. И в том, и в другом случае свободы выбора у человека нет. Короче говоря, поведение человека определяется законами физики, а не логическими или моральными стандартами.

Можно это подытожить так: материалистический подход к решению проблемы души и тела основывается на предположении, что существует только материальный, физический мир. Это закрытый мир, все события происходят внутри него, и не существует никакого другого мира, мира мой души, или душ других людей. У духовного мира нет никакого самостоятельного существования, он является лишь частью мира физического. Такова позиция ученого: он не включает в свое исследование никаких духовных факторов. То, что видно и известно только индивидууму, не может быть объектом научного исследования; наука никогда не может быть частным владением. Это не свидетельствует о каком-то изъяне, несовершенстве науки; это лишь означает, что научное описание не охватывает всех областей жизни. Достижения науки огромны - но это не должно нас ослеплять и заставлять отрицать самих себя, собственное «я», которое существует в каждом из нас.

5. КАРЛ ПОППЕР: ПОНЯТИЕ О ТРЕХ МИРАХ.

Теперь вернемся к одному важному моменту. И. Лейбович пишет в своей брошюре «Душа и тело: психофизическая проблема»: «Как человек, выросший на физикалистическом мировоззрении, основанном на естественных науках и берущемся, оправданно ли, нет ли, объяснить окружающий мир и все, что в нем, он не готов поверить, что в мире существует что-то, что нельзя объяснить в терминах физики» (стр. 44) С другой стороны, когда человек вглядывается в самого себя, в свой внутренний мир, ему трудно примириться с мыслью, что весь этот внутренний мир, он сам, его «я» - не существуют самостоятельно, а являются лишь производной законов физики. Это противоречие исчезнет, если мы признаем, что два мира - внутренний и внешний - существуют как две различные самостоятельные сущности. Вот как говорит об этом Карл Поппер: «Я реалист. Как всякий честный реалист, я утверждаю, что есть физический мир и есть мир состояний сознания; и эти миры взаимодействуют между собой».

Я приведу здесь краткое описание трех миров Карла Поппера.

Первый мир - это физический мир, мир материи, которым управляют законы физики; второй мир - это наш внутренний мир, мой, твой и ваш, мир самосознания, частное владение. Второй мир - это мир субъективного знания, индивидуального, мир наших мыслей, каждого из нас. Карл Поппер утверждает, что кроме этих двух миров, существует еще и третий - мир объективного знания, науки, религии, философии, идеологии, искусства и т. п. «Объективный» здесь означает: существующий самостоятельно, не зависящий от мыслей индивидуума, но это не значит, что «объективный» - это непременно истинный (не всегда можно определить, что является истиной). Третий мир - это мир объективный, и он влияет на второй мир. Между этими двумя мирами, вторым и третьим, есть интеракция, взаимодействие. В сущности, второй мир не может существовать без третьего. Известны единичные случаи, когда ребенок рос без всякой связи с человеческой культурой, вне человеческого окружения. В этих трагических случаях, после некоторого периода оторванности от человеческой среды, ребенок переставал быть человеком. Третий мир косвенно влияет и на первый, физический мир. Поскольку между первым и вторым миром есть взаимодействие, то и третий влияет на первый: физические теории (третий мир) приводят к созданию в первом мире ядерного оружия. Представим три мира Поппера такой схемой:

По Карлу Попперу, мир 3 создан человеком, но все равно он является автономным, самостоятельным миром. Музыкальное произведение, после того, как оно создано, обладает собственной «жизнью» и собственным смыслом, оно уже больше не зависит от своего создателя, от композитора, сочинившего его. Теория Карла Поппера - это своего рода синтез дуалистического подхода Декарта (утверждающего, что есть две независимые сущности) и представлением Платона о мире идей. Мир 3 похож на мир идей Платона тем, что он не имеет места ни в пространстве, ни во времени. Невозможно указать, где и когда располагается общая теория относительности Эйнштейна. Но различие их в том, что у Платона мир идей имеет божественный источник, а источник мира Поппера - это человек, и у него есть история и развитие.

Мы можем теперь отвлечься от метафизических постулатов и доводов и попытаться увидеть в теории трех миров некоторое отражение действительности, то есть феноменологический подход. Такой подход не занимается сущностью вещей, он стремится только лишь описать явление - феномен.

Некоторые указывают на то, что теорию трех миров трудно понять, особенно в том, что касается взаимодействия между ними. На это можно возразить, что нам вообще непонятно, что такое материя, несмотря на то, что мы много знаем о ее физической структуре. И сущность человеческого «я» нам тоже неясна, хотя и о его структуре мы знаем немало. Мы знаем кое-что о сне и бодрствовании, о процессе принятия решений и решении задач, о качествах личности: силе духа, способности к самопожертвованию, о преданности и эгоизме. Все эти вещи - явления, феномены, они могут лишь частично объяснить сущность человеческого «я».

Следует отметить, что вещи и понятия, которые в прошлом были совершенно скрыты от человека, в результате развития теоретической физики в двадцатом веке (Эйнштейн, Планк, Бор, Борн, Шрёдингер, Гайзенберг, Дирак) превратились почти в очевидные. Раньше никакая теория не принималась, если в ней не было достаточной «ощутимости». Закон всеобщего притяжения, например, хорошо иллюстрируется примером падающего яблока. Но в современной физике, напротив, даже обычную материю можно описывать только символами. Это напоминает еврейскую каббалу, которая тоже широко пользуется языком символов.

Одна из трудностей дуалистического подхода - это проблема взаимодействия между душой и телом. Тело - это материя, а душа - дух; как же возможно между ними взаимодействие? Для человека, воспитанного на современной физике, эта трудность не так уж велика, раньше она казалась неразрешимой. Для иллюстрации приведу здесь рассказ одного из крупнейших физиков двадцатого века Фейнмана(R. P. Feynman, The Physics teacher, September 1969, p. 319):

«Можете себе представить, как старался отец дать мне хорошее образование. Он послал меня учиться в MIT, потом я закончил Принстон. Когда я вернулся домой, отец сказал мне: «Вот, теперь у тебя есть хорошее научное образование. Я всю жизнь пытался одну вещь понять, и никак мне не удавалось. Теперь, сын мой, ты мне это объяснишь? Я понимаю, когда мне говорят, что свет излучается атомом, когда атом переходит из одного состояния в другое, из возбужденного состояние в состояние более низкой энергии».

«Да, - сказал я, - это верно».

«И свет - это такая частица, кажется, ее называют «фотон»?».

«Да, и это тоже верно».

«Значит, если фотон излучается атомом, когда атом в возбужденном состоянии, то фотон обязательно должен быть внутри атома?»

Я ответил: «Ну нет, это не так».

Отец сказал: «Но как же это может быть, что частица фотон, которая излучается атомом, совсем там не была?».

Я немножко подумал и ответил: «Мне очень жаль, но я не знаю. Не могу тебе этого объяснить».

Он был страшно разочарован. Все эти годы он так старался, чтобы я чему-то научился, и вот - такой жалкий результат!».

Мы наблюдаем здесь столкновение двух типов мышления: «наглядное», которому требуется объяснение на примерах из повседневной жизни, и мышление физика двадцатого века, понимающего, что действительность сложна, и ее невозможно понять из жизненного опыта. Физик уже привык к языку символов, он подходит образу его мышления. Вопрос, мучивший отца, для Фейнмана совсем не важен. Он знает, что спонтанное излучение фотона описывается уравнениями квантовой электродинамики, и не нуждается в более наглядном объяснении. Более того, «наглядное» объяснение его совсем не удовлетворит.

Это, конечно, не более чем аналогия. Не существует никакой теории, объясняющей взаимодействие между душой и телом, ни с помощью символов, ни в каких-нибудь других терминах. Нет науки, которая занимается вопросами такого взаимодействия. Но мы уже говорили, что не все в мире относится к науке. Мое взаимодействие с моим внутренним миром (только с моим собственным!) не имеет никакого отношения к науке. Это - не область общественного владения, а наука не занимается владением личным. И все-таки у меня нет сомнений, что существует интеракция, взаимодействие между моим «я» и моим телом. Я знаю это наверняка, это мое прямое, непосредственное знание.

6. ОТКРЫТОСТЬ МИРА. СОТВОРЕНИЕ «ИЗ НИЧЕГО».

Карл Поппер подчеркивает в своем споре с материализмом (или физикализмом), что физический мир, мир 1, не является закрытым миром, он открыт для мира 2, то есть для мира моего «я» и «я» каждого из нас. С точки зрения человека нерелигиозного (а Поппер - нерелигиозный философ) здесь еще нет проблемы, когда речь идет о каком-то заданном времени, о настоящем моменте. Вместо материалистического принципа, утверждающего, что физический мир закрыт, можно сказать, что весь мир в целом, то есть мир 1 + мир 2 + мир 3, действительно закрыт, но физический мир (как и миры 2 и 3) открыт. Мир 1 (физический мир) открыт для мира 2 и опосредованно также для мира 3. Мыслитель, однако, не может ограничиться только «моментальным снимком» мира. Он должен учитывать и развитие мира. Согласно мировоззрению нерелигиозного человека, а также и всем научным теориям, в развитии мира была стадия, когда весь мир был только физическим миром, в нем еще не было жизни и, по мнению нерелигиозных людей, не было и духа. Я выделил эти слова, чтобы показать, что определяет и характеризует мнение людей нерелигиозных по сравнению с религиозной верой. Ясно, что нерелигиозное мировоззрение не может признавать существование духа вне жизни, вне существования человека - это уже противоречит ему и превращает в мировоззрение религиозное.

На той стадии развития мира, когда жизни еще не было, весь мир представлял собой только мир 1, физический мир. Мир 2, по Карлу Попперу, связан с жизнью, с духовным миром человека, а мир 3 - это вообще творение человека. Волей-неволей приходится сделать вывод, что изначально мир был открыт, иначе мы не сможем объяснить ту эволюцию, которая привела его к его нынешнему состоянию, в котором он уже включает себя мир 2 и мир 3. (В третьей части этой книги мы подробнее обсудим сотворение мира и его развитие, а также сотворение из ничего.) Если же мир на первых своих этапах был открытым, то нет причин, чтобы на сегодняшнем этапе, когда он состоит из трех миров, 1+2+3, он перестал быть таковым. Что такое открытость мира? Открытость означает, что возможно сотворение из ничего, сотворение новых вещей или явлений, которых раньше не было, и это - противоположность редукции, о которой мы говорили раньше, в разделе 4.

Известное философское положение, кажущееся на первый взгляд само собой разумеющимся, утверждает, что из ничего не может выйти что-то (не может быть сотворения из ничего). Ex nihilo nihil fit. Еврейский подход, в противоположность этому, признает сотворение из ничего и связывает его с Божественным началом.

Рамбам в своей книге «Наставник колеблющихся» (часть 2, гл. 3) пишет: «Первоначальное убеждение - и это убеждение всех, кто верит в Тору Моше, учителя нашего, - это убеждение, что весь мир, все, находящееся в нем, кроме самого Господа, да будет благословенно Имя Его, сотворил Всевышний после того, как оно полностью и абсолютно отсутствовало, после того, как существовал один только Всевышний, и не было ничего, кроме Него, ни ангелов, ни небесной сферы, ни того, что на ней находится, и Он создал все это в соответствии со Своим желанием и Своей волей из ничего...» (выделено мной - Б.Ф.). Более того, творение происходит все время: «постоянно возобновляет Он сотворение мира... » (утренняя молитва).

Сравню теперь это с примером из физики. Использование физики в наше время и правомочно, и необходимо, поскольку у нас теперь есть новые средства, которых раньше не было. Наша Тора вечна; но ее понимание и объяснения зависят от наших общих знаний. Не использовать эти знания, включая также и научное знание, - непростительно и глупо. Вот мой пример:

В принципе, весь физический мир состоит из материи и света. Представим себе, что мы совсем ничего не знаем о существовании света. Нам будет тогда казаться, что в материальном мире происходят странные вещи. Материя не сохраняется, время от времени возникает из ничего, а иногда исчезает. Все это перестает казаться странным, если принять во внимание существование света. Свет может создать материю, и материя может исчезнуть, когда атом переходит в состояние более низкой энергии, теряя фотон. И на что же этот пример проливает нам свет? Материя в нашем примере - это наш мир и все его содержимое, включая также и человека, и человеческий разум. Свет же - это Бог.

Вернемся на минуту к теории редукции, или к редукционизму. Как мы уже говорили выше, редукция претендует на то, чтобы объяснить или предсказать функционирование всех тел и организмов, исходя из знаний об их составляющих. Идеология редукционизма отрицает возможность появления чего-либо нового в процессе развития мира. Не так считают философы, такие, как Карл Поппер, определяющий себя как реалист; он не может закрыть глаза на то, что и в нерелигиозной картине мира, по мере развития мира возникают новые вещи и явления. Пока что мы ограничимся тем, что отметим, что миры 2 и 3 не существовали (в соответствии с нерелигиозным мировоззрением) на первых стадиях развития мира, а значит, были сотворены позже.

На феноменологическом уровне, если отвлечься от сути вещей, проблемы сотворения из ничего существовать не будет. Можно даже сказать, что это - ошибочный постулат философов, утверждающий, что из ничего не может получиться что-то. Во всяком случае, в этой идее нет никакого логического изъяна. Мы уже видели (в разговоре Фейнмана с его отцом), что существуют вещи, которые невозможно осознать рассудком, которые кажутся противоречащими здравому смыслу, common sense, но для ученого они не представляют проблемы. Когда стало ясно, что уравнения Эйнштейна могут объяснить сотворение из ничего (я имею в виду теорию большого взрыва, the Big Bang theory), физики были в некотором шоке. Следует отметить, что уравнения описывают модель, определенную версию сотворения мира, но совсем не обязательно действительность, то есть как это было на самом деле. Ученые стремятся описать действительность, но совсем не всегда это им удается. Но так или иначе, в самой модели, то есть, в уравнениях Эйнштейна, нет никакого внутреннего противоречия, никакого противоречия логике. В наши дни физики уже привыкли к идее сотворения из ничего. Я недавно участвовал в научном семинаре, где физики без всяких колебаний пользовались этим понятием, и оно уже стало для них привычным выражением. Не следует из этого заключать, что сейчас уже понимают, что это такое. Если бы отец спросил Фейнмана: «Как возможно сотворение из ничего?» - сын ответил бы ему: «Не знаю». Но непонимание не мешает физику-теоретику; на языке символов и математических уравнений в этом нет никакого противоречия.

7. ЕВРЕЙСКИЙ ПОДХОД: МИР ОТКРЫТ ДЛЯ БОГА.

С точки зрения иудаизма, сотворение из ничего, открытость мира - это открытость для Бога. Мир 1, физический мир, был изначально открыт. Он был сотворен сотворением из ничего. «В начале сотворил Бог небо и землю, и земля была безвидна и пуста, и дух Божий носился над водами» (Берешит, 1:1-2). Более того, иудаизм считает, что творение все время обновляется.

Как появились духовные сущности (мир 2 и 3), которые не были сотворены на первых этапах творения, когда мир весь был только материальным? Этой проблемы нет в Писании, поскольку оно говорит о присутствии «Духа Божьего» уже в самые первые моменты сотворения мира и в течение всего развития мира и человечества.

По Торе (Берешит, 2:7), человек стал «душой живой», когда Бог «вдохнул в его ноздри душу живую» - «И образовал Бог Всевышний человека из праха земного, и вдохнул в ноздри его душу живую, и стал человек существом живым». Душа была вложена в человека, когда он уже существовал, и она пришла к нему извне. Тора рассматривает душу и тело как две отдельные, независимые единицы, соединенные вместе действием Бога. Более того, Тора утверждает, что и источник души - это Бог. Так пишет об этом раввин И.-Д. Соловейчик: «Человек сотворен по образу Святого, да будет Он благословен. В нем спрятана искра его Создателя» (И.-Д. Соловейчик, «Человек Галахи - явное и сокрытое»).

На Торе основано основополагающее высказывание еврейских мудрецов: «В создании человека участвуют трое: Святой, да будет Он благословен, отец и мать. Отец впрыскивает белое вещество, из которого растут кости и жилы, мать дает красное вещество, из которого получается мясо. а Святой, да будет Он благословен, дает дух и душу. понимание и рассудок, и когда приходит ему время расстаться с этим миром, Святой, да будет Он благословен забирает свою долю, а долю отца и матери оставляет им.» (Трактат Нидда, 31а).

Каббалисты считают, что душа и все ее части - эта духовная составляющая человека, и источник ее - в высших мирах, в Божественной высоте, спустившейся вниз и облачившейся в плоть для выполнения какой-то определенной функции или предназначения.

Еврейская традиция видит в Боге источник души. И не только источник ее в Боге, но к тому же человек обладает способностью познавать Бога и приближаться к Нему. «Интеллект, который исходит от Него, суть связь между нами и Им. У тебя есть выбор: если ты желаешь упрочить и укрепить эту связь, это в твоих силах; если, однако, ты хочешь сделать её слабой и непрочной, пока не прервешь её, - это тоже в твоих силах». (Рамбам, II, «Наставник колеблющихся», часть 3, гл. 51, стр. 156).

Писание изобилует примерами, свидетельствующими о связи между человеком и Божественным, между душой человека и его Богом (Библейская критика предпочитает игнорировать эту связь, налагая тем самым априорное ограничение на действительность. Это можно объяснить только неким иррациональным, никак не связанным с действительностью, предрассудком). Чрезвычайно яркий пример рассказа о такой связи - описание первой «встречи» Шмуэля со Всевышним (Шмуэль, 1, 3:4-8): «И позвал Господь Шмуэля, и он сказал: вот я; и побежал к Эли, и сказал: вот я, ведь ты звал меня, и он (Эли) ответил ему: я не звал тебя, иди, ложись. И тот пошел, и лег. И снова позвал Господь Шмуэля, и он встал, и пошел к Эли, и сказал: вот я, ведь ты звал меня, и он ответил: я не звал тебя, сын мой, иди, ложись. А Шмуэль еще не знал Господа, слово Господне еще не открывалось ему. И снова позвал Господь Шмуэля, в третий раз, и он встал и пошел к Эли, и сказал: вот я, ведь ты звал меня, и понял Эли, что это Господь звал юношу».

И не только во времена Писания была прямая связь между человеком и Богом. Еврейский мир 3 полон свидетельств откровения Всевышнего евреям, а также и неевреям, и эти откровения являются центральной осью этого мира. Внутренний мир еврея, его мир 2, зиждется на еврейском мире 3, который является основой, на которой еврей строит свою духовную жизнь и свою возможность связи с Всевышним. Осуществление этой возможности - религиозное переживание, и оно зависит от духовных усилий человека.

Мы уже отмечали, что Поппер считает, что мир 3 создан руками человека. Это никак не отрицает возможности получения человеком нового знания посредством Божественного откровения, которое человек впоследствии передает в мир 3, наполняя мир 3 идеями, полученными им из внешнего источника. С этой точки зрения нет никакого противоречия между автономностью мира 3, его независимостью от человека и тем фактом, что человек его создает. В дальнейшем (в главе 4, посвященной истории, в разделе 8), мы набросаем контуры мироздания, состоящего из миров 1, 2 и 3 и открытого Божественному управлению.

 

8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

С детских лет и до седых волос, всю жизнь, человек пытается найти свое место между двумя противоположными направлениями: физически-материалистическим и духовно-религиозным.

На первый взгляд, весь наш жизненный опыт склоняет нас к материалистическому подходу. Уже в младенчестве ребенок строит дом из материальных кубиков, смотрит на машины, проходящие по улицам города, - они тоже сделаны из материальных частей. И более сложные предметы, наши современные компьютеры, состоят из материальных элементов. Самый сложный механизм в мире - это человек, и его тело и мозг тоже совершенно материальны. И главное, научные исследования, которые, как мы отмечали выше, в наше время достигли потрясающих успехов, и постулаты, на которых они основываются, и их результаты, не оставляют места для духа.

С другой стороны, с раннего детства и по сей день я ощущаю, отчетливо чувствую нечто под названием «мое я». Это «я» ощущается мною в каждый момент, совершенно непосредственно. Мне не нужно никаких доказательств существования моего «я», ни логических, ни эмпирических. Один из крупнейших мыслителей двадцатого века, Бернард Рассел (Bernard Russell), пишет в своей книге «Human Knowledge, Its Scope and Limits»: «Я думаю, то, что мы знаем, не нуждаясь для этого в логических доказательствах, - это и есть наша интеллектуальная сущность».

Я воспринимаю внешний мир посредством своих ощущений и их осмысления, посредством своего «я». Существование моего «я» для меня первично. Это не метафизическая философская идея, это факт моей жизни. Все, что происходит в моей жизни, жизни моей семьи, моих друзей - все это воспринимается моим сознанием, моим «я», как часть его бытия. Когда я прихожу в себя после какого-то периода бессознательности - сна или общего наркоза во время хирургической операции - я всматриваюсь в себя и убеждаюсь, что мое «я» не изменилось. Так же, когда я всматриваюсь в свою жизнь, я прихожу к выводу, что мое «я» продолжается: я - ребенок и я - взрослый - это все то же «я», и у меня нет ни малейших сомнений в его существовании.

Оставим на минуту эту тему и затронем несколько более общих тем. Мир очень сложен. Человек не может постичь разумом мир во всей его сложности. Когда человек доходит до границы возможностей своего понимания и осознает, что достиг этой границы, он приближается к пониманию глубины мироздания. Истинное понимание - это достичь границы того, что человек не в состоянии понять. Так сказал Псалмопевец: «Как велики дела твои, Господи, глубоки твои замыслы, человек невежественный не узнает, и глупец не поймет этого» (Псалмы, 92: 7-8). Здесь не сказано, что умный и понимающий человек постигнет замыслы и величие деяний Всевышнего. Сказано, что умный и понимающий человек «поймет это» - поймет, что Его деяния велики и глубоки, но человек не в состоянии их постичь.

Для тех, для кого слова Псалмов недостаточно убедительны, приведу цитату из Альберта Эйнштейна: «Религиозное чувство [ученого] приобретает форму страстного восхищения гармонией законов природы, демонстрирующей нам гений Высшего разума, по сравнению с которым все поверхностные мысли и действия человека кажутся лишь жалким, бессмысленным подражанием» (Albert Einstein,Ideas and Opinions, р. 50)

Вернемся теперь к предыдущему вопросу. В нашей повседневной жизни мы привыкаем к привычному течению событий и не поэтому замечаем одного из величайших чудес в мире (если не самого великого): чуда собственного «я», моего «я», и «я» любого человека. Человек - это чуждое тело в физическом мире. Появление человека не только нельзя объяснить с помощью законов физики, но невозможно даже объяснить, постичь феномен человека, существование человека в данный момент. Наука способна описать, в каком-то смысле «объяснить» материальные части человека, его органы, включая и самый сложный орган - мозг. Но его «я» не состоит из материальных частей, его поведение не определяется законами физики или химии.

Совсем нелегко - может быть, даже невозможно, - осознать, что человек состоит (если к нему вообще применимо слово «состоит») из двух сущностей - физической и духовной. Возможно, здесь и проходит грань между постижимым и непостижимым, о которой мы говорили выше. Очень трудно разглядеть в нашей повседневной жизни его чудесное, таинственное лицо. Возьмем, к примеру, ребенка, который привык к телевизору и не находит в нем ничего удивительного. Он должен еще многое выучить, чтобы понять, как работает телевизор. Но пример этот очень ограничен: ведь работу телевизора можно изучить и понять с помощью науки, а внутренний мир человека, его «я» совершенно не относится к области науки.

Необходимо сделать огромное интеллектуальное усилие для того, чтобы оторваться от детского подхода, принимающего привычное, повседневное бытие как само собой разумеющееся. Мы выше сравнивали его с машинами - автомобилем или компьютером. Во всех этих сравнениях есть нечто общее - все эти механизмы приводятся в действие «хозяином» машины. Биологи утверждают, что человеческий мозг похож на самый современный, замысловатый компьютер; но ни одна машина и ни один компьютер не работают сами по себе, кто-то должен ими управлять: кто-то должен вести машину или самолет, программировать компьютер, включать его, читать полученные результаты. И здесь мы подходим к важнейшему моменту, требующему интеллектуального усилия, чтобы отвлечься от стандартного мышления и сказать: у мозга тоже есть «хозяин», который управляет им и программирует его, и этот хозяин - это человеческое «я». При этом у меня нет никаких способов описать это «я» и механизм его управления телом и мозгом человека. Мы привыкли к тому, что в мире все можно описать в научных терминах - и различные машины, и человеческие органы, включая мозг. Мы привыкли также к тому, что все состоит из материи - а тут мы должны выйти из этой рутины мышления и понять, что перед нами - тайна. Человеческое «я» нематериально, и оно пользуется материальным мозгом, как своим личным компьютером. Мы уже цитировали книгу двух крупных мыслителей двадцатого века Карла Поппера и Джона Экклза под названием "The Self and Its Brain (««Я» и его мозг»). Авторы не занимаются загадкой, о которой мы сейчас говорим, но они принимают как данность тот факт, что дух управляет мозгом, а через мозг - и другими органами человеческого тела. Как же это происходит? Авторы не задают вопросов такого рода. Современная физика также ограничивается построением моделей и описанием их в математических терминах, не пытаясь исследовать суть явлений. Иными словами, существует нечто нематериальное, небиологическое - и это человеческое «я», лишь пользующееся телом и мозгом человека. Осознание нематериальности «я» - это важный шаг на пути в направлении веры.

Посмотрим на сказанное выше еврейским взглядом. Мы уже упоминали здесь слова рава Соловейчика: «В нем [в человеке] спрятана искра Творца». Эта искра существует в «я» каждого из нас. Так пишет Рамбам в своей книге «Наставник колеблющихся»: «Человек обладает в себе чем-то присущим только ему, тем, что весьма необычно, ибо оно не находится ни в чем другом существующем в подлунном мире, а именно интеллектуальным восприятием. В реализации этой способности ни один член тела, ни одна конечность не участвуют, и поэтому эта способность восприятия [человеческое постижение] была уподоблена способности познания Божества... По причине этого свойства, то есть из-за сочетания Божественного разума с человеком, о последнем говорится, что он [создан] «по образу Нашему, подобию Нашему» (Рамбам II, стр. 26, курсив мой - Б.Ф.). Связь, «соединение» человека с Творцом непрерывна, по крайней мере, может такой быть, но человеку дана свобода выбора, он может усилить или ослабить эту связь (там же, часть 3, глава 51). Решающий фактор сохранения этой связи - вера.

Следует отметить, что духовный мир верующего еврея зиждется не только на непосредственной связи человека с Всевышним. Откровения Всевышнего народу Израиля в истории (на горе Синай, при рассечении Красного моря и т.п.) - вот основа еврейского бытия. В свете этого можно понять важность, которую придают евреи изучению Торы. Это и есть еврейский третий мир. Для Карла Поппера третий мир создан исключительно руками человека. Но еврейский третий мир - это свидетельство объективной связи человека с его Создателем, существовавшей в прошлом.

В третьей части мы поговорим подробнее об эволюции и дарвинизме, но уже сейчас я хочу сделать одно замечание. Дарвин занимался эволюцией материи: наследственного материала, в современных понятиях - генома, ДНК. Однояйцовые близнецы - это разные личности, у них разное «я» (хотя одинаковый геном). У рава Соловейчика как-то раз спросили, почему он не принимает теорию Дарвина. Он ответил: «У человека есть душа» (Tradition, Vol. 29, N 3, 1955, p. 88).

(продолжение следует)

 

Наечатано: в журнале "Заметки по еврейской истории" № 2-3(190) февраль-март 2016

Адрес оригинальной публикации: http://www.berkovich-zametki.com/2016/Zametki/Nomer2_3/Fajn1.php

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru