litbook

Критика

Перевод, Эссе, Обзор, Публицистика, Философия, Музыка, Кино, Рассказ, Роман, Мнение, Интервью, Театр, История, Литературоведение, Драматургия, ИЗО, Воспоминания, Фельетон, Фэнтези, Религия
10.06.2016 (Мнение) 0
Всем рекомендую также новеллу Романа Тименчика "Инскрипт с постскриптумом" о знакомстве его с Ритой Райт-Ковалевой, подарившей старую книжку 1923 года с творениями Евгения Габриловича и юного Григория Гаузнера, коему суждена была короткая жизнь (1907 – 1934) с ее "узнаваемым до огорчительности путем от решительного модерниста, волонтера эпатажа и самодельного европейца до участника создания известного памятника беспощадному режиму, сборника "Канал имени Сталина"… Тексты Тименчика – приятный пример того, что данному человеку просто пристало писать, дано уметь складывать слова в увлекательные узоры. И если бы Роман Тименчик писал, к примеру, не об акающей поэтике, а об окающих прозаизмах – ну, были бы мы тогда "огончарованы" и с тем же наслаждением его читали.
, Семь искусств, №5
15.05.2016 +2
, Слово\Word, №90
Комментарии (1)

Получил полное представление о книге. Спасибо за Хераскова!

13.05.2016 (Литературоведение) +5 (выбор редакции журнала «Парус»)
«...Творец в избытке потенций любит играть парадоксами, масштабными фикциями в виде: Ничто, хаоса, не-бытия, мир без образа и вида. Все это — предсимволы, начатки бытия, устремленные к самореализации во всеобщности, к уникуму и универсуму образа-лика. Любой символ — след присутствия Бога в мире, Его орудие миротворения; и вместе с тем — первичная монада нашего мировосприятия, познания и преображения мира. (Естественно, любая наша мысль о Нем — всего лишь профанация, искажение, ложь нашего восприятия; в данном случае — вполне нам позволительная, и Им же, вроде поэтической вольности, метафоры; иначе надо навек умолкнуть, ибо любое сравнение и мысль о Нем кощунственны; останется лишь восхваление Его. Но мы не ангелы!)»
, Парус, №46
07.05.2016 (Мнение) 0
Вторая красная, в смысле, кровавая линия нашей криминальной повести – это скверная подруга Кочерги, красавица Наташа. Её пращур, «нищий сотник русской казачьей сотни, выкрал юную калмычку Зуниар из хошеутовской кочевой кибитки. Мать украденной девушки, шаманка – удугун, прокляла все потомство сотника». В общем, миндалевидные карие глаза, длинные каштановые волосы, статность, хрупкость и тому подобное с ходу пленяли множество мужчин, в дугу гнули, минутным блаженством дарили. «Только судьбы их оказывались несчастными, а развязки – трагическими».
, Семь искусств, №4
01.04.2016 (Мнение) 0
От стихов Губермана исходит разное важное – аромат мысли, тонкое послевкусие остроумия, букетом шибает (кыш, подражатели-перегарики!), капли трагики, вера в надежду – вот почему они любимы, нужны и близки многим и многим. Не зря Игорю Мироновичу вкладывают записки: "Как Вы думаете, чем всё закончится?", "Помогите выйти замуж!"
, Семь искусств, №3
01.04.2016 (Мнение) 0
Однако свеча добавляет свет солнечному дню на определенном (пусть малом, но измеримом) расстоянии. Но суть не в этом. Процитированные слова как бы намекают, что религия, чтобы иметь позитивное содержание, должна бы хоть в малом дополнить и углубить научную теорию, а у науки есть возможность доказать существование Бога, если Он существует. Иначе плохо религии (не науке!). Но то и другое или бессмысленно, или нуждается в уточнении постановки самого вопроса: что следует ожидать от религии и от науки по отношению друг к другу? Развитию науки способствует определенная социо-экономико-культурная атмосфера и вписывание букв в физику начинается с постановки вопроса, что и куда следует вписывать.
, Заметки по еврейской истории, №2-3
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru