litbook

Проза

Перевод, Эссе, Обзор, Публицистика, Философия, Фантастика, Музыка, Кино, Рассказ, Роман, Мнение, Интервью, Театр, История, Литературоведение, Повесть, Драматургия, Воспоминания, Фельетон, Фэнтези, Ужасы, Религия
10.06.2016 (Воспоминания) 0
Две мировых и одна гражданская войны оставили мало материальных свидетельств о жизни моих родственников. Вся семья моего отца погибла в Холокосте, там же погибли отец и отчим моей матери, и поэтому в основном все сведения, которыми я располагаю о жизни моих родственников, я почерпнул из рассказов матери моей мамы, Ольги Волковицкой, девичью фамилию которой я и ношу. Ольга Владимировна сыграла исключительно важную роль в моей жизни. Она опекала меня, когда я был маленьким и, как я думаю, она любила меня больше, чем всех остальных многочисленных мужчин в ее жизни. В семье все ее любили и никогда не звали бабушкой, а называли странным и ласковым именем «Бабсик» Именно под этим именем она будет фигурировать в этих воспоминаниях.
, Семь искусств, №5
10.06.2016 (Литературоведение) 0
В раннюю пору студенчества Галя Рубинштейн (по дружескому и весьма американизированному прозвищу Галя Руби), не то, чтоб „открывшая мне мир симфонической музыки”, но, действительно, нередко таскавшая меня с собой в Филармонию, сделала ещё один галактического размаха подарок: Третий этаж Зимнего дворца. Там, вопреки партийно–начальственному брюзжанию, были вывешены французские импрессионисты. А позднее – и пост–импрессионисты, и даже кубисты! Галя, оказывается, занималась в эрмитажном кружке у Антонины Изергиной, которая и сотворила этот подвиг. Вот где промывались все донные колбочки–палочки глаз, – чуть ли не лечебная процедура и визуальное пиршество одновременно. Бывал я там бессчётно впоследствии, благодарно любуясь Марке, Дереном, и, конечно же, Манэ и Ренуаром, зрительно празднуя то Матисса, то Вламинка, то Брака и Пикассо. Всё иное казалось – фуфло.
, Семь искусств, №5
24.05.2016 (Рассказ) 0 (выбор редакции журнала «Север»)
, Север, №3-4
24.05.2016 (Роман) 0
Первая половина публикации - Окончание 1-й книги. Начало в № 1-2.2016.
, Север, №3-4
24.05.2016 (Роман) 0
Вторая половина публикации - Окончание 1-й книги. Начало в № 1-2.2016.
, Север, №3-4
24.05.2016 (Рассказ) 0 (выбор редакции журнала «Север»)
, Север, №3-4
24.05.2016 0 (выбор редакции журнала «Север»)
Сказки
, Север, №3-4
21.05.2016 (Воспоминания) 0
Это было очень трудное время для всего Советского Союза, и особенно для Украины – это было время Голодомора, который потом официально был признан как геноцид против украинского народа в 1932-33 годах. 7 миллионов украинцев умерли от голода в эти годы из-за решения советского правительства экспортировать на Запад 1,7 миллионов тон зерна, прежде всего в нарождающуюся фашистскую Германию. Мои родители помнили, как на Запад шли большегрузные поезда с надписью “Излишки СССР”. Политика Голодомора проводилась сталинским руководством в ответ на сопротивление в Украине коллективизации и экспорту зерна.
, Заметки по еврейской истории, №4
21.05.2016 (История) 0
В госпиталях гетто укрывали раненых партизан, белорусов и русских. На их одежду нашивали шестиконечные звезды, а в документах меняли имена: Степан становился Хаимом, Андрей - Янкелем, Тарас - Лейбе. Вылечив, выводили обратно в лес. Евреи помогали спасать пленных из лагерей. В гетто Кривичей высекли розгами несколько человек за помощь пятерым военнопленным. В селе Бервеча расстреляли семью Козлинер (8 чел.) за то, что приносили хлеб советским военнопленным. В Минске капитан Красной Армии Леонид Окунь предпочел гетто концлагерю. Два его товарища - Иван Кабушкин (разведчик и диверсант, посмертно стал Героем Советского Союза) и Даниил Кудряков проникали в гетто регулярно, надевая желтые латы. Они ночевали в доме Бориса Хаймовича по Зеленому переулку, скрываясь от гестапо10. Слесарь Гедалия из Минска спас старшего лейтенанта Семена Ганзенко, которого привез из концлагеря по ул. Широкой на территорию гетто в мусорном ящике. Ганзенко был благополучно переправлен в лес, где возглавил отряд им. Буденного, комиссаром которого стал один из руководителей подпольной организации гетто Наум Фельдман. Через непродолжительное время отряд вырос в бригаду им. Пономаренко11.
, Заметки по еврейской истории, №4
21.05.2016 (Публицистика) 0
Однажды спасение пришло, когда я впервые вник в общую теорию относительности Эйнштейна, в поразительное доказательство тяготения пространства. Потрясла меня внезапно возникшая мысль, что подобно тяготению пространства есть тяготение души, а нередко душа сама себе в тягость, и нельзя оттягивать час ее выздоровления. Искривление пространства держит, как скрепы, это пространство, искривление души уничтожает душу.
, Заметки по еврейской истории, №4
21.05.2016 (Эссе) 0
“Еврейский Сократ” Мендельсон высказал главное: даже в самых тяжелых условиях разум, знания всегда ценились его соплеменниками более всего. И те, кто относился к ним, как к мошенникам и плутократам, не желали знать, что в отличие от христиан, все иудеи были поголовно грамотны, а успешные торговцы, менялы и ювелиры были, как правило, наставлены в Еврейском Законе. Поразительно, но именно “презренное” гетто Франкфурта славилось как центр учености. Здесь было четыре синагоги и три хедера. Сюда, в Юденштрассе, за консультацией по вопросам религии съезжались иудеи со всех концов Германии. В середине XVIII века в городе жительствовали известные талмудисты, восемь раввинов, двенадцать меламедов, пять канторов, нотариус и два доктора. Работали ритуальная общественная баня, лечебница и пекарня.
, Заметки по еврейской истории, №4
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1003 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru