litbook

Мнение

29.09.2016 0
Франция — классическая страна централизованного планового хозяйства, её судьба — непрерывная оптимизация территории, со времён Римской империи. Под руководством королей, императоров, президентов строились дворцы, крепости, фабрики, склады, каналы, шоссейные и железные дороги, создавалась почта и общественный транспорт, перепланировались города.
, Семь искусств, №9
30.08.2016 0
Страна Америка начиналась с борьбы против налогов, навязанных населению без его согласия. Свободу самообложения поколение Американской Революции видело как залог всех других свобод. К настоящему времени ситуация практически вернулась к тому, что вызвало революцию - с той разницей, что нынешний враг свободы пребывает внутри нации.
, Семь искусств, №8
30.08.2016 0
Монотонный фон просторного заречья может быть оживлён и увенчан небольшим числом уникальных изолированных естественных или искусственных объектов — гор, холмов, зданий, сооружений, которые, ввиду своей редкости и единственности, притягивают взор подобно источнику света. Эти объекты могут располагаться в трёх визуальных зонах.
, Семь искусств, №8
27.06.2016 0 (выбор редакции журнала «Семь искусств»)
Что же делать с недостоверными источниками? Оказывается, и их можно успешно использовать в построении величественного здания исторической науки, нужно только внимательно анализировать психологию свидетельства. Именно на этом построен упомянутый выше «критический метод» в историческом исследовании. Безусловно, анализ свидетельства с учетом психологии персонажей события является делом тонким, граничащим с искусством. Здесь не может быть готовых рецептов и универсальных алгоритмов. Но все же это искусство поддается рациональному анализу, здесь можно выделить некоторые важные умственные приемы, подчиняющиеся законам логики.
, Семь искусств, №6
27.06.2016 0
Понятно, что проза Хемингуэя – это всегда по-настоящему мужская литература! Сверх того − хорошая, добротная, настоящая Литература. Язык его прозы прост, ясен, лаконичен... Не только сам текст увлекателен и способен унести читателя к высотам катарсиса, но и тот глубокий подтекст, который в нем всегда явно чувствуется. Чаще всего в центре произведений или охота, или война, или борьба с противником, или, в крайнем случае (случае классическом!) борьба с самим собой. Как чемпион по борьбе с самим собой, ответственно заявляю: это самый тяжелый вид борьбы и весьма обидный, поскольку выигрывая, ты терпишь поражение, но проиграв, − выигрываешь. Вроде бы, чудной парадокс, а, между тем, всё предельно просто и ясно (кстати, типичный случай для Хемингуэя!).
, Семь искусств, №6
14.06.2016 0
Я не верю, что нацистский Холокост был лишь страшным исключением из нормального состояния европейского общества, затронувшим главным образом немцев. Мне кажется, что это было глубочайшим падением всего человечества, случившимся после двух тысячелетий христианства и двух веков европейского гуманистического просвещения, Декларации прав человека, объявившей существование незыблемых универсальных прав человека и гражданина на жизнь, свободу и собственность. Захотелось разобраться в этическом процессе, приведшим к неистовому разгулу Холокоста.
, Заметки по еврейской истории, №5-6
14.06.2016 0
Перед нами два мировоззрения. Первое - теоцентризм: Бог является центром мира, Он управляет миром, вмешивается в происходящее в нем; развитие мира, включая в себя и развитие жизни на земле, находится под Божественным управлением, руководимо свыше. Второе - атеистически- материалистическое мировоззрение. Оно рассматривает нас, наш внутренний мир, разнообразные формы жизни, человеческое общество, экономику, религию, чувства любви, ненависти, ревности и тому подобное, как продукт одной-единственной сущности: материи в ее движении и изменении. Эти два мировоззрения являются метафизическими позициями, которые по сути своей не могут вытекать ни из опыта, ни из теории. Материалистическую позицию можно рассматривать как своего рода веру. В первой главе мы уже говорили о том, что материалистическое убеждения не являются рациональными.
, Заметки по еврейской истории, №5-6
10.06.2016 0
Понравиться тебе (стихами) удавалось нечасто. Помню, ты привел мне в пример чешского поэта, который создал дивное двустишие, вырезал его в виде ленточки и обвил ею яблоко… Нет, Юра! До сих пор – нет. Понимаю тебя, но оставь мне себя. С моей настороженностью к модерну. Мы чуть не поссорились, когда тебя привело в восторг творение одной знакомой: бумажная коробочка с надписью: «Не открывай, бабочка улетит!». Открываем – на донышке надпись: «Вот видишь, улетела». Милая шуточка, но ты усмотрел в ней «концептуализм». Я обиделся: за тебя. Вот ты - это да, это концептуализм. Потому что твои работы не просто декларируют новый (якобы) подход к искусству, предполагающий интеллектуальную игру. Вся штука в том, что они совершенны. Они прекрасны – какие бы специальные цели ты ни декларировал. Рука такая, глаз такой, композиционное чувство такое. Талант не заменишь концепцией.
, Семь искусств, №5
10.06.2016 0
Всем рекомендую также новеллу Романа Тименчика "Инскрипт с постскриптумом" о знакомстве его с Ритой Райт-Ковалевой, подарившей старую книжку 1923 года с творениями Евгения Габриловича и юного Григория Гаузнера, коему суждена была короткая жизнь (1907 – 1934) с ее "узнаваемым до огорчительности путем от решительного модерниста, волонтера эпатажа и самодельного европейца до участника создания известного памятника беспощадному режиму, сборника "Канал имени Сталина"… Тексты Тименчика – приятный пример того, что данному человеку просто пристало писать, дано уметь складывать слова в увлекательные узоры. И если бы Роман Тименчик писал, к примеру, не об акающей поэтике, а об окающих прозаизмах – ну, были бы мы тогда "огончарованы" и с тем же наслаждением его читали.
, Семь искусств, №5
10.06.2016 0
Стремление к свободе, как противоположности угнетению, зависимости и рабству, провозглашается основополагающим свойством человеческого духа, изначально заложенным Провидением и закрепленным в законах, конституциях и всевозможных декларациях. Стремление человека к свободе стало едва ли не сюжетным стержнем мировой литературы и искусства. Даже свирепые тираны не отказывали себе в удовольствии представить своих подданных самыми свободными на свете – в годы Большого террора населению Советского Союза, пребывавшему за стеной гигантского концлагеря, вменялось в обязанность с воодушевлением петь: «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек.» Да, бумага, на которой растиражировано человеческое свободолюбие, как говорится, все стерпит – а как на самом деле, в реальной жизни обстоят дела со свободой...
, Семь искусств, №5
21.05.2016 0
В январе 2012 года в порту Яффо прошла большая выставка работ Моти Натафа. Якоря, лодки. И маяки, в которых он видит нечто сверхзначительное, о чем и сообщает посетителям мастерской в максиме, собственноручно написанной на фанерке. Из нее мы узнаем, что маяк – главный ориентир, не позволяющий сбиться с правильного пути, уйти от своего первоначального предназначения, потерять смысл нравственных ценностей.
, Заметки по еврейской истории, №4
21.05.2016 0
Кажется, нет внутренней связи между этими двумя стихотворениями. Но она есть. Она просто сокрыта в глубине, как сокрыт в земле родник, дающий земле силу плодоносить… Она – в соединении духовного и материального, земли и неба.
, Заметки по еврейской истории, №4
07.05.2016 0
Таким образом, в динамической теории неустойчивость движения служит признаком перехода к «хаосу». В статистической теории неравновесных процессов динамическая неустойчивость движения может играть и конструктивную роль. Конструктивную в том смысле, что наличие динамической неустойчивости – перемешивание, открывает возможность перехода от обратимых уравнений движения атомов к неизмеримо более простым, но необратимым уравнениям для макроскопических характеристик. Примерами таких уравнений служат кинетическое уравнение Больцмана и уравнения гидродинамики.
, Семь искусств, №4
07.05.2016 0
Вторая красная, в смысле, кровавая линия нашей криминальной повести – это скверная подруга Кочерги, красавица Наташа. Её пращур, «нищий сотник русской казачьей сотни, выкрал юную калмычку Зуниар из хошеутовской кочевой кибитки. Мать украденной девушки, шаманка – удугун, прокляла все потомство сотника». В общем, миндалевидные карие глаза, длинные каштановые волосы, статность, хрупкость и тому подобное с ходу пленяли множество мужчин, в дугу гнули, минутным блаженством дарили. «Только судьбы их оказывались несчастными, а развязки – трагическими».
, Семь искусств, №4
Лучшее в разделе:
  • 1. Пубертат +1
    Татьяна Шереметева
    Слово\Word, №96
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1007 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru